Газета
5 марта 2004

5 марта 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1937

Часть четвертая

ПАРТИЙНАЯ УСТАНОВКА

ВКП (б). Правящая в СССР партия придавала результатам встреч советских спортсменов с иностранцами огромное политическое значение. Не стал исключением и визит в нашу страну баскских футболистов. Победу в матчах со сборной Басконии оценили выше дружеских чувств к защитникам испанской республики.

ПРОБЛЕМА ЛИШНЕГО БИЛЕТИКА

Я бы не осмелился произносить ко многому обязывающие, требующие серьезных обоснований слова, если бы не посчастливилось в одном из многочисленных потаенных уголков огромного архивного лабиринта (РГАСПИ) наткнуться на потрясающие документы, десятилетиями оберегавшиеся грифом "Совершенно секретно".

Весть об игре басков в Ленинграде распространилась в начале 20-х чисел июня. Времени для подготовки (игру назначили на последний день месяца) предостаточно. Проблема заключалась в другом: кого ставить? Невыразительные, мягко говоря, выступления двух лучших ленинградских команд в союзном первенстве не позволяли надеяться на способность каждой в отдельности противостоять высококлассному сопернику. Решили собрать под знамена все лучшее, что имелось на тот момент. Благо все ленинградские команды успели сойти с кубковой трассы и ничто не отвлекало их от предстоявшей ответственной международной встречи.

Сборная Ленинграда успела провести два контрольных матча с земляками: выиграла у "Спартака" (4:1) и завершила вничью (1:1) встречу со студентами института физкультуры. После чего и был сформирован окончательный состав. Основу его составили игроки "Динамо". Из 12 человек, что сыграют против басков, семь динамовцев, трое из "Сталинца", один спартаковец и студент - вратарь Эвранов. Никого из "Красной зари" (хотя в осеннем первенстве "Зорька" опередила в итоговой таблице "Динамо") чести выступить за сборную не удостоили.

И все же самой серьезной в последние июньские дни стала проблема билетная. Судя по сообщению одной ленинградской газеты, было подано 213 тысяч заявок из Ленинграда и 5 тысяч из области. С учетом неохваченных заявками, проникнуть на трибуны стадиона имени Ленина пытался примерно каждый десятый житель города, в то время как общая вместимость арены (по официальным данным) составляла 27 тысяч посадочных мест.

Билеты распространяли в 184 физкультурных организациях, 414 предприятиях и учреждениях. Часть билетов (неизвестно, какую) пустили в свободную продажу. На одно место претендовало примерно 10 человек. В такой пропорции, видимо, и следовало удовлетворять заявки граждан. Однако ее нарушали, и существенно. Из письма болельщика, опубликованного 3 июля в газете "Спартак": "Сумасшедший порядок устроили с продажей билетов. Мы написали заявку на 356 человек, а дали три билета..."Пропорции и вправду сумасшедшие - 1 к 120. Если это норма, а не исключение, возникает вопрос: куда же девались остальные билеты? Не исключено, что какая-то часть попадала к перекупщикам.

Администрация стадиона, пользуясь массовым психозом, изрядно потрясла и без того скудные кошельки совслужащих: билеты шли по цене 10 - 16 рублей ("Красная газета" от 21 июня). Для сравнения: на игры внутреннего потребления билеты стоили от 2 до 5 рублей, что тоже, по мнению болельщиков (жалобы поступали в физкультурные инстанции и редакции спортивных изданий), дороговато. Какова же была их рыночная стоимость? Как минимум - два-три номинала.

Наспех готовили к матчу главный стадион. "Сегодня заканчиваются последние приготовления к дню предстоящего матча. Ленинградцы не узнают стадион имени Ленина. Городской комитет физкультуры и спорта сумел организовать ремонт стадиона так, что в течение трех суток стадион резко изменил свою внешность. Стадион заново обшит досками и выкрашен", - писала "Смена" 29 июня, за день до игры.

Погорячился корреспондент. Ремонт огромного объекта, даже самый незначительный, произвести за три дня невозможно. Нанесли наспех косметики: прикрыли досками срамные места, освежили поблекшие краски - вот и весь ремонт. А что покрасили, газета не сообщила. Если скамейки, то при хронической ленинградской сырости просохнуть к игре они не успевали, что прибавило бы хлопот зрителям. Но вряд ли добывшие билеты придали бы значение такому пустяку. К тому же помимо чарующего зрелища их обещали покормить и напоить прямо на трибунах, образно говоря, подать кофе в постель.

К матчу отпечатали программки по 25 копеек за штуку. На игре работали 16 фотокорреспондентов, а пять операторов "Союзкинохроники" проводили съемки с разных точек. Где эти кадры? В главном нашем киноархиве - Красногорске - их нет. Может, в Санкт-Петербурге притаились? Если кому-то что-то об этом известно, будьте добры, отзовитесь.

Игроков "Красной зари" к матчу с басками не привлекли, исключая тренера: Михаил Окунь вел радиорепортаж на всю страну.

ЗАДУШИЛИ В ОБЪЯТИЯХ

Баски выехали в Ленинград на следующий день после игры в Москве с "Динамо", и 29 июня в 10.25 утра "Красная стрела" доставила их в колыбель революции. Встретили гостей по высшему разряду - с речами, цветами и музыкой. Командовал парадом заслуженный мастер спорта Петр Ежов:

- Почетный караул в количестве 250 студентов института и техникума физкультуры и 600 лучших физкультурников города построены в честь вашего приезда! - отрапортовал он руководителю испанской делегации Мануэлю де ла Сота.

И тут же под оркестровый марш наши гости, еле видимые из-под огромных букетов цветов, направились на привокзальную площадь, на запланированный отцами города митинг. После обмена комплиментами футболистов отвезли в гостиницу "Астория".

Встретили в Ленинграде дорогих гостей с широко раскрытыми объятиями. Обнимая друзей, главное не переусердствовать. От избытка чувств недолго и задушить в объятиях. Отдохнуть баскам не дали. В тот же день устроили утомительную многочасовую экскурсию, а ближе к ночи организовали в ресторане банкет. Щедро угощали деликатесами, обильно - выпивкой и... женщинами. Отвергнутые милые дамы всю ночь звонили в номера симпатичным испанским парням, домогаясь аудиенции.

Душили в объятиях борцов за свободу целенаправленно, по распоряжению весьма влиятельных особ. Вам нужны факты? Извольте.

СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ СВИДЕТЕЛИ

Через полтора месяца после встречи басков со сборной Ленинграда и вскоре после снятия Ивана Харченко с поста председателя Комитета физкультуры (с последующим арестом) исполняющая обязанности главы физкультурного ведомства Елена Кнопова (потом и ее отправят вслед за Харченко) потребовала объяснений. Мгновенно в физкульткомитет поступили две объяснительные записки - от невольного свидетеля и участника заговора.

Свидетель - начальник иностранного отдела Комитета физкультуры Полляк. Сразу по прибытии басков в СССР он был прикреплен к испанской делегации, сопровождал в поездках по стране и отвечал за ее безопасность.

Участник заговора - председатель Ленинградского комитета физкультуры Тумченок. Смысл его послания сводился к озвученной героиней толстовского "Воскресения" фразе: "Не виноват(а) я!"

Документы публикую в полном объеме. Сохранил индивидуальные особенности стиля авторов, но пунктуацию привел в соответствие с существующими ныне канонами.

"Сов. секретно

Тов. Кнопова!

По Вашему требованию даю следующее объяснение в связи с инцидентом, имевшим место в Ленинграде.

В день приезда в Ленинград баскской футбольной команды ко мне, как к представителю Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта, подошли председатель комитета по делам физкультуры и спорта Ленинграда Тумченок, секретарь Горкома комсомола Ленинграда Уткин и, отведя меня в сторону, заявили мне, что они получили указание из Москвы от Харченко и Косарева относительно устройства перед матчем, который должен был происходить на следующий день, банкета с приглашением женщин. Целевая установка этого банкета была напоить испанцев "до риз". "Вы должны нам помочь во всем этом", - заявил т.Тумченок, и, когда я выразил свое недоумение по поводу столь, по моему мнению, политически неправильной и вредной установки, мне было предложено - если я не верю ленинградским руководителям, позвонить в Москву Харченко, он подтвердит мне это.

Я тут же срочно связался по телефону с Москвой, с Комитетом. Харченко там не оказалось, и секретарь его, соединившись с ним по вертушке (он находился в это время у Косарева), передала мне с его слов следующую директиву, подтверждавшую то, что мне было сказано ленинградскими руководителями: "Разрешить ленинградцам устраивать банкеты сколько им угодно и все вплоть до женщин. Сделать все для того, чтобы ленинградцы выиграли".

Я был крайне возмущен этой директивой и, несмотря на телефонный разговор, заявил Тумченку, что считаю неправильным организацию банкета за день до матча и вообще всю эту политику. Однако вечером банкет все же состоялся. Предварительно испанцам была организована "прогулка" по наиболее скверному шоссе города Ленинграда в скверном автобусе, для того чтобы растрясти и утомить игроков до матча. Прогулка была настолько утомительной, что испанцы неоднократно, совместно со мной, призывали к окончанию ее.

Вечером состоялся банкет, на котором, очевидно, уже прошедшие определенную школу инструктажа чиновники Комитета по делам физкультуры и некоторые ленинградские физкультурники пытались напоить баскских футболистов. Все это было сделано настолько грубо и настолько бросалось в глаза (наливался коньяк в кофе, в воду и т.п.), что руководители баскской делегации несколько раз обращались ко мне, с возмущением заявляя о том, что они не допустят того, чтобы подпаивать игроков их команды перед матчем. Я, в свою очередь, неоднократно призывал Тумченка закончить эти безобразия, однако подпаивание продолжалось, и ленинградские физкультурники, и присутствовавшие также на банкете специально приглашенные женщины поднимали все время бокалы, провозглашая тосты то за одного, то за другого из футболистов, но последние после первых же тостов перестали пить, т.к. поняли, в чем была причина этого.

Видя, что испанцы не пьют, ко мне подошел какой-то субъект и заявил мне, что я должен заставить Регейро (капитана команды басков) ответить на тосты, которые провозглашаются бесчисленное количество раз в его честь. На мой ответ относительно того, что я не буду никого призывать пить, потому что я лично считаю, что эта линия неверная, мне было заявлено этим типом - сотрудником "Динамо" и НКВД, что он меня арестует, и кроме этого он меня выругал площадной бранью.

Возмущенный всем этим, я заявил Тумченку, что ухожу с банкета и телеграфирую Харченко, что отказываюсь от работы с баскской делегацией, потому что считаю, что моя совесть советского гражданина и комсомольца не позволяет мне дальше поддерживать и являться проводником абсолютно, по-моему, неверной тактики и политической установки по отношению к дружественным нам представителям героической Басконии, прибывшим к нам с фронта боев, где защищается дело всего прогрессивного человечества. После этого моего заявления Тумченок все же решился закончить банкет.

На следующий день, те. в день матча, я узнал, что всю ночь женщины по директивам Ленинградского комитета физкультуры и, очевидно, т.Уткина звонили в комнаты басков, мешая им спать и приглашая поехать с ними на маскарад, проходивший в эту ночь, однако баски не поддались на эту провокацию. Кроме этого, в тот же день мне стало известно, что была дана директива выбить во время игры из строя 2 основных игроков команды (Льюиса Регейро и Горостицу), команда Ленинграда была соответствующим образом проинструктирована.

Матч был проведен и благодаря безобразному судейству вызвал возмущение баскской команды. Баски после матча мне совершенно откровенно заявили, что они уже на первых минутах игры убедились, что с таким судьей им матча выиграть нельзя было.

На следующий день после матча меня вызвал в свою комнату в гостинице "Астория" находившийся в Ленинграде секретарь ЦК ВЛКСМ т.Вершков и в присутствии т.Уткина заявил мне, что он считает, что я не выполняю данные мне Харченко и т.Косаревым директивы, что он не понимает как я, комсомолец, не подчиняюсь комсомольской дисциплине, что я провожу баскскую политику и что меня, очевидно, в связи с тем, что я не подчиняюсь данным мне директивам, придется снять с работы с баскской делегацией и исключить из ВЛКСМ.

Изложив Вам все вышеуказанное, я считаю, что моя линия поведения по отношению к баскской команде являлась все же правильной, и, несмотря на заявление т.Вершкова о том, что меня необходимо будет снять, что я чужак, мне кажется, что своими действиями я все же пытался смягчить эту безобразную, по моему мнению, установку, которая могла послужить раздору между нашими друзьями-басками и нами, что могло бы иметь чрезвычайно скверные последствия.

ВРИД. Нач. иностранного отд. Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР

Полляк

16/VIII-37 г."

Объяснения Тумченка:

"Сов. секретно

Во Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта при СНК СССР от пред. городского комитета по делам физкультуры и спорта при Ленсовете

Заявление

Меня т.Кнопова обвиняет в том, что я дал распоряжение футболистам команды Ленинград "Динамо" во время игры с басками в Ленинграде выбить физически двух игроков через увечье. Даю объяснение по этому поводу.

Меня вызвал секретарь Ленгоркома ВЛКСМ т.Уткин и от имени т.Косарева (который звонил по телефону) в присутствии секретаря ЦК ВЛКСМ т.Вершкова мне предложил:

"Надо обязательно выиграть, а для этого нужно напоить команду до игры и обеспечить женщин для них и выбить двух игроков (Регейро и Горостица)".

От выпивки испанцы отказались. Хотя попытка напоить их была. Выбить игроков путем увечья или как бы то ни было я указаний команде не дал, т.к. считал, что ленинградская команда и без этих мер может выиграть, если будет хорошо играть, в том числе и без попойки. Я считал, что вывод физически через увечье капитана команды и основного игрока - политически неправильное действие и могло озлобить испанскую делегацию, и я как грамотный член партии не мог пойти на это, несмотря на большое желание победить! Все, кто видел игру ленинградцев, могут сказать, что грубости со стороны ленинградцев не было, несмотря на нажим и категорические звонки из Москвы (Косарев, Харченко), требующие соответствующего инструктажа судьи и вывода двух игроков.

О том, что это не было моей инициативой и что я к этому не причастен, может подтвердить член ВКП(б), пред. Областного комитета по делам физкультуры и спорта при Облисполкоме т.Швецов, представитель Всесоюзного комитета при испанской команде Полляк, и, если у т.т. Уткина и Вершкова есть партийная совесть, они целиком подтвердят изложенные мною факты.

16/VIII-37.

Пред. Ленинградского комитета по делам физкультуры и спорта Тумченок".

В тот же день Кнопова переадресовала обе записки наверх - председателю советского правительства (СНК) Вячеславу Михайловичу Молотову.

Организаторами этой постыдной истории, судя по документам, явились генсек ЦК ВЛКСМ Александр Косарев и председатель Комитета физкультуры Иван Харченко. Действовали они по собственной инициативе или выполняли волю старших партийных товарищей?

Имея какое-то представление о нравах, царивших в высших партийных сферах, не решусь утверждать, что Косарев и Харченко рискнули бы ввязаться в сомнительное (учитывая политическую подоплеку) предприятие с непредсказуемыми последствиями. Скорее всего, их подставили. Тайны кремлевского двора раскрыть непросто.

Непросто разобраться и в том, насколько добросовестно выполнили домашнее задание ленинградские футболисты и судьи. Об этом позже. Пора переходить непосредственно к игре.

Назначили встречу на 19.00. Зрителей стали впускать на стадион за три часа до начала. Выбились из графика, совершив обязательные предматчевые ритуальные церемонии с "бомбометанием" (на сей раз сбросили с самолета на поле помимо традиционного букета цветов три футбольных мяча), всего на две минуты. В 19.02 главный арбитр Николай Усов дал старт. Судила ленинградская бригада. Усову помогали Василий Бутусов и Петр Евдокимов. О качестве их работы - после игры.

ТАЙМ ПЕРВЫЙ

Начало - за хозяевами. Сильный попутный ветер и подбадривающие возгласы тысяч зрителей погнали их на ворота Бласко.

На второй минуте Петр Дементьев, совершив блестящий слалом (он чисто, не касаясь, миновал два испанских "флажка") предоставил Кряжкову возможность довести начатое дело до ума. Планы ленинградского дуэта нарушил Бласко. Преимущество хозяев очевидно, баски на себя непохожи (еще бы!). Не посвященные в события предшествующего дня зрители и журналисты удивлены неожиданным для них ходом событий. "Баски как-то инертны и вялы. Против всякого ожидания ленинградцы захватили инициативу и держались на поле уверенно и солидно" ("ФиС"). "Форварды басков, играющие как-то вяло, "разобраны" ленинградцами... Явное преимущество ленинградцев; форварды Ленинграда довольно легко обыгрывают противника... Баски явно не в настроении, они медлят. Их далеко не сильные атаки отбиты... Сильный ветер и упорное нежелание ленинградцев играть высокими мячами сбивают игру басков. Вместе с тем в игре басков нет и должной активности. Ленинградцы тактически играли безупречно и не давали без боя ни одного мяча" ("Красный спорт").

Ленинградцы здорово подготовились к матчу, тщательно продумали линию поведения и на протяжении всей игры ни на шаг от нее не отклонялись. Высокий темп, игра низом, лишавшая преимущества гостей в воздухе, и жесткий прессинг по всему полю на протяжении полутора часов ("В течение всей этой игры ленинградцы четко и добросовестно держали каждый своего противника". - "ФиС") явились для гостей после московской вольницы полной неожиданностью.

Принято считать, что первым взял в тиски главного забивалу басков Андрей Старостин, ставший в том знаменито-скандальном матче (речь о нем впереди) "ангелом-хранителем" Лангары. Неправда. Уже в Ленинграде Лангаре перекрыл кислород капитан хозяев Борис Ивин. В первом тайме всего лишь раз глотнул испанец воздуха свободы, но пробил неточно. А Виктор Федоров обесточил импортный "энерджайзер" - Луиса Регейро. Семейную марку в том матче поддержал его брат Педро. Случится это чуть позже. А пока продолжают атаковать ленинградцы и к середине тайма поднимают на ноги весь стадион.

21-я минута - 1:0. Штрафной в сторону басков. Попытка Бласко зафиксировать мяч неудачна. Сазонов тут как тут и без труда направляет мяч мимо не успевшего встать на ноги вратаря.

Через четыре минуты Усов предлагает землякам отхватить еще один кусок испанского пирога, но Александр Федоров (по версии "Ленинградской правды" - Быков) не реализует пенальти - перекладина.

Окончание - стр. 13

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...