Газета
4 марта 2005

4 марта 2005 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1938. Часть восьмая

ВЕЛИКИЙ ПЕРЕЛОМ

ИТОГИ. Завершая год 38-й, прокручу несколько кадров второго и третьего плана, из огромных статистических закромов разбросаю две-три горсточки цифр, после чего сосредоточусь на осмыслении и анализе событий значимых, переломных в истории советского футбола. Сам не осилю (будучи ровесником того далекого времени, не в состоянии был ни анализировать, ни далее осмысленно взирать на окружающий мир) и потому прибегну к помощи современников - как участников, так и авторитетных наблюдателей.

ЧТО ТАМ, ЗА ГОРИЗОНТОМ?

Из мелкоформатных выделю прежде всего, учитывая значение детско-юношеского футбола в системе футбольной вертикали, Второй всесоюзный турнир школьников. Участвовало в нем около 600 команд, из-за организационных просчетов почти втрое меньше, чем в 1937 году. В результате многоступенчатого отбора в Москву съехалось восемь уцелевших, четыре пробились в финальную пульку, разыгранную в один круг по системе каждый с каждым. Третье место заняла команда стадиона Юных пионеров, четвертое осталось за подольской спортшколой. В финале, проходившем 1 сентября на стадионе "Динамо" в присутствии 15 тысяч зрителей, встретились тбилисский "Молот" (спортшкола Наркомпроса) и юная поросль московского "Спартака". Обе команды играли в заключительной стадии предыдущего турнира и встретились на подступах к финалу. Тогда победил "Спартак" - 2:1. За год детишки подросли, стали опытнее, мастеровитее и... злее. Бились по-мужски, с перехлестом, за что журналисты их пожурили, но уровнем игры остались довольны. У гостей отметили энергию, скорость, технику. Москвичи впечатлили комбинационной игрой и тактической зрелостью - четко разработанным "дубль-ве".

В игре равной, со взаимными шансами, победы были достойны и те и другие. В таких случаях многое зависит от настроения и симпатий фортуны. Наверняка недовольны капризной дамой остались москвичи, особенно Тимаков и Демин, попеременно проверявшие качество стоек динамовского стадиона. Оказалось оно высоким: штанги - и те, что у Восточной трибуны, и противоположные - легко держали удар. А в пространство между ними спартаковцы закатили мяч только раз. Гостям усилиями форварда Дьяченко удалось это сделать дважды. Тбилисские юноши взяли реванш у "Спартака" с точно таким же счетом - 2:1 и завладели главным призом.

Если вопреки нерадивости спортивного руководства главные союзные турниры - первенство, Кубок и всесоюзные соревнования школьников - все же удалось довести до конца, то чемпионат колхозников по той же причине приказал долго жить где-то в районе четвертьфиналов.

В середине сентября успешно завершился небольшой турнир ветеранов Москвы, в котором участвовали футболисты от 33 лет и старше. Среди них известные в недавнем прошлом замечательные мастера Федор Селин, Петр Исаков, Константин Блинков, Станислав Леута, Николай и Александр Старостины... Победили ветераны "Локомотива", за который выступал действующий тренер команды мастеров Михаил Сушков.

Раз уж сбился я на перечисление лауреатов в различных номинациях, упомяну еще о двоих: москвич А. Порфирьев и З. Газер из Баку победили в организованном "Красным спортом" конкурсе знатоков. Только они из без малого пяти тысяч конкурсантов безошибочно назвали три лучшие и худшую команды чемпионата с точным количеством набранных очков.

Завершаю перечень событием необычным, имевшим не столько спортивное, сколько политическое значение. Получило оно широкий резонанс в разного калибра изданиях, включая центральные, а посему замолчать его не вправе.

АГИТБРИГАДА

В первой декаде августа 38-го вся страна следила за событиями на Дальнем Востоке. Японские войска вторглись в районе озера Хасан на советскую территорию. Сталин отдал приказ командующему Особой Дальневосточной армией Василию Блюхеру, герою гражданской войны, первому кавалеру первого боевого советского ордена Красного Знамени, немедленно разбить врага.

Острый дефицит времени стал причиной нервозности, неразберихи и, как следствие, ряда ошибок в действиях комсостава, повлекших большие потери. Задача была выполнена дорогой ценой. Численно превосходившие противника части Красной армии лишились четверти наличного состава - 3544 убитых и раненых из 15 тысяч. Потери побежденных составили 1436 человек. Советская пропаганда наши и вражеские потери представила в иных пропорциях - 847:3100.

Народу под звуки фанфар и бой барабанов показали окрашенную в героически-пафосные тона парадную картину. Истинную знали в Кремле (кулисы приоткрыли только в перестроечные и последующие годы). Главный преступник всю ответственность за неудачно проведенную операцию возложил на Блюхера. В конце октября Василия Константиновича арестовали, а 9 ноября, не выдержав изуверских пыток, он умер.

Через два месяца после хасанских боев из оставшихся в живых красноармейцев 1-й Приморской армии сколотили футбольную команду и отправили в Иркутск для проведения товарищеских матчей. Центральные издания и, естественно, "Красный спорт" держали руку на пульсе, но информацию выдавали путаную, противоречивую. Чтобы восстановить истину, не поленился, поднял иркутские газеты - "Восточно-Сибирскую правду" и "Советскую молодежь".

Футбольная агитбригада выехала из Владивостока 1 октября и по пути в Иркутск в небольших городах и населенных пунктах рассказывала населению (в строго ограниченных политруководством рамках) о том, как били самураев. В этом и заключалась ее главная миссия. Из-за интенсивной политагитационной деятельности бойцы достигли Иркутска с трехдневным опозданием. По прибытии капитан команды рядовой Дмитрий Богданов рассказал корреспонденту "Советской молодежи" о боевых товарищах: "Все они - отличники боевой и политической подготовки, значкисты ГТО". В составе семь красноармейцев, четыре младших командира, лейтенант и, само собой разумеется, политрук.

Принимали гостей с распростертыми объятиями, часами слушали рассказы очевидцев об августовских событиях, а в коротких промежутках с интересом наблюдали за матчами героев с местными футболистами, которые осыпали соперников ценными по тем временам подарками. Перед первой игрой с "Крыльями Советов" (1:1) торжественно вручили им патефоны (эквивалентны сегодня высшего класса музыкальному центру), перед встречей с "Локомотивом Востока" - велосипеды. Исключение сделали для политрука Сергеева - ему преподнесли охотничье ружье. Дар с подтекстом. Так и просидел он весь матч на скамеечке запасных с двустволкой (в играх политрук не участвовал, на него возлагались другие задачи), ни разу, к счастью, по прямому назначению ее не употребив. Не было надобности: метко в тот день стреляли его подопечные - 5:2.

Помимо упомянутых красноармейцы провели в Иркутске еще три встречи: с "Авангардом" (4:0), Авиаучилищем (4:3) и "Динамо" (1:4). Кстати, "Крылья Советов", "Локомотив Востока" и "Динамо" - участники Кубка СССР-38. Дальше остальных продвинулись динамовцы: одержав три победы, уступили в 1/16 финала.

Уязвленные иркутяне решили дать героям последний бой, предложив им схлестнуться со сборной города. Согласие было получено. Но 21 октября сразу после приема у секретаря обкома партии Филиппова агитаторы внезапно покинули город, отбыв в направлении Чернихова...

НЕМНОГО СТАТИСТИКИ

Разговор о творческих итогах сезона предварю небольшими статистическими выкладками, покажу порожденные чемпионатом-исполином цифры-гиганты, так и оставшиеся в советской истории непревзойденными. Есть на что посмотреть.

Первенство 1938 года стало рекордным по многим параметрам - числу команд (26), игроков (538), судей (93), команд-дебютантов (17), неудачников, покинувших высший класс (12), абсолютному числу забитых голов (1175), мячей, пропущенных одной командой ("Буревестник" - 87), удалений (76), опротестованных матчей (около 30), удовлетворенных протестов (3), автоголов (примерно 20), пенальти, назначенных в чемпионате (точная цифра неизвестна, в моей коллекции их около 180), в матче (5), в пользу одной команды (20) и т.д. и т.п.

Игры первенства посетило более пяти миллионов человек. Посещаемость на первый взгляд солидная, но далеко не рекордная, если учесть весьма скромный в сравнении с 40 - 60-ми годами средний показатель - 15,5 тысячи. Объясняется это не прохладным отношением населения к футболу, а рядом объективных и субъективных причин. Среди объективных - небольшая вместимость (в пределах 10 тысяч) некоторых стадионов (всегда переполненных) в провинциальных по футбольным понятиям городах. Еще одну объяснила "Вечерняя Москва": "Несмотря на необычайную остроту на финише чемпионата, посещаемость несколько снизилась... Из-за рано наступающей темноты встречи начинаются в рабочее время. Рабочие и служащие не успевают на игры".

Причина субъективная - большое количество откровенно слабых команд. Футбол в их исполнении оставлял равнодушными привередливых гурманов Москвы, Ленинграда, Тбилиси и Киева.

Наполняемость московского стадиона "Динамо", где проходили матчи преимущественно с участием ведущих команд, значительно превышала общесоюзную, благодаря чему стадион перевыполнил годовой производственно-финансовый план. 27 октября, незадолго до окончания сезона, об этом взахлеб рассказывала "Вечерка": "К XXI годовщине Октября стадион "Динамо" выполнил производственный план на 110 процентов. На играх первенства и Кубка присутствовало свыше двух миллионов зрителей. Валовый сбор - 7 миллионов рублей".

Еще одна довольно любопытная статистическая выкладка. В дни большого футбола следили за чистотой и порядком, обслуживали посетителей динамовского стадиона более полутора тысяч человек: многочисленные милицейские наряды, 350 контролеров, 12 рабочих для подготовки поля, 30 кассирш, 40 уборщиц, протиравших скамейки общей протяженностью 20 километров, рабочие поливочных машин, две бригады "Скорой помощи", около полусотни распространителей программок, несколько сот работников буфетов и автолавок, разносчиков бутербродов, мороженого и прохладительных напитков...

Довольно статистики. Распространяться о перенасыщенном занимательной цифирью чемпионате-38 можно сколь угодно долго. Необходимость соблюдать чувство меры вынуждает невероятным волевым усилием прервать тему на взлете.

ВЗЫСКАТЕЛЬНЫЙ ЭКЗАМЕНАТОР

Коротко об оценке выступлений участников чемпионата. Схема на протяжении десятилетий оставалась неизменной - количество комплиментов находилось в прямой зависимости от занятой позиции: чем выше место, тем больше дифирамбов. Исключение - Михаил Ромм. 31 октября 1936 года он рассказывал в "Красном спорте" о матче "Спартак" - ЦДКА. Одолев армейцев (3:1), "Спартак" выиграл осеннее первенство. Вот как охарактеризовал журналист некоторых игроков "Спартака" - чемпионов Советского Союза: "Исаев и Петров легко проходят мимо беспомощного Петра Старостина, отличающегося лишь беспрерывной грубостью и разнузданными жестами". Не пощадил и его брата: "Неприятным диссонансом прозвучали в конце хавтайма три явные попытки Александра Старостина грубым и опасным способом вывести из строя Щавелева... Кому-кому, а уж Александру Старостину, на примере которого советская молодежь училась классной и корректной игре, этот стиль не к лицу".

Об Анатолии Акимове, имевшем в тот год отличную репутацию и прессу: "Его хватка еще несовершенна - мяч иногда не "прилипает" к его рукам, а уходит в поле. И нередко он неверно выбегает из ворот, открывая их для удара противника". О нападающих: "Неисчерпываемая энергия Степанова не в состоянии компенсировать отсутствие у форвардов "Спартака" комбинаций и тактической мысли".

И чемпион-38, опять же "Спартак", не заслужил у взыскательного экзаменатора соответствующего титулу балла. "Сила "Спартака", - писал Ромм, - в высоком классе отдельных игроков. Это избавило команду от случайных проигрышей и ничьих. Для противников из младших групп "Спартак" оставался неуязвимым". И это все. Зато пятнышек на взошедшем светиле обнаружил он немало: "Сплоченность всей команды в целом была не на достаточной высоте. В "минуту жизни трудную" порывалась связь защиты с нападением, неслаженность между Семеновым и Степановым разбивала пятерку нападения на два разрозненных звена... Это привело к сравнительно посредственным результатам в матчах с командами группы "А" (1937 года. - Прим. А.В.). "Спартак" набрал здесь только 7 очков из 16 возможных".

Смысл сказанного сводится к известной поговорке: "Молодец среди овец..." Вы легко ее завершите.

Занявший третье место "Металлург" понравился Ромму больше: "Противоположностью "Спартаку" является "Металлург". Его сила - в огромной командной сплоченности, в ровной игре всех игроков, всего коллектива, в отсутствии слабых мест в команде".

О вице-чемпионах, армейцах, - одной строкой: "ЦДКА в этих отношениях занимает среднее место".

Большинство обозревателей придерживались общепринятых норм. Подводя итоги сезона в "Комсомолке" (от 12 ноября), Семен Нариньяни и Евгений Воробьев недостатков в игре чемпиона не обнаружили: "Спартак" добился успеха благодаря слаженной и одинаково сильной игре всех трех линий: защиты, полузащиты и нападения".

"ЛАБОРАТОРИЯ ПОБЕД"

Интересно в этой связи послушать Николая Петровича Старостина. В статье "Как мы работали с командой" он рассказывал о слагаемых двойной победы "Спартака" в счастливо завершившемся для него сезоне:

"Почему московский "Спартак" сделал дубль, т.е. выиграл и Кубок, и первенство? Думаю, что методы нашей работы с командой представляют известный интерес.

В основу этой работы мы положили следующие принципы: неуклонная работа над воспитанием игроков, коллективное руководство команды, учеба у масс, смелое выдвижение молодежи, отсутствие паники и, самое главное, широкая критика и самокритика.

Как это выглядело на практике? Всей работой руководил тренерский совет в составе Н. Старостина (председатель), Ал. Старостина, Квашнина, Исакова, Ан. Старостина,Леуты и В. Степанова.

Календарь тренировок и их содержание, составляемые вместе с игроками, были известны каждому игроку за месяц вперед.

Специальная тройка, выделяемая советом, просматривала каждую игру, письменно регистрировала наиболее важные моменты, а затем игра разбиралась на совете в присутствии всех игроков. Недостатки отдельных мастеров или всей команды критиковались откровенно и безжалостно.

Совет вырабатывал план игры на следующую встречу, причем принимался он только тогда, когда все игроки не только поняли свою роль, но и согласились с нею.

Между прочим, тренерский совет ввел правило: никогда не говорить о футболе в день игры и запрещал разбор игр сейчас же после матча, как бы он ни окончился.

Политико-воспитательная работа среди футболистов велась беспрерывно, и это обеспечило команде боевой дух и настроение до конца сезона. Вместе с приобщением команды к культуре (театр, лекции, музеи, чтения) это ликвидировало среди мастеров грубость и чванство...

Тренерский совет смело ввел в команду ряд молодых игроков... сумел определить в каждом игроке то, что он может дать, и неуклонно работал над каждым из них, всячески поддерживая его в спортивной и личной жизни...

Весной на тренировочном сборе вышел первый номер стенгазеты под названием "За дубль". Для нашей команды это был лозунг на весь сезон. В той же стенгазете была мною брошена фраза о том, что первенство СССР выиграет, скорее всего, не та команда, которая обыграет сильных, а та, которая не проиграет слабым противникам. Почему? Потому что слабыми считались 17 противников, а сильными - только восемь (первая группа 1937 г.). В игре с сильными, т.е. примерно равноценными, противниками всегда 50 процентов шансов на проигрыш, а в игре со слабыми командами при правильной подготовке всегда можно добиться выигрыша. "Спартак" выдержал этот принцип и не проиграл ни одной слабой игры...

Вот, собственно, и вся наша "лаборатория побед". Если команды позаимствуют что-нибудь из нашего опыта, мы будем рады. Сами же мы намерены и впредь продолжать работу над дальнейшим ростом и совершенствованием".

Откровения Николая Петровича довольно любопытны. Выходит, задолго до Лобановского в стране занимались планированием очков, правда, по иному принципу. Со слабаками действительно сработали превосходно: 32 очка из 34 возможных (94,1 процента). Зато со старожилами всего 7 очков из 16 (43,75). Общий итог ( 78 процентов) позволил "Спартаку" выиграть первенство. Однако и этого, будь поудачливее ЦДКА и "Металлург", могло не хватить.

Давайте пофантазируем. А что, если бы в 38-м руководил спартаковцами Валерий Васильевич с изобретенной им выездной моделью (в идеале - победа дома, ничья в гостях)? По системе Лобановского "Спартак" на выезде вместо 14 завоеванных очков (семь побед в семи матчах!) недобрал бы семь и разделил бы с тбилисцами пятое-шестое места.

Удивительно, что в эпоху принявшего законченные очертания культа личности, абсолютизма и единоначалия в "Спартаке" насаждалась демократия - коллективное руководство, провозглашенное Хрущевым только в 50-е годы, после смерти тирана.

В оценке выступлений участников первенства было много субъективного, поверхностного. К примеру, сползание "Торпедо" с турнирных высот на девятую позицию автозаводская многотиражка "Догнать и перегнать" объясняла отрывом футболистов от родного рабочего коллектива: "Почему наша футбольная команда стала проигрывать?.. Не потому ли, что команда далека от завода, оторвана от массы, критика которой так полезна? Не потому ли, что в команде не ведется никакой политико-воспитательной работы? Нельзя же считать два-три торжественных приема после хороших выигрышей массовой работой, которая должна систематически проводиться среди футболистов нашего завода".

Обозреватели на местах успехи или неудачи своих частенько напрямую связывали с принятием или отторжением новой тактической системы "дубль-ве".

Вот мы и подошли к центральной теме завершающего сезон 1938 года отрезка.

НОВАЯ ПЕСНЯ О ГЛАВНОМ

В 1925 году судейский комитет ФИФА изменил правило "вне игры". До этого игрок, получивший от партнеров мяч, считался в офсайде, если имел перед собой трех соперников. Новая редакция позволяла иметь двоим, включая вратаря. Нападающие почувствовали себя вольготнее, обыгрыш одного игрока сразу создавал смертельную опасность воротам. Причем игрок этот (центр полузащиты) при системе двух крайних защитников не всегда успевал перекрывать самую уязвимую зону в центре обороны, откуда забивалось множество мячей. Все это привело к резкому росту результативности. Но если кто-то много забивает, значит, кто-то много пропускает. Пропускающие стали лихорадочно искать противоядие.

Кто ищет, тот находит. Первопроходцем оказался Герберт Чепмен, тренер лондонского "Арсенала". В 1930 году он решительно перевел атакующего центрхава в оборону, изменил функции игроков всех линий, а для быстрого перехода из обороны в атаку использовал длинные передачи на выдвинутых вперед крайних и центрального форвардов. К проведенной Чепменом тактической перестройке соперники "Арсенала" готовы не были. Эффект революционных преобразований оказался сколь быстрым, столь и масштабным.

В том же 30-м "Арсенал" впервые выиграл Кубок Англии, а в 31-м, тоже в первый раз, стал чемпионом. В 30-е годы "канониры" собрали богатейший урожай: пять чемпионских титулов, два кубка, пять суперкубков, два призовых места - второе и третье. Успехи "Арсенала" напрямую связывали с переходом к "дубль-ве".

Советский специалист К. Оганесов, непревзойденный знаток, поклонник и пропагандист английского футбола, пытался было в середине 30-х робко, осторожно, ненавязчиво обратить внимание советской футбольной общественности на перспективную зарубежную новинку. Но одинокий голос его растворился в мощном хоре не способных поступиться принципами сторонников отжившего свой век "советского стиля". Хор слегка поредел после нашествия басков, камня на камне не оставивших от одряхлевшей, немощной системы "пять в линию".

В марте 38-го, значительно повеселев и осмелев, Оганесов набрал в легкие свежего весеннего воздуха и со страниц журнала "Физкультура и спорт" во весь голос пропел песню о главном. Несколько "куплетов" из нее можете послушать:

"Измененное правило офсайда позволило выдвинуть вперед форвардов в пределах штрафной площади, где особо "угрожаемая зона". Оба бека стали держать крайних форвардов, крайние хавбеки боролись с инсайдами, и центрфорвард получил большие возможности. Кривая забиваемости поползла вверх. Центрхавбек был отозван назад и получил задание полностью нейтрализовать центрфорварда... Так зародилась система игры в три бека. Разумеется, процесс создания системы не проходил так просто, как описано, и потребовались годы, пока некоторые сильнейшие английские клубы сумели полностью перестроить свою игру.

Игра с тремя беками вызвала и вызывает резкую критику (камешки в наш огород. - Прим. А.В.)... Третий бек никак не означает регресса, а, наоборот, ведет игру к высшей степени совершенства...

В зарубежном профессиональном футболе системе игры с тремя беками отдается сейчас явное предпочтение, в особенности английскими клубами. Это пристрастие к подчеркнутой страховке своих ворот, по-видимому, объясняется борьбой профессиональных клубов за первенство. В этой борьбе решающее значение имеет каждое проигранное или выигранное очко... Ворота должны быть застрахованы от мячей, потому что конечная цель футбола, как и любой спортивной игры, - победа, но не поражение.

Чем сильнее и опаснее становятся атаки нападения с выдвинутым вперед центрфорвардом, тем необходимее удерживать центрхавбека сзади...

Многие советские футболисты относятся к игре с третьим беком отрицательно, считая, что это обедняет атакующий стиль игры. Опыт "Спартака" показывает, что вопрос об этой тактической системе должен быть всесторонне изучен".

Редакция журнала обратилась с просьбой к игрокам, тренерам и футбольным секциям высказаться по затронутым в статье Оганесова вопросам. Просьба не была услышана.

Лишь после окончания сезона своими соображениями о необходимости технического совершенства футболистов в новых условиях поделился на страницах "Красного спорта" Виктор Дубинин, а Михаил Ромм в статье "О тактике нашего футбола" закрыл тему, поставив жирную точку:

"1938 год войдет в историю советского футбола как год коренного перелома тактических схем, перехода наших ведущих команд от "пять в линию" к "дубль-ве".

Эта смена систем - самое важное явление в нашей футбольной жизни, и игроки, тренеры, руководители, не понимающие значения и закономерности этого явления, рискуют остаться "вне игры"...

И все же многие приняли у нас "дубль-ве" в штыки, так же как это произошло на первых порах в Европе. Футбольные теоретики отвергли новую систему как сугубо защитную, хотя "дубль-ве" ведет к значительному усилению и обострению атаки.

Новая система предъявляет каждому игроку и команде в целом гораздо более четкие и определенные требования, и с этой точки зрения, несомненно, представляет собой переход футбола на высшую ступень".

Автор назвал шесть команд, которые в течение сезона приобщились к "дубль-ве", - столичный "Спартак", "Торпедо", "Динамо", ЦДКА, "Металлург" и ленинградское "Динамо". "Однакои эти команды, - утверждал Ромм, - далеко не полностью овладели новой системой. Некоторые ее элементы оказались особенно трудными - в первую очередь атакующая, комбинационная игра крайних полузащитников и новая роль полусредних".

Перестройка без осложнений не проходит. Освоение более сложной, таящей в себе богатейшие возможности для творчества системы, требующее коренных изменений функций всех линий команды и иного уровня взаимодействий между ними, далась нелегко. "Спартак" и "Металлург", перестроив на современный лад игру обороны и средней линии, испытывали проблемы в нападении. Московские динамовцы еще в 36-м, после возвращения из Франции, где впервые услышали и увидели новую буржуазную модель, продекларировали верность советской системе. Да и к чему рядиться в модные западные одежки, коли и привычная замасленная спецовка движений не стесняла: весной 36-го - 1-е место, в 37-м - выигрыш первенства и Кубка. От добра добра не ищут. И в 38-м поначалу все шло неплохо, но жизнь все же вынудила изменить мировоззрение. Вот что писал по этому поводу Ромм: "Поздно и только под влиянием неудач перестроилось московское "Динамо". Перестройку тормозили крепкие традиции игры по системе "пять в линию", которую команда в прошлые годы применяла умело, ярко и законченно, на которой воспитывалась вся плеяда ее мастеров... Однако после проигрыша Кубка, ряда ничьих и поражения в матче со "Спартаком" необходимость перестройки стала несомненной".

Наиболее удачно освоили новинку, по мнению автора, торпедовцы: "В игре "Торпедо" система "дубль-ве" выявилась наиболее наглядно, выдержанно, симметрично. Это точное и законченное применение системы позволило игрокам "Торпедо", индивидуально менее сильным, чем игроки наших ведущих команд, одержать неожиданные победы над "Спартаком", московским и киевским "Динамо" и "Металлургом"... Пусть "Торпедо" по ряду причин потерпело неудачу: его игры в начале сезона были убедительной и веской пропагандой "дубль-ве".

Остальные команды, старожилы группы "А", остались в стороне от перестройки, считал Ромм: "Киевскому "Динамо" мешали те же причины, что и московскому, но оно не сумело их преодолеть. Тактика всегда была слабой стороной тбилисского "Динамо", и попытки приблизиться к "дубль-ве" мало изменили дело. "Локомотив" и "Электрик" не вышли из той тактической сумбурности, которая до сих пор отличала их игру".

О новичках было сказано следующее: "Смена систем еще не захватила команды, игравшие в прошлом году в младших группах... И когда мы хотим дать оценку "Трактору", "Стахановцу", "Сельмашу", киевскому "Локомотиву", имеющим в своем составе много способных игроков, надо прежде всего помнить, что с точки зрения тактики эти команды находятся еще у порога той перестройки, без которой нельзя рассчитывать на серьезные успехи".

Продолжение - стр. 11

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...