Газета
14 февраля 2004

14 февраля 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

ГОД 1937. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. УРОКИ ИСПАНСКОГО

Окончание. Начало - стр. 12

29-я минута - 1:4. Горостиса копирует маневр Алонсо, только на своей, правой бровке. Виртуозно обводит вокруг пальца Андреева с Гвоздковым (так и бегали они парочкой по всему полю?), с углового флажка расчетливо направляет передачу "шефу", и Регейро сравнивает счет в своем микроматче с Лангарой - 2:2. А работники стадиона, которым приходится трудиться не покладая рук у щита басков, где отражаются командные результаты, вновь меняют цифру.

Гости продолжают держать под прицелом ворота Гранаткина. И если счет до конца тайма не меняется, то исключительно благодаря искусству московского стража, обезвредившего как минимум три убойных снаряда. После того как он вытаскивает мертвый мяч, направленный головой Регейро в самую уязвимую точку, капитан басков награждает Гранаткина аплодисментами.

Наш голкипер отразил в первом тайме 12 ударов из 16, направленных в створ. Еще восемь цели не достигли. "Локомотив" угрожал Бласко в два раза реже - 12 раз. Результат: один гол, четыре парированных вратарем мяча и семь ударов в "молоко".

Унизительный итог первой половины грозил при таком раскладе сил на площадке перерасти в катастрофический.

Неизвестно, что произошло в перерыве в испанской раздевалке. То ли гостям намекнули, то ли сами поняли, что негоже потрошить одну из лучших команд страны, так много сделавшей для защиты испанской республики и с необыкновенным радушием принявшей посланцев борющегося с фашизмом народа. Как бы то ни было, во втором тайме гости заметно сбавили обороты, что не прошло мимо внимания обозревателей.

Михаил Ромм ("ФиС", № 14): "Второй тайм также проходит с преимуществом басков, большей частью "сидящих" на воротах "Локомотива"... Но баски, уверенные в победе, играют с ленцой".

Лев Кассиль ("Известия" от 26 июня): "Окончив первый тайм с солидным счетом 4:1 в свою пользу, баскские футболисты во второй половине игры уже не проявляли особенного стремления сильно увеличить счет".

Ограничились одним голом.

60-я минута - 1:5. Горостиса с Регейро, затеяв перепасовку, достигают границ штрафной площади "Локомотива". Ленивые движения правого края усыпляют бдительность московской обороны. И тогда следуют молниеносный рывок, фирменная передача в центр, откуда Регейро, щелкнув под перекладину, оформляет хет-трик, позволивший ему вырвать победу у Лангары (3:2) и пустить под откос "Локомотив".

МЫ О НИХ

Баски потрясли всех, кому посчастливилось увидеть их в деле. Игру столь высокого уровня нашим специалистам наблюдать не доводилось. Говорят, первые впечатления самые верные, а стало быть, ценные. Не пожалею места, чтобы познакомить наших современников с реакцией советских тренеров и журналистов, совершенно ошеломленных увиденным 24 июня 1937 года на стадионе "Динамо" в Москве.

Естественное желание узнать мнение об игре басков у сражавшихся с ними непосредственно на поле не сбылось: не до того было крепко битым на глазах соотечественников владельцам Кубка. Ни слова не удалось выдавить и из тренера "Локомотива". Правда, Жюль Лимбек, чтобы не обидеть журналистов, оставил им... дружеские шаржи на испанских футболистов. "Красный спорт" оценил талантливую работу французского художника. На читателей смотрели сосредоточенные лица Эчебаррии и Регейро, улыбающиеся - Ларринаги и Лангары. Возможно, Лимбек изобразил наиболее понравившихся ему футболистов.

Коллеги железнодорожного тренера оказались словоохотливее. Восхищенный игрой басков Алексей Соколов ("Динамо" Тбилиси), изъянов в их игре не обнаружил, зато заметил тягу испанцев к "дубль-вэ" ("Стиль игры басков приближался к "дубль-вэ").

Ленинградцы Михаил Окунь ("Красная заря") и Михаил Бутусов ("Динамо") были категоричнее: "Они применяют ярко выраженное "дубль-вэ". Ленинградские тренеры отметили высокую технику испанцев, отменную связь звеньев, точные пасы... Игрок ленинградского "Сталинца" Александр Зябликов - технику, разнообразнейшие и точные удары, игру головой. Его земляк, судья Владимир Быстров, восхищался исключительно корректным поведением гостей. "За всю игру их наказали всего двумя штрафными!" - сказал потрясенный арбитр спецкору газеты "Спартак".

И москвичи вели себя, как светские, благовоспитанные люди: всего 11 нарушений. Хоть данными не обладаю, рискну утверждать, что в тот жаркий июньский вечер "Локомотив" установил абсолютный рекорд СССР, не превзойденный поныне.

Журналисты, как и положено служителям СМИ, оказались более словоохотливыми. Щедро делились они впечатлениями, довольно складно, образно, эмоционально описывали увиденное.

Делов ("Ленинградская правда"): "Красивая, виртуозная игра, полная изящества и непринужденности, отличающая настоящих мастеров! Человеку, не знакомому с тайнами футбольной техники, все казалось каким-то дьявольским наваждением: куда бы ни летел мяч - он неизменно падал к ногам баска. Порой в публике даже раздавались недоуменные возгласы:

- Да они ведь совсем не бегают!

Вот именно, не бегают, вернее, бегают ровно столько, сколько требуется, чтобы содействовать комбинации, задуманной товарищем. У басков "бегает" мяч, и бегает так, как хотят они. Чрезвычайно точная передача, прием мяча с хода, без перекладки с ноги на ногу и своеобразное чувство локтя, развитое у каждого игрока...

Скажем прямо - такой команды Москва еще не видела".

О. Курганов и М.Немов ("Правда"): "Напору "Локомотива" испанские футболисты противопоставили технику, размеренность, тончайший узор игры. Казалось, что каждый их удар математически рассчитан. Испанские игроки обнаружили поразительную ловкость, их удары отличались огромной силой и уверенностью, их игра головой не раз вызывала всеобщее восхищение зрителей".

"Комсомолку" помимо уже сказанного поразил "точный расчет, ни одного лишнего движения, экономная, энергичная, осмысленная игра".

Более полный и подробный анализ сделал, как и положено ему по штату, "Красный спорт". На первой странице рядом с довольно упитанным отчетом помещалась изящная передовица. Непосредственно матчу посвятила она последний абзац: "Баски оправдали ожидания. Они сыграли прекрасно, порадовав нас виртуозностью и такой степенью совершенства игры, когда она кажется до необычайности простой. Это - команда, у которой нашим футболистам есть чему поучиться".

Спохватившись, безымянный автор, дабы у советских граждан не возникло комплекса неполноценности, заключил: "Нам приятно поучиться кое-чему в футболе у испанцев, ибо испанцам, в свою очередь, представляется полная возможность кое-чему поучиться у нас в других областях общественной жизни".

Если намекал он на преимущества социальной системы (чем же еще нам было гордиться, как не общественным строем), компенсация за отставание в системе тактической и прочих футбольных премудростях более чем достаточная.

Еще одну полосу газета посвятила серьезному, профессиональному разбору игры в исполнении главного советского спеца по международному (преимущественно английскому) футболу К. Оганесова и тонкого знатока игры, эрудита, блестящего аналитика Михаила Ромма.

Несколько цитат из статьи Оганесова "Заметки о матче", касающиеся игры басков: "Испанцы играли очень легко. Многим казалось, что даже небрежно. Но мяч почти всегда находил того, кому он предназначался. Почти не было случайных передач, ударов на всякий случай. Мяч с паса принимался не резко и топорно, а как-то особенно мягко и без задержек совершал свое дальнейшее путешествие.

Легкость и непринужденность настоящих мастеров футбола - результат большого и упорного труда. А ведь испанские футболисты фактически не тренировались свыше года. Тем больше восхищает их виртуозная игра.

...человеку, сидящему на трибуне, все "яснее", чем игрокам. Всегда можно наблюдать, как побледневшие от возбуждения "знатоки" дают советы...

Испанским игрокам "знатоки" ничего не советовали. Делалось именно то, что надо было делать, и как раз в нужное мгновение - не раньше и не позднее".

У гостей Оганесов особо выделил Регейро, а также Лангару, Горостису, Силаурена.

АНАТОМИЧЕСКИЙ ТЕАТР Михаила РОММА

Ромм в своей лаборатории препарировал игру басков, расчленил, разложил по полочкам. Его поразил не столько огромный багаж технических приемов, сколько легкость и изящество их исполнения.

"Все игроки команды не прибегают ни к подправкам, ни к задержкам мяча. Мяч играется сразу из любого положения. Эта легкая и очень быстрая обработка мяча создает - без беготни, без рывков, без траты сил - очень быстрый темп игры".

Удары. "Нападение не только не старается остановить мяч перед ударом по воротам, но всячески стремится использовать выгоды удара по мячу, находящемуся в движении, старается бить с лета или с полулета. Благодаря этому почти без размаха и усилия достигается быстрота и огромная сила удара".

Игра головой. "Исключительное искусство проявили баски в игре головой: почти все верховые мячи оставались за ними и, используя это преимущество, они много играли верховыми передачами".

Дриблинг. "Нападение басков водит мало, но хорошо. Оно водит тогда, когда без этого нельзя передать мяч - потому ли, что противник мешает игроку с мячом, потому ли, что партнер его... еще закрыт противником. Водят баски быстро и почти всегда вдоль поля".

Финты. "Успеху обводки содействуют мастерские финты, обманные движения, вводящие в заблуждение противника".

Отбор. "Просто и изящно отбирают баски мяч. Они не бьют по ногам и не рвут с корнем. Они умело выбирают момент для атаки противника и отбирают мяч быстро и уверенно".

Пасы. "Тактика основана на замечательной точности передачи мяча. Мяч не только идет туда, куда надо, но идет так, что его удобно принять. В большинстве случаев очень простая, эта передача перед воротами усложнялась и превращалась в остроумные, неожиданные и сложные комбинации, ставившие в тупик защиту "Локомотива".

Восхитил Ромма трюк в исполнении басков, не виданный до тех пор на наших стадионах: "Из новых приемов надо отметить отбрасывание мяча пяткой".

Тактика. "Баски играют по системе "дубль-вэ", - убежден Ромм. - Средний полузащитник Мугуэрса редко уходил вперед и обычно играл почти на уровне защитников. Связь между защитой и нападением осуществлялась главным образом через выдвинутых вперед полузащитников и несколько отстававших полусредних нападающих".

Советский спец коротко охарактеризовал все линии испанской команды.

Вратарь. "Судить о вратаре пока трудно - особенной работы у него не было".

Защиту и среднюю линию Ромм считал слабейшими звеньями в команде басков: "Против быстрого и достаточно мощного нападения у них, на наш взгляд, не хватило бы цепкости, напора и силы".

Нападение - самая сильная линия. "Ее движущая сила, ее лидер - капитан команды Луис Регейро - несомненно, сильнейший игрок басков.

Регейро... делает игру команды, осуществляет связь между защитой и нападением, отвлекает на себя защиту противника, выкладывает мяч своему крайнему и все же успевает оказаться в конце комбинации впереди и забить мяч. Все это делается без суетливости и излишней беготни, точно, быстро и легко.

Сильны оба края, отлично владеющие мячом и почти всегда доводящие до конца свою основную задачу - подать мяч в центр средней тройке.

Лангара играет в нападении роль тарана и распределителя мячей".

В искреннем желании доставить вам удовольствие передаю впечатления об игре басков, выраженные сочными, яркими красками "кистью" Юрия Олеши. Исполненный в импрессионистском стиле шедевр писателя, свободный от описания деталей и прочих архитектурных излишеств, значительно ценнее подробнейших отчетов и аналитических статей для восприятия игры баскских волшебников.

"БАСКИ"

...Начинается матч.

И почти немедленно баски забивают первый гол. Гол забит легко, с простотой и ясностью.

Быстрота. Осмысленность. Согласованность. Комбинации разыгрываются так легко, что зритель улавливает весь их ход. Игра проста. Никакой суеты. Каждый оказывается там, где в данный момент ему следует быть.

И поразительная легкость! Они играют легко. Кажется, что они не утомляются вовсе. Может быть, это впечатление легкости получается от того, что они играют правильно.

Это был праздник.

Чудесно было наблюдать стремительный бег крайних, точные удары с корнера, удары головой, броски вратаря. Блестящее мастерство показали вчера испанские футболисты. Изящное, уверенное в себе мастерство.

Иногда правильность воспринимаешь как остроумие. Иногда, получив доказательство, смеешься. У басков все было правильно вчера, все доказательно - и зритель смеялся от удовольствия.

Футбольный матч продолжается 90 минут. Всего полтора часа! Это очень немного для такого зрелища, которое хотелось бы смотреть как можно дольше. Эти полтора часа проходят удивительно быстро. Особенно вторая половина игры. Она всегда кажется более короткой, чем первая. И ужасно печально звучит в наступающих сумерках заключительный свисток судьи.

В ворота "Локомотива" было забито пять мячей. Только один гол получили баски.

На короткое мгновение, когда солнце уже скрылось за самым верхним ярусом, стадион становится розовым.

Тишина. Несколько мгновений игра кажется безмолвной на этой зеленой траве - разноцветная игра. И когда игра заканчивается - уже сумерки. Теперь уже не бегом, а вольным шагом возвращаются с поля футболисты..."

МЫ О СЕБЕ

Делов: "Москвичи были не слабее басков физически, бегали они добросовестно, но о такой игре, какую показали баски, команде "Локомотива" можно только мечтать".

М. Бутусов: "Локомотив" играл без системы, как придется, каждый старался потянуть мяч в одиночку, не было командной, коллективной игры. Игроки медленно двигались по полю, проявляли большую нервозность, у своих ворот паниковали, отбивали мяч как придется и куда придется".

Оганесов об игре команды в целом не распространялся, а просто назвал худшего - Андриасова: "Нервов у Андриасова явно не хватило, чем же иначе объяснить его "финты", когда он вел мяч, абсолютно никем не тревоженный? Нелепые прыжки Андриасова производили просто смешное впечатление".

Журналист отметил активность Сердюкова и выделил лучшего - вратаря Гранаткина: "Он восхищал своими классными бросками, уверенно и с большим хладнокровием спасал он свои ворота из самых тяжелых положений. Безусловно, что в команде "Локомотива" Гранаткин был лучшим игроком".

Что-то не припомню случая, чтобы лучшим среди проигравших признали вратаря, пропустившего пять мячей.

Прекрасную игру Гранаткина отметили и другие обозреватели. Если бы не мастерство вратаря и не инертность гостей во втором тайме, счет мог стать двузначным.

Ромм выделил две главные причины неудачи хозяев: отсутствие опыта международных встреч ("Это выразилось прежде всего в отказе от своего стиля, основанного на быстроте, напоре, беспрерывном стремлении к результату") и... не свойственной команде корректности: "Была, к сожалению, еще одна причина, помешавшая "Локомотиву" сохранить свой стиль. Игроки "Локомотива" больше, чем игроки какой-либо другой команды, делают ставку на физическую силу, применяемую далеко не всегда с соблюдением правил. Лишенные этой возможности в международном матче (строго предупредили перед игрой? - Прим. А.В.) , они не сумели сохранить и свойственные им напор, агрессивность и натиск".

Ромм сетовал на то, что большую часть матча москвичи провели в защите (может, к тому их принудили гости?). Действительно, судя по отчету, в начале игры во время подачи углового в штрафной "Локомотива" собралось 17 человек. Если предположить, что вратарь и три защитника испанцев своей территории не покидали, то как минимум десять железнодорожников столпились в своем "депо". Картина для 30-х годов сюрреалистическая.

Странно, что никто из обозревателей, даже Михаил Ромм, не отметил тактическую близорукость хозяев в противоборстве с "дубль-вэ": все пять мячей забиты из самой уязвимой и плохо охраняемой центральной зоны. И, что самое удивительное, не научил их этому тренер, француз Жюль Лимбек, который давно уже был знаком с родившейся в Европе на рубеже 20 - 30-х годов новинкой.

ОНИ О НАС

Наконец заговорил Вальяно. Получив в СССР опыт судейства, он позволил себе прокомментировать работу "коллеги": "Судья был справедлив. Он провел игру строго по правилам". Этим и ограничился.

Вратарь Грегорио Бласко тепло отозвался о своем визави ("Гранаткин мне понравился. В первом тайме он нервничал, но затем разыгрался и взял несколько очень трудных мячей, особенно верховых") и поблагодарил нападающих за корректность ("В других матчах, которые я играл в Европе, с вратарями не церемонятся".).

Исидро Лангара: "Нападение "Локомотива" играло быстро, но пользовалось коротким пасом, что давало нашей защите легко прерывать мячи. Почти не использовались края нападения". Центрфорвард похвалил только Андреева: "Много мешал игре нашего нападения".

Луис Регейро. Капитан, как и наши специалисты, ни словом не обмолвился о тактической безграмотности хозяев. Вместо этого дал пару дружеских советов коллегам по ремеслу. Отметив силу, быстроту и выносливость московских игроков, он пожурил их за слабую игру головой, увлечение индивидуальной игрой, почти полное отсутствие фланговых рейдов и упрямое стремление пробиться к воротам через центр. Поблагодарил хозяев за корректность. Как и Лангара, помянул добрым словом Андреева.

В заключение Регейро посоветовал учиться у англичан. "Учиться можно, наблюдая игру первоклассных команд и, главное, принимая участие в таких встречах. Нужно, чтобы наши друзья вышли на большую международную арену", - поучал испанский капитан.

Может, и неосознанно, Регейро больно ударил ниже пояса. Советы подобного рода заключенным в клетку и не способным ее отворить по меньшей мере бестактны.

Отвечая на вопрос корреспондента "Вечерней Москвы" об игре своей команды, Луис Регейро был предельно откровенен: "Должен сказать, что все мы играли далеко не образцово".

Не смею заподозрить испанца в кокетстве. Надолго выбитые из футбола войной, плохо тренированные баски, конечно же, не могли показать всего того, что умели. Регейро в отличие от москвичей мог сравнивать. Но и того, что показали, хватило, чтобы свести Москву с ума.

НА РАВНЫХ

Ажиотаж, вызванный визитом высококлассной испанской команды в СССР, с той минуты, как она ступила на нашу землю, возрастал с каждым днем и достиг апогея к матчу с "Локомотивом". Набрав предельную высоту, он держал планку до следующей игры - с "Динамо". Это обстоятельство избавляет меня от необходимости вникать в предматчевые детали. Ничего не изменилось: вновь мобилизовали московский транспорт, стражей порядка, работников торговли, кинодокументалистов, медицинские службы... Так же переполнена чаша динамовского стадиона. Судейская бригада, как и в первом матче, опять же московская, но в ином составе: главный - Николай Корнеев, линейные - Александр Богданов и Михаил Сельцов.

В 19.05 стартовый сигнал главного привел в движение яблоко раздора и два десятка молодых, здоровых парней. Гости - в своей обычной форме, хозяева - в белых одеждах, чуть подсиненных поперечной полосой на майках и окантовкой на трусах.

90 тысяч зрителей наблюдали за магическим действом в тайной надежде на иное развитие сюжета: ведь на сцене была ведущая труппа советского футбольного театра. Зрители оказались правы. Как и Михаил Ромм, чей острый, проницательный взор каким-то непостижимым образом обнаружил дефекты в испанской обороне, в матче, где она большую часть времени оставалась без работы.

Динамовцы завертели на территории гостей круговерть легких, ажурных комбинаций, затерзали, задавили испанскую защиту, создали множество убойных возможностей и с беспечностью легкомысленных мотов транжирили их одну за другой.

Небольшой отрывок из репортажа Л.Кассиля и Э.Фрама ("Известия" от 28 июня): "Динамовцы начинают игру молниеносной атакой. Они ошеломляют и противника, и зрителей... Знаменитые испанские футболисты оказались сразу прижатыми к своим воротам...

Уже через 15 секунд после начала динамовцы били угловой удар противникам. С этого момента игра почти целиком сконцентрировалась на штрафной площади басков. Динамовцы... властвуют полем и мячом, распределяя и направляя игру. Если когда-нибудь кто-либо из игроков "Динамо" станет писать мемуары, эти 25 минут первого тайма в матче с басками 27 июня составят самую приятную страницу воспоминаний. Игра динамовцев в эти 25 минут была полна огня, подлинной спортивной страсти, грозного блеска.

Вратарю Басконии Бласко пришлось на этот раз показать все, что он не имел повода продемонстрировать в прошлом матче. Великолепные броски, находчивость, опыт и самоотверженность баскского вратаря долго спасали ворота".

Но и он не смог обезвредить бомбу Сергея Ильина.

24-я минута - 1:0. Елисеев с Качалиным доставляют мяч в штрафную площадь гостей, следует передача на Ильина, и левый край в прыжке из сложного положения мощно бьет под перекладину. Москвичи держат испанцев за горло вплоть до 40-й минуты. Гости за это время огрызаются всего три раза: два мяча братьев Регейро, Луиса и Педро, отражает призванный на одну игру из Ростова Николай Боженко, и однажды капитан бьет выше пустых ворот.

Но концовка тайма за басками. Как и в первой игре, судьбу встречи они решают до перерыва. Если с "Локомотивом" им для этого хватило десяти минут, то с "Динамо" - трех.

41-я минута - 1:1. Лангара в середине поля обкрадывает Качалина, и испанский экспресс устремляется по кратчайшему пути к цели. Параллельно, отвлекая от него внимание защиты, бежит Луис Регейро. Хозяева, ожидая передачи капитану, синхронно пятятся к своим воротам. Пассивность защиты позволяет центрфорварду беспрепятственно доставить груз на одну из своих убойных точек и мощно, прицельно отправить его по назначению.

44-я минута - 1:2. Второй гол испанцам "дарит" Чернышев, чьей оплошностью умело пользуется Горостиса.

Москвичи проиграли из-за нерасторопности великолепных в будущем советских тренеров - футбольного и хоккейного. Михаил Ромм был к ним снисходителен, а главным виновником проигрыша назвал одного из лучших советских нападающих довоенной поры Михаила Якушина: "Он систематически разрушал игру у ворот, мешал своим, отдавал мячи баскам... Будь на месте Якушина полусредний любой другой команды мастеров, матч не был бы проигран".

Не удалась игра маэстро. Бывает. "Не его день", - говорят в таких случаях. Сам Якушин в мемуарах ("Вечная тайна футбола") был самокритичен: "В том матче я пережил, вероятно, самые горькие минуты в своей футбольной судьбе. Желание сыграть хорошо было столь велико, что я перегорел еще до выхода на поле... Ничего путного из моей игры не выходило, хотя выгодные моменты были..."

Моменты были и в первом тайме, но самый реальный - во втором. Ильин промчался по своему флангу и на блюдечке с голубой каемочкой выложил мяч Якушину в 9 - 10 метрах перед воротами. "Оставалось только ударить, - негодовал Ромм. - Гол казался неминуемым. Якушин, подумав, ткнул мяч в неопределенном направлении. Мальчик, подававший мячи, схватился за голову".

Во втором тайме хозяева имели еще пару моментов. Все остальное время им пришлось защищаться. Воплотить огромное пространственное и игровое преимущество в материальное баски не сумели. Дурной пример заразителен: как "Динамо" до перерыва, они упустили массу возможностей. Не раз выручал Боженко.

Попытаюсь, не претендуя на истинность своих предположений, объяснить перемену декораций во втором акте. До игры информационное преимущество было у "Динамо": тренер Дубинин и футболисты видели гостей в серьезном деле. Время, чтобы подготовиться, найти противоядие, оставалось. Баски же не имели ни малейшего представления об игре "Динамо", знали только, что это одна из лучших команд СССР. Думаю, опытному Вальяно хватило 45 минут, чтобы сделать выводы и внести в перерыве коррективы. Как бы то ни было, баски сумели перестроиться в ходе матча, что тоже признак высочайшего класса.

Несмотря на несоответствие результата характеру игры в отдельных таймах, в целом итог матча закономерен. Таково мнение специалистов.

ЛОЖКА ДЕГТЯ

После игры Вальяно отпустил несколько лестных комплиментов в адрес динамовцев, признал их несомненное превосходство над "Локомотивом", отметил Ильина и Боженко, посоветовал больше играть краями, чаще бить по воротам и, стараясь быть тактичным, сказал: "Зато "Локомотив" играет значительно корректнее".

Привыкший к подобным тренерским пассажам не придал бы значения последней фразе, если бы не гневные тирады советских обозревателей.

"Известия" упрекали хозяев в "грубоватых приемах и излишней резкости".

"Красный спорт": "Играли очень корректно до тех пор, пока центрфорвард Василий Смирнов не начал "фальшивить".

- Зачем вы это делаете, Смирнов? Грубо играть нетрудно. Играть же хорошо и не грубо - гораздо сложнее.

Фальшивая скрипка может разладить оркестр... После Смирнова и Корчебоков с Лапшиным решили показать свое умение играть грубо", - возмущался Оганесов.

Вторил ему Ромм: "...Смирнов вводит в игру новый "элемент" - грубость. Его "инициативу" охотно подхватывают Корчебоков и Лапшин. Баски вынуждены защищаться, игра теряет корректность, комбинационность, красоту".

Часть вины за инцидент журналист возложил на арбитра. Об этом же писала и ленинградская "Смена": " К сожалению, судивший игру Корнеев не всегда был на высоте в столь ответственном международном матче. Ему следовало поддерживать дисциплину на поле, которую не раз нарушали некоторые игроки команды "Динамо".

И все же ложка дегтя не испортила бочку меда. Встреча получилась интересной, зрелищной, классной. Наша команда сыграла достойно.

Ромм заключил аналитический отчет о второй игре басков в Москве пожеланием, в осуществление которого вряд ли верил: "Международные встречи с первоклассными командами нам необходимы. Пусть мы будем на первых порах проигрывать. Такие матчи - единственный путь к мировому классу".

Эти слова стали рефреном в многочисленных репортажах, сопровождавших матчи басков в Москве. Предназначался назойливо звучавший "припев" слуху людей, от которых зависела реализация озвученных специалистами пожеланий. Но не этим были заняты помыслы властей предержащих. Для восстановления пошатнувшегося после двух проигрышей ведущих советских команд престижа страны они собирались принять решительные меры. Подробности в следующей главе.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...