Газета
23 октября 2004

23 октября 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1938. Часть третья

"ПЫЛАЮТ МАЙКИ РАДУГИ ЦВЕТИСТЕЙ..."

Продолжение. Начало на стр. 12

Рекорды Шелагина и Колтунова так и остались непревзойденными, но если шелагинский несколько футболистов повторить сумели, у Колтунова в СССР последователей не нашлось. Лишь россиянин Валентин Иванов в 1999 году в игре "Ротора" с "Черноморцем" повторил результат 60-летней давности по количеству 11-метровых. Но чтобы три в ворота хозяев! Такого больше не было и быть не может.

Возвращаясь к набравшей ход "Динамо"-машине, отмечу, что остановить ее удалось только с помощью армии (то была первая победа в чемпионате ЦДКА над динамовцами - 1:0). Вернее, приостановить. Чемпион после этого выдал две трехпобедные серии, одну покороче, из двух побед, и всего в трех шагах от цели реально "метил в генералы". Торопить события не стану. Финиш получился на загляденье. Конкурс сумасшедший: пять претендентов на единственное чемпионское место. Бились по-мужски, в кровь. Оказаться в гуще - не приведи господь, наблюдать со стороны - одно удовольствие. Попотчую вас зрелищем, будьте уверены. Вместе посмакуем захватывающие сцены последнего акта драмы-38.

В СТИХАХ И ПРОЗЕ

Мы еще в начале пути, и есть о чем рассказать. Ну хотя бы о "заклятом динамовском друге" - "Спартаке", обреченном воплощать в реальность многообещающий прогноз небесных светил.

Начав с двух рядовых побед, красно-белый экипаж вляпался в ДТП: в лобовом столкновении с автомобилем марки "ЗиС" потерпел аварию - 2:3. Говоря об исключительной значимости, принципиальности следующего матча, можно было бы ограничиться одной фразой: "Спартак" (Москва) - "Динамо" (Киев). Этим все сказано. Но я добавлю. К тому принуждает турнирная ситуация. Киев, без двух очков чемпион сезона-37, настроен был весьма серьезно и числился среди главных претендентов за обладание чемпионским знаменем. Наличие в составе индивидуально сильных, техничных игроков во всех линиях такой возможности не исключало. Начали украинцы мощно - три победы с общим счетом 15:2 - и к встрече в Москве со "Спартаком" опережали хозяев на два очка. В матчах непосредственных конкурентов цена победы возрастает вдвое. В таких случаях принято говорить, что игра идет за четыре очка. Это действительно так: победа позволяла москвичам сравняться с Киевом, проигрыш увеличивал отставание до четырех очков.

Игра удалась. Спортивная составляющая матча счастливо гармонировала с творческой, и 50 тысяч зрителей стадиона "Динамо" в Москве помимо острых ощущений, сопровождаемых выбросом огромных доз адреналина, испытали наслаждение эстетическое. Что еще нужно для счастья! "Зрители увидели матч увлекательный, напряженный, хорошего класса, быстрого темпа с первой до последней минуты", - писал Михаил Ромм.

Вдохновленные прекрасным зрелищем, авторы посылали отчеты в центральные издания не только в прозе, но и в стихах. Читать репортаж о календарном матче в стихотворной форме никогда больше не доводилось. Уникальность произведения (будем снисходительны к художественным достоинствам) обязывает озвучить его хотя бы фрагментарно. Упустить такой шанс было бы ошибкой непоправимой.

В предлагаемом отрывке "отчета" Валентина Дурова под названием "Матч" запечатлены события первого тайма:

"Пылают майки радуги цветистей.

Склоняем мы созвездия имен

И обсуждаем шансы футболистов.

Но вот свисток. И тишина

Накрыла стадион в мгновенье.

"Спартак" в защите. Как точна

У киевлян пятерка нападенья!

И тут бессильны все слова,

И сердце замирает снова:

Плетет Щегоцкий "кружева",

Пока не встретит Соколова,

- Вот это Вася! - мой сосед

Кричит. - Надежней нет защиты!

Но Киев жмет. Препятствий нет,

Стена ворот спартаковских пробита.

И тут же мощь стремительных атак,

И цепь хавбеков смело разрывая,

Проводит комбинацию "Спартак",

И бьет под штангу Николай Исаев.

Все так и было: некоторое преимущество киевлян, два забитых в тайме гола. Не назван киевский. Оплошность поправима: забил его Павел Корнилов. Может, и не оплошность вовсе. Скорее фамилия форварда нарушала ритм стихотворения.

Заключительный отрывок точно передает обоюдоострый, со взаимными атаками и шансами, характер второй 45-минутки:

"...Вот Гончаренко мяч ведет,

Его движенья выверенны, ловки.

Он в угол бьет, но мяч берет

Вратарь спартаковцев Головкин.

И снова красные теснят,

Их форварды неотразимы.

Но, быстро вырвавшись, подряд

Два раза мимо бьет Касимов.

Свисток судьи - и застывает мяч,

Изведавший порядочно нагрузок.

И шли "болельщики". И обсуждали матч

На первенство Советского Союза.

Ничья 1:1 хозяев не устроила. На 70-й минуте произошел эпизод, поэтом проигнорированный. Спартаковцы разыграли блестящую комбинацию, столь же эффектно завершенную. Она заслуживает подробного описания. Исаев через все поле отпасовал на правый фланг Глазкову. Тот, не дав мячу опуститься, в касание откинул мяч на ход Степанову. Удар форварда с лета под перекладину был неотразим. Бесподобный гол! Судья Василий Лапшин, москвич, между прочим, одним "росчерком свистка" эту красотишу аннулировал под предлогом "вне игры". Алексей Соколов стоял в сторонке, на ситуацию никак не влиял, и судья обязан был гол засчитывать. Возможно, это был акт гостеприимства хлебосольного москвича, подарившего ценное очко гостям с днепровских берегов.

Спартаковцы благородства земляка не оценили, накатали на Лапшина "телегу", потребовав переиграть встречу. Протест отклонили.

Раздосадованный проигрышем "Торпедо" и экспроприированным Лапшиным очком, экс-чемпион разбушевался, валил всех подряд попавших под его тяжелую руку, налево и направо. Итог - четыре кряду победы с общим счетом 15:1. В игре с бакинским "Темпом" (5:1) Семенов забил самый быстрый в турнире гол (на 39-й секунде) и сделал первый в Союзе "покер".

ГДЕ-ТО ТЕРЯЕШЬ, ГДЕ-ТО НАХОДИШЬ

Не далась экс-чемпиону в этой впечатляющей бомбардирской серии игра с одноклубниками в Ленинграде, самой слабой на тот момент командой, прозябавшей в подвале турнирной таблицы с единственным очком после шести игр. Может, это обстоятельство расслабило москвичей, может, утомились после митинга, устроенного перед матчем прямо на поле по случаю очередного награждения славных спортобществ "Динамо" и "Спартака" и большой группы спортсменов орденами и медалями.

В первом тайме хозяева прощали именитого соперника неоднократно, за что и поплатились. Проведенная в перерыве москвичами замена оказалась удачной. Вышедший на поле Касимов пальнул издали в сторону ворот. И попал. Хозяева отыгрались через несколько минут. Кто-то из защитников москвичей выбил мяч из ворот рукой, Евгений Шелагин тут же добил его в сетку. У судьи Михаила Дмитриева было два варианта: дать пенальти, а если не успел свистнуть или сознательно дожидался окончания эпизода, зафиксировать гол. Он избрал третий. Взял мяч в руки и, минуя белую точку, вышел за пределы штрафной площади, ограничившись банальным штрафным. Обозреватель ленинградского еженедельника "Спартак" Л. Рахмилевич назвал ошибку судьи "подозрительной".

Счет встречи не изменился. Зрители бушевали. В какой форме выражали свой протест, неизвестно, но то, что беспорядки на стадионе имени Ленина в тот вечер имели место, можно судить по короткой заметке, опубликованной в "Красном спорте" несколько дней спустя после игры: "В последнее время на стадионах Ленинграда зрители ведут себя недостойно. Ряд приезжих команд и судей жалуется на невыносимые условия. Ряд инцидентов был на играх московских команд "Металлурга" и "Спартака" в Ленинграде. Президиум футбольной секции и коллегии судей постановил просить Всесоюзный комитет дать указания Ленинградскому комитету по поводу отсутствия воспитательной работы со зрителями".

Началась встреча спартаковцев за здравие, кончилась за упокой. Дмитриев, словно извинившись за коллегу, компенсировал "Спартаку" отнятое Лапшиным очко. Поистине, где-то теряешь, а где-то находишь.

Заметили? Оба раза отменялись по правилам забитые голы в ворота гостей. Ленинградцы матч опротестовали.

Похожая история со "Спартаком", счастливо для него завершившаяся, случилась и в Одессе. От неправедного судейского решения, определившего судьбу поединка, вновь пострадали хозяева. Проинформировала об этом одесская газета "Большевистское знамя": "Глазков пробивает угловой мяч. Свалка у ворот Одессы. Вратарь Пиньков бросается на мяч. Вратаря грубо сбивают, и мяч - в сетке. Однако вместо ожидаемого штрафного удара в сторону Москвы судья т. Сохранский (Москва) фиксирует сомнительный гол... Команда "Динамо" опротестовала матч".

Центральное спортивное издание уделило игре несколько строк, конфликтную ситуацию обошло стороной, ограничившись результатом. Одесская газета продолжала держать руку на пульсе и через день земляков обнадежила: "Судья признал свою ошибку. Об этом сообщено Всесоюзному комитету по делам физкультуры и спорта.

В связи с этим в ближайшее время ожидается ответ из Москвы о том, что матч будет переигран".

Повествуя о "Спартаке", вторгся в иную, совершенно автономную, самостоятельную область. Требует она к себе особого, ввиду неординарных обстоятельств, внимания, вынуждая взять тайм-аут.

ОТСТУПЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Чемпионат-мутант породил еще один чудовищный рекорд - по числу поданных (28), отвергнутых (23) и принятых (5) протестов. Из пяти удовлетворенных жалоб две отвергли, в итоге переиграли три встречи, что тоже стало всесоюзным рекордом.

Подозреваю, 28 - число неполное. Столько насчитал по материалам нескольких десятков центральных, республиканских, областных и городских изданий. Возможно, еще несколько жалоб могли остаться вне их поля зрения. В первенстве 1938 года был подвергнут серьезному сомнению по меньшей мере результат каждого 11-го матча! По прошествии месяца с небольшим после старта было подано одиннадцать протестов, шесть из них - в первой декаде июня, со 2-го по 10-е. Обилие жалоб объясняется отсутствием четких критериев для подачи протеста, чем считавшие себя обделенными пользовались без меры. Лавина протестов возрастала в геометрической прогрессии. Чтобы остановить стихию, Комитет в середине июня предупредил участников: "Большинство протестов ни на чем не основано, и поэтому Всесоюзный комитет на днях вынесет специальное постановление о порядке подачи протестов". Об изменениях узнать мне не удалось. Слово комитет, видимо, сдержал, ибо вскоре готовый выйти из берегов бурный поток жалоб и прошений несколько остепенился, хотя до конца так и не иссяк.

Первый сигнал поступил из Тбилиси уже 22 мая после игры "Локомотива" с московскими "Крылышками". Ничто не предвещало скандала: гости за четверть часа до конца вели 3:0. Хозяева один гол отыграли, успели забить второй. Войдя во вкус, навалились всем скопом на московские ворота, но спасти игру не успели - вышло время. Однако ереванский судья Мирангулян останавливать встречу и не думал, хотя был обязан. Между тем пошла 91-я минута, 92-я, 93-я, 94-я... Сомнений не оставалось: игра будет продолжаться до гола. В московские, естественно, ворота. И тут кто-то из грузин рухнул в штрафной гостей. То ли от усталости, то ли от соприкосновения с соперником, а может, выручал попавшего в неловкое положение арбитра, так желавшего помочь железнодорожникам. Мирангулян намек понял и тут же поставил мяч на "точку" - 3:3. Вот теперь-то можно было заканчивать встречу, что арбитр незамедлительно и сделал.

Повод для подачи протеста - весомый. Даже два: надуманный пенальти и, что важнее, время. О компенсированном времени тогда и слыхом не слыхивали. Игра продолжалась ровно 90 минут и ни секундой больше. Исключения случались. При травме, подтвержденной письменно медперсоналом, судья мог прибавить минутку-другую, предупредив предварительно капитанов, а после игры оставлял соответствующую запись в протоколе. В описываемом матче обошлось. В противном случае подавать протест не имело смысла, да и рассматривать его не стали бы. Москвичи жалобу подали. Причем, особо обращаю на это ваше внимание, опротестовали не матч, а его результат. То есть добивались отмены забитого в неигровое время гола и присуждения им победы.

На этом настаивал и "Красный спорт": "Возмутительный инцидент заставляет предположить о пристрастии судьи, о его недопустимой небрежности. Нам кажется, что Всесоюзный комитет должен назначать на игры первенства СССР абсолютно нейтральных судей и в данном случае засчитать победу "Крыльям Советов".

Жалобу рассмотрели оперативно. Судью отстранили до конца сезона, а матч решили переиграть. Ввиду плотности календаря с датой обещали определиться позже. Несколько раз возвращались к этому вопросу, но удобного промежутка так и не нашли, хотя окна в графике обеих команд возникали огромные.

4 октября тбилисское "Динамо" проиграло в Ленинграде "Спартаку" - 0:1. Матч по прихоти московского арбитра Михаила Сельцова продолжался 88 минут вместо 90 положенных. Тбилисцы встречу опротестовали, просьбу их уважили. Три раза возвращались к обсуждению этого протеста, в итоге от первоначального своего решения отказались и утвердили первоначальный счет - 1:0 в пользу "Спартака".

А вот пример прямо противоположный. Тбилисский "Локомотив", проиграв в Москве ЦДКА (1:2), выразил недоверие московскому арбитру Константину Терехову и потребовал переигровки. Прошение тбилисцев, как и многие другие, отправили в корзину для использованных бумаг. Но вскоре в дисциплинарную комиссию поступила телеграмма... от судьи Терехова, в которой он чистосердечно признал ошибки, повлиявшие на исход матча, и просил переиграть его. Сотрудников ДК, людей сентиментальных, раскаяние арбитра растрогало до слез, и просьбу Терехова они уважили. Тбилисцы пользы из этой истории не извлекли: проиграли и повторный матч - 0:2. Остается загадкой, почему эти милые люди из дисциплинарной комиссии остались глухи к аналогичной просьбе московского судьи Евгения Георгиевского после матча в Одессе, о чем мы уже рассказывали.

Протесты разбирала секция футбола, ее решения утверждал (или отвергал) Всесоюзный комитет физкультуры. Что влияло на нелогичные, противоречивые, непоследовательные решения ДК и ее начальства? Что происходило в небольшом временном промежутке при передвижении документов из нижней инстанции в высшую? Боюсь, об этом мы не узнаем никогда.

Подобными вопросами задавались и участники заседания секции футбола в двадцатых числах июня. Стенограмму двухдневного заседания секции раздобыл в ГАРФ. Обещаю провести вас в зал заседания, чтобы вы могли послушать прелюбопытнейшие выступления делегатов. Только не сегодня.

ИНИЦИИРОВАННАЯ НЕЯВКА

Завершая тему, расскажу о безобразнейшем случае - лишении бакинских футболистов честно заработанной победы.

23 июня "Темп" обыграл в Ленинграде "Зенит" - 1:0. Матч продолжался меньше положенных 90 минут по вине хулиганствующих болельщиков. Этого не скрывали и ленинградские журналисты: "Недавно президиум секции Всесоюзного комитета указал на отсутствие в Ленинграде воспитательной работы со зрителями футбольных матчей. На отчетной игре поведение ленинградских зрителей было опять недостойным. Свист и выкрики дошли до такой степени, что заставили судью приостановить игру... Матч опротестован". Не думаю, скорее уверен, что в тот вечер на ленинградском стадионе свистом и выкриками дело не ограничилось.

Протест тем не менее приняли, создав опасный прецедент. Физкультурные руководители подсказали простой и доступный способ спасать проигранные хозяевами матчи.

После долгих мытарств переигровку назначили на 8 ноября - срок для бакинцев абсолютно неприемлемый. 2 ноября они дома встречались с киевским "Локомотивом". Выехать в Ленинград могли только на следующий день. До войны футбольные команды путешествовали исключительно по железной дороге, путь до Москвы занимал более четырех суток, и в столицу бакинцы прибывали в лучшем случае в красный день календаря - 7 ноября, а в Ленинград - на следующий день за несколько часов до начала матча (игры глубокой осенью в связи с отсутствием на стадионах освещения проводились в дневное время), измученные утомительным пятидневным путешествием с пересадкой. В худшем, более вероятном, - в день назначенной встречи в Ленинград не попадали вообще. Поезда кавказского направления редко приходили в столицу по графику.

Так и случилось. Опоздали или вовсе не выехали - неизвестно. Имея небольшой шанс поспеть к матчу, стоило ли понапрасну тратить деньги? Не знаю. Во всяком случае, на игру бакинцы не явились. Им тут же засчитали поражение за неявку. Что и требовалось доказать.

Зная о проблемах азербайджанской команды, физкультруководители обязаны были во имя справедливости отодвинуть переигровку на несколько дней. При желании. Тем более что "Зенит" турнир завершил, торопиться ему было некуда, мог пару дней и подождать. Как подождал сталинградский "Трактор" - ни много ни мало два с половиной месяца. 18 августа предстояла игра с одесским "Динамо". Одесситы в Сталинград не прибыли. Вместо календарной игры чемпионата зрителям, затратившим время и деньги, показали товарищескую встречу "Трактора" с земляками из динамовского общества. Комитет наказать прогульщиков и не подумал, а игру после длительных разборок перенес на 3 ноября.

В истории с "Темпом" желания такого работники комитета не выказали, а точнее, желали они по неведомой нам причине отобрать у бакинских футболистов два трудовых очка и передать их ленинградским. В результате "Темп" с 15-й позиции опустился на 19-ю, а "Зенит" поднялся с 24-й на 22-ю. Наглядный пример (отнюдь не единственный) влияния кабинетных игр на дела турнирные, о чем мы не так давно говорили.

Удовлетворен был и протест "Пищевика", проигравшего "Торпедо" - 0:1. Повторная игра завершилась вничью - 2:2. Для комплекта упомяну еще о трех встречах, переигранных... "по милости" природы: "Локомотив" (Киев) - "Крылья Советов", "Электрик" - "Спартак" (Ленинград) были прерваны в связи с наступлением темноты, а матч ростовского "Динамо" с "Буревестником" ленинградский судья Василий Бутусов остановил на 82-й минуте из-за сильного ливня.

НЕУДАВШИЙСЯ РЕВАНШ

Победная серия значительно поправила турнирные дела "Спартака" - вывела его в лидеры. Однако в связи с внезапно возникшей трехнедельной паузой из лидера фактического он превратился в номинального - по очкам потерянным. Так и сидел в засаде, готовый, как только сравняется по сыгранным матчам с ведущими гонку, обогнать их по очкам. Это нервировало часто сменявших друг друга лидеров "очковых". Двойная арифметика (подсчет очков набранных и потерянных) не позволяла иметь четкое представление о шансах претендентов - на отдельных участках трассы в пелотоне насчитывалось с десяток команд.

Со старта и до финиша лидеры менялись столь же стремительно, как и власть во многих городах и весях в смутные годы революции и гражданской войны. Население в целях личной безопасности запасалось разных цветов флагами - красными, белыми, черными, зелеными... Утром, выглянув в окно и сориентировавшись в ситуации, вывешивали, во избежание конфликта с новой властью, нужный.

То же происходило и в турнирной таблице на всем протяжении шестимесячных боев. Укрепиться надолго на захваченной высоте никому не удавалось, отчего и рябило в глазах от калейдоскопической смены знамен - поначалу бело-голубых (Тбилиси и Киева), белых ("Торпедо"), красно-белых ("Спартак"). Бело-голубые полотнища динамовцев Тбилиси, Киева, Москвы и присоединившихся к ним на второй половине дистанции ленинградцев колыхались довольно долго. Ближе к концу разбавили их синие (в такой форме играл в 38-м ЦДКА), вышедшие наконец-то из засады красно-белые и даже оранжевые ("Металлург").

И прежде такое случалось, например, в осеннем первенстве 1936 года и в сезоне 37-го. И каждый раз последнюю черту, попеременно чередуясь, первыми пересекали москвичи - "Динамо" и "Спартак". В 38-м, пусть и терялись они порой в гуще народной, постоянно находились под пристальным взором прессы. Судя по тону большинства уделявших внимание футболу изданий, их-то и ожидали видеть первыми в финишном створе.

Вынужденный отражать настроение масс, вновь обращаюсь к "Спартаку" в надежде препроводить его сегодня к середине турнирного пути. В будущем для полноты картины уделю внимание, пропорциональное турнирным заслугам, всем участникам головной гонки, хотя бы из чувства благодарности за весомый вклад в поддержание интриги до последних сантиметров дистанции.

Два "враждебных" (исключительно в спортивном смысле) клана на отдельных отрезках двигались по схожему графику. "Спартак", как и "Динамо", завершив в июле успешную серию из четырех побед, в том же месяце осекся на том же сопернике - ЦДКА. Матч с армейцами помимо материального, турнирного ("Спартак" подошел к этой встрече с 13 очками в восьми играх, ЦДКА - с 12 в девяти), имел не менее весомое моральное значение. Футбольные эрудиты и те, кто внимательно читает наши публикации, знают, что в последнем матче сезона-37 "немотивированный", выпавший в осадок ЦДКА лишил "Спартак" последнего шанса на чемпионство. Ничья в той встрече (2:2) шокировала футбольную общественность не меньше, чем результат недавней игры вице-чемпионов Европы с Лихтенштейном.

Заряженный жаждой мести и желанием поставить зарвавшегося неудачника двух последних сезонов на привычное место, "Спартак" бросился на армейские позиции, но добился своего только на исходе получаса: Алексей Соколов в высоком прыжке эффектно направил головой мяч в верхний угол. Армия в долгу не осталась. Сразу после перерыва Орехов, тоже головой, переиграл не решившегося выйти на перехват вратаря Квасникова. Нервозность голкипера и неспособность Виктора Соколова противостоять фланговому бойцу Красной армии Григорию Федотову создавали спартаковской обороне серьезные проблемы. Минут через десять на очередной прострел Федотова своевременно откликнулся Киреев. Ответной реплики "Спартака" не последовало - 1:2. На короткое время лидер уступил занимаемую высоту и всю злобу от нереализованной мести обрушил на ни в чем не повинных и беззащитных харьковчан (5:0) и "Пищевик" (3:0). Предполагалось продолжение новой победной серии и в следующей игре - с ленинградским "Динамо".

ПАНИХИДА

Ленинградцы, ведомые тренером Михаилом Бутусовым, были на неплохом ходу и в отличие от прошлых лет не тушевались: жестко обработали ЦДКА, "Металлург", "Динамо" киевское и тбилисское. Спартаковцев горячее дыхание балтийских парней не смутило: приятный груз предыдущих четырех встреч с оппонентом ("+2" по победам и "+8" по мячам) они считали надежной гарантией от несчастного случая. К тому же играть в Москве при своей публике. Народу собралось много - тысяч сорок. Знали бы, чем кончится, и десяти бы не набралось. Футбольная общественность - в трансе. Ошеломил не столько проигрыш "Спартака", сколько его размеры - 0:4! В первом тайме - 0:3. После перерыва Александра Головкина сменил Владислав Жмельков. Его эффектная, не в ущерб надежности, игра не позволила гостям счет удвоить.

Журналисты, не успев осмыслить происшедшее, отважно принялись объяснять случившуюся с лидером катастрофу. На следующий день "Вечерка" отслужила по "Спартаку" панихиду. Газета обвинила команду в отсутствии системы игры и мысли, индивидуализме и тактической беспомощности. Не обошлось без дежурных упреков: "Государство затрачивает на физическую культуру большие средства. Немалая часть их приходится на долю московского "Спартака", который имеет все возможности для того, чтобы стать командой подлинно высокого спортивного класса. Однако "Спартак" не принимает к этому действенных мер".

Виновник всегда на виду: на железной дороге - стрелочник, в футболе - тренер. "Меньше всего виноваты в плохой игре сами футболисты, - утверждала газета. - В неудачах "Спартака" виновны руководство общества и его футбольные тренеры". Между прочим, тренировал "Спартак" Константин Квашнин - "родитель" первого советского чемпиона, московского "Динамо". Выходит, он вовсе не был причастен к лидерству "Спартака", солидному грузу набранных очков, с каким подошел он к фатальной встрече, восьми победам (в большинстве своем с огромным преимуществом) в 11 встречах.

Прогноз "Вечерки" надежд спартаковцам не оставлял: "Дело не в крупном проигрыше. С кем не бывает. Дело в стиле игры. Состояние, в котором находится Спартак", не позволяет рассчитывать на сколько-нибудь серьезный успех в первенстве".

Запомните эти слова. Сравним их с рецензиями на игру спартаковцев по окончании сезона. В заключение автор, кстати, весьма авторитетный, толк в футболе знающий, слегка прикрывшись инициалами - М.К. (люди сведущие легко их расшифровали), писал: "Все это - не личное дело "Спартака". В его успехах... заинтересована вся советская физкультура, вся наша страна, проявляющая исключительное внимание к мастерам спорта".

Со страниц "Красного спорта" лилась та же грустная, траурная мелодия, словно создавалась одним "композитором". Послушайте: "Победа ленинградского "Динамо" не была, пожалуй, неожиданностью. Неожиданностью был разгромный счет. И, к сожалению, этот счет объясняется не тем, что ленинградцы играли особенно сильно, а тем, что "Спартак" играл на редкость плохо... В составе команды есть игроки, играющие недопустимо плохо... Игроки сбиты с толку бесконечными перестановками. Порочна сама система игры..."

Подмена серьезного, вдумчивого, профессионального анализа скоропалительными, сделанными под влиянием сиюминутных эмоций выводами после отдельных случайных неудач, как и безмерное славословие, эйфория на грани с истерикой по поводу редкого, как в лотерее, выигрыша - болезнь застарелая.

Николай Старостин, затаив обиду, высказался после завершения чемпионата: "Много воли нужно было тренерскому совету, чтобы при неудачах не идти на поводу у некоторых наших быстрых на выводы футбольных авторов. Тренерский совет знал, чего он хотел, и умел ждать результатов работы. Сейчас следует напомнить многим специалистам, что их заявления оказались по меньшей мере скороспелыми".

Что же до проигрыша ленинградцам, причина его, по мнению Старостина, довольно прозаична. Много позже, в феврале 40-го, в откровенном интервью "Вечерней Москве" Николай Петрович сказал следующее: "Проиграли в основном из-за одного игрока - из-за вратаря Головкина. Команда играла сильно, но вратарь пропустил непростительные мячи. После игры выяснилось, что Головкин провел перед матчем бессонную ночь. Все стало ясно. Десять человек из команды упорно готовились к игре, стремясь к победе, а одиннадцатый не готовился, и матч был проигран".

Только автор обозрения в журнале "Физкультура и спорт", успевший увидеть победные игры "Спартака" до и после случившейся катастрофы (журнал выходил раз в две недели), веры в "Спартак" не терял, закончив отчет о проигранном матче оптимистическим прогнозом. "Класс команды делает ее одним из основных претендентов на первенство", - считал Оганесов.

Так оно и случилось. Спартаковцы, несмотря на отдельные проколы, с первых и до последних турнирных дней оставались в числе главных претендентов на чемпионское знамя.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...