Газета
21 мая 2004

21 мая 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1937. Часть девятая

СЛУШАЛИ - ПОСТАНОВИЛИ

ВЫВОДЫ. Опустошительный набег басков летом 37-го на зеленые наши поля позволил властям увидеть разницу между воображаемым местом советского футбола на европейской карте и реальностью.

Еще не остыли тела павших в боях, как 5 августа с директивной статьей выступила газета "Правда". Поставив ясную цель (выраженную в заголовке "Советские футболисты должны стать непобедимыми"), она наметила четкие пути ее реализации. В течение месяца футбольная общественность обсуждала статью, ни на шаг от генеральной линии не отклоняясь. Тезисы, изложенные главным партийным органом, легли в основу подписанного 4 сентября Еленой Кноповой постановления Всесоюзного комитета физкультуры "О мероприятиях по улучшению организации и повышению класса советского футбола". Содержалось в нем 16 пунктов и множество подпунктов. На основополагающие обратим ваше внимание, а попутно расскажем о всесоюзных турнирах школьников, колхозников и некоторых других достойных упоминания событиях.

СКОЛЬКО ПЛАТИЛИ ТРЕНЕРАМ

Немало места уделено в постановлении тренерам. Три позиции - с третьей по пятую включительно:

"Образовать при футбольной секции Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта тренерский совет из числа наиболее квалифицированных тренеров и мастеров футбола.

Поручить Главной инспекции спорта совместно с управлением учебными заведениями и центральными советами спортивно-добровольных обществ проработать вопрос об организации учебы для футболистов-мастеров, участников первенства СССР и прохождения ими курсов высшей школы тренеров по футболу без отрыва от участия во всесоюзных соревнованиях.

В целях улучшения подготовки кадров тренеров по футболу в институтах физкультуры городов Москвы, Ленинграда, Харькова и Баку изменить порядок комплектования отделений высших школ тренеров, комплектуя их главным образом из числа футболистов, имеющих длительный стаж и опыт.

Поручить Главной инспекции спорта к 1 января 1938 г. рассмотреть и утвердить состав тренеров для команд, участвующих в первенстве СССР.

Для повышения квалификации тренеров провести месячные курсы-совещания тренеров команд, участвующих в первенстве СССР.

Для подготовки специальных тренеров по футболу для юношеских команд организовать в 1938 году всесоюзные шестимесячные курсы".

Найденный мною в Госархиве Российской Федерации документ (датирован 2 апреля 1937 года) позволяет полагать, что еще до приезда испанских футболистов в недрах физкульткомитета зрели идеи повышения квалификации футбольных тренеров. Предлагаю небольшой из него отрывок в надежде, что заинтересует он нынешних специалистов, и не только их.

"Временная инструкция о квалификации тренеров.

Составил 2.IV.37 г. и.о. начальника Главной инспекции спорта Распевин.

Утвердил председатель Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР И. Харченко.

1. Проведение квалификации тренерского состава ставит целью выявление тренерских кадров, определение степени их подготовленности и отсев лиц, не подготовленных для данной работы и не отвечающих своему назначению.

2. Для проведения указанной в п. 1-м работы при республиканских, краевых и областных комитетах (в Москве и Ленинграде - при городских к-тах) по делам физкультуры и спорта создаются квалификационные комиссии.

3. Работающие тренеры разбиваются квалификационными комиссиями комитетов по делам физкультуры и спорта на 3 категории: а) тренер 1-й категории, б) тренер 2-й категории, в) младший тренер.

4. К тренеру 1-й категории относятся лица, имеющие специальное высшее образование (ГИФК и ВШТ) и практический стаж тренерской работы не менее 3 лет. В случае отсутствия высшего физкультурного образования - наличие тренерского стажа не менее 10 лет или звание мастера спорта со стажем тренировочной работы не менее 3 лет".

Ко второй категории относили тренеров с высшим специальным физкультурным образованием (или техникум) со стажем работы не менее одного года. При отсутствии диплома требовался пятилетний стаж тренерской деятельности. Для мастеров спорта хватало трехлетнего стажа. Младшим тренером стать было проще - достаточно окончить специальные краткосрочные тренерские курсы.

Предложение Распевина положили под сукно. Как только, побродив более года, созрело, вновь извлекли наружу и предали ему, внеся коррективы, силу закона. В свое время подробно вас об этом проинформирую. В продолжение темы еще один, как мне кажется, интересный документ из того же архива.

17 мая 1937 года председатель Ярославского физкультурного областного комитета Щербаков обратился в Главную инспекцию спорта Всесоюзного комитета физкультуры с просьбой: "Ярославский Областной комитет по делам физкультуры и спорта просит Вас направить в наше распоряжение для тренировки 2-х футбольных команд в г. Ярославле "Локомотив-1" и "Каучук-1" тренера по футболу тов. Колодного Н.Г. сроком с 16-го мая по 20-е сентября 1937 г.

Ярославский обл. комитет предоставляет тренеру Колодному Н.Г. оплату 1200 руб. в месяц и комнату".

К записке приложена прелюбопытнейшая анкета. Заполнял ее, огромную, 35-пунктную, протеже областного физкультначальника - Наум Григорьевич Колодный, рожденный в Москве в декабре 1906 года. Основная профессия - артист и театральный администратор. В перерывах между спектаклями и гастрольными поездками поигрывал в футбол за команды Харькова, Ташкента и Москвы.

Теперь о главном, ради чего вынудил вас ознакомиться с прошением Щербакова. Об оплате спортсменов распространяться в советское время было не принято. Мы как-то пытались окольными путями определить среднемесячные доходы футболистов в 30-е годы. Сумма получилась внушительная, намного превышающая средний заработок трудящихся и совслужащих. Но сколько платили тренерам, значимость которых была не столь велика, как ныне? Записка Щербакова тонюсеньким лучиком темный, дремучий лес осветила. Если уж мало известному в футбольных кругах артисту-гастролеру выкладывали в провинции 1200 рэ, то сколько же платили тренировавшим лучших из лучших? Нехило, должно быть.

УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ

Искреннее желание руководства повысить уровень квалификации тренеров и их роль в командах мастеров понимания в низах не нашло.

Распоряжение комитета физкультуры, вынудившее в середине 30-х показательные команды обзавестись тренерами, не везде восприняли с воодушевлением. Вспомните об отторжении тбилисцами иностранного специалиста Жюля Лимбека, с которым дебютанты осеннего первенства едва не стали чемпионами. Не прижился Лимбек и в "Локомотиве", где тренерские полномочия исполнял по совместительству на протяжении двух первых чемпионатов капитан команды Алексей Столяров. Не нашел общего языка с игроками тренер московского "Динамо" Виктор Дубинин. Наталкивают на эту мысль как бы невзначай брошенная Михаилом Роммом фраза при подведении им итогов первого круга ("Игроки в команде имеют больше веса, чем тренер") и события, произошедшие после завершения сезона: в 38-м старшим тренером московского "Динамо" назначили Михаила Товаровского, успешно поработавшего в Киеве, а Дубинину, который выиграл с динамовцами первенство и Кубок, отвели вторые роли. Это был первый (и не единственный) случай смещения главного тренера после двойной в сезоне победы.

Ну и совсем уж в зависимом, подчиненном положении находились тренеры в довоенном "Спартаке", где место у пульта управления занимал тренерский совет во главе с братьями Старостиными. Откровения на тему из книги Андрея Старостина "Встречи на футбольной орбите". Ссылаясь на авторитет великих режиссеров, Андрей Петрович писал: "... Станиславский и Немирович Данченко ставили фигуру артиста во главу угла сценического искусства. Из записи Станиславского в дневнике спектаклей 4 июля 1931 года: "...Я почти 50 лет работаю в театре, посвятил всю свою жизнь на то, чтобы главным лицом в искусстве и в театре сделать артиста".

Ведь вот как рассуждают великие режиссеры. Плохо-бедно, а футбольная команда может играть без тренера, а что тренер без команды? Ничто... Так думалось мне, когда разговор заходил о взаимоотношениях тренера и игрока...

В нашей футбольной жизни взаимосвязь "тренеры - игроки", как мне казалось, все больше и больше принимала характер диктата первых над вторыми, ограничивающего самовыражение личности футболиста... Уж очень быстрыми шагами утверждал институт тренеров свой непоколебимый приоритет над творческой жизнью футболиста...

Во время высшего восхождения "Спартака" (два "дубля" в сезоне-38/39 - Прим. А.В.) я еще больше утвердился во мнении, что футболист сам творец своей судьбы, тренер же - его советчик. И, к чести тренеров "Спартака" тех лет, они и не претендовали на диктаторские полномочия. Они были требовательны к соблюдению дисциплины и терпимы к мнению игрока. Подотчетность тренерскому совету они рассматривали не как усечение своих прав, а как осознанную необходимость для приближения к истине.

Самый демократичный принцип лежал в основе руководства футбольным коллективом. Поди попробуй "пофордыбачь" на тренерском совете при обсуждении плана игры или утверждении состава... Никаких поблажек ни игроку, ни тренеру, ни брату, ни свату. Только коллегиально и коллективно".

В послевоенные годы ситуация изменилась. С обретением знаний и опыта тренеры укрепили свой авторитет в среде футболистов, более четко очерченный круг их деятельности позволял самостоятельно руководить тренировочным процессом, определять план, тактику и состав на игру... Зато увеличилась зависимость от бесчисленных начальников.

В 30-е годы безвестного автора передовицы одной центральной газеты возмущало, что "в работу тренера подчас вмешивается каждый, кому не лень. Это и директор завода, и председатель завкома, и многие другие". Зависимость тренеров, (даже самых достойных, титулованных) от капризов, настроений тех, кто стоял над ними, существовала и все последующие годы.

Ныне круг имеющих власть над тренерами сузился, но не уверен, что намного им полегчало.

РАЗРУШИТЕЛЬНЫЕ КРЕМЛЕВСКИЕ ВЕТРЫ

Квалифицированных тренеров не хватало для полусотни показательных команд, не говоря уже о сотнях и тысячах провинциальных. Не зря ведь ярославцы пригласили на роль тренера сразу для двух команд гастролирующего актера. Что тогда говорить о детском и юношеском футболе. Понятия "детский тренер" не существовало вовсе, и в постановлении предлагалось привлекать к работе с детьми действующих футболистов.

Пункт 6-й: "Считая работу с детьми и юношами залогом дальнейшего роста футбола, обязать комитеты физкультуры и добровольные спортивные общества обеспечить педагогически правильную учебно-тренировочную работу в детских и юношеских футбольных командах...

Предложить добровольным спортивным обществам в качестве руководителей-тренеров детских и юношеских футбольных команд использовать наиболее опытных футболистов старших команд".

Школьный спорт - епархия подписавшей исторический документ Кноповой. В последнее время мы частенько ее упоминали. Думаю, не лишне рассказать о ней подробнее.

После реконструкции летом 36-го высшей физкультурной организации (ВСФК - во Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта)и переподчинения ее Совету Народных Комиссаров председателем назначили Ивана Ивановича Харченко, придав ему в помощь трех заместителей: Василия Константиновича Лапина, генсека ЦС "Динамо", одного из организаторов стрелкового спорта в стране; Бориса Алексеевича Кальпуса, много лет проработавшего руководителем физподготовки и спорта в Рабоче-крестьянской Красной армии, и Елену Львовну Кнопову. В отличие от мужчин к спорту отношения она не имела, никаким боком с ним не соприкасалась. Много лет была на руководящей работе в разного уровня комсомольских организациях, повышала образовательный, идейный и профессиональный уровень во Всесоюзной академии имени, разумеется, товарища Сталина. И вдруг порывом ветра из высокого партийного кабинета занесло Елену Львовну в физкультурное поднебесье, где вменялось ей в обязанность оказывать помощь и содействие председателю, а также управлять физкультурными учебными заведениями и отделом физкультурной работы в школе.

Прошло чуть более года. Последовало новое повышение. После ареста "врага народа" Харченко временно руководить всем спортивным движением в стране назначили не Лапина, не Кальпуса, имеющих какой-то опыт работы в этой области, а Елену Кнопову, не сведущую в глубинных процессах и больших проблемах большого спорта. В этом вы могли убедиться, читая один из множества подписанных ею документов. Впрочем, и.о. председателя в этом абсолютно невиновна.

Находиться на вершине спортивной пирамиды при неблагоприятных "климатических" условиях и неутихающей стихии не так-то просто. И небезопасно. В августе арестовали председателя всесоюзного комитета, в сентября сдуло всю "вражескую" верхушку второго по значимости в СССР Ленинградского областного комитета физкультуры, возглавляемого Брониславом Тумченком (известным нам по матчу басков со сборной Ленинграда). Обвинения предъявили ему чудовищные. Из речи начальника управления НКВД Ленинградской области комиссара госбезопасности 1-го ранга Л.М.Заковского на ленинградской городской конференции ВЛКСМ: "Очень многие товарищи думают, что в комсомол проникают и действуют только троцкисты, или зиновьевцы, или правые, а шпионы иностранных государств не пытаются проникнуть в комсомол. Это неверно, это заблуждение. Вот, например, Тумченок. Не думаю, чтобы отец стал наговаривать или клеветать на своего сына. Если же познакомиться с показаниями отца Тумченок, то связи его сына с одной иностранной (польской. -Прим. А.В.) разведкой станут ясными. Вот выдержка из показаний отца Тумченок. "Я являюсь членом контрреволюционной троцкистской террористической организации, готовившей в 1934 году террористический акт над Сергеем Мироновичем Кировым... Через своего сына Тумченок я достал гостевой билет на партийную конференцию, происходившую осенью 1934 года. Но так как мое место было далеко от трибуны, а я был вооружен наганом, совершить террористический акт не мог... Мой сын Бронислав Тумченок знал о подготовке убийства Кирова членами нашей организации".

Но этого мало. Отец Тумченок называл себя троцкистом, а оказался членом иностранной военной организации. Работая на заводе имени Морозова, он совершил ряд диверсионных актов. При его участии было организовано убийство нескольких рабочих, но главной его миссией было взорвать этот завод в начале войны. Сын его - Бронислав Тумченок - знал о деятельности отца и также принимал участие в шпионаже и диверсиях по заданиям этой разведки. Как видите, троцкистско-бухаринские бандиты, диверсанты, убийцы, шпионы переплелись крепко с фашистскими шпионами и диверсантами".

Кому-кому, а гэбисту первой категории доподлинно было известно, какими методами вытряхивались такого рода признания и в каком состоянии жертвы системы оговаривали себя и своих близких.

Недолго рулила и Кнопова. В последних числах сентября на должность председателя комитета физкультуры назначили Зеликова. Елену Львовну вновь усадили в более удобное для нее заместительское кресло. Судьба и ей уготовила чашу горькую: снятие с должности - арест - заключение. Упоминание о Кноповой содержится в воспоминаниях Николая Старостина ("Футбол сквозь годы"): "Андрей (Старостин. - Прим. А.В.) попал в Норильск. Встретил там Кнопову, заместителя председателя Всесоюзного комитета физкультуры, которая приложила очень много усилий, чтобы помочь следствию в "разоблачении" семьи Старостиных. Вполне допускаю, что по логике тех лет беззаконий именно ее усердие и привело к тому, что она в свою очередь была репрессирована".

Николай Петрович не ошибся. "Дело "Спартака" (см. "СЭФ" номер 104) прекратили в конце 37-го. В небольшой заметке по этому поводу упоминается о роли Кноповой:

"В "Красном спорте" и других московских газетах были напечатаны статьи, предъявлявшие ряд обвинений руководителям московского "Спартака". В частности, речь шла о финансовом произволе и противозаконном расходовании средств общества.

Материалы, послужившие основанием для этих статей, были предоставлены редакции "Красного спорта" исполняющей обязанности председателя Всесоюзного комитета Кноповой.

Прокуратура, в распоряжение которой вслед за тем поступили материалы Всесоюзного комитета, не нашла в действиях Н.Старостина и Кислягина ничего преступного и дело производством прекратила.

Сообщая сегодня о решении прокуратуры, редакция, однако, считает необходимым отметить, что все материалы, касавшиеся слабости массово-политической работы по ГТО и оборонным видам спорта в "Спартаке", точно соответствовали действительности..." ("Красный спорт" от 4 января 1938 года).

ВСЕСОЮЗНЫЙ ДЕБЮТ ШКОЛЬНИКОВ

Справедливости ради отметим, что в организации первого в СССР чемпионата школьников Кнопова сыграла главную роль. На предварительном этапе в турнире участвовало более полутора тысяч (по некоторым источникам, вдвое больше) команд. В финальную часть пробились 44 команды из 44 городов. Они и разыграли первенство по олимпийской системе. Играли, как взрослые, - два тайма по 45 минут. К судейству привлекли лучших советских арбитров. Центральная спортивная газета и журнал уделили этим соревнованиям достойное место. Корреспондент "Физкультуры и спорта" Павловский не скрывал восторга и, сравнивая игру школьников (чей средний возраст не превышал 16 лет) с мастерами, предпочтение отдавал учащимся. В доказательство привожу фрагменты из его репортажа о матче 1/8 финала между московским "Спартаком" и командой харьковского Дворца пионеров: "Юные лица игроков явно возбуждены. Торжественность обстановки, присутствие официальных лиц, большой "настоящий" матч их волнует, делает несколько напыщенными и связанными в своих движениях.

Но это только до первого удара. Лишь только судья всесоюзной категории Васильев дал свисток, все оказалось забытым, кроме игры. Ребята сдавали экзамен и, к их чести надо сказать, сдали его на "отлично"...

Настоящий "взрослый" мяч, казавшийся несуразно большим, пытался было первые минуты возмущаться бесцеремонной смелостью юных игроков, не хотел слушаться детских ног, но через две минуты, покоренный их технической зрелостью, энергично загулял по всему полю...

- Да вы смотрите, как играют-то! - восторгаются зрители. - Замечательно!

И они правы. После двух последних матчей взрослых мастеров - ленинградское "Динамо" - московский "Металлург" по группе "А" и "Сталинец" - "Торпедо" группа "Б" - эта игра школьников, безусловно, была намного выше и по технике и по содержанию в целом... Звенья команд, несмотря на быстрый темп, связаны осознанной идеей и сущностью игры. Полузащита в меру помогает защите, в меру поддерживает линию нападения, нет той путаницы и безалаберности, когда в борьбе за мяч устраивается куча-мала.

Новое одобрение зрителей - ребята очень осмысленно и технично играют головой, но внешне это несколько несуразно - мяч слишком велик".

Блеск! Международный класс. Ребятам досталось от Павловского не меньше комплиментов, чем не покинувшим к тому времени страну баскам от всего журналистского цеха. Юные спартаковцы харьковчан разгромили. Их уверенному продвижению в финал никто воспрепятствовать не смог. В финале - представители двух ревниво относящихся друг к другу столиц, быстро накачавшей мускулы Москвы и теряющего былую мощь и удаль Ленинграда.

Заключительная встреча состоялась 15 августа на стадионе Юных пионеров. В тот же день и в тот же час на центральном динамовском стадионе играли представители высшей группы - ЦДКА с киевлянами. К стадиону Юных пионеров беспрерывно катили переполненные трамваи, автобусы и троллейбусы. Часть болельщиков шла направо - на "Динамо", другая - налево, на игру юниоров. Матч на динамовском стадионе прошел при полупустых трибунах, на пионерском - аншлаг.

Москва и на юношеском уровне проявила бесспорное преимущество над ленинградцами - 5:0. Хет-трик на счету лучшего игрока финальной встречи Климова. Особенно хорош его третий гол. Обезвредить пущенный с лета, метров с 20, снаряд не смог бы и голкипер экстра-класса. Оценили гурманы и гол Эпояна: на небольшом пространстве он раскрутил трех защитников, затем на ложном замахе выключил из игры вратаря и вкатил мяч в пустые ворота.

Игра доставила зрителям огромное удовольствие. Павловский соврать не даст: "Справа от нас группа взрослых болельщиков. Они шли посмеяться над ребятами, а теперь были изумлены содержательностью игры и первыми открыли залпы рукоплесканий... Финальный матч школьников велся на уровне хорошего матча настоящих мастеров мяча" ("ФиС" № 16, 1937). После игры состоялся торжественный парад с участием восьми четвертьфиналистов. Представитель Всесоюзного комитета физкультуры вручил победителям кубок, каждому игроку - жетоны, тренеру - именной приз.

Чемпионаты юношей уступают по значимости главным футбольным соревнованиям, и мы в нашей летописи отведем им скромненькое местечко, где-то на галерке. Сегодня сделали исключение. Первый юношеский турнир достоин места в партере хотя бы потому, что он первый. А участников финала обязаны назвать поименно.

СПАРТАК - СУДОСТРОИТЕЛЬ - 5:0 (2:0)

Голы: Климов, 42 (1:0). Демин, 44 (2:0). Климов, 50 (3:0). Эпоян, 60 (4:0). Климов, 64 (5:0).

"Спартак" (Москва): Кузнецов, А. Петров (к), Холодков, Тимаков, Синявский, Л. Петров, Зыченков, Климов, Эпоян, Демин, Гамильтон.

"Судостроитель" (Ленинград): Иванов, Колчин, Соловьев, Лазурк, Никитин, Цибовский, Лапин, Зачесов (к), Петров, Карякин, Сизов.

Судья: Владимир Стрепихеев (Москва).

15 августа. Москва. Стадион Юных пионеров. 12 000 зрителей. Болельщики с солидным стажем и не по годам эрудированная молодежь обнаружат немало известных имен. Серафим Холодков и Олег Тимаков выиграют со взрослым "Спартаком" медали чемпионата разного достоинства и не однажды - кубок. Правый защитник Александр Петров после войны будет выступать за московское "Динамо" и получит золотую медаль и три серебряные.

В юношах их особо не выделяли. Большое будущее прочили Николаю Климову, Ивану Эпояну и особенно Анатолию Зыченкову. Из них только Климов в середине 40-х поиграл в спартаковской основе и как-то незаметно исчез с горизонта. Потенциал Эпояна и Зыченкова так и не реализовался. С юношами такое случается частенько.

Самым титулованным среди москвичей оказался Владимир Демин. В годы войны его призвали в армию, то бишь в ЦДКА, где он довольно быстро, в сжатые сроки, дослужился до приличного офицерского чина, став попутно пятикратным чемпионом СССР и трехкратным обладателем кубка.

У ленинградцев достиг вершин (сборной СССР) блестящий вратарь, один из лучших в советском футболе, - Леонид Иванов, многие годы, вплоть до середины 50-х, защищавший ворота "Зенита".

Тренировал москвичей 27-летний Владимир Горохов. Через три года он примет команду мастеров "Спартака", а после войны поработает со многими московскими и провинциальными клубами.

Продолжение - стр. 13

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...