Газета
30 сентября 2003

30 сентября 2003 | Футбол

ФУТБОЛ

КЛУБ 100 РОССИЙСКИХ БОМБАРДИРОВ

КОРОЛИ ПРОШЛОГО

Борис КАЗАКОВ

111 голов в Клубе Григория Федотова

У него была типичная для футболистов 50 - 60-х годов карьера: первенство города - дубль провинциальной команды мастеров - основной состав провинциальной команды мастеров - ЦСКА.

А началось все на куйбышевском стадионе "Динамо", любимцем которого Борису Казакову вскоре суждено было стать. Арену эту пленные гитлеровцы строили на его глазах: семья родившегося за полгода до Великой Отечественной войны мальчишки жила в нескольких кварталах от нее. Да и свои первые голы он забил на школьной спортплощадке, находившейся по соседству.

"Крылья Советов" пятидесятых - шестидесятых вообще были удивительной, уникальной командой: почти все ее игроки не только родились и выросли в полумиллионном тогда Куйбышеве, но и жили в радиусе нескольких километров от "Динамо". Тот послевоенный футбол до сих пор согревает сердца всех, кто был к нему хоть как-то причастен. Напротив "Динамо" находился роддом, и женщины занимали места на балконах, обращенных к стадиону, с самого утра. А на трибунах все знали в лицо не только футболистов, но и их близких и дальних родственников, а также их друзей и знакомых.

О Казакове заговорили в 59-м. Тогда народ валом валил даже на матчи первенства города, так что юный чудо-форвард стал популярным задолго до того, как забил первый гол за "Крылья", в которые его взяли только следующей весной. Обычная тогда практика: из первенства города человек попал в первенство страны. В котором и провел полтора десятка лет.

Все 60-е прошли для "Крылышек" под знаком борьбы за место в высшей лиге первенства СССР. В 1960-м они вылетели, годом позже вернулись и вплоть до шестьдесят девятого, когда состоялось очередное расставание с элитой, почти ежегодно спасались от вылета чуть ли не в последнем туре. В 62-м, например, их уберег от беды только ноябрьский гол Бориса Казакова, забитый в Ереване.

Подобные коллизии не могли не наложить отпечатка на всю футбольную жизнь Куйбышева. Возможно, кстати, этим волей-неволей пользуются и нынешние "Крылья", которые трибуны прощают куда чаще и проще, чем в других городах, где местные команды тоже не могут решить поставленные задачи. Вечный неброский героизм куйбышевской дружины шестидесятых сделал и болельщиков города терпеливыми и мягкосердечными. Люди никогда не отворачивались от "Крылышек", а своих кумиров провожали в Москву пусть и с грустью, но без массовых беспорядков и акций протеста, как случалось, скажем, в Ростове или Ереване.

Вот и Казакова после его перехода в ЦСКА никто предателем не считал. К тому же беспроволочное болельщицкое радио быстро выяснило: не хотел бомбардир перебираться ни в какую столицу и даже скрывался несколько дней от гонцов из военкомата.

Внешне все у Казакова в Москве было нормально. Играл, забивал, попал в сборную. Получил квартиру, стал ездить за границу. Последнее, замечу, имело по тем временам немаловажное значение: "Крылья" тогда были "невыездными". После окончания первенства СССР-1960 куйбышевцы проиграли три матча в турне по Северной Корее, и это настолько возмутило власти, что команду, "подорвавшую футбольный престиж СССР", несколько лет не выпускали за рубеж.

Однако материальная сторона жизни не была для Казакова главной. И хотя неумолимая Система на какое-то время все-таки подчинила его, при первой же возможности футболист, для которого Москва так и не стала своей, вернулся в "Крылья". Правда, транзитом через Ростов, куда строптивый форвард был сослан в результате трений с руководством ЦСКА. А уже в городе на Дону удалось решить вопрос с переводом в Приволжский военный округ с последующим срочным комиссованием. Получилось удачно и своевременно: после очередной тренерской перестановки в ЦСКА первым вопросом повестки дня стало возвращение Казакова, но рычагов воздействия на сугубо штатскую личность не было даже у клуба могущественного Министерства обороны.

А Казаков, вернувшись в родной город, продолжил забивать. В общей сложности шесть раз он становился лучшим бомбардиром "Крыльев" по итогам сезона, пять лет выходил на поле с капитанской повязкой. В 69-м, забив гол "Локомотиву", форвард, обладавший мощным рывком, пушечным ударом и отменным видением поля, стал членом Клуба Григория Федотова.

Но спасти команду от вылета не смог в том сезоне даже он. Доигрывал Казаков во второй лиге - в "Корде" из соседнего Балакова, куда перебрались многие игроки "Крыльев". Более выгодные предложения, конечно, имелись, но уезжать далеко от дома футболист не хотел.

Наверное, если руководствоваться современными критериями, нельзя сказать, что его карьера сложилась наилучшим образом. В другой команде он мог и выиграть больше, и забить. И, соответственно, заработать. Но люди его поколения жили другими мерками. Главным было иное: своя команда, свои болельщики, свой город.

...Хоронил Казакова весь Куйбышев. Трагедия случилась в ноябре 78-го: уазик, на котором он ехал на любимую зимнюю рыбалку, ушел под лед речки Чапаевки.

Арнольд ЭПШТЕЙН

Самара

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...