Газета
8 июля 2003

8 июля 2003 | Теннис

ТЕННИС

Евгений ФЕДЯКОВ

из Лондона

ОТ НИАГАНИ ДО БИРМИНГЕМА

О Марии Шараповой в теннисном мире заговорили после того, как в прошлом году в 14 лет она дошла до финала юниорского турнира Открытого чемпионата Австралии. Такого же успеха Мария добилась и через полгода на Уимблдоне, где в решающем матче уступила москвичке Вере Душевиной.

Тогда мы и поговорили с Шараповой впервые. Вот небольшие выдержки из того интервью:

"- Раньше мои родители жили в белорусском Гомеле. Но незадолго до того, как мама забеременела мною, случилась чернобыльская авария. Отец поменял место работы, и они переехали в Сибирь. Там в маленьком городке Ниагань я и появилась на свет, - рассказала Маша.

- Когда начали играть в теннис?

- В четыре с половиной года.

- В Сибири?

- Нет, в Сочи, куда мы к тому времени перебрались.

- Чем занимаются ваши родители?

- Папа - инженер. Он всегда очень любил теннис и был знаком с отцом Евгения Кафельникова. Мама, пока я была маленькая, сидела дома.

- Своего первого тренера помните?

- Конечно, это Юрий Васильевич Юткин.

- А в каком возрасте оказались в Америке?

- Примерно в 7 лет".

На взрослых турнирах, проводимых под эгидой Международной федерации тенниса, Маша дебютировала в 2001-м - в Сарасоте, где, впрочем, уступила в первом же круге. Зато в прошлом году в Коламбусе, даже не находясь в рейтинге Женской теннисной ассоциации, победила на старте соперницу, входившую тогда в число 300 лучших в мире.

В сезоне-2002 на ее счету были три титула, завоеванных на турнирах ITF, - в японской Гунме, канадском Ванкувере и американском Пичтри-Сити. А в этом году Шарапова регулярно стала пробовать свои силы на крупных состязаниях. В январе прошла квалификацию на Australian Open, в феврале стояла на компьютере WTA уже на 153-м месте, в мае выиграла еще один турнир ITF в Си-Айленде (США) - и снова, теперь уже на Roland Garros, пробилась через квалификацию чемпионата "Большого шлема".

Дальше началась серия турниров на траве - покрытии, на котором у Шараповой получается особенно здорово. И в Бирмингеме Мария "выстрелила" по-настоящему - обыграла сразу трех "сеяных" - француженку Натали Деши (5), швейцарку Мари-Гаяне Микаэлян (11) и Елену Дементьеву (1), после чего в полуфинале на тай-брейке в третьем сете уступила японке Шинобу Асагое.

ВЫХОД В БОЛЬШОЙ СВЕТ

Впрочем, по значимости и известности Уимблдонский турнир не чета бирмингемскому. И едва ли будет большой ошибкой сказать, что именно здесь Шарапова впервые вышла в большой свет.

То, что это должно произойти, мне стало ясно еще накануне турнира, когда, прилетев в Лондон, едва ли не во всех воскресных газетах я обнаружил фотографии Марии рядом со снимками других теннисных "моделей" - Даниэлы Гантуховой из Словакии и австрийки Барбары Шетт. И это неудивительно. На Западе теннис - это не только спорт, в тонкостях которого, по сути дела, хорошо разбираются лишь единицы, но и красивое зрелище. А для многих - еще и большой бизнес. Поэтому "раскручивают" тут, как правило, не только великих чемпионов, но и просто хороших игроков, обладающих привлекательной внешностью и особой харизмой.

Ничего криминального в этом нет. Закон спортивного менеджмента гласит, что настоящая звезда должна выглядеть привлекательно со всех сторон. А чем больше звезд - тем лучше для тенниса. Впрочем, большинство нас, россиян, не понимают этого, ибо воспитаны иначе. Яркий пример тому - отношение к Анне Курниковой, которую не только на Западе, но и, к примеру, в Китае, многие боготворят до сих пор.

Казалось бы, Шарапова на Уимблдоне получила wild card вполне заслуженно - после успеха в Ноттингеме. Однако возникает вопрос: предоставили бы англичане Марии пропуск в основную сетку, если бы ею не занималась всерьез компания IMG? Уверен, что нет, ведь назвать ее звездой в полном смысле этого слова пока нельзя. Но и это тоже - правила игры, с которыми согласны все. Или почти все.

Пока менеджеры Шараповой работают с ней грамотно. На шараповских пресс-конференциях во время Уимблдона главный зал пресс-центра был заполнен почти так же, как на чемпионских, но перед интернациональной стаей акул пера Маша держалась весьма непосредственно, можно даже сказать - артистично.

Вот лишь некоторые из ее ответов на пресс-конференциях, которые позволяют многое понять в характере юной теннисистки:

- Старались ли вы в детстве подражать кому-то из теннисисток?

- Нет, хотя многих это удивляет. Безусловно, наблюдая за матчами других игроков, я подмечаю сильные стороны в их игре: у одного - работу ног, у другого - отдельные удары. Но идола у меня никогда не было.

- Будучи россиянкой по паспорту, чувствуете ли вы себя фактически американкой?

- Этого нельзя отрицать, ведь половину своей жизни я провела в Америке. В то же время, общаясь с детьми, которые родились там, в Штатах, я чувствовала между ними и собой большую разницу. В душе я чувствую себя русской.

- Чем вы объясните тот факт, что в России в последнее время появилось так много сильных теннисисток?

- Силой характера и желанием трудиться для того, чтобы реализовать свой талант.

МЕЖДУ ФЛОРИДОЙ И КАЛИФОРНИЕЙ

Каким именно образом Шарапова вместе с родителями оказалась в Америке, мне до конца выяснить не удалось. Судя по всему, поначалу им было непросто. Как сообщает еженедельник WTA Tour, для того чтобы дочь получила возможность тренироваться в Брадентоне, ее отец не без труда получил рабочую визу в США, а мать, оставаясь в России, не видела дочь два года. Попросив агента Марии, чтобы на интервью с ней пришел и ее отец Юрий Шарапов, о котором мне рассказывали как о достаточно общительном человеке, я услышал в ответ, что это вряд ли получится. Так и произошло. А поговорить хотелось - хотя бы для того, чтобы узнать, где находится город Ниагань, который при всем своем старании автор этих строк так и не смог обнаружить на карте.

Впрочем, судя по тому, что сама теннисистка говорила на пресс-конференциях, папа лишь сопровождает ее на турнирах. Работают же с Шараповой Михаэль Барош и Роберт Лэнсдорп, известный специалист из Калифорнии. Там она, по всей видимости, проводит примерно половину времени, выделяемого для тренировок. Постоянно же Мария по-прежнему живет во Флориде - в городе Брадентон неподалеку от академии Боллеттиери.

Едва ли кто-то будет спорить, что Шарапова - продукт американской школы тенниса. Но продукт весьма и весьма качественный. У нее неплохая подача, первая фаза которой напоминает движение Пита Сампраса, и отличные разящие удары с задней линии. Выделяется Мария и своими громкими стонами. Со всей силы посылая мяч на другую половину корта, она, по данным серьезнейшей The Sunday Times, издает звуки громкостью 100 децибел. (Это, кстати, рекорд Уимблдона. После ударов Моники Селеш приборы фиксировали 93,7 децибела, а нынешние звезды по сравнению с ними вообще тихони. Показатель Серены Уильямс - 88 децибел, Дженнифер Каприати - 86, Винус Уильямс - 85, Линдсэй Дэвенпорт - 84.) Некоторых ее соперниц такое звуковое сопровождение раздражает, однако большинство уже привыкло к нему.

Пока можно только предполагать, как будут складываться дела у Марии в будущем, хотя ясно, что для дальнейшего прогресса ей необходимо много работать. Особенно над игрой у сетки. По этому поводу, кстати, во время Уимблдона высказалась Мартина Навратилова.

- Если вы хотите научиться бить по мячу с отскока, то вам, безусловно, стоит отправиться к Боллеттиери. Но я не видела пока ни одного человека, который бы вернулся оттуда, обладая безукоризненной подачей и ударами с лета, - сказала великая американка.

Впрочем, сейчас, по всей видимости, на Шарапову куда большее влияние имеет Лэнсдорп, отличающийся особой скрупулезностью в тренировочном процессе.

- Роберт будет просить вас выполнять какой-то элемент тысячу раз, пока не доведет его до автоматизма. Помню, как со мной он по 50 минут подряд занимался только ударами справа. Многих молодых девушек такая работа доводит до слез, но похоже, что Шарапова к ним не относится. Слышала, что Мария отзывается о Роберте как о единственном человеке, который может заставить ее упорно работать. И в этом вы можете не сомневаться, - говорит Линдсэй Дэвенпорт, имевшая дело с Лэнсдорпом.

Было бы неправильно ожидать, что она уже в ближайшее время взлетит, к примеру, в первую десятку. Сейчас это практически невозможно - из-за того, что WTA Tour строго ограничивает количество крупных турниров, в которых могут принять участие теннисистки до 18 лет. Тем не менее первая ракетка мира Серена Уильямс, которая на одной из лондонских пресс-конференций вспомнила собственный дебют на Уимблдоне, не сомневается: Шарапова сумеет добиться очень многого.

БУДЕТ ИГРАТЬ ЗА РОССИЮ

Вопрос о том, будет ли Мария и по-прежнему играть за Россию или она примет американское гражданство, поднимался на пресс-конференциях во время турнира неоднократно. Шарапова подчеркивала: она будет оставаться россиянкой и хочет играть за Россию. То же самое в разговоре со мной подтвердил и ее агент.

Честно говоря, это приятно. Свой человек во Флориде, уже сейчас игрок очень высокого уровня, а в перспективе - чемпионка больших турниров российскому теннису не помешает.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...