Газета
22 апреля 2005

22 апреля 2005 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1939. Часть вторая

"ПРОВЕСТИ РОЗЫГРЫШ ОБРАЗЦОВО"

Продолжение. Начало - стр. 10

До сих пор нет семян для озеленения стадиона. Не произведена планировка поля, не приготовлено в достаточном количестве удобрений, не закончены ремонт и дооборудованиестарой трибуны, бытовых помещений и ограждения стадиона. О новой трибуне, о расширении трибун и говорить, как видно, не приходится.

Центральный совет спортобщества "Трактор" отпустил 120 тысяч рублей на дооборудование стадиона, а как они используются? Совет спортобщества во главе с т. Сбочаковым почти бездействует. Его спячка приведет к тому, что десятки тысяч зрителей лишатся возможности увидеть на СТЗ лучших мастеров футбола из-за отсутствиязеленого поля.

Любители футбола сами провели нивелировку и разбивку поля, но планировка его до сих пор не начата В совете спортобщества ссылаются на отсутствие леса, рабочей силы,некому, мол, делать земляные работы и т.д., и т.п. Очевидно, аппаратчики совета ожидают, что кто-то за них все сделает. Ведь это же факт, что 50 тысяч рублей, ассигнованных на оборудование стадиона в прошлом году, так и не были использованы.

Надо прямо сказать, что много лодырей приютилось в платном аппарате спортобщества. Что, например, делает директор стадиона Абрамов со штатом 10 - 12 человек?

Мы требуем, чтобы завком профсоюза и райсовет вмешались в эти дела спортобщества. Тракторный завод должен иметь во что бы то ни стало культурный стадион.

ПАПЫКИН, ГРИГОРЬЕВ, СЕЛИВАНОВ, ПЛАТОВ, МАКАРОВА, СЕРЕНКО".

Рассерженный не на шутку Комитет физкультуры пригрозил перенести первый календарный матч с ЦДКА в Харьков. Недобрые слухи распространяются быстро. Возбужденные известием из Москвы сталинградцы готовы были взять за грудки начальников. Дирекция стадиона оказалась между молотом и наковальней. Запахло жареным. Помимо всего прочего, мог возникнуть вопрос (применяю нынешнюю терминологию) о нецелевом использовании выделенных на нужды стадиона средств. Заводское начальство прыть проявило невиданную: в течение недели - не знаю уж, как ему это удалось, - уладило конфликт с Москвой и уже 10 апреля поспешило успокоить взбудораженную общественность.

"Всесоюзным комитетом по делам физкультуры и спорта еще в марте был определен порядок первых матчей на розыгрыш первенства СССР по футболу в первой группе. Сталинградской команде "Трактор" первый матч предстоит играть с командой ЦДКА. Матч состоится 6 мая.

Где он будет проводиться? По этому поводу ЦС спортобщества "Трактор" заявил Всесоюзному комитету, что на СТЗ не подготовлен стадион и поэтому матч надо проводить в Харькове. Такое было принято решение Всесоюзным комитетом.

Но совет спортобщества "Трактор" СТЗ за последние дни ускорил подготовку к озеленению стадиона. Сегодня на футбольном поле уже проводится посев. В связи с этим наш совет спортобщества возбудил перед Всесоюзным комитетом ходатайство о том, чтобы матч проводился 6 мая на СТЗ.

От Всесоюзного комитета получен положительный ответ. Матч 6 мая состоится не в Харькове, а на нашем стадионе" ("Даешь трактор" от 10 апреля 1939 г.).

СТАЛИНО

Не лучше обстояли дела и в Сталине. Поле стадиона, лысое, неровное, травмоопасное, вызывало серьезные нарекания гостей. Не изменился его облик и в 39-м, незадолго до открытия футбольного сезона. Чтобы избежать санкций, администрация стадиона обещала Комитету физкультуры в течение месяца прикрыть уродца зеленым покрывалом. Видимо, на родине стахановского движения изобрели только им известный ускоренный способ озеленения стадионов, которым они втайне поделились со сталинградцами.

В физкультурном комитете поверили (или сделали вид, что поверили) словесным гарантиям дирекции стадионов "Стахановца" и "Трактора", их способности сказку сделать былью: менее чем за месяц провести посевную и получить зеленые всходы. Во всяком случае, в первых числах апреля физкультчиновники через "Красный спорт" всех участников первенства, которым предстоял визит к шахтерам Донбасса и рабочим СТЗ, обнадежили: "Ряд команд ("Трактор", "Стахановец") озеленяют и реконструируют свои поля".

БЕДЛАМ

Интенсивная подготовка к пятому Всесоюзному футбольному первенству несколько месяцев кипела и в чиновничьих кабинетах. Стоило так напрягаться? Вопрос вроде бы сняли еще летом 38-го, когда в разгар чемпионата приняли решение провести грандиозную чистку, намного превосходящую по масштабам и самые опустошительные партийные. Из непомерно раздутой группы в 26 показательных команд решили изгнать не две последние, как обещали перед началом турнира, а 14, то есть более половины.

Тогда же Секцию футбола СССР обязали представить во Всесоюзный комитет физкультуры проект чемпионата-39. Секция, руководимая Александром Старостиным, распоряжение начальства выполнила точно в срок, и в июле 1938 года проект лег на председательский стол.

Секция предлагала провести первенство в двух группах.

12 команд (по итогам 1938 года) в первой выявляли чемпиона в два круга на своем и чужом поле, 20 - во второй соревновались между собой в один круг. Вторая группа комплектовалась из занявших в 38-м 13 - 24-е места (две последние исключались), а к ним подключали на усмотрение республиканских и областных комитетов физкультуры представителей Белоруссии, Армении, Днепропетровска, Николаева, Казани, Горького, Иванова и сборную команду Военно-морских сил СССР. Проект пролежал под зеленым сукном несколько месяцев. Александр Старостин 23 ноября 1938 года объяснялся со страниц "Красного спорта" с заждавшимися вестей болельщиками:

"Выступления прессы, отдельных мастеров спорта, широкой общественности говорят, что проведенное первенство страны страдало большими недостатками и в части построения самого первенства, и в части его технического проведения. Эксперимент Всесоюзного комитета себя не оправдал".

Старостин изложил намеченную в июле структуру предстоящего первенства, добавив несколько деталей, и выразил надежду на то, что удастся наконец провести турнир сборных команд четырех городов. Подразумевались Москва, Ленинград, Киев и Тбилиси. "Таковпроект Секции, завершил Александр Старостин. - Вотуже пять месяцев он лежит во Всесоюзном комитете. Вопрос о принципе розыгрыша первенства до сего времени не решен.

А между тем ясно, что дело не терпит отлагательства, и все основные вопросы футбольной жизни СССР в 1939 году должны быть разрешены в самое ближайшее время. Коллективы, включенные в розыгрыш первенства СССР, должны уже начинать свою подготовку. Нельзя допустить повторения ошибок минувшего сезона".

О причинах невнимания Комитета к проекту Секции Александр Петрович, безусловно, знал, но назвать их не мог. В предыдущих материалах мы рассказывали о шатком положении председателя Комитета физкультуры Зеликова, о критике в адрес самого председателя и его соратников, которая звучала более полугода, а осенью перешла в открытую травлю со всеми вытекающими последствиями. Не до футбола было Зеликову.

Сменивший его Снегов вскоре рассмотрел и в целом одобрил проект футбольной Секции. Об этом, опережая всех, сообщили киевские газеты. "Радянський спорт" 16 января, получив информацию из первых рук (если быть точным, из вторых, от заместителя Снегова - Зайцевского), поведал читателям, что первенство СССР будет разыграно в двух группах. В первой - 12 команд по итогам 1938 года, во второй - чуть больше, чем предлагала Секция, - 23. Первая сыграет в два круга, вторая - в один.

Через две недели, 1 февраля, "Комсомолець Украiни" информацию спортивной газеты подтвердил и страшно при этом обрадовался, обнаружив среди коллективов первой группы киевское "Динамо", словно могли возникнуть сомнения по поводу участия одной из лучших команд страны, формально четвертой, в сильнейшей группе.

Затем возникла долгая двухмесячная пауза. Снегов вел нелегкую борьбу с находившимися на разных ярусах партийной иерархии товарищами. Впервые Ленинград оказался представленным в сильнейшей группе одной командой. Областные власти мириться с такой "несправедливостью" не желали и попытались к осиротевшим динамовцам кого-то еще добавить. Кого? За чертой, заняв с равным количеством очков 13 - 14-е места, остались в минувшем турнире "Электрик" и "Сталинец". По утвержденному перед чемпионатом Положению распределить места им предстояло в личной встрече. Игра, как и многие другие, не состоялась, и по лучшему соотношению мячей 13-е место осталось за "Электриком". Его-то и включили в напарники к "Динамо". Об этом официально было объявлено в конце марта.

Количество команд второй группы вопреки январскому решению сократили до 21. Что же касается качества... Вновь был нарушен предложенный Секцией спортивный принцип. У московского "Сталинца" (16-е место) и харьковского "Спартака" (21-е) обещанные ордера на жилплощадь во второй группе отобрали в пользу столичных "Крыльев" и "Буревестника" (25-е и 26-е места). Из восьми рекомендованных Секцией коллективов отсеяли Иваново и ВМС. Вместо них протащили "блатных": ленинградский "Авангард", ворошиловградский "Дзержинец", динамовцев Батуми и Харькова. Протаскивал, уверен, не Снегов. Ему, как и в 38-м Зеликову пришлось противостоять более состоятельным властным структурам, которым закон, тем более закон подчиненного им физкультурного ведомства, был не писан.

ОСНОВНОЙ ЗАКОН

С Положением о чемпионате широкие массы любителей в те годы знакомить не удосуживались. Ограничивались в основном списком участников и обменом между группами. Мы имеем возможность представить вам основной закон не полностью, что было бы утомительно, но в более расширенном формате, опуская известные читателю факты.

"За команды, участвующие в первенстве СССР, имеют право выступать только физкультурники, состоящие членами данного спортивного общества.

Примечание. Игроки, заявленные на первенство Союза, не имеют права участвовать за команды своих обществ по местному городскому календарю.

Команда, выигравшая соревнование, получает два очка, при ничьей - одно очко и при поражении - 0 очков.

Команде, получившей в розыгрыше первенства СССР наибольшее количество очков, присваивается звание чемпиона СССР по футболу 1939 г. и вручается переходящее знамя Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР. Участники команды, а также политрук и тренер награждаются жетонами и грамотами Всесоюзного комитета... Участники, политрук и тренер команды, занявшей второе место в розыгрыше первенства СССР, награждаются грамотами Всесоюзного комитета.

Команды обязаны участвовать в играх до конца календаря.

Команды, снятые с розыгрыша решением Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта или снявшиеся по другим причинам, к розыгрышу в 1940 г. не допускаются.

Результаты (очки), полученные всеми командами от игр со снявшейся командой, аннулируются. Игроки снявшейся команды не имеют права выступать за другие спортивные организации, участвующие в розыгрыше первенства СССР в текущем сезоне без разрешения на это Главной спортивной инспекции.

При равенстве очков у ряда команд порядок занятых ими мест определяется коэффициентом забитых и пропущенных мячей.

Недисциплинированные игроки, удаленные за проступки судьей соревнования с поля, не допускаются к дальнейшим играм до решения Дисциплинарно-конфликтной комиссии и Главной спортивной инспекции. В случае грубой злонамеренной игры игрок привлекается к уголовной ответственности.

Три команды, занявшие последние места в розыгрыше первенства 1939 г., на 1940 г. переводятся из первой группы во вторую.

Две команды второй группы, занявшие первое и второе места в розыгрыше первенства 1939 г., на 1940 г. переводятся в первую группу.

Переходы команд из группы в группу происходят без переходных игр".

Добавлю еще, что вторую группу Комитет намеревался сократить распространенными в те времена драконовскими методами. После окончания сезона 12 командам предлагалось покинуть "помещение".

Параграф о снятии с розыгрыша - не абстракция. Сработает он скоро - в следующем, 1940 году. Тогда и поговорим об этом подробнее. А пока познакомлю вас еще с несколькими, тщательно в то время скрывавшимися пунктами, которые касались денежного довольствия футболистов и тренеров. Предлагаю вам заглянуть в

ЧУЖОЙ КАРМАН

В декабре 38-го, во время первого Всесоюзного сбора тренеров в Тбилиси, провели классификацию футболистов. С нового футбольного года игрокам первой категории положили тысячу рублей в месяц, второй - 800 рублей, оставшимся вне категорий, то есть всем остальным, - по 600. Официальный оклад старшего тренера равнялся 1300 рублям, тренера и политрука - по 800, массажиста и администратора (он же завхоз) - по 500. Кроме того, во время выездов на гостевые матчи выплачивались командировочные - 35 рублей в сутки. Команда гостей обеспечивалась 50 билетами. Стоимость билетов в разных городах колебалась в зависимости от трибуны от двух до пяти рублей. Входные - до одного рубля. Красноармейцам и школьникам делались скидки.

Расходы на Комитет легли немалые. В целях экономии он ограничил количество футболистов в командах до 18 (в 38-м разрешалось 25). В ходе чемпионата под давлением руководителей клубов число их увеличили до 22.

Продолжу финансовую тему. Обеим командам полагалось по 40 процентов от сборов стадионов. Из этой суммы победителям платили: по 100 рублей игрокам основного состава, по 50 - вышедшим на замену. Тренеру причиталось всего 20, то есть вклад в победу человека, который готовил команду, определял тактику и состав, проводил замены, оценивался в два с половиной раза меньше запасного и в пять раз меньше основного игрока!

Этим месячный доход футболистов не ограничивался. Приплачивали им по "месту работы" или "службы". Позже появятся черные кассы. "Кругом бегом" получалось по 1500 - 2000 рублей в месяц. Не бедствовали футболисты. Сведения о материальном положении спортсменов за отдельные годы, вплоть до 80-х, находил в архивных документах. Но в них не учитывались предоставляемые игрокам примерно с середины 50-х машины, квартиры и прочие блага. В связи со сказанным меня по меньшей мере удивляют утверждения некоторых ветеранов о том, что они играли чуть ли не бесплатно и что деньги их вовсе не интересовали. Конечно, конкуренции с нынешними юнцами, мнящими себя великими, они не выдерживали (по доходам, но ни в коем случае не по футбольным достоинствам - тут как раз все наоборот), но в сравнении с подавляющим большинством народонаселения жили очень даже недурно.

Делегат XVIII съезда партии Мичурин, председатель Секции футбола Грузии, поглощенный работой партийного форума, не имел возможности встретиться со Снеговым, но имел желание высказать отношение к некоторым пунктам Положения. 25 марта "Красный спорт" предоставил ему трибуну и даже поместил фотографию делегата (3x4) в офицерской форме работника органов внутренних дел. Вот несколько критических замечаний из его речи (те, что относятся к системе розыгрыша Кубка, опускаю - Кубку мы посвятим отдельную главу):

"Я считаю неправильным ограничение состава команд 18 игроками. Это создает только дополнительные трудности при розыгрыше первенства. Проблема создания равноценного дубля, которую мы лишены были возможности решать раньше из-за отсутствия игроков, теперь росчерком пера снимается с порядка дня, хотя она выдвинута жизнью и необходимость ее разрешения, не вызывает сомнения. Я уверен в том, что практика очень быстро докажет нецелесообразность этого решения. Другое замечание касается календаря. Мне кажется, что количество команд во второй группе, исключающихся из розыгрыша (12 последних мест), непомерно велико. Создавать команду, тренировать ее, чтобы она играла только один сезон, а потом распустить ее, - это по меньшей мере бесхозяйственно. Нельзя так относиться к созданию кадров...

И последнее. Будем надеяться, что новое руководство Всесоюзного комитета разрешит, наконец, наболевший вопрос об организации международных встреч. Пора понять, что не следует бояться поражений, что повышение класса советских футболистов невозможно без встреч с сильнейшими зарубежными командами".

Идея верная, кто спорит, но неоригинальная. Не первый год ее высказывали ведущие советские тренеры и журналисты. Только с адресатом товарищ Мичурин ошибся. Высокий спортивный чиновник, к тому же облаченный в форму работника НКВД, не мог не знать, что любые контакты советских организаций, включая спортивные, с Западом решаются на уровне правящего в стране партаппарата. Документы на тему из госархивов мы публиковали в летописи 1936 года и в других материалах.

НЕВИДИМЫЙ ФРОНТ

Главкомы советской физкультуры Манцев, Харченко, Зеликов и Снегов организовать встречи наших футболистов с сильнейшими зарубежными профессионалами пытались. Но преодолеть два сложнейших препятствия - внешнее (запрет ФИФА на встречи с "неверными") и внутреннее (запрет ВКП(б) на вступление Секции футбола в ФИФА) - были не в силах. Исключение - игра в Париже сборной Москвы с "Рэсингом" в первый день 1936 года. Президент ФИФА француз Жюль Римэ временно снял запрет, поверив обещаниям зампреда Комитета физкультуры Ивана Харченко породниться с Международной федерацией футбола. Воодушевленные уступкой Римэ, наши спортивные чиновники весной 36-го анонсировали приезд в страну сильнейших чехословацких ("Спарта" и "Славия"), английского ("Манчестер Сити") и французского ("Рэсинг") клубов. Выданные Харченко в Париже словесные авансы продолжения не имели, и Римэ проявил твердость. Ни одна из обещанных встреч ни в 36-м, ни в 37-м не состоялась.

Единственная отрада - приезд в страну летом 1937 года басков. Представители баскской автономии запрет ФИФА проигнорировали: в Испании шла гражданская война, и футболисты совершили вояж в Европу с миссией гуманистической - собирали средства в пользу семей погибших воинов. Советская власть, исходя из мотивов сугубо политических, приезду в СССР защитников республики не препятствовала. Однако погром, учиненный гостями, сильно ударил по болезненному самолюбию правящих верхов. Боязнь проигрыша ограничила международные контакты советских футболистов исключительно рабочими командами Запада.

Тем временем настойчивые слухи о вступлении Советов в ФИФА продолжали будоражить Европу. Корреспондент цюрихской газеты "Спорт" обратился за разъяснениями к генсеку ФИФА (штаб-квартира этой организации находилась в Цюрихе) и 15 декабря 1937 года, дабы успокоить перевозбужденную буржуазную публику, поместил пространную статью. Небольшой из нее отрывок: "По всей европейской прессе недавно снова прошли сообщения о вступлении России в ФИФА. Эти сообщения ни в коей мере не соответствуют действительности. В секретариат ФИФА в Цюрихе не поступило никакого официального заявления от России, и нет никаких оснований полагать, что они поступят. Единственное новшество в отношениях ФИФА с Россией то, что в выходящем в ближайшее время ежегоднике Союза футбольных ассоциаций появятся некоторые сведения о футболе в России, которые по просьбе ФИФА были присланы ей весной 1937 года начальником сектора физического воспитания русского правительства".

Слухи, видимо, запускались через границу из пределов СССР в надежде разжалобить Жюля Римэ. Но президент, имея опыт общения с советскими госчиновниками, остался непреклонен.

Поэтому в разработанной весной 39-го программе футбольной жизни страны места международному разделу не нашлось. Вины в этом нового председателя Комитета физкультуры Василия Снегова нет. Упреки Мичурина в его адрес беспочвенны. Скажу больше: Снегов не раз предпринимал попытку обогатить международный календарь. Доказательства - обнаруженные мною в госархиве РФ документы.

27 февраля 1939 года во Всесоюзный комитет физкультуры поступило письмо из Марселя:

"Комиссариат спорта. Москва

Товарищи!

Каждый год советские спортсмены наносят визиты французским физкультурникам. В прошлом году наша газета организовала большой спортивный день с участием "Торпедо" Москвы против "Барселоны". Больше 20 тысяч зрителей присутствовало на этой встрече.

Мы надеемся, что и в этом году советские спортсмены приедут во Францию. По этому поводу мы хотели бы выяснить возможность устройства большого матча, который имел бы огромный интерес для советского спорта. Речь идет о встрече между советской футбольной командой и клубом "Олимпик" Марсель, одним из лучших профессиональных клубов Франции. Для организации такой встречи надо получить разрешение французской федерации футбола. А это требует довольно большого времени, и мы хотели бы знать, будете ли вы согласны на такую встречу. Мы просим Вас по возможности скорее дать ответ, чтобы получить необходимое разрешение.

В ожидании Вашего ответа примите и проч.".

Небольшой к посланию комментарий. Наши зарубежные контакты ограничивались исключительно спортсменами-рабочими. В 37-м усиленный "Спартак", в 38-м основательно укрепленное "Торпедо" встречались в международных турнирах с западными пролетариями. Кроме того, каждый год советские легкоатлеты принимали участие в кроссе, проводившемся органом французской компартии - газетой "Юманите". Что касается "Олимпика" из Марселя - это действительно один из лучших в то время клубов Франции. В 1938 году в ранге вице-чемпиона он выиграл Кубок.

Автор письма, зная о серьезных препятствиях на пути к реализации выдвинутой идеи, предложил разделить нагрузку. Нашим выпала задача посложнее - вырвать разрешение из рук несгибаемых, непробиваемых пламенных революционеров. В случае успеха руководство "Олимпика" надеялось договориться с Футбольной федерацией Франции, а через нее и с соотечественником, президентом ФИФА Жюлем Римэ.

Следы неравной, обреченной на провал борьбы Василия Снегова с властями предержащими, в архиве остались. Начну с того, что с адресованным Василию Васильевичу письмом ознакомились сначала в другом месте. Об этом свидетельствует оставленная на послании французского месье резолюция: "т. Снегову! Спортивный клуб "Олимпик" является буржуазным клубом. Все футболисты этого клуба - профессионалы. По моему мнению, организовать встречу с ними в июне 1939 г. можно.

2 III 39 г. Агосеев".

Получив добро, Снегов, соблюдая субординацию, обратился к самому большому своему начальнику - Вячеславу Михайловичу Молотову. На это ушло два с половиной месяца.

"Председателю Совета Народных Комиссаров Союза ССР

тов. Молотову В.М.

В повышении класса советских футболистов большую роль сыграли международные встречи советских игроков с лучшими зарубежными командами, которые имели место на протяжении ряда лет как в СССР, так и за рубежом.

Всесоюзный комитет по делам физической культуры и спорта при СНК СССР в целях дальнейшего повышения класса советских футболистов считает целесообразным организацию в текущем сезоне международных встреч по футболу и просит Вас разрешить пригласить в СССР французскую профессиональную футбольную команду "Олимпик" Марсель, которая выразила желание встретиться с нашими футболистами.

Приложение: характеристика футбольной команды "Олимпик" Марсель.

Председатель Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта при СНК СССР (В. Снегов).

16/V (39 г.)".

Интересно. Хозяева "Олимпика" зовут нас в Марсель, а Снегов просит шефа пригласить французских футболистов в СССР. Видимо, согласовал этот вопрос с марсельцами в промежутке между 2 марта и 16 мая. Пользуясь абсолютной некомпетентностью председателя СНК в международном футболе (да и в собственном не шибко он разбирался), Снегов ввел его в заблуждение относительно встреч "с лучшими зарубежными командами", да еще "на протяжении ряда лет".

Самые серьезные наши оппоненты в довоенные годы парижский "Рэсинг", представитель не самой сильной футбольной державы, и - что правда, то правда - великолепные баски. Но то была святая ложь. Ради "повышения класса советских футболистов" можно было и согрешить. Не убедил глава физкультурный главу правительства. Но не отступил.

Через месяц с небольшим, 27 июня, Снегов постучался в кабинет заместителя Молотова - Андрея Вышинского. На безрыбье и Польша рыба, подумал Снегов и попросил Вышинского отправить к ближайшим соседям для встреч с командой Польского футбольного союза все с той же высокой целью "сборную футбольную команду Всесоюзного добровольного спортивного общества "Динамо".

Вышинский отфутболил записку вниз (на языке футбола - сделал пас назад), наложив красным карандашом резолюцию: "Пустовалову". Короче, умыл руки. Несгибаемый Снегов и после очередной неудачи продолжал бороться. Не вышло заполучить иностранных профессионалов живьем... В общем, через пять дней он вновь бьет челом Андрею Януарьевичу, идет к нему с протянутой рукой:

"Заместителю председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР тов. Вышинскому А.Я.

Всесоюзный комитет по делам физической культуры и спорта при СНК СССР, имея своей задачей изучение опыта зарубежного спорта, считает необходимым для этой цели широко использовать имеющиеся за рубежом методические и хроникальные спортивные кинофильмы.

Однако отсутствие в бюджете Комитета специальных средств в инвалюте на приобретение спортивных фильмов из за границы препятствует возможности их получения в 1939 г.

Всесоюзный комитет по делам физической культуры и спорта просит Вас разрешить ассигнование соответствующего количества инвалюты (5000 долл.) на приобретение через Всесоюзный комитет по делам кинематографии необходимого комплекта спортивных кинофильмов из-за границы.

Председатель Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта при СНК СССР (В. Снегов).

2 VII 39 г.".

Реакция зампреда мне неизвестна. Не думаю, однако, чтобы прижимистое правительство положило в протянутую Снеговым руку пять тысяч у.е.

Публикация документов, довольно, с моей точки зрения, интересных, хоть добавляет темных красок и в без того безрадостную панораму, преследовала иную цель - снять упреки с безупречного в этой истории Василия Снегова.

Итак, из футбольного меню 1939 года исключили не только деликатесы изысканной профессиональной буржуазной кухни, но даже пресные блюда рабочих столовок. Что ж, баба с возу - кобыле легче. Сосредоточимся на делах домашних.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...