Газета
2 июля 2004

2 июля 2004 | Олимпиада

ОЛИМПИЗМ

ОЛИМПИЙЦЫ-2004

В кинофильме "Баллада о спорте" звучала трогательная песня о тренерах, в которой были такие слова: "Да разве сердце позабудет того, кто хочет нам добра, того, кто нас выводит в люди, кто нас выводит в мастера". Увы, в реальной жизни все гораздо прозаичнее и печальнее. Как-то почти незаметно прошел юбилей выдающегося тренера, подарившего миру трехкратную абсолютную чемпионку мира по спортивной гимнастике (между прочим, единственную в истории) Светлану Хоркину. А ведь Борису Васильевичу Пилкину в мае исполнилось 75...

Сейчас он и его воспитанница готовятся к Афинам. Мне показалось интересным взглянуть на главную олимпийскую надежду России в спортивной гимнастике, на звезду спорта и театра Хоркину глазами ее незвездного тренера.

Борис ПИЛКИН

"СУДЬИ В ДОЛГУ ПЕРЕД ХОРКИНОЙ. МОЖЕТ, В АФИНАХ ДОЛГ ВЕРНУТ?"

АБСОЛЮТНОЕ ОЛИМПИЙСКОЕ ЗОЛОТО - НАША ОБЩАЯ МЕЧТА

- Это будет уже третья наша со Светой Олимпиада, - начал беседу Борис Васильевич. - И наверняка она окажется самой трудной. Дело не только в моем или Светкином возрасте, хотя, чего уж скрывать, с годами ей все труднее биться с молодыми амбициозными девчушками, да и мне совсем теперь непросто придумывать новинки для ее композиций. Но очень уж хочется, чтобы, наконец, сбылась наша со Светланой мечта и она стала абсолютной олимпийской чемпионкой. Когда мы с ней дебютировали на Играх - это было в Атланте в 1996 году, Свету еще не считали лидером ни тренеры сборной, которые не поставили ее тогда первым номером, ни арбитры. В нашем субъективном виде очень большое значение имеет то, когда ты выйдешь к снаряду, а первые номера, как правило, выступают под занавес командного турнира, то есть мощь команды демонстрируется как бы по нарастающей. Ну а то, что случилось в Сиднее, иначе, как несчастным случаем, и не назовешь. Тогда я очень надеялся на успех. У Светы было все: и столь влияющий на арбитров авторитет, и уверенность в собственных силах, и удачно сбалансированная по сложности и технике программа. После квалификации она опережала ближайшую конкурентку на полбалла. И вдруг эта нелепость с конем во время опорного... Конечно, мы жутко расстроились, поэтому Хоркина и брусья потом завалила.

- Насколько я знаю, это вы отсоветовали Светлане Хоркиной переделать прыжок, когда организаторы признали, что конь был неправильно установлен.

- Именно так. А что толку-то от этой перепрыжки? Все равно результат брусьев не исправишь. Не скрою, было в моем решении и желание уязвить австралийцев. Ведь они предложили Свете вторую попытку явно для очистки совести, прекрасно понимая, что в любом случае нам соперниц не догнать. Нет уж, подумал я, нечего за наш счет решать морально-этические проблемы оргкомитета. Пусть это поражение останется на их совести.

- И всегда Светлана себя ведет, как послушная ученица мудрого тренера?

- Характер у нее ого-го! Бывает, что спорит, противоречит, но если ей объяснить все с фактами на руках, показать, где именно она не права, то Света очень быстро внемлет голосу разума. Нужно только уметь убедить ее.

СТЕРВА В НЕОБХОДИМОЙ СТЕПЕНИ

- Вы считаете себя строгим тренером?

- Что вы! Я даже голос никогда на тренировках не повышаю. Наверное, в этом мой самый большой недостаток как педагога. Уверен, будь у Хоркиной более жесткий и строгий наставник, успехов бы она добилась куда быстрее и гораздо более весомых. А с другой стороны, Светлана - натура очень ранимая, болезненно реагирующая на любую критику. Так что строгость - это палка о двух концах, главное - не перегнуть, чтобы человека не сломать. Иногда, случается, я по болезни пропущу несколько тренировок, а когда приду в зал, Светка жалуется: мол, без вас, Борис Васильич, ничего не ладится. Гимнастика вообще очень тонкая штука, и в работе со спортсменами нужно обращать внимание на любую, даже кажущуюся незначительной деталь. Голову тренера в нашем виде спорта я бы сравнил со сверхмощным компьютером: необходимо все просчитать, учесть огромное количество нюансов и выдать нужный результат в виде программы, идеально подогнанной под конкретного исполнителя. При этом обязательно нужно иметь в виду и индивидуальные особенности Хоркиной. Например, то, что она многое не умеет делать, а что-то - просто не хочет.

- Неужели ленится?

- (Хитро улыбается.) Бережет она себя. Не любит в последнее время отрабатывать, вот и приходится мне с ней больше теорией заниматься, чем практикой. Но сейчас, за два месяца до Олимпиады, она понимает, что учиться плавать на берегу неэффективно. Однако характер есть характер.

- Сильно волнуетесь, когда ваша воспитанница выходит к снаряду на Олимпийских играх или мировых первенствах?

- Абсолютно не волнуюсь. Я же 50 лет в гимнастике, из которых 20 посвятил Свете, и прекрасно знаю, где и когда она может ошибиться, а где пройдет чисто. Потому что, как правило, если она что-то недоработала на тренировке, не довела до ума какой-то элемент, то именно в этом месте и ошибется на соревнованиях. Причем из-за турнирного нервного напряжения ошибка становится грубее, более выпуклой, что ли. Такой вот справедливый и суровый закон. А чудес в нашем деле не бывает, это я вам ответственно заявляю.

- Неужели даже на чемпионате мира-2003 в Анахайме, где Хоркина в третий раз выиграла абсолютное первенство и где перед последним снарядом она уступала американской гимнастке, вы не волновались?

- Ни в коем случае. Меня же там не было. Я в Америку не полетел по состоянию здоровья. Куда мне в мои-то годы такие дальние перелеты? И потом все, что от меня зависело, я сделал на тренировках. Светка просто умничка, что четко выполнила свою задачу в Анахайме. Она умеет в решающие моменты собираться. Словно пружина сжимается и выстреливает. Поразительная нервная система у девушки! Вообще, Света очень упертая, в хорошем смысле этого слова. И даже в необходимой степени... стерва. Но без этой стервозности в спорте больших достижений никуда. Есть у нее одна черта: никогда ничего делать не будет, если не чувствует острой необходимости в этом. Поэтому свою задачу я вижу еще в том, чтобы убедить ее в целесообразности тех или иных действий. Если поверит - пойдет до конца, в лепешку расшибется, но своего добьется.

ГИМНАСТКИ КАК САМОЛЕТЫ

- Не раз приходилось слышать, что вы при первом знакомстве забраковали Хоркину, посчитав ее бесперспективной, и только ваша супруга убедила вас все-таки обратить внимание на долговязую девчонку. Какие же аргументы она нашла?

- Никаких особенных аргументов не было. Дело в том, что моя жена тоже работала тренером, и Света была из семьи наших общих знакомых. Она занималась у моей жены. А по поводу того, что я "забраковал" ее - слово-то какое казенное... Вся проблема была в Светкином росте. Она для своих 5 лет была довольно высокой и не вписывалась в канонические таблицы соотношения возраста и роста, принятые в спортивной гимнастике. Например, считалось, что на ее любимых сегодня брусьях с такими физическими данными просто нечего ловить: долговязые не вписываются в систему рычагов, в роли которых выступают руки и ноги спортсмена при перелетах. Да, Света опровергла все прежние представления и стала королевой брусьев, но чего это стоило... Помню, я мобилизовал все свои познания в физике и физиологии человека, чтобы рассчитать такие элементы и связки, которые позволили бы моей ученице превратить ее недостатки в достоинства. Без ложной скромности скажу, что мне удалось совершить настоящую революцию в технике подготовки гимнаста. Но все это было потом, а тогда я просто решил не расстраивать супругу и взял эту дылду с собой в тренировочный лагерь. Ей так понравилось там, что выгнать из зала эту девчонку было невозможно. Даже во время тихого часа тайком туда пробиралась. Сумасшедшее трудолюбие было у нее в детстве. Этим и подкупила меня. А еще у Хоркиной очень развито чувство соперничества. Я за свою спортивную жизнь немало поездил и привозил из разных городов и стран всевозможные сувениры, которые потом в качестве призов разыгрывал среди своих учеников. Так вот, в этих состязаниях Света всегда была одной из лучших. Азарт!

- Вы упомянули таблицы соотношения роста и возраста. И каковы же по ним параметры идеальной гимнастки?

- Все зависит от конституции человека. Оптимальным считается рост 160 см. У Светы же - 165. А когда ты совершаешь головокружительные полеты, важен каждый миллиметр. Знаете, я иногда шучу, что в нашем виде спорта человек похож на самолет: из того пассажиры выходят в определенной последовательности, чтобы не нарушить центровку, вот и у нас лишние 5 сантиметров вполне могли нарушить центровку и поставить крест на спортивной карьере Хоркиной.

- Вашему союзу уже более двух десятков лет. Восемь последних сезонов вам и вашей воспитаннице нет равных. Как удается так долго оставаться на вершине?

- Наверное, все дело в универсализме. В молодости я перепробовал себя почти в полутора десятках видов спорта, и во многих из них заработал первый разряд, в том числе даже в баскетболе и футболе. И из каждого до сих пор переношу в гимнастику какие-то интересные и полезные, как мне кажется, вещи. Благодаря этому и методику тренировок разработал совершенно уникальную. Главное - не коснеть в догмах, а все время искать что-то новое.

ДЕЛАЕТЕ МОСТИК? ТОГДА ВАМ НЕ КО МНЕ!

- Какие виды спорта дают наиболее обильную пищу для размышлений тренеру Пилкину?

- Очень много интересного я почерпнул из подготовки легкоатлетов. Между прочим, в институте я был рекордсменом курса по прыжкам в высоту. Полгода никто не мог мое достижение побить. В русском хоккее кое-какие тренировочные приемчики подглядел. Да долго перечислять. И в прыжках в воду, и в коньках куча всего полезного. Постепенно я пришел к выводу: основа успеха - в технике. Разработать технику, позволяющую без серьезных травм выводить спортсмена на пик формы, - вот задача хорошего наставника. Я всегда избегал элементов, которые могут привести к травме ученика. Например, полностью исключил сальто вперед. Конечно, программы нужно усложнять, но не ценой здоровья. Необходимо найти оптимальное соотношение сложности, красоты и техники исполнения. Свете я никогда не задавал делать мостики или перевороты. Потому что здоровый позвоночник - основа гимнастики, его беречь нужно! Когда слышу, что есть талантливая девочка, которая замечательно делает мостик, сразу говорю: "Это не ко мне!"

- Что из вашей богатейшей личной спортивной практики произвело на вас самое яркое впечатление?

- В 1954 году в бытность мою баскетболистом я отыграл целый тайм против каунасского "Жальгириса". Тогда в розыгрыше Кубка ВЦСПС наша команда смоленского физкультурного института встречалась с литовцами, и первая половина матча завершилась со счетом 34:4 - понятно, в чью пользу. Но я очень горжусь тем, что два очка из этих четырех довелось забить мне. Однако одним из главных своих достижений считаю то, что убедил Хоркину поехать в Сидней.

- А что, она не хотела?

- Да. Может, боялась, а может, не желала перетруждать себя, ведь подготовка к Олимпиаде - это ад. Я ей тогда все время говорил: "Светочка, ну чего ты боишься? Ведь у тебя есть все данные, поставлена отличная программа, все у тебя получится". В преддверии Сиднея серьезно изменились правила судейства и система начисления баллов, но я задолго до этого предвидел, куда пойдет спортивная гимнастика, и разработал для Светланы программу, которая идеально соответствовала всем новым требованиям. И когда перед Олимпиадой судьи просматривали видеозаписи выступлений гимнасток, все в один голос заявили: наиболее отвечает современным тенденциям программа Хоркиной. Грех было бы в такой ситуации пропустить Сидней.

- А перед Афинами какие-то новшества в судействе были?

- Нет. Но мы все равно попытались максимально усложнить наше выступление.

- Сейчас кажется, что гимнастика достигла пика человеческих возможностей. Вы согласны с этим или считаете, что нет предела совершенству?

- Конечно, дальнейшее развитие возможно. Какие-то элементы будут исключаться, а вместо них вводиться новые, более сложные.

КОНКУРЕНЦИЯ В АФИНАХ БУДЕТ СУМАСШЕДШЕЙ

- Для вас как для тренера Светланы выигрыш вашей ученицей титула абсолютной чемпионки Игр, наверное, важнее, нежели командное золото. А вот сама Хоркина в недавнем интервью "СЭ" призналась, что хотела бы уйти из большого спорта, поднявшись напоследок на высшую ступень пьедестала почета вместе со всей сборной.

- Не буду лукавить и скажу прямо: гимнастика - это все-таки индивидуальный вид спорта. Даже работая на благо команды, ты выступаешь и за себя. Невозможно вытянуть команду на первое место посредственным выступлением. Зато сколько раз бывало, что своей блестящей безошибочной композицией на брусьях или в вольных Хоркина поднимала сборную в турнирной таблице. Так что все взаимосвязано. Но для меня абсолютное золото Светы в Афинах станет самой большой наградой за все годы нашего с ней титанического труда. И для нее тоже. Она заслужила это. Вот в середине июня прошли чемпионат России и Кубок страны. Разве это дело, что моя воспитанница почти на целый балл опережает в многоборье второго призера? Неужели на Олимпиаде вся команда опять будет ждать, когда придет "железная Хора" и спасет всех? Нет, уж пусть и остальные подтягиваются, так будет справедливо. И как бы я ни болел за сборную, все же сильнее буду переживать за Светлану в индивидуальном первенстве. А у главного тренера голова должна болеть о том, кого отрядить в поддержку лидеру. Ведь сейчас правила очень жесткие: в командном первенстве зачет будет вестись по трем участницам. Поэтому нужно безошибочно выбрать самых стабильных и мастеровитых.

- А кого вы считаете нашими главными конкурентками в Афинах?

- Традиционные соперницы, румынки, довольны сильны, но за годы после Сиднея подросли и серьезно будут претендовать на медали сборные США, Китая, Бразилии, Испании, Австралии. Еще раз подчеркну: в ситуации, когда зачет ведется по трем спортсменкам, цена каждой ошибки неимоверно возрастает, и на это нужно делать серьезную поправку. В Греции нам будет особенно тяжело, потому что американцы уже сегодня заявляют: у них есть 2-3 гимнастки, которые подготовили в многоборье программы из 38 баллов и выше. То есть по сложности примерно такие же, как у Светы.

- Насколько я понимаю, на Кубке и чемпионате России ваша подопечная выступала с олимпийской программой?

- Совершенно верно. Но нужно еще кое-что доработать. В частности, из-за недавней травмы Света вынуждена была опустить кое-какие элементы в вольных упражнениях и на бревне, из-за чего базовые оценки наших композиций тут пока не дотягивают до 10 баллов.

- Насколько серьезна эта травма?

- Надрыв связок стопы. Света получила ее за неделю до майского чемпионата Европы в Амстердаме и поехала на него с недолеченной ногой.

РЕВНОСТИ К ТЕАТРУ НЕТ, НО...

- Вы не скрывали своего неодобрения "театрального романа" вашей воспитанницы.

- А как я могу его одобрить? Вы не подумайте, дело не в ревности, просто я считаю, что неправильно распылять силы и разрываться между двумя такими серьезными делами, как театр и спорт. Я ведь замечал, что она после своих репетиций была выжата как лимон. Не только физически, но и эмоционально. И какие после этого могут быть нагрузки в зале? Сломается враз. А если мы хотим серьезно готовиться к Олимпиаде, если рассчитываем на золото в многоборье, то тренировкам нужно посвящать себя без остатка. Слава богу, что сейчас она определилась со своими приоритетами и на первом месте у нее Олимпиада. Ведь в Афинах Светлана может установить уникальное достижение, завоевав гимнастическое золото на трех Играх. Ради этого стоит постараться.

- Но она уже вошла в историю, став первой трехкратной чемпионкой мира в многоборье. Разве для вас это менее ценно, чем одна золотая олимпийская медаль в абсолютном первенстве?

- Я не задумывался над этим. Хотя... Олимпиада бывает раз в четыре года, а потому ее золото значимее. Между прочим, мы еще в Атланте вполне могли покорить эту высоту. Помню, как Света шла одной из первых и в вольных заслужила оценку 9,8. Но судьи рассуждали, очевидно, так: "Соревнования только начались, а мы уже поставим такую высокую оценку? Что тогда фаворитам выставлять?" И в итоге Хоркина получила 9,6. Так что у судей перед Светланой должок. Может, в Афинах отдадут?

- Вы говорили, что не ревнуете ее к театру. Почему же Светлана не пригласила вас на свою премьеру, когда она дебютировала в роли Венус в пьесе Миллера?

- Мне тогда было чуть обидно. Потом она объясняла, что не хотела меня расстраивать, зная мое негативное отношение к ее сценическим экспериментам. Но, думается, дело не только в этом. Возможно, она не захотела, чтобы я увидел ее в другой ипостаси. Ведь столько лет я был для нее учителем, она для меня ученицей, а тут...

ДЛЯ КНИГИ ВРЕМЯ ЕЩЕ НЕ ПРИШЛО

- Вы уже морально готовы к тому, что эти Игры станут последними в спортивной карьере Хоркиной?

- Сразу и резко уходить из спорта нельзя. Это чревато травмами и болезнями. Нельзя организм, привыкший к сверхнагрузкам, в одночасье разгружать. Так что еще год-другой Света, думаю, будет выступать на различных коммерческих и показательных турнирах. Техника у нее не просто высокая, а почти совершенная.

- Не думаете о том, чтобы подготовить смену великой гимнастке?

- Даже и не знаю. Конечно, хочется, чтобы уникальные разработки не пропали, а вот хватит ли у меня сил и здоровья, чтобы все вновь начать с нуля, вопрос...

- Может, тогда вам стоит передать свое тренерское наследие кому-нибудь из коллег? Или книгу написать?

- Книгу говорите? (Улыбается.) Да надо бы. Но все некогда. Хотя люди порой пристают: Васильич, напиши. А я говорю: вот выиграем со Светкой Афины, тогда и подумаю о книге. Просто же передавать свой опыт кому попало не желаю. Мне хочется, чтобы моим наследником стал человек, по-настоящему преданный гимнастике, единомышленник мой, что ли... Хотя я еще на покой не собираюсь.

- К сожалению, в наше прагматичное время гимнастика не входит в число наиболее популярных у детей и их родителей видов спорта. Многие отдают своих чад в секции футбола или тенниса.

- Да, в России мы не самые модные. А вот за границей сейчас самый настоящий гимнастический бум. Только в США клубов тысячи три.

- Кстати, иностранцы вас не приглашали поработать у них?

- Отчего же... Китайцы, например, недавно звали. Только я так думаю: чего это русский тренер будет помогать нашим конкурентам? И представляю себе такую картину: стоит Света на верхней ступеньке пьедестала, а по бокам две китаянки... Нет, не буду я в этом участвовать. В то же время обидно, что у нас о людях, зарабатывающих славу для страны на Олимпийских играх, вспоминают только раз в четыре года. А все остальное время на первых ролях футбол и хоккей, хотя болельщики уже и забыли, когда в последний раз побеждали наши сборные. Мне Геннадий Шипулин, тренер нашего белгородского волейбольного клуба "Локомотив", часто говорит: "С твоими спортивными трофеями я бы любые двери ногой открывал, выбивал бы любые привилегии". А мне даже звание почетного гражданина Белгорода не дали. Спасибо, хоть Свету признали. Да что звание, квартиру более просторную получить проблема. Хорошо хоть, что теперь за олимпийское золото спортсмен и тренер получают одинаковые призовые.

- Как отмечаете победы воспитанницы?

- Да как мне их отмечать в мои годы? Света выиграет - так я себя сразу лучше чувствовать начинаю. Моментально силы прибавляются.

Ровшан АСКЕРОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...