Газета
21 мая 2004

21 мая 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1937. Часть девятая

Продолжение. Начало на стр. 12

РЕВАНШ ЮНИОРОВ

11 сентября наши юноши провели первый международный матч. Встречи советских и испанских футболистов продолжились на юниорском уровне: команда стадиона Юных пионеров принимала на взрослом динамовском стадионе команду Басконии. В ее составе были дети, вывезенные в СССР из воюющей Испании. Судил игру тоже взрослый арбитр, лучший в сезоне 1937 года, глубоко испанскими виртуозами уважаемый Владимир Стрепихеев.

Обстановка похожа на встречи мастеров двух стран: переполненные трибуны, множество транспарантов на русском и испанском языках, государственные флаги СССР и Испании, капитаны обмениваются цветами и пламенными речами. Ребята безукоризненно выполнили инструктаж взрослых: говорили коротко и о главном - отсалютовали лучшему другу детей всей планеты.

Первым подходит к микрофону Коля Кустов:

- Наши отцы завоевали для нас радостное детство. Мы надеемся, что вы вернетесь в свободную Испанию. Да здравствует наш великий друг и учитель товарищ Сталин!

Ответный "тост" произносит 14-летний (15 исполнится ему в ноябре) невысокий испанский паренек Августин Гомес:

- Советским пионерам наш пламенный пионерский привет! Мы счастливы, что находимся в советской стране. Вива Сталин!

Вы не ошиблись: это тот самый Гомес, что в послевоенные годы капитанствовал в московском "Торпедо", дважды держал в руках кубок, привлекался в сборную второй своей родины, а в 53-м был премирован бронзовым жетоном за успех родного автозавода в союзном чемпионате.

А теперь все внимание на поле. Наши фактурнее, да что там говорить, видно невооруженным глазом - взрослее испанской детворы. Те шустрее, техничнее. У нас выделяется левый хав Саша Якшин. На 6-й минуте, подключившись к атаке, он метров с 20 вколотил мяч под планку. До перерыва наследник Исидро Лангары центрфорвард Агирре виртуозно обыгрывает всю нашу защиту и четко бьет низом.

Во втором тайме юные пионеры забили последний в матче гол - 2:1. Наши юниоры в отличие от взрослых престиж советского футбола не уронили.

ДВОЙНОЙ УРОЖАЙ ПАРФЕНТЬЕВЦЕВ

Пункт седьмой постановления всесоюзного комитета гласил: "Обязать все республиканские и областные комитеты по делам физкультуры и спорта организовать ежегодное проведение первенств среди колхозных и совхозных команд".

Между тем футбольное первенство колхозников дебютировало еще в 36-м. Тогда команда "Коллективист" Московской области обыграла в финале коммуну имени Ленина Днепропетровской области - 3:2. К моменту появления на свет детища Кноповой близился к концу второй всесоюзный турнир колхозных футболистов. Среди небольшой группы выживших (соревнования проводились по олимпийской системе) находился и прошлогодний чемпион. Шагал он уверенно, на заключительную игру вышел как стеклышко - абсолютно "сухим": 16 забитых мячей и ни одного пропущенного. В финале чемпиона ожидали "грузины" (смысл закавыченного слова раскроется, как только отведаете "компот") - команда колхоза имени Кирова. На предварительном этапе называли футболистов тбилисцами, словно в промышленно-административном центре колхозы разводили. К финалу поправились, определили местоположение колхозников расплывчато, но в целом верно - Грузинская ССР.

Заключительный матч организовали, как и школьникам, по высшему разряду - на переполненном московском стадионе "Динамо". Погода колхозникам благоволила. Играли под ласковыми лучами осеннего солнца.

В 15 часов по московскому времени свисток столичного судьи Всеволода Кузнецова (он обслуживал матчи группы "А") вызвал команды на поле. Коллективисты - в красной форме, их соперники - в белой. После обмена любезностями и букетами цветов игра началась.

Исторические аналоги здесь правомерны. События развивались, как на стыке 20-х годов. Вначале наступали, и небезуспешно, "белые" (2:1), затем "красные" развернули наступление по всему фронту и наголову разбили противника - 5:2.

После игры победителей в торжественной обстановке поздравил, вручив им кубок, не кто иной, как первый зам. главы физкультурного комитета, председатель Главной спортивной инспекции Борис Кальпус. Не случайно. Борис Алексеевич помимо всего прочего курировал физкультурную работу в деревне.

Ну а теперь обещанный компот.

"Коллективист" (Московская область) - Колхоз им. Кирова (Грузинская ССР) - 5:2 (1:2)

Голы: Синицын, 12 (1:0). Фриц Ферингер, 23 (1:1). Альберт Бидлинмайер, 28 (1:2). Флягин, 65 (2:2). Синицын, 75 (3:2). Васильев, 80 (4:2). Синицын, 89 (5:2).

"Коллективист": П. Макаров, Волков, М. Горячев, В. Горячев (капитан), М. Макаров, Зайкин, Флягин, Синицын, Васильев, Перов, Казаков.

Колхоз им. Кирова: Ферингер, Арутюнов, И. Ильк, П. Ильк, Маурер, Райер, Миллер, Ф. Ферингер, Ланге, З. Бидлинмайер, А. Бидлинмайер (капитан).

Судья: В. Кузнецов (Москва).

18 сентября. Москва. Стадион "Динамо". 60 000 зрителей.

Если ориентироваться на национальный состав финалистов, матч этот вполне вписывался в разряд международных: СССР - Германия. Вернее, СССР - Люксембург. Именно так называлось место (по-грузински - Люксембурги) компактного проживания немцев на грузинской территории. Созданная в Люксембурги команда оказалась сильнейшей в республике. Немецкие труженики села и примкнувший к ним Арутюнов разгромили в финале коренных, грузинских колхозников - "Шемокмеди" Махарадзевского района - 8:1 и получили право представлять сельский футбол Грузии на всесоюзном турнире. Как вы только что убедились, небезуспешно.

Турниру колхозников уделили достойное внимание. После финальной игры "Красный спорт" (от 19 сентября) удостоил сельских спортсменов (первенство разыгрывалось и по другим видам спорта) передовицей с явно выраженным пропагандистским уклоном. "Из года в год, изо дня в день растет благосостояние колхозной деревни. Мудрая сталинская политика нашей партии привела колхозное крестьянство к радостной, зажиточной жизни". Бумага безмолвно терпела эти бесстыдные слова, произнесенные после организованного "отцом родным" разгрома деревни и страшного голода, унесшего миллионы жизней. Довольно о лучшем друге тружеников села. Победители колхозного первенства заслуживают куда большего внимания.

Сельскую команду "Коллективист" организовали летом 1924 года в деревне Парфентьево, что в двух с половиной километрах от Коломны. Группа ребят соорудила на сочном деревенском лугу ворота и загоняла в него мячи. Не каждая команда мастеров из числа показательных могла похвастать столь "древним" происхождением. Первый капитан "Коллективистов" Иван Сидоров получил в описываемое нами время весьма солидный пост - председателя Моссовета!

В 1928 году парфентьевцы обзавелись взаправдашним стадионом. Построили его сами на деньги, полученные от платных спектаклей и нескольких субботников. К первому всесоюзному турниру команда готовилась, как писали газеты, "без всякой системы и даже без... бутс". И мячей катастрофически не хватало. Инвентарем колхоз и районное начальство не обеспечили. Зато спорткомитет Москвы помог тренером, прислал на десять дней Алексея Шапошникова. Имя в те годы в футбольных кругах известное: играл за сборные Москвы, РСФСР и Союза, участвовал в первом матче сборной СССР с турками в 1924 году.

То ли учитель оказался талантливым, то ли ученики восприимчивыми, но десятидневных занятий хватило, чтобы выиграть первый всесоюзный колхозный турнир. Команду премировали тремя тысячами рублей. Появилась возможность инвентарем футбольным обзавестись. Не тут-то было. Сельское начальство (председатель сельсовета и председатель колхоза - за давностью лет фамилии не называю) деньги у ребят выманило и благополучно растратило.

К новому турниру чемпионы готовились под руководством старого московского футболиста, правда, не столь именитого, - Василия Макарова. Эффект тот же: "Коллективист" - чемпион.

Команда в соку, средний возраст - 25,6 года. Самый "старый" - 34-летний капитан Владимир Горячев. Самый юный - Михаил Зайкин. Пошел ему девятнадцатый годок. Лучший бомбардир тоже молод - 20-летний Алексей Синицын, прозванный "коломенским Семичастным". Любопытное совпадение: в 37-м финал Кубка СССР среди команд мастеров и колхозников разыграли Москва (с областью) и Грузия. В обоих случаях москвичи выиграли с одинаковым счетом 5:2, у победителей по хет-трику сделали "однофамильцы" Семичастные - Михаил московский и Алексей коломенский.

В летописи 1936 года я допустил оплошность, ни словом не обмолвившись о первом турнире колхозников и его победителе. Испытывая чувство вины перед сельскими футболистами и командой "Коллективиста" в частности, уделил им сегодня достаточно места. Благо чемпион остался прежним. Думаю, долги вернул.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ СВОБОДА!

Пункт 10-й из постановления комитета: "Разрешить свободный переход игроков из одного клуба в другой один раз в году по окончании футбольного сезона, т.е. с 1 по 30 ноября с тем, чтобы уход игрока из организации обсуждался на собрании футболистов".

Вопрос животрепещущий, сложный, в годы Советской власти практически не разрешенный из-за неопределенного статуса футболистов: не любители (нигде не работая, кормились исключительно футболом), но и не профессионалы - по многим параметрам, и прежде всего - отсутствию контрактной системы. Не связанный жесткими контрактными узами спортсмен имел право сменить команду. Правда, права его ограничивали издававшиеся чуть ли не ежегодно инструкции - все более объемные, сложные для понимания, с бесчисленным количеством взаимоисключавших друг друга параграфов. Все эти инструкции, вместе взятые, гроша ломаного не стоили, ибо самые жесткие запреты и ограничения смиренно смолкали под воздействием одного-единственного телефонного звонка "оттуда".

Самую короткую, четкую и доступную инструкцию породил физкульткомитет в 1937 году. В ней через месяц после публикации постановления ("О порядке перехода из коллектива в коллектив") сдвинули сроки - с 1 января по 1 декабря - и уточнили детали: "Каждый игрок лично заполняет карточку-заявление, которую можно получить в футбольно-хоккейной секции. Эту карточку игрок подает в секцию не через представителя, а лично и только один раз. Если он подаст более одной карточки или попросит аннулировать прежнюю, то будет дисквалифицирован на год, до 1 ноября 1938 года.

Перед подачей заявления о переходе игрок должен получить визу в том коллективе, где состоял раньше. Отказ коллектива в выдаче визы никоим образом не может служить препятствием к переходу в другой коллектив".

В общем, все предельно ясно, кроме одного: на кой, извините, ляд разрешение (виза) коллектива, если воспрепятствовать переходу игрока она не в силах?

Примечание: "Игроки, состоящие в кадровых частях РККА, правом на переход не пользуются". И без того понятно. Армия - организация особая. Попасть туда много проще (во всяком случае, при Советской власти так было), чем выбраться оттуда до истечения срока службы.

Наконец, главная цель нововведения: "Постановление Всесоюзного комитета, включающее пункт о свободном переходе игроков, должно помочь росту наших команд, укрепить и расширить их состав, ликвидировать слабые места".

Идея ясна: баски показали несостоятельность ведущих советских клубов в противоборстве с сильнейшими европейскими командами. Только серьезно укрепленный "Спартак", да и то при весомой поддержке арбитра, добился положительного результата. Теперь состоятельные клубы и ведомства получали возможность привлечь ароматным пряником талантливых футболистов из близлежащих районов и с периферии. Занимались этим и раньше, преодолевая существующие ограничения, общественное мнение и идеологические препоны, - изменивший коллективу способен изменить родине. Вспомните, сколько булыжников было брошено в киевский огород, куда руководители динамовского ведомства заманивали ведущих игроков Днепропетровска, Одессы, Николаева...

В новых условиях процедура упрощалась. На базе сильных клубов проще было создать боеспособные сборные городов. Для чего? Ответ содержался в пункте двенадцатом: "Обязать комитеты по делам физкультуры и спорта г. г. Москвы, Ленинграда, Киева, Тбилиси, Харькова, Баку, Одессы, Ростова-на-Дону в целях поднятия класса и подготовки к международным играм создать сборные футбольные команды по одной в каждом городе".

Не перестаю удивляться наивности высших физкультурных чинов. Каждый год, и не думая вступать в мировое футбольное сообщество, они планировали встречи советских команд с сильнейшими европейскими - англичанами, чехословаками, французами... Железная позиция ФИФА, понятное дело, не позволяла реализовать утопические прожекты физкультурного начальства.

Некоторые горячие головы предлагали создать самостоятельно действующие сборные, чему решительно воспротивился Николай Старостин: "Создавать постоянные, оторванные от клубов сборные бессмысленно. Кроме двух-трех международных матчей, им не с кем будет играть. Если будут международные встречи, то хватит двух недель, чтобы создать сборные городов Москвы, Ленинграда, Киева или Тбилиси".

РАЗМАХ РУБЛЕВЫЙ...

Дней через десять после выхода в свет постановления работа по организации турнира сборных закипела. В середине сентября физкультурный комитет Москвы обратился в комитет всесоюзный - просил разрешения сформировать сборную столицы и утвердить перспективный план ее деятельности. Для начала предлагалось организовать в праздничные дни (в связи с 20-летием Октября) встречи сборных Москвы и Ленинграда, а затем отправить москвичей в один из южных городов и арендовать там стадион для двухмесячных (январь - февраль) тренировок. В марте игроки возвращаются в свои клубы, но время от времени члены сборной привлекаются к кратковременным тренировкам для подготовки к "интернациональным" (то есть международным) матчам. Формирование сборной московский комитет поручил... читателям газеты "Вечерняя Москва".

"Вечерка" на поручение физкультурников откликнулась охотно, выполнила его оперативно. Через неделю список кандидатов лежал на зеленом сукне председательского стола главного физрука столицы. На следующий день, 26 сентября, газета опубликовала имена народных избранников. Среди них семь динамовцев, шесть спартаковцев, пять металлургов, три выбывших в группу "Б" армейца и один коренной обитатель той же группы - автозаводец. Только игрокам "Локомотива" места в сборной не нашлось.

"Вечерка" периодически информировала о планах всесоюзного комитета по организации турнира сборных. Планы начальства менялись с частотой и непредсказуемостью взбалмошной красавицы.

В конце сентября решили провести однокруговой турнир шести сборных - Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, Одессы и Тбилиси. Составили четкий календарь. Продолжительность турнира - 21 день (с 8 по 29 ноября), периодичность игр - раз в четыре-пять дней. Первые туры - с разъездами, с наступлением холодов игры переносятся на Украину, в случае необходимости - в Тбилиси.

Через неделю созрел новый вариант: восемь команд (добавили Ростов и Баку) соревнуются по олимпийской системе. Еще через четыре дня: система сохраняется, состав участников сокращается - исключили Тбилиси и Баку.

У занятых в союзном первенстве времени на подготовку (чемпионат страны завершился 30 октября)оставалось мало. В выгодном положении оказались киевляне, завершившие турнирные дела 18 октября. Вскоре они отправились в небольшую поездку по Украине - для подготовки к матчу городов или в коммерческих целях. Вероятнее всего, сочетали приятное с полезным. Турне получилось провальным по результату и весьма печальным последствиям. Третья команда страны, до конца претендовавшая на чемпионство, уступила в трех матчах из шести: в Сталино - 1:2, в Константиновке - 1:4 (!), в Одессе - 0:2.

В постановлении Комитета физкультуры Украины от 10 ноября, подписанном заместителем председателя Масюренко, говорилось о безответственной подготовке и плохой игре сборной Киева (основу ее составляли динамовцы): "Руководитель делегации т. Цыбин не только не сумел обеспечить дисциплину в команде, но и сам проявлял недисциплинированность, являясь в нетрезвом состоянии. Из-за него и капитана команды дисциплина упала. Отмечены случаи пьянства..."

Республиканский комитет физкультуры потребовал от ЦС "Динамо" УССР рассмотреть поведение футболистов, выявить виновных, наказать их и о принятых мерах доложить. Цыбина "за проступки, позорящие звание советского физкультурника" дисквалифицировали, запретив в течение года работать на бескрайнем физкультурном фронте.

Сумбурные, суматошные действия всесоюзного комитета по организации турнира городов завершились крахом: так и не начавшись, приказал он долго жить. Дело ограничилось традиционными матчами сборных Москвы и Ленинграда (после революции, начиная с 1918 года, встречались они ежегодно) и парой-другой спонтанно возникших встреч.

Сразу после окончания союзного первенства два состава москвичей (тренеры Константин Квашнин и Федор Селин) начали под общим руководством Александра Старостина подготовку к поединку с Ленинградом. 4 ноября первый и второй составы москвичей провели генеральную репетицию. Премьера состоялась через четыре дня.

Столица показала товар лицом, выставила боевой состав: к девяти игрокам "Динамо" и "Спартака" добавила армейца Киреева и металлурга Федотова. Ленинград, ослабленный отсутствием Денисова, Александра Федорова и Петра Дементьева, компенсировал потери студентами института физкультуры Ерфиловым и Авериным. Ерфилов и открыл счет, переиграв на 12-й минуте спартаковцев Соколова и Акимова. Хозяева усилиями Федотова и Смирнова ушли на перерыв с преимуществом, а во втором тайме соперника нокаутировали -5:1. Голы у москвичей забили Федотов (40-я и 47-я минуты) и Смирнов (45-я, 70-я, 80-я).

Через четыре дня - повторная игра в Ленинграде. Москвичи, вышедшие без Акимова и Федотова, в себе уверены. А когда к 25-й минуте благодаря точным ударам Смирнова повели - 2:0, уверенность переросла в свою противоположность. Что отметил обозреватель: "Преимущество москвичей заметно. Однако поражают их флегматичность и ненужная самоуверенность".

Расплата наступила в концовке обоих таймов. За четыре минуты до конца первого Сазонов сократил преимущество москвичей, на 87-й минуте Быков счет сравнял - 2:2.

В тот же день состоялись еще две игры. Харьков обыграл киевлян (4:3), вторая команда Москвы, усиленная Федотовым, - Одессу. Федотов и сделал результат: два мяча забил сам и однажды помог Капелькину - 3:0.

18 ноября Харьков на белом заснеженном поле переиграл Одессу - 5:2. Матч в Ростове хозяев со вторым вариантом Москвы на сухом поле так всухую и закончился - 0:0.

На сим, объявив сезон законченным, занавес опустили. Рублевый размах организаторов всесоюзного турнира завершился ударом копеечным.

Излагая хронику событий, стараюсь по возможности пополнять рубрику "Впервые".

В сентябре ЦК Союза издательских работников взялся за организацию футбольного матча сборных журналистских команд Москвы и Ленинграда. Москвичи отнеслись к встрече серьезно и 15 сентября провели на Центральном стадионе "Динамо" контрольный матч. Встретились редакции газет "Правда" и "Красный спорт". Коллектив спортивной газеты бесстрашно обыграл ведущий по тиражу, положению и общественному весу орган партии со счетом 4:2. Вскоре соперники стали соратниками и защищали честь журналистов Москвы в междугороднем матче. Встреча со сборной Ленинграда (в нее вошли газетчики "Смены", "Спартака" и Дома печати) состоялась на ленинградском стадионе печатников. Преимущество москвичей до перерыва подавляющее - 6:1. Во втором тайме гости заметно смягчились. Итог - 7:2. Таким образом, еще на одном направлении московско-ленинградского соперничества верх взяла столица. Правда, и Ленинграду кое-что перепало: команда "Зенит" выиграла Всесоюзный турнир профсоюзов - ВЦСПС.

ВПЕРЕДСМОТРЯЩИЙ

В обсуждении затронутых "Правдой" и продублированных в постановлении всесоюзного комитета проблем активно участвовал ведущий специалист советского футбола, аналитик и блестящий полемист Михаил Ромм. Выступал он в 30-е годы часто, толково, по делу. Его предложения не всегда находили понимание в верхах. Как, например, это, озвученное в начале октября:

"Существующая система запасных не удовлетворяет ни команду, ни игроков, кроме того, она никак не решает планомерной подготовки смены в коллективах.

От системы запасных нужно немедленно перейти к системе резервов. Слово "резерв", в обычном смысле равнозначащее слову "запас", в футболе имеет несколько иной смысл. Резервный состав - близнец основного состава. Команда, играющая на первенство страны, должна иметь "дубль", вторую команду, способную ее заменить без ущерба целиком ичастям. Каждый игрок основного состава должен иметь в дубле своего близнеца, игрока не только равной силы, но и одинакового стиля...

Создание полноценных резервов перекинет мост от команды мастеров к рядовым командам коллективов, обеспечит игрокам младших команд внимание со стороны руководства и тренеров, облегчит им переход в старшие команды.

Однако мало подобрать резерв, надо дать ему возможность регулярно участвовать в матчах. Эту задачу коллективы самостоятельно решить не могут...

Можно предложить следующий путь: каждый коллектив, участвующий в первенстве СССР, имеет право заявить две команды - основную и дубль. Команды-дубль разыгрывают между собой отдельный календарь. В первые годы целесообразно устраивать матчи дублей в те же дни и на тех же полях, что и матчи основных. Зритель увидит, таким образом, сначала матч дубля, затем матч основного состава. Зачет первенства должен, конечно, идти отдельно. При такой системе коллективы, имея в основном составе и в дубле 27-28 игроков, будут обеспечены заменами, а игроки резервов - полнокровной и интересной спортивной жизнью".

Не будет преувеличением назвать идею, впервые рожденную в 37-м Михаилом Роммом, революционной. Современники ни оценить, ни тем более реализовать ее не смогли. Или не захотели: хлопотно и дорого. Возможно, не созрели.

Журналист едва ли не на десятилетие опередил время. Только в 46-м идея Ромма материализовалась. С тех пор в СССР регулярно, параллельно с чемпионатом для команд мастеров, разыгрывались турниры дублеров. В середине 50-х осуществили еще одно его предложение: матчи дублеров проводились в тот же день и на том же поле перед встречами основных составов.

Много дельного, верного содержалось в постановлении физкультурного комитета: улучшение учебно-тренировочного процесса в командах мастеров, разработка с этой целью программ и методических пособий, решение насущных судейских проблем, определение прав и обязанностей футболистов и тренеров, выпуск качественного спортинвентаря, периодического издания по спортиграм, учебных кинофильмов...

Была поставлена задача реформировать структуру первенства и Кубка СССР, выработать четкий календарь. Предложенная комитетом схема главного турнира на 1938-й и последующие годы беспрерывно обсуждалась, постоянно видоизменялась. Через девять месяцев, после долгих, мучительных родов явился на свет уродец-мутант. В летописи 38-го уделим ему немало места.

Подытоживая бурные события суматошного и в какой-то мере переломного года, имеем основание утверждать: партийные и спортивные органы с дружеской помощью Запада (басков) вымостили верную дорогу к светлому футбольному будущему. Только шли по ней не четким строевым шагом, а как привыкли: петляя, оступаясь, падая и вставая, шатаясь из стороны в сторону... Все же поступательное движение вперед было заметно. Из года в год.

Следующий, 38-й, выдался не менее, если не более, суматошным, с издержками и достижениями, плюсами и минусами. Подберемся к нему не сразу.

Грядет Европа, господа. Европа!

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...