Газета
24 апреля 2004

24 апреля 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1937

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

Продолжение. Начало - стр. 12

ПРИГОВОР

На расследование "ленинградского дела" хватило трех дней. 4 августа докладная лежала на председательском столе, и в тот же день Всесоюзный комитет огласил приговор:

"1. Подтвердить решение коллегии судей о дисквалификации т. Иоселевича до начала второго круга первенства СССР.

2. За грубую игру дисквалифицировать на все игры первого круга Тетерина ("Динамо" Москва) и Ошенкова ("Динамо" Ленинград).

3. Тренерам обеих команд (Дубинину и Бутусову) поставить на вид факты грубой игры отдельных игроков тренируемых ими команд.

4. Вследствие недостаточной воспитательной работы администрации стадиона им. Ленина со зрителями отдельными хулиганствующими элементами были проявлены по адресу судьи и московской команды недопустимые действия.

Ленинградскому комитету (т. Тумченок) указано на слабую воспитательную работу со зрителями на стадионе им. Ленина и на непринятие мер к правильному освещению в ленинградскойпечатифактов, имевших место во время игры".

В постановлении содержались и профилактические меры, способные, по мнению авторов, предотвратить в дальнейшем подобные эксцессы:

"1. Создать при всех комитетах и добровольных спортивных обществах спортивно-дисциплинарные комиссии для разбора случаев нарушения спортивной дисциплины и этики.

2. Всесоюзным и местным судейским коллегиям систематически разбирать и квалифицировать работу судей.

3. Дисциплинарной комиссии предоставляется право дисквалификации не только отдельных игроков, но целых команд за грубость, вплоть до исключения их с календаря".

Постановления принимались у нас правильные, законы - распрекрасные, Конституция - самая в Солнечной системе демократичная. Проблема заключалась в малом - в четком и неукоснительном их исполнении.

Не покидает меня ощущение, что поднятый в прессе шум был инициирован сверху. Гневные слова и выражения в адрес костоломов извергались время от времени со страниц советской печати, причем без серьезных последствий для окружающей среды и непосредственных объектов критики. Возросшее количество децибел в СМИ после ленинградского матча, вызвавшее резкие колебания почвы, связано не столько с самим фактом проявления грубости (похожие примеры были не единичны), сколько с их последствиями. После игры на стадионе им. Ленина возникли массовые беспорядки. Закрытость советской прессы не позволяет судить об их масштабах, но то, что на Неве в тот день штормило, - факт неоспоримый.

Собранной по крупицам информации вполне достаточно для столь категоричного вывода. Прозрачный намек содержался в колонке редактора "Красного спорта" (от 5 августа), посвященной событиям в Ленинграде: "Советский зритель очень объективен... Но среди зрителей бывают отдельные "болельщики" в худшем понимании этого слова, отдельные хулиганствующие элементы. Они всем своим поведением во время матча разжигают нездоровые страсти".

Более конкретно: а) в пункте четвертом постановления комитета, где сказано о проявлении "недопустимых действий" к судье и московским футболистам со стороны "отдельных хулиганствующих элементов"; б) в газете "Спартак" (от 30 июля): "В игру начали вмешиваться зрители. Матч с трудом удалось закончить".

По всей видимости, побили Иоселевича, перепало и гостям. Мемуары пострадавшего Петра Дементьева со ссылкой на очевидцев (сам он был отправлен в больницу во время игры) рассеивают последние сомнения: физический контакт зрителей с москвичами состоялся: "По словам присутствовавших на этом матче, грубость москвичей привела ленинградских болельщиков в настоящее исступление. С финальным свистком судьи они бросились к проходу между трибунами, а разгневанные женщины, которых было очень много на этом матче, зонтиками избивали убегающих в раздевалку московских футболистов" (П. Дементьев "Пека о себе, или Футбол начинается в детстве").

Автор мемуаров деталей избежал, масштабы стихии замолчал, хотя знал больше того, что сказал. Возможно, из чувств патриотических, не желая бросить тень на земляков.

А вот еще одно красноречивое свидетельство из ленинградской "Смены" от 26 июля: "Игрок команды Москвы Якушин, не ограничиваясь хулиганством на поле, дошел до предела низости, ударив в живот ногой мальчика, откровенно выражавшего свое возмущение у входа в гардероб".

"Смена" добавила черной краски в нарисованный ленинградскими журналистами зловещий портрет Якушина. Однако пущенный в московского гостя камень срикошетил в хозяев. Напрашивающиеся вопросы - как проник мальчик в динамовскую раздевалку, был ли он одинок и в какой форме "откровенно выражал свое возмущение" - повисли в воздухе.

"ХУЛИГАН" ЯКУШИН

Позволю себе несколько слов в защиту глубоко мною уважаемого Михаила Иосифовича, Тренера с большой буквы, одного из лучших в 30-е годы советских футболистов. Техничный, умный, с широким кругозором, великий комбинатор Михаил Якушин опережал время. Чувствуя себя неуютно в тесных, примитивных тактических рамках "пять в линию", он искал неожиданные ходы, импровизировал, отходил назад, маневрировал по фронту. В общем, переигрывал соперников не только ногами, но и головой. Противостоять игрокам такого масштаба на столь же высоком уровне дано не каждому. Обделенные футбольным интеллектом и мастерством (таких большинство) в средствах себя не стесняли. Так было, так есть, так будет. Молодой Якушин, человек самолюбивый, импульсивный, в обиду себя не давал. Из-за чего имя динамовского форварда частенько склонялось в "криминальной" хронике довоенных лет. Но его обидчиков близорукие журналисты в упор не видели.

Повод для недовольства поведением Якушина в ленинградском матче у обозревателей, по всей вероятности, был, только к тяжелой травме Дементьева он не причастен. Ни одна газета, кроме "Ленинградской правды", в столь тяжком грехе его не обвинила. Да и сам пострадавший претензий к Якушину не имел. Еще раз обращаюсь к мемуарам Дементьева: "Этот матч имел для меня тяжелые последствия: перелом ноги и руки. Я хорошо запомнил тот эпизод во втором тайме, когда Виктор Тетерин подбежал с правого края. Я был без мяча, уже отдав его партнеру, как вдруг краем глаза увидел, как на меня надвигается какая-то тень. Инстинктивно успел закрыть рукой колено, куда как раз и прыгнул обеими ногами Тетерин.

С матча я попал прямо в больницу. Вскоре из Москвы вызвали Тетерина извиняться... Приехал он вместе с председателем Ленинградского областного совета "Динамо", начальником НКВД Заковским. Но то, что сделал Тетерин, было почти непоправимо - так тяжела была травма".

В данном случае Якушин абсолютно невиновен. Потому и комитет, изучив материалы комиссии, состава преступления в его действиях не обнаружил. А на необъективное освещение событий ленинградским газетам указал.

АПЕЛЛЯЦИЯ

Суд скорый и, по мнению ленинградских "адвокатов", неправый. Неудовлетворенные вынесенным приговором, они подали апелляцию.

"Ленинградская правда" от 6 августа: "Принятое, наконец, Всесоюзным комитетом решение не может не вызвать глубокого недоумения. Инициатор драки, сбивший орденоносца П. Дементъева, Тетерин отделался тем, что ему запретили участвовать в шести ближайших матчах на первенство страны. Его приспешник - хулиган Якушин - не лишен возможности и дальше калечить игроков. По совершенно непонятным соображениям такому же, как Тетерин, наказанию подвергся полузащитник ленинградской команды Ошенков...

Вряд ли такаяпоменьшей мере либеральная политика Всесоюзного комитета сможет искоренить грубость, нетерпимую в спортивных играх".

"Спартак" от 9 августа:

"НЕПРАВИЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ

Долгожданное решение Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта о возмутительной грубости московских футболистов общества "Динамо" на матче с ленинградскими одноклубниками, наконец, опубликовано.

Однако это решение справедливо разочаровало и удивило спортивную общественность. Хулиган футбольного поля Якушин получил "отеческое внушение", Тетерин - чья игра в достопамятный день 24 июля требовала более чем суровой оценки, - дисквалифицирован Всесоюзным комитетом до конца первого круга первенства СССР и через шесть матчей будет снова выступать за свою команду.

Судя по формулировке решения, вина возлагается на обе команды. У Москвы дисквалифицирован Тетерин, у Ленинграда - Ошенков...

Но инициаторами грубости были москвичи. Ленинградцы не применяли в игре недопустимых приемов. Ошенков нанес удар головой Ремину при столкновении - случайно, что было установлено, и об этом заявил на совещании в городском Комитете физкультуры тов. Кальпус.

Всесоюзный комитет не сумел правильно разобраться в фактах и справедливо их оценить. Решение Комитета половинчатое и непоследовательное. Оно не является решением, предупреждающим в корне грубую игру и хулиганство на поле, дискредитирующие советский спорт.

Всесоюзный комитет должен пересмотреть свое решение. Хулиганское поведение футболистов Якушина и Тетерина должно получить настоящую оценку".

Комитет физкультуры требования ленинградских журналистов проигнорировал.

ДЕВЯТЫЙ ВАГОН

В осеннем первенстве 1936 года обмен между группами (худшую команду "А" на лучшую "Б") должен был произойти автоматически. Техника не подвела, автомат сработал безукоризненно: рабочих завода "Серп и Молот" ("Металлург") перевели из хижины во дворец, а проигравшие в осенней кампании немало сражений отряды Красной армии (ЦДКА) отступили в группу "Б", где в стартовавшем чемпионате успели сыграть (23 июля и 1 августа) два матча с ленинградскими командами "Спартак" и "Сталинец". После чего наступило затишье, внезапно нарушенное мощными раскатами летнего грома. Громовержцы из физкульткомитета обрушили на грешную землю чудовищный приказ. Представляю этот уникальный документ вашему взору в первозданной наготе, в чем мать (Елена Кнопова) родила, не делая ни малейшей попытки прикрыть срамные места:

"Постановление Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при Совнаркоме СССР

О пересмотре перевода футбольной команды мастеров ЦДКА из класса "А" в класс "Б"

1. Учитывая, что футбольная команда ЦДКА является единственной в РККА командой мастеров футбола, а также рассмотрев результаты расследования об одновременной тройной нагрузке игроков команды ЦДКА в течение осеннего сезона 1936 г. (Игры: а) на первенство СССР, б) на первенство РККА и в) на первенство московского гарнизона), что привело к выбытию из команды ряда сильнейших игроков вследствие травматических повреждений и к недопустимой физической нагрузке отдельных игроков, и, кроме того, принимая во внимание, что команда ЦДКА из года в год остается в числе сильнейших команд Союза, а именно: 1. Является чемпионом Москвы по 1935 году; 2. В весеннем всесоюзном первенстве 1936 г. заняла четвертое место среди сильнейших команд Союза;3. В осеннем всесоюзном первенстве того же года отстала только на пол-очка от семи сильнейших команд Союза;4. В розыгрыше Кубка СССР в 1937 году завоевала себе место в лучшей четверке СССР (пропустив в свои ворота только один мяч на последних трех минутах игры с финалистом - "Динамо" (Тбилиси); 5. Имеет победу в календарных матчах над чемпионом СССР 1936 г. (Командой "Спартак" Москва); 6. В том же сезоне в товарищеском матче имеет победу со счетом 4:1 над командой "Динамо" Москва, выигравшей Кубок СССР в 1937 г.

Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта при Совнаркоме СССР постановляет;

1. Перевести футбольную команду мастеров ЦДКА из класса "Б" в класс "А".

2. Пересоставить календарь розыгрыша по классу "А" с включением в него команды ЦДКА.

3. Игры, проведенные командой ЦДКА на первенство СССР по группе "Б" с командами "Спартак" (Ленинград) и "Сталинец" (Ленинград), считать товарищескими.

И.о. Председателя Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР Е. Кнопова

4 августа 1937 г."

Комментировать документ, в котором главными аргументами, объясняющими грубое нарушение регламента, служит победа в товарищеском матче, турнире городского масштаба двухлетней давности или проигрыш (!), правда на последних минутах кубковой игры, не имеет смысла. Остается сожалеть, что высокие физкультурные сановники, способные корежить судьбы людей, отдельных команд и целых турниров, группу "А" назвали классом "А" и искренне полагали, что ЦДКА отстал только на пол-очка (словно речь шла о шахматном турнире), причем сразу от семи, то есть от всех остальных команд.

Некомпетентность составителей документа и поставившей под ним подпись Кноповой настолько очевидна, что исключает возможность переброски воинского эшелона из пункта "Б" в пункт "А" по инициативе Комитета физкультуры и тем более Елены Кноповой. Вряд ли она догадывалась об истинном месте дислокации армейской команды. Скорее всего, слепо выполнила распоряжение сверху. Документов, подтверждающих такое развитие событий, не обнаружил по той простой причине, что их, по всей вероятности, и быть не могло. Власти предержащие следов не оставляли, предохраняли себя от возможных неприятностей телефонным звонком. Телефонное право, в отличие от юридического, срабатывало у нас на протяжении десятков лет без сбоев - со стопроцентной гарантией.

В 1937 году впервые (и не в последний раз) число стартовавших в союзных турнирах не совпало с числом финишировавших, - уже в пути к сформированному в пункте отправления составу прицепили девятый вагон.

ДЛЯ ВАС, СТАТИСТИКИ

Старт получился нервным, труднопредсказуемым. После трех игр никто не обошелся без потерь. Метившие в чемпионы московские динамовцы снова споткнулись на ленинградцах - сыграли дома вничью с "Красной зарей", а после очередной осечки с грузинами окрестили их королями ничьих.

С самого начала что-то напутали, сбились с ритма их киевские одноклубники: дома - проигрыш и две ничьи, в гостях - три победы. Лет через сорок их обучат выездной модели, согласно которой дома рекомендовалось побеждать, в гостях - делить очки. В 37-м киевские "невежды" в гостях играли лучше, чем дома, и закончили турнир, имея на выезде "+2" в очках и "+7" в мячах.

Проблему своего поля в том первенстве пришлось решать и другим командам. В результате участники турнира совместными усилиями соорудили потрясающий рекорд: хозяева и гости выиграли по 17 раз и забили друг другу по 79 мячей (итоги московских и ленинградских междусобойчиков в общий зачет не вошли). Полное равенство. Никогда более гости в ногу с хозяевами не шагали. Рекорд-долгожитель. Пошел ему 66-й годок, и переживет он не одно болельщицкое поколение. Чем не экспонат для музея редкостей? А вот еще один.

12 августа - явление ЦДКА народу. Более десяти тысяч зрителей стали свидетелями погрома, устроенного металлургами притянутым за уши с тыла на фронт частям Красной армии - 5:0. "Металлург" указал армейским покровителям на истинное место их подчиненных. Так великий полководец Борис Аркадьев разгромил команду, с которой в будущем переживет самые светлые, самые счастливые годы.

Что с рекордом? О нем не забыл. Состоялся он в середине второго тайма, когда дебютанты совершили самый быстрый коллективный хет-трик в истории советского футбола: Зайцев с Кузиным забили армейскому стражу Леонову три гола в течение... 1 (одной) минуты! Именно так, по утверждению корреспондента "ФиС" Чеснокова. Юрьев из "Красного спорта", похоже, фиксировал проникающие в ворота Леонова мячи с секундомером, отсчитавшим 63 секунды. Возможно такое, даже при отсутствии в те годы сопровождающих забитые голы вакханалий? И у Константина Есенина сомнения возникли. Но и не верить журналистам как-то неловко, тем более что их расчеты совпали. Как бы то ни было, рекорд состоялся. Рекорд вечный. Ритуальные пляски, съедающие ныне немало времени, исключают возможность превзойти это уникальное достижение.

К 74-й минуте счет возрос до 5:0. Благородные металлурги отказались в оставшееся время добивать прекратившую сопротивление армию. А Сергей Кузин отметился в этом матче еще и индивидуальным хет-триком.

ОДНА СЕКУНДА

17 августа, через 25 дней после старта, вступил в игру чемпион. К этому времени киевляне успели провести пять матчей, "Металлург" и динамовцы Ленинграда - по четыре, московское "Динамо" и "Локомотив" - по три, краснозаревцы - две, тбилисцы и ЦДКА - по одной. Такой вот у нас был календарь. Пишу об этом с умыслом, чтобы нынешних деятелей больше ценили.

Никто к тому времени без потерь не обошелся, потому "Спартак" в случае победы становился потенциальным лидером. Вернулась команда из загранпоездки 13 августа - довольная победами в двух международных турнирах, но предельно изнеможенная (шесть игр в течение десяти дней). Просьбу спартаковцев перенести на несколько дней встречу с Киевом, чтобы дух перевести и раны зализать, начальство не услышало. К такого рода прошениям относились у нас избирательно. Во все времена.

Пришлось играть без капитана - Александра Старостина - и центрфорварда Семенова. Его сменил Борис Степанов. Он-то и открыл счет после перерыва. Киев, мы уже об этом говорили, чувствовал себя в гостях комфортнее, чем дома. Оставшись без травмированного в Антверпене Шиловского и составившего ему компанию Щегоцкого, в панику не ударился. Комаров ответил, и, несмотря на искреннее желание обеих сторон поколебать равенство, счет долго не менялся. До конца (по уверениям журналистов) - десять секунд. Мяч в руках Акимова. Возможностей уйма: хочешь отдать его влево, ближайшему товарищу, - отдавай, хочешь вправо - никаких проблем. Желаешь пнуть куда подальше - пинай. Можешь походить с мячом по обширным своим владениям, постучать оземь, ну а если лень - постой с ним в обнимку до отбоя. Голкипер избрал вариант наихудший, гибельный: вышел к границам штрафной и аккуратно отправил добычу одиноко стоявшему на спартаковской территории киевскому капитану - Петру Лайко. Мяч, словно дрессированная собачка, прильнул к его могучим ногам. Затевать комбинацию бессмысленно - судья Усов подносит ко рту свисток. Петро возьми да ахни что есть мочи. Ядро преодолело 35-метровое расстояние с огромной скоростью. Почувствовав беду, Акимов сделал что мог: кинулся назад и вытянулся во весь свой прекрасный рост. Увы и ах. Два свистка Николая Усова - на взятие ворот и окончание матча - прозвучали с секундным интервалом - 1:2. Истинная цена роковой секунды выявится в последний турнирный день.

Теперь, чтобы сравняться с лидером по потерянным очкам, "Спартаку" надо выигрывать три раза кряду. "Металлург" возглавлял колонну без лучшего своего игрока - Григория Федотова. Подъехал он только к пятому туру и сразу оформил дубль в воротах "Локомотива" - 2:1.

ВОЗМУТИТЕЛИ СПОКОЙСТВИЯ

Многие участники стартовали без ведущих футболистов. Команда "железного наркома" Кагановича помимо Теренкова (он пропустил три игры) лишилась и тренера. Мы рассказывали об альянсе "Локомотива" с бежавшим из Тбилиси Жюлем Лимбеком. Обладатель Кубка-36, без пяти минут чемпион предыдущей осени (только проигрыш в последнем туре перечеркнул шансы на первенство) связывал с французским специалистом радужные надежды. На извилистой кубковой трассе "Локомотив" домчал с Лимбеком до полуфинала и был готов к серьезному разговору в стартовавшем чемпионате. Неожиданно работодатели отправили иностранца домой. 8 августа Елена Кнопова обратилась в народный комиссариат финансов с просьбой выдать Лимбеку в обмен на советские дензнаки (в СССР ему платили зарплату в рублях) тысячу французских франков. "Эта сумма нужна ему и жене для проезда в Париж. В настоящее время он уволен и выезжает вместе с женой во Францию", - объясняла главным финансистам страны и.о. председателя физкульткомитета. В прессе никакой на сей счет информации, посему об истинной причине развода с господином Лимбеком ничего сказать не могу.

Оставшись без машиниста, "Локомотив" покатил не в ту сторону. Остановился, когда на горизонте замаячила группа "Б". Ребята засуетились, поддали в топку угля и чуть-чуть отдалились от опасной зоны. Итоговое шестое место - не тот результат, на который настраивались футболисты вместе с Лимбеком.

А "Металлург" бодро и с песней шагал впереди и держал поспешавшую за ним компанию на почтительном от себя расстоянии. Игра металлургов взор эстетствующих любителей не умиляла. Брали простые рабочие парни отменной "физикой", напором, силой. Короче, поколачивали всех испытанных оружием пролетариата. Ни перед кем не комплексовали, с господами не расшаркивались, вели себя на равных, общались запросто - на "ты", чем шокировали их несказанно. А с мистером "Спартаком" вели себя вызывающе, если не сказать больше. От неожиданности тот дар речи потерял.

28 августа "Металлургу" предстоял серьезный экзамен - испытание чемпионом. Он-то и должен был определить истинную ценность выскочки из группы "Б". "Металлург" проводил седьмой матч, "Спартак" - четвертый. Победа позволяла чемпиону опередить лидера по очкам, потерянным в настоящем, и открывала перспективу обойти его по набранным в будущем.

Сорок тысяч зрителей, посетивших в тот вечер стадион "Динамо", оказались в шоке. Металлурги положили именитых чемпионов на лопатки. Чистая победа - 4:0!

Обе команды, того не подозревая, сделали роскошный подарок будущим статистикам и летописцам советского футбола. Впервые "Спартак" пропустил четыре гола, впервые команда, не снявшая еще чемпионских регалий, проиграла с крупным счетом. Это была единственная в советской истории крупная победа дебютантов над действующим чемпионом.

Растерянные журналисты не скрывали раздражения: "Нельзя победить только громкими фамилиями; на поле нужны активные игроки, а не живые памятники былым мастерам", - писал Б. Павловский.

"Команды "Спартак", той команды, которую зритель привык видеть, на поле не было. Она потеряла свое спортивное лицо, собранность и волю к победе", - произнес поминальную речь И. Юрьев и бросил в вырытую им для чемпиона могилу горсть земли: "В этом сезоне "Спартак" вряд ли сможет рассчитывать на классное место".

С похоронами четвертая власть поторопилась. "Живые памятники", больно ударившись о "Металлург", прыть проявили необыкновенную. В последующих шести встречах - пять побед, одна ничья и только один пропущенный мяч при десяти забитых. Благодаря чему "Спартак" вышел из темного леса на широкие светлые просторы с прекрасными видами на будущее. Случится это не скоро, а пока прокрутим пленку назад. Мы на пороге второго круга.

Его величество календарь относился к подданным дифференцированно. Симпатий к "салаге" не испытывал и не скрывал этого. В трех заключительных матчах первого круга провел его сквозь огонь и воду, вынудив в течение пяти дней сыграть с лауреатами предыдущего конкурса. Тбилисцев и "Спартак" металлурги прошли без проблем. Возникли они в матче с "Динамо". Поначалу все шло по накатанной - уже на 10-й минуте Чулков огорошил динамовского стража Фокина. Недолго музыка играла. Через 10 минут вратарь Набоков, любитель потешать публику, привез, как сейчас говорят, гол в свои ворота. Вот как это было: "На 20-й минуте Елисеев издали сильно бьет в направлении ворот "Металлурга". Ясно видно, что мяч идет мимо. Но Набоков в погоне за дешевым эффектом делает головоломный бросок, теряет мяч, и Семичастный в ту же секунду забивает ответный гол" ("Красный спорт", 1 сентября 1937г.).

Во втором тайме вице-чемпионы прижали к канатам измотанных плотным графиком металлургов. Нокаутирующий удар незадолго до гонга нанес Михаил Семичастный.

Игра обозревателям понравилась: "Можно сказать, что это был лучший матч сезона", - писал в спортивной газете Г. Ильин. Понравилась и работа харьковского арбитра ("Судил Онищенко безукоризненно"). Пятьдесят тысяч зрителей с журналистами солидарны, они, виданное ли дело, проводили судью аплодисментами! Пример уникальный, достоин видного места в копилке курьезов.

Несмотря на проигрыш, "Металлург" лидерство сохранил. Но у "Динамо" - игра в запасе и шанс стать победителем первой части турнира. Оставалась самая малость - обыграть "Спартак". Следуя логической цепочке: если "Металлург" обыграл "Спартак", а "Динамо" - "Металлург", спартаковцы в игре с "Динамо" обречены. К счастью, такого рода логические расклады футбол не приемлет. Побеждают не на бумаге, а на поле, здесь и сейчас.

Обе команды, понимая турнирную значимость и принципиальность матча, чаще поглядывали назад. В такой игре решает один гол. Его забил впервые оказавшийся в стартовом составе "Спартака" Алексей Касимов.

Герой предыдущего матча Семичастный получил прекраснейший шанс отличиться еще раз. Свидетельствует очевидец: "Перед самым концом мяч, видимо, тоже обозленный на динамовцев за плохую игру, сыграл с ними жестокую шутку. Семичастный в быстром беге обошел защиту и выбежавшего навстречу Акимова. До открытых ворот оставалось не более 3-4 метров, мяч устремился туда.

Радостное "Ага! Есть!" загремело по стадиону. Семичастный, желая зафиксировать столь желанную ничью, с эффектом, бросился к мячу и сильным ударом пустил его на два метра в сторону мимо стойки" (Б. Павловский - "ФиС" № 18).

Победитель первого круга - "Металлург". "Спартак" сравнялся с "Динамо" по потерянным очкам (5). Не это главное. Игра в некотором роде для спартаковцев историческая: впервые в союзных чемпионатах обыграно "Динамо".

Впереди - второй круг с непредсказуемыми поворотами, громкими скандалами и драматической концовкой.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...