Газета
17 июля 2003

17 июля 2003 | Прыжки в воду

ВОДНЫЕ ВИДЫ

ЧЕМПИОНАТ МИРА

ПРЫЖКИ В ВОДУ

Дмитрий САУТИН

УСЛОЖНИТЬ ОДИН ИЗ ПРЫЖКОВ БЫЛО БЫ АВАНТЮРОЙ

Незадолго до начала финала на трехметровом трамплине я оказалась на трибуне рядом с армейским тренером (здесь, в Барселоне, он присутствует в качестве арбитра) Олегом Зайцевым. Речь, естественно, зашла о Саутине.

- Я преклоняюсь перед этим спортсменом, - сказал Олег. - Никогда не забуду один случай. В конце 1998 года Дима должен был выступать в Кубке мира в Атланте и почти сразу - на Всемирных военных играх в Риме. У него тогда были чудовищно разбиты суставы кистей рук. А это - дикая боль при входах в воду даже с небольшой высоты.

В Атланте Дима выиграл. Прилетел в Рим за два часа до старта, и из аэропорта мы сразу поехали в бассейн. Трехметровый трамплин он выиграл. На следующий день победил и на метровом. А затем стал деловито готовиться к выступлению на 10-метровой вышке, слова никому не сказав о том, какой ценой дается каждый прыжок.

Я сам снял его с последнего финала. Тогда впервые и задумался: почему он так поступил? Почему предпочел промолчать и продолжал готовиться к старту, если вправе был отказаться от выступления? А потом нашел ответ. У Саутина потрясающе развито чувство команды, за которую он готов пожертвовать всем. А может быть, это просто чувство Родины?

...Победе Доброскока Дмитрий радовался ничуть не меньше, чем мог бы - своей собственной. Причем совершенно искренне. Подтрунивал над Александром, который даже на пьедестале смотрел на поверженного кумира с заметной виноватинкой во взгляде. И не сделал ни малейшей попытки уклониться от журналистов.

- В финале вы допустили две совершенно несвойственных вам ошибки...

- Сам, если честно, удивился. Во втором прыжке вообще не понял, что произошло. С одной стороны, вроде чувствовал усталость, а с другой - напротив, что-то вроде небывалого прилива сил. Так высоко над водой я этот прыжок давно не заканчивал. Нужно было открыться "в угол", я же испугался, что не хватит высоты и времени полностью выпрямиться. А высоты оказалось более чем достаточно. Вот и не удержал вход. В последней попытке вообще по-дурацки ошибся: промахнулся одной рукой мимо другой на входе в воду и, соответственно, не "погасил" брызги.

- Эта же ошибка, помнится, стоила вам медали в Атланте. Ну неужели не пришло в голову сосредоточить внимание именно на заключительной фазе?

- Не пришло. Думал, само получится, автоматически. И не волновался ведь, спокойно прыгал. Подумать успел перед отталкиванием: "Как утром сделаю - и все нормально будет".

- Признаться, когда увидела перед финалом стартовый протокол, ужаснулась - так много вы изначально уступали основным соперникам в сложности.

- А что поделаешь? Чуть было не решился в финале усложнить один из прыжков, но это было бы авантюрой чистой воды. Последнее время 3,5 авербах (три с половиной оборота назад с разбега. - Прим. Е. В.) у меня не очень идет. Начало испортилось. Возможно, потому, что делаю в программе два винтовых прыжка этого класса, а там начало совсем другое требуется. На сборе пробовал "три с полтиной" несколько раз с переменным успехом, но не настолько хорошо, чтобы ставить в программу на чемпионате мира.

- Вам когда-нибудь доводилось участвовать в борьбе столь высокого уровня, как в этом барселонском финале?

- Никогда. Даже на этапах "Гран-при", где судят намного мягче, такого не случалось.

- Как и получать семь "десяток" за один прыжок?

- Это меня еще больше удивило. Повтор посмотрел - вроде нормально прыгнул. Но чтобы все судьи десять баллов дали... Наверное, мои титулы их с толку сбили.

- Иронизируете?

- Ничуть. Это ж общеизвестный факт, что титулы немножко облегчают жизнь в нашем виде спорта.

- На Олимпийских играх в Барселоне 11 лет назад вы заняли на трамплине тоже третье место. Как считаете, тогда у вас был шанс выиграть?

- Никаких. Я вроде ничего не завалил, все прыжки прошел ровно. Сделал свои лучшие попытки. И сильно всех удивил тем, что вообще в призерах оказался.

- Главный тренер сборной Алексей Евангулов сказал после победы в синхроне, что, если вы проиграете во втором виде, он будет очень сильно вас просить выступить в синхронных прыжках с вышки. Вы готовы вернуться на десять метров после трех лет перерыва?

- Вообще-то даже в мыслях не держал там выступать.

- Но знали, что обсуждается такой вариант?

- Да. Более того, попробовал несколько прыжков на заключительном сборе. Чувствовал себя после этого так, словно и руки, и плечи просто отваливаются, настолько все болело. Потом врач и массажист по частям меня несколько дней собирали.

- Зачем же пробовали?

- А как на Олимпиаду отбираться? Чтобы войти в число участников, надо либо сейчас в Барселоне в тройку попадать, либо занять какое-либо из первых четырех мест на Кубке мира в будущем году. Насколько я знаю, Евангулов не очень уверен, что Глеб Гальперин и Игорь Лукашин сумеют пройти квалификацию в Барселоне. Тем более что сейчас синхрон на мужской вышке вышел на совершенно сумасшедший уровень сложности. Австралийцы, канадцы, американцы та-а-акие прыжки делают... Для меня это уже сложно. Молодые пускай пробиваются. Хотя попасть в тройку, повторяю, ребятам будет неимоверно сложно.

- Что сейчас наиболее обидно - то, что упустили золото, или что проиграли не только Доброскоку, но и китайцу?

- Обидно, что сам во всем виноват. Надо было прыгать - и сейчас мы с вами обсуждали бы совсем другую тему.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...