Газета
10 апреля 2004

10 апреля 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1937. Часть шестая.

ЗАДАНИЕ НА ДОМ

СЕССИЯ. Так, если пользоваться вузовской терминологией, можно назвать турне по СССР сборной басков. Экзаменаторы оказались суровыми, но преподанные ими уроки не прошли даром.

СОСТАВ НАЗНАЧИЛ КОМИТЕТ

Испанские футболисты провели в Тбилиси десять дней. Развлекали их гостеприимные грузины как могли: бесчисленные экскурсии, встречи на предприятиях с трудящимися, посещение филармонии, театров, поездка в древнюю столицу Грузии - Мцхету...

В тесных промежутках обширнейшей культурной программы вконец измотанные баски успели провести пару тренировок и столько же игр. Подготовку ко второму матчу продолжили в Тбилиси, а подорвавших здоровье Луиса Регейро и Ирарагорри отправили на лечение в курортное место Боржоми.

Грузины проводили предматчевые сборы недалеко от города - в Кикетах, куда созвали лучших футболистов республики.

Пока соперники готовились к поединку, тысячи людей ломали головы над тем, как получить к нему доступ. Побывавшие на первом матче рассказывали об игре басков небылицы. С каждым днем рассказы обрастали новыми подробностями, разжигая все больший интерес к предстоящей встрече.

Из газет поступали противоречивые сведения. "Молодой сталинец" сообщил, что в связи с массовыми беспорядками при продаже билетов у касс динамовского стадиона перед первой игрой городские власти распорядились распространять билеты только на предприятиях. "Вечерний Тбилиси" болельщиков успокоил: "Часть билетов поступит в открытую продажу в кассы стадиона "Динамо" 28 июля с 9 часов утра. По заявкам предприятий и учреждений билеты отпускаться не будут. Спорторганизации получат билеты через Комитет физкультуры Грузии. Цены билетов, как и на первой игре - от 3 до 6 рублей".

В тот же день стадион "Динамо" оказался в осаде. Остаток дня и всю ночь десятки тысяч людей готовились к штурму билетных касс. "С каждым часом количество лиц, желающих приобрести билеты, все росло. Несмотря на это, милиция и администрация стадиона не приняли никаких мер к тому, чтобы установить у касс очередь, навести порядок", - писал с места событий корреспондент "Зари Востока".

К моменту осады и штурма стадионных касс хозяева с составом еще не определились. Штурмовиков это не очень-то беспокоило. Они шли на басков, чье участие в матче не оспаривалось. И это главное.

И все же, кто сыграет с гостями? По утверждению "Молодого сталинца" - сборная Тбилиси, их коллеги из других изданий уверены: сборная Грузии. Формально они были правы: среди призванных на сбор 24 футболистов двое представляли Очамчиры и Батуми. Фактически и во втором матче с басками сыграли динамовцы: недавние "железнодорожники" Апридонидзе, Джеджелава и Лоладзе в 37-м перешли на службу во внутренние органы республики. Из 16 участников повторной встречи только Вачнадзе (за семь минут до конца он сменил травмированного Пайчадзе) числился студентом Грузинского политехнического института. Все же команду окрестили сборной Грузии. И предстала она перед публикой не в традиционных бело-голубых, а в красных майках.

Состав на игру назначил... республиканский комитет физкультуры (не по указанию ли ЦК КП Грузии и лично товарища Берия? В футболе он разбирался). Есть сомнения? А вы полистайте "Зарю Востока" за 30 июля. Тренер Алексей Соколов ослушаться не посмел. Опубликованный накануне состав полностью совпал с вышедшим на поле.

Капитан грузин Шота Шавгулидзе настроен оптимистично: "Играть будет уже легче, так как мы видели их в деле. Некоторые игроки встретятся с ними во второй раз, я и Дорохов - в третий... Мы перестроили свою игру так, чтобы возможно эффективнее использовать все моменты своей игры, так и игры басков", - сказал он журналистам, но предсказывать счет не стал. Как и тренер испанцев Вальяно. Тот посетовал на отсутствие травмированных Луиса Регейро и Хосе Ирарагорри, усталость, потерю былой формы, изнуряющую тбилисскую жару и просил начать игру на полчаса позже. Хозяева поначалу упорствовали, но в день матча смягчились, и Александр Щелчков дал старт в 18.30.

ДЕТСКИЙ MAT

Баски в корне подавили реваншистские настроения хозяев и уже в дебюте похоронили интригу, объявив сопернику детский мат. Арбитр часы не остановил: футбол не шахматы, играть надо 90 минут. Но характер сложившихся на поле отношений и преимущество басков в классе ("они превосходили нас в технике и тактике", - признавали газеты) сомнений в окончательном исходе "партии" не вызывали.

5-я минута - 0:1. Коротко - для статистиков: Ларринага с подачи Алонсо забивает гол. Подробности - для эстетов: "Силаурен получил мяч на правом крае и, демонстрируя блестящий дриблинг, смещается на левый, отвлекая внимание полузащиты. Добившись своего, он делает, не глядя, длинный пас на Алонсо, который стремительно идет на сближение с Ларринагой. Защита пытается перекрыть Алонсо, но он успевает выкатить мяч партнеру, и Ларринага с лета неотразимо бьет в левый угол" ("Вечерний Тбилиси" от 31 июля).

Кто-то из журналистов приписал гол Лангаре. Тому есть объяснение. Проблемы в дебюте испытывали помимо грузинской обороны и труженики пера. "Возмутительное самодурство администрации стадиона "Динамо". 15 корреспондентов местных и центральных газет были изгнаны из их ложи и посажены перед оркестром на беговой дорожке. Никакие заявления не помогали. Лишь после протестов публики, которой мы заслонили поле, корреспондентов поместили в другой ложе. В прежней корреспондентской ложе места оставались свободными. Виновные в издевательском и хамском отношении к представителям печати должны быть наказаны", - просигналил 31 июля из Тбилиси спецкор "Красного спорта" Э. Шмерлинг.

Со столь необычной позиции определить истину нелегко. Мнения разделились. По подсчету журналистских голосов выиграл Ларринага, однако сомнения остались.

6-я минута - 0:2. Через минуту Алонсо с блеском исполнил сольную партию. Два удара - два гола. Дорохов вне упрека - мячи неберущиеся.

Сразу после забитого гола грузины огрызнулись: Пайчадзе вывел на идеальную позицию Гайоза Джеджелава. Удар у форварда получился отменный, как и кошачий бросок Бласко. Но это был эпизод. Баски продолжали наседать, Лангара пытался нокаутировать Дорохова - не на того напал: вратарь один за другим парировал смертельные "джебы" испанского голеадора. Однажды после блестяще разыгранной комбинации голкипера выручил счастливый случай. Силаурен по пути к воротам легко разобрался с двумя оборонцами. Его обступили новые. Оказавшись в окружении, испанец резко развернулся и направился к своим. И вдруг, к изумлению соперников и десятков тысяч наблюдателей, изловчившись, не глядя, сильно направил мяч через все поле к противоположным воротам. Тот покорно опустился у ног стоявшего в одиночестве на своей любимой точке Лангары. Отсюда он забивал с закрытыми глазами. Но чудеса все же случаются: мяч просвистел в сантиметрах от цели.

Артисты цирка, допустив оплошность, повторяют номер до победного конца. И Лангара свой после нескольких срывов исполнил.

26-я минута - 0:3. Протаранив оборону, испанский "танк" (так у нас окрестили Лангару) произвел очередной залп. Снаряд, едва не раздробив перекладину, взорвался за спиной голкипера.

Через несколько минут Лангара исполнил еще один фирменный номер - ювелирно перебросил мяч через рванувшего к нему Дорохова. Защитник Чумбуридзе в немыслимом прыжке выручил вратаря.

Нельзя сказать, что хозяева только оборонялись. Пару-тройку моментов создали. Самый реальный - перед перерывом, когда Пайчадзе потряс боковую стойку.

Во втором тайме стрелка спидометра безукоризненно технически оснащенной испанской машины резко поползла вниз. Не в первый раз, добившись солидного материального перевеса, баски переходили на щадящий режим работы. Неудивительно, что игра после перерыва переместилась к их воротам. Запахло жареным. А когда Аресу коснулся мяча рукой, Щелчков свистнул без промедления и, отсчитав 11 шагов, поставил мяч на точку.

51-я минута - 1:3. Кому бить? Вопрос не праздный. Одиннадцатиметровых дел мастер Михаил Бердзенишвили из-за повреждения вышел из игры еще в первом тайме. Все взоры обращены на динамовского бомбардира Бориса Пайчадзе. Воспоминания Бориса Соломоновича об этом эпизоде изложены в книге Георгия Махарадзе "На поле виртуозы из Басконии": "До этого случая я еще никогда не бил пенальти в официальных матчах, а тут хочешь не хочешь - бей. Об этом тебя безмолвно просит вся команда. Что было делать? Рискнул. Когда готовился, думал об одном - не попасть бы мячом прямо в Бласко, ну хотя бы на метр в сторону пробить. Представьте, удар получился, Бласко не успел даже пошевельнуться".

Бласко весь в работе. Выполнял ее добросовестно и, что немаловажно, качественно. Только к середине тайма друзья позволили ему передохнуть, и он вдоволь налюбовался игрой своего визави Дорохова, который с блеском выиграл микродуэль с Горостисой и серию поединков с главным оппонентом - Лангарой. Благодаря искусству обоих стражей счет до конца матча не изменился.

Тбилисский вратарь произвел на Бласко сильное впечатление. После игры он скажет журналистам: "Безусловно, Гранаткин и Акимов - вратари высокого класса. Но больше всех мне понравился Дорохов, особенно удачно игравший во время первого матча в Тбилиси. Прекрасная хватка, реакция на мяч, выбег в соединении со свободной игрой на штрафной площадке - все это качества прекрасного вратаря". Напоследок испанский голкипер дал ЦУ Дорохову и его советским коллегам: "Вашим вратарям надо меньше задерживать мяч и больше играть со своей защитой".

Прощалась Грузия с братьями 31 июля. Руководитель испанской делегации Мануэль де ля Сота сказал корреспонденту "Зари Востока": "Одним из наиболее ярких этапов нашего путешествия по СССР был приезд в гостеприимную Грузию...

Покидая солнечную Грузию, мы благодарим граждан вашей республики за радушный, очень душевный прием. Мы благодарим вас за то, что вы встретили нас как родных братьев, за то, что в Грузии мы чувствовали себя, как на своей родине".

Заново подвергать себя пытке закавказской жарой в железнодорожных душегубках "Тбилиси - Москва" баски не пожелали. Отправили их в автобусах по Военно-Грузинской дороге через Орджоникидзе (ныне Владикавказ).

НА ПОСОШОК

По утверждению "Зари Востока", баскам предстояли в СССР еще три матча - в Москве (с "Динамо"), Ленинграде и Минске. Подтверждения этой информации в центральной прессе не нашел. Если такие планы имелись, до их реализации по не известным мне причинам дело не дошло. Только в Минске баски "на посошок" все же сыграли. Впечатленные оказанным белорусами радушным приемом при пересечении польско-советской границы, они обещали вернуться. Испанские мужики от своих слов отказываться не собирались (иначе какие они мужики), но не все зависело от них. Этот матч за все время их пребывания в СССР находился в подвешенном состоянии. Только под конец, когда стала ясна бесперспективность ликвидации цифрового дисбаланса, советская власть позволила гостям порезвиться и в Минске.

Желающих поглазеть на виртуозов Басконии в белорусской столице было не меньше, чем в иных столичных, промышленных и культурных центрах. Однако их аппетиты резко ограничивала пропускная способность стадиона "Динамо", вмещавшего всего 8900 зрителей. Узнав о приезде басков, число посадочных мест в авральном порядке увеличили до 12 422 (данные из минской газеты "Рабочий"). На игре присутствовало свыше 15 000 человек. Дирекция советских стадионов в охватившей страну массовой борьбе за перевыполнение плана была не на последнем месте.

Территориально минские футболисты располагались в республиканском центре, а на футбольной карте страны - в провинции. Минскую команду ("Динамо") включили в число показательных в 1937 году. Итог - 9-е место (из 11) в последней группе - "Д", или 47-е (из 49) в общем зачете. Дружескую руку "провинциалам" перед ответственной игрой протянула Москва. В Минск отправили отряд ополченцев ("металлурга" Кудрявцева, "пищевика" Овсеенко, "артельщика" из "Спартака" Румянцева) в сопровождении бойцов Красной Армии Леонова и Лясковского.

Со спортивной точки зрения матч интереса не представлял. Жаждущие зрелищ иллюзий относительно исхода не питали. Интересовал их не результат, само собой разумеющийся, а сам процесс.

Началась игра с "хет-трика": третий матч басков в нашей стране реферировал глубоко ими уважаемый Владимир Стрепихеев.

Соперники разыграли острый дебютный вариант со взаимными шансами. Румянцев пробил мимо, Лангара - в штангу. Взрывоопасный прорыв Панфилова погасил Бласко, Лангары - Леонов. Московский вратарь играл небезошибочно, пропустил полдюжины мячей, но действовал самоотверженно, смело, красиво, выручал часто и единодушно был признан лучшим среди хозяев. А единственный гол баскам забил свой, минский форвард Лахонин.

5-я минута - 1:0. Молниеносная, в стиле блиц, двухходовка Зиновьев - Лахонин завершилась сильным (не в ущерб точности) ударом в нижний угол. Бласко при сем присутствовал. В ознаменование радостного события на мачте водрузили красный воздушный шарик. Так и болтался он сиротливо полтора часа, с завистью наблюдая затем, как на противоположном шесте время от времени возникали его зеленые собратья.

Первый уже через восемь минут вынудил поднять Исидро Лангара. Случилось бы это и раньше, не будь в воротах Леонова. На 8-й минуте он сделал невероятное: обезвредил мяч, пущенный Лангарой (со штрафного метров с 17) под планку. Не отбил, не перевел на угловой - взял намертво! Аплодисментов досталось ему не меньше, чем тремя минутами ранее Лахонину.

Холодный душ взбодрил гостей. Они включили скорость, задвигались, всерьез и надолго оккупировали минскую территорию. По словам Юрия Ваньята (его отчеты опубликовали "Красный спорт" и "Физкультура и спорт"), спурт басков длился до конца первого тайма и захватил начало второго. Сдерживать напор высококлассных форвардов, не нарушая правил, не удавалось и лучшим нашим командам. Стрепихеев в отличие от некоторых коллег все видел и, что важно, адекватно реагировал.

13-я минута - 1:1. Еще один штрафной за фол Гусева. Вроде неопасно - до ворот метров 30. Как сказать. Испанцы четко исполняют наигранный "стандарт" на раз-два. Силаурен навешивает на Лангару, и центр мощно - головой, как ногой, - вколачивает мяч в недосягаемую для Леонова точку.

30-я минута - 1:2. На сей раз Силаурен исполнил соло. С той же 30-метровой дистанции (расстояние - не помеха) приложился от души. Удар получился идеальный - мощный, плассированный, точный: мяч на бреющем полете во второй раз протаранил ворота Леонова. Возможно, вратарь среагировал чуть с опозданием, в последнюю секунду едва коснулся мяча, но остановить его стремительный полет был не в силах. Журналисты пожурили голкипера. Ругать его, видя, что вытворял Леонов всю игру, было грешно. Небольшого (по вратарским меркам) росточка, прыгучий, с отменной реакцией и отчаянной смелостью, он метался по углам, отбивал, брал, перехватывал, сломя голову (рискуя и в самом деле сломать ее) бросался под "танк". В том, что до перерыва счет не изменился, несомненная его заслуга.

Тайм второй. Баски продолжают давить. В штрафной площади собираются по 17 - 18 человек. Почти весь наличный состав участвует в обороне минской крепости. Перенаселенность штрафной особых проблем испанским канонирам не создает: мячи продолжают проникать в ворота, как мука сквозь сито.

50-я минута - 1:3. Горостиса, вынырнув из толпы, оказался в непосредственной близости от леоновских владений. Вратарь резко пошел на сближение. Форвард не испугался и сделал с Леоновым то, что неоднократно проделывал с нашими вратарями Лангара: искусно перебросил мяч через него в ворота.

ЦИРКОВОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

Баски неоригинальны. Как и прежде, после качественно исполненной работы устроили перекур, позволив хозяевам постучать по воротам Бласко. Вратарь не пострадал, чего не скажешь о сгрудившихся возле ворот фотографах. Поделом. Что их туда понесло? Неужто надеялись выловить еще одну рыбку из испанских сетей? У тех, что облепили ворота Леонова, работы невпроворот.

Еременко современным футбольно-борцовским приемом (захват двумя руками) валит на зеленый ковер вновь ускользнувшего от него Горостису. Стрепихеев свистит, что видит. Пенальти. Первый и единственный в пользу басков за время их пребывания в СССР!

59-я минута - 1:4. Лангара подходит к белой точке и практически без разбега бьет. Но как! Послушаем свидетеля: "...Сделав молниеносный финт (замах левой ногой и корпусом влево, удар правой ногой в правый от вратаря угол), Лангара пушечным ударом забивает четвертый гол" (Ю. Ваньят. - "ФиС" № 16).

Болельщики со стажем наверняка видели пробитые без разбега пенальти: "шестидесятники" - в исполнении Эдуарда Стрельцова, "восьмидесятники" - бразильца Сократеса. Лангара делал это еще в 30-е годы. Удивляет другое: как ему удалось, стоя на месте, нанести "пушечный удар", предварив его каскадом финтов. Невероятно!

Обидно, что фантастический трюк Лангара показал в нашей стране самой малочисленной аудитории. Будь его воля (вернее, воля наших арбитров), при виде этого фокуса визжали бы от восторга 30 тысяч ленинградцев и 90 тысяч москвичей.

С 59-й минуты футбол кончился, начался цирк. После сольного номера Лангары последовало массовое выступление "жонглеров". Рассказывает Ваньят: "Итог матча ясен. Баски начинают играть спокойно, менее продуктивно, но более эффектно, вызывая шумное одобрение трибун. Особенно хороши несколько комбинаций, проведенных только ударами головы".

А в двухминутном антракте циркового представления и в футбольчик сгоняли, успев забить хозяевам еще два гола.

70-я минута - 1:5. В штрафной минчан огромная свалка. Кто-то из басков сумел в невероятной неразберихе провести мяч через границу. Судя по итоговым цифрам испанского турне, сделал это Лангара. Если так, это был третий хет-трик центрфорварда в СССР.

72-я минута - 1:6. Ларринага доказал, что и он владеет приемом, именуемым "парашютом": увидев вышедшего из ворот Леонова, запустил ему за спину очередной "десант".

Умиротворенные результатом, гости продолжали развлекать публику.

Первый гол в матче забили минчане, могли забить и последний. Панфилов, стартовав со своего "огорода", получил пас на ход, выиграл забег у Бласко и успел пробить. Мяч срикошетил и уверенно направился в гостеприимно распахнутые ворота. Его планы нарушил невесть откуда возникший Силаурен. Второго красного шарика не понадобилось.

Обе команды, обнявшись, под аплодисменты покинули арену. За кулисами зашли в судейскую комнату поблагодарить арбитра за безукоризненное (так считали и журналисты) судейство. Баски одержали в СССР три крупные победы - и все при арбитраже Владимира Стрепихеева.

ФИНАНСОВЫЕ РАСЧЕТЫ

Из Минска испанцев вернули в Москву. Перед отъездом из СССР необходимо было произвести окончательные финансовые расчеты. Неделей раньше тренер Вальяно обратился в Комитет физкультуры:

"Председателю Комитета спорта и физкультуры. Москва.

Господин,

Прошу Вас передать сумму в размере 10 000 (десяти тысяч) фр. (французских. - Прим.А.В.) франков в счет суммы, которую вы нам должны на расходы в путешествии при возвращении во Францию.

Благодарим Вас заранее и ждем Вашего ответа.

Примите, господин, наши лучшие приветствия.

Руководящий комитет баскской футбольной команды Педро Вальяно Рикардо де Иресабаль.

Перевод верен:

Референт Ино отдела (Полляк).

7.8.1937 г."

В первых строках челобитной сеньор Рикардо де Иресабаль совершил три разного калибра помарки: а) поменял местами составляющие главного физкультурного органа; б) допустил серьезную политическую ошибку, обозвав товарища господином; в) на момент подачи прошения председателя Комитета физкультуры Ивана Харченко (его имел в виду проситель) сняли с должности, и вакансию временно заполнила исполняющая обязанности (и.о.) председателя "госпожа" (она же товарищ) Елена Кнопова.

Последняя оплошность простительна: тренер мог не знать об изменениях на вершине физкультурной пирамиды, тем более что СМИ на сей счет не распространялись. И вообще обратился он не туда. Не ведал "невежда" Вальяно, что Комитет физкультуры не смел распоряжаться собственными финансами и производить денежные расчеты (особенно с иностранцами) без разрешения партийно-правительственных органов.

Кнопова, отдадим ей должное, действовала оперативно: тут же обратилась в наркомат финансов и просьбу тренера, правда, в значительно урезанном виде, исполнила. Из причитавшихся баскам за матчи в СССР 100 тысяч франков Вальяно выделили 3 тысячи, хотя просил десять. И на том спасибо.

Сработали наши товарищи сверхоперативно: уже на следующий день (8 августа) Педро Вальяно расписался в получении. Расписка приложена к письму Кноповой.

Остальную сумму главе испанской делегации выдали через неделю. Для этого Кноповой снова пришлось обратиться в валютный отдел наркомфина с просьбой "разрешить вывоз через пограничный пункт Белоостров 10 тыс. фр. франков и чека на 87 тыс. фр. франков руководителю футб. к-де Басконии де ла Сота Мануэлю".

С перепиской по линии Вальяно - Кнопова - наркомфин ознакомился в бывшем партархиве, именуемом ныне РГАСПИ.

"РЕНЕГАТ" ГОРОСТИСА

Баски намеревались вернуться в Париж. Попали туда окружным путем: когда нарисовалась перспектива подзаработать в Скандинавии, от нее, естественно, не отказались. Дважды обыграв в Осло норвежские команды, отправились в Копенгаген, чтобы распотрошить футболистов рабочего спортивного союза Дании - 11:1. Лишь после этого, сытые, довольные, направились в Париж и некоторое время отдыхали в его окрестностях - Барбизоне.

О злоключениях испанцев во Франции рассказали в "Известиях" (3 октября 1937 г.) братья Тур в материале "Семнадцать и один". В нем обильно цитировалось письмо Луиса Регейро, якобы написанное в Москву обретенному в СССР другу, работнику Комитета физкультуры. Фамилия комитетчика не указана.

Рассказывалось в письме баскского капитана (если таковое было) о приезде в Париж эмиссаров Франко с целью вернуть футболистов в Испанию под гарантии неприкосновенности, обещание солидных гонораров и угрозы (в случае непослушания) перебить оставшихся на родине родственников и при случае вздернуть отказников на первом попавшемся дереве. Предложение принял один - Горостиса. Он "изменил республике, демократии, товарищам, позорно перебежав в лагерь мятежников", - писали "Известия".

Через несколько дней Горостиса уже в качестве посланца Франко вернулся из Бильбао в Париж, подтвердив реальность данных каудильо обещаний и повторив угрозы. Уговорил еще одного члена делегации - массажиста Бирикинагу.

Завершалась статья пассажем братьев-авторов: "Генерал Франко проиграл игру со счетом 17:1 (массажиста не посчитали. - Прим. А.В.) в пользу республики. Не знаем, как это называется по-испански. А на русском языке - накося, выкуси!"

Сегодня мы спокойно воспринимаем (давно к тому приучены) легализованную на страницах печатных изданий и легко проникающую с телеканалов в квартиры (особенно во время трансляций футбольных матчей) ненормативную лексику. Однако и нашего современника произнесенная братьями заключительная фраза способна шокировать.

Подобные слова и выражения предназначались в 30-е годы исключительно врагам существовавшего строя - внешним и внутренним. Произносили их, не стыдясь, с партийно-правительственных трибун (и из зала судебных заседаний) "слуги народа", а труженики журналистского цеха охотно пользовались (не боясь быть уличенными в плагиате) перлами из лексикона старших партийных товарищей.

На следующий день (4 октября) "Известия" извергли на перебежчика (устами его бывшего соратника Луиса Регейро) изрядную порцию компромата: "Измена Горостисы мало огорчила нас... Спортсмены Басконии давно относились к Горостисе с недоверием, с трудом выносили его общество...

На памятной встрече с ткачихами "Трехгорной мануфактуры" - инициаторами сбора средств в помощь испанским детям и матерям - не участвовал лишь один из испанских футболистов. Это был Горостиса. Когда распределялись места в поезде, увозившем басков из Тбилиси в Москву, никто из футболистов не хотел ехать с ним в одном купе. Будущий франкист напился до скотского состояния. А в московской гостинице он умудрился украсть две бутылки вина.

Недаром мы презрительно звали его "Чато", по имени его дяди, отъявленного хулигана-погромщика", - уверял Регейро.

Не верю ни в намалеванный черными красками образ правого края, ни в то, что принадлежал он "кисти" Луиса Регейро, который не мог не знать, что из Тбилиси команда выбиралась автобусом. Не это главное. В трех заключительных матчах (в Тбилиси и Минске) выводил на поле команду и произносил пламенные речи не кто иной, как Горостиса. Не допускаю мысли, чтобы на ответственную и почетную должность капитана тренер Вальяно назначил (или избрала команда) не пользующегося доверием товарищей пьянчугу и воришку. Скорее всего, сработал распространенный в стране стереотип. Обласканные властью, осыпанные с головы до ног елейными эпитетами герои при разжаловании во враги народа вмиг наделялись характеристиками прямо противоположного свойства. В сшитые по стандартным меркам одежки нарядили и Горостису. Что же касается внешне неблаговидного поступка футболиста, делать категорические выводы не стану. Не зная истинных мотивов решения, осуждать его мы не вправе.

Из Парижа баски отправились в Мексику, успев "дозаявить" вместо выбывшего Горостисы трех футболистов - Агирре, Агиресабаля и Уркиагу. Там они провели около двух десятков игр с клубами и сборной. Итог: +17=1-0. Сборную обыграли дважды - 5:1 и 2:1. Последней точкой многомесячных скитаний по Европе и Америке стала Куба. Домой баски так и не вернулись, завершив спортивную карьеру в мексиканских и аргентинских клубах.

Продолжение - стр. 13

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...