Газета
25 октября 2002

25 октября 2002 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕГИОНЕР

Бернар ЧУТАНГ

ЕВРОПЕЙСКИЙ АФРИКАНЕЦ

Объявившись в донецком "Металлурге" минувшим летом, он быстро выиграл спор на тему: "Нужны ли клубам Украины и России африканские футболисты?" Можно даже сказать, что такие игроки, как 26-летний камерунец, двукратный обладатель Кубка Африки, стоят за скобками этого спора. Иначе донецкие болельщики не ходили бы сегодня "на Чутанга".

ИЗ ДОСЬЕ "СЭФ"

Бернар ЧУТАНГ

Родился 12 сентября 1976 года в местечке Бафа (Камерун). Полузащитник, нападающий. Выступал за команды "Расинг" Бафусам (1991) и "Тоннер" Яунде (1992 - 93), обе - Камерун, "Ванспор", Турция (1994 - 97), "Рода" Керкраде, Голландия (1998 - 2002), "Металлург" Донецк, Украина (с 2002-го). За сборную Камеруна провел 35 матчей, забил 6 мячей. Обладатель Кубка Африки 2000 и 2002 годов. Участник отборочного цикла ЧМ-2002 (6 матчей, 2 гола), на финальный турнир не попал из-за травмы. Женат. Имеет двоих детей.

ОХОТА К ПЕРЕМЕНЕ МЕСТ

Любопытно, что в Донецк невысокого темнокожего форварда с выбритой по невесть откуда пришедшей футбольной моде до глянцевого блеска головой три года назад судьба уже заносила. Осенью 99-го Чутанг, выступавший за голландскую "Роду", приложил немало усилий, чтобы выбить "Шахтер" из розыгрыша Кубка УЕФА. В Донецке он отметился красивым голом в ворота Юрия Вирта, а также оставил соперников на поле вдесятером: именно на реактивном камерунце защитник Евгений Котов заработал тогда фол "последней надежды".

Теперь Вирт и Котов - его одноклубники. Но не в "Шахтере", а в "Металлурге".

- Бернар, говорят, поначалу вы думали, будто вас приглашают в "Шахтер"...

- Менеджер, ведущий мои дела в Европе, действительно сначала говорил о "Шахтере". Но дальше разговоров дело не пошло. О существовании в Донецке еще одной команды я вообще не подозревал. Пока на переговоры в Голландию не приехал президент "Металлурга".

- Насколько я знаю, выбор у вас был довольно широкий: можно было продлить контракт с "Родой", откуда вас никто не гнал, или переехать в соседнюю Францию и выступать там за "Монпелье" либо за "Бастию". Однако вы почему-то предпочли покинуть благополучную Европу и перебраться на Украину. Вероятно, все решили лучшие условия трехлетнего контракта, предложенные "Металлургом"?

- Условия контракта, безусловно, имели значение, но дело не только в этом. Во-первых, "Монпелье" и "Бастия" хотели меня получить, однако на тривиальные при обсуждении условий любого контракта вопросы "когда?" и "сколько?" ответа не давали. Во-вторых, по натуре я непоседа. Четыре с половиной года, проведенных в "Роде", - срок вполне достаточный, чтобы все вокруг надоело. Я люблю путешествовать, если есть возможность, менять обстановку, завязывать отношения с новыми людьми. Иначе жизнь кажется слишком однообразной и пресной. Что касается разницы между "благополучной" Европой и Украиной, то, поверьте, для футболиста это большого значения не имеет. В футбол везде играют по одним и тем же правилам одиннадцать на одиннадцать, - и быт профессионала повсюду устроен примерно одинаково.

"СПАРТАК" ОПОЗДАЛ

- Это правда, что вы могли оказаться в каком-то из российских клубов?

- Не "в каком-то", а вполне конкретном - московском "Спартаке", где играет мой друг Жерри-Кристиан Тчуйсе. Прошлым летом на мое имя в "Роду" приходил факс из Москвы. Но бумага с предложением от российского клуба безнадежно опоздала: к этому времени мы уже обо всем договорились с президентом "Металлурга", и я бы перестал себя уважать, если бы начал что-то менять.

- А вы знаете, что Тчуйсе, наоборот, мог оказаться в Донецке, и еще раньше вас? Прошлой зимой он даже прилетал в "Шахтер" на просмотр.

- Да, я в курсе. Тчуйсе очень хотел перейти в "Шахтер", но почему этого не случилось, не знаю.

- Он, между прочим, хорошо говорит по-русски...

- Для человека, живущего в России уже шестой год, это естественно. Я вообще не понимаю людей, которые не учат язык страны, в которой работают. В конце концов это не просто облегчает тебе жизнь, но и служит свидетельством уважения к людям, которые тебя окружают. Надеюсь, что через год, если вы снова найдете повод для интервью с Бернаром Чутангом, он уже будет отвечать на вопросы по-русски. (Улыбается.)

ВЕЛИКОЛЕПНЫЕ "СЕМЕРКИ"

- Приехав в Донецк и выбрав футболку с номером 17, вы сказали, что со временем хотели бы обменять ее на "семерку", которая пока занята. Похожая "маечная" история наблюдалась почти два года назад в "Шахтере", когда там появился нигериец Джулиус Агахова. Он некоторое время играл под номером 7, а потом поменял его на свой любимый 17-й. Создается впечатление, что обязательное наличие цифры "семь" в номере - какой-то фетиш для африканских футболистов?

- Не знаю мотивов, которыми руководствуется при выборе номера Агахова, и могу отвечать только за себя. Я всегда - и в Камеруне, и в турецком "Ванспоре", где начинал европейскую карьеру, и в "Роде" - предпочитал "семерку" по одной простой причине: моя мама, которой, к несчастью, уже нет с нами, родила девять детей, и Всевышний распорядился так, чтобы я появился на свет седьмым по счету. Поэтому считаю этот номер счастливым и даже коллекционирую футболки других клубов с "семеркой" на спине.

- И большая у вас коллекция?

- (Улыбается.) Запросто можно экипировать два состава и еще останется для запасных игроков.

- С кого же вы "сняли" все эти футболки?

- Первым был Эрик Кантона - обожаю этого футболиста, он был моим кумиром. И пошло... Конечно же, наибольшую ценность представляют футболки, "добытые в бою", то есть те, которыми ты сам обменялся с соперником после матча. Таким образом, в моем собрании появились "семерки" Денниса Бергкампа, Мустафы Хаджи, Тиджани Бабангиды, Мариуса Лэкэтуша, Андрея Шевченко... С украинским суперфорвардом мы встречались, когда "Милан" обыграл "Роду" в 1/8 финала Кубка УЕФА - кстати, только по послематчевым пенальти. В Европе многие футболисты знают о моем увлечении и после финального свистка сами подходят с предложениями сделать "чейндж". Долго мечтал иметь футболку Дэвида Бекхэма, однако судьба никак не сводила нас на поле. На помощь пришел мой соотечественник и большой друг Ригобер Сонг. Играя в "Ливерпуле", он после одного из матчей с "Манчестер Юнайтед" обменялся футболками с Бекхэмом специально для меня. Так что теперь в моей коллекции есть и "Бекхэм".

СЕМЬЯ, СВОБОДА И ФУТБОЛ

- Где храните все это богатство?

- За сохранность отвечает супруга. Она с детьми сейчас живет в Париже, где занимается косметологической практикой.

- Сколько у вас детей?

- Двое - семилетний сын и трехлетняя дочь. По камерунским меркам - мало, потому что в моем возрасте у нас многие имеют по 4 - 5 детей, однако по европейским стандартам - более чем достаточно.

- Получается, что вы - европейский камерунец?

- Можно сказать и так.

- Жена с детьми не собираются переехать в Донецк?

- Переехать - нет. Но в гости, когда закончится первый круг украинского чемпионата, надеюсь, пожалуют. Пока же я сам освоил маршрут Донецк - Париж. Когда выпадают солидные "окна" между матчами, тренер меня отпускает на денек-другой. Все остальное время полагаюсь на телефон. Конечно, для нормальной семейной жизни этого недостаточно, но что поделаешь - я приехал сюда работать, а не развлекаться. К тому же футболисту иногда полезно побыть одному.

- Любите одиночество?

- Я люблю три вещи, которые расставляю по степени важности для меня в таком порядке: на первом месте - семья, на втором - личная свобода, на третьем - моя работа, футбол.

НА ПОЛЕ С МИЛЛА

- Вы знакомы с Роже Милла, самым знаменитым футболистом в истории камерунского футбола?

- Почему только камерунского? Берите выше: Милла легенда и символ всего африканского футбола! Я не просто с ним знаком, но во многом благодаря Милла состоялся как игрок. Когда я только-только пришел в футбол, он был рядом. Помогал, советовал, как лучше тренироваться, как готовиться к матчам...

- Подождите, подождите! Вы ничего не путаете? Ведь Роже Милла, как мне представляется, лет на 25 старше Бернара Чутанга... Как это вы оба могли оказаться в одной команде?

- Если быть точным, Роже старше меня на 24 года, однако, уверяю вас, с моей памятью все в порядке. В 93-м я начинал карьеру в клубе "Тоннер" из Яунде, а Милла там ее как раз завершал. Правда, вместе мы выходили на поле всего несколько раз вскоре я уехал играть в Турцию, - однако уроки нашего футбольного долгожителя запомнились на всю жизнь. Годом позже Милла специальным указом правительства Камеруна был включен в национальную сборную и в возрасте 42 лет поехал на свой третий по счету чемпионат мира. Фантастический футболист и человек! Я и сегодня в любой момент могу ему позвонить, и знаю, что Роже искренне обрадуется этому звонку.

- Чем он сейчас занимается?

- Работает советником по футбольным вопросам в правительстве страны. Осуществляет связь между правительством и национальной федерацией футбола. (Улыбается.) Очень важная шишка!

- В предварительной заявке Камеруна на финальный турнир ЧМ-2002 я видел вашу фамилию, однако на чемпионат вы не поехали. Почему?

- За две недели до начала турнира получил травму. Мне вообще не везет с соревнованиями всемирного масштаба. В 2000 году не попал в Сидней, где Камерун стал олимпийским чемпионом, потому что не отпустила "Рода": нам предстояли очень важные матчи чемпионата Голландии с "Аяксом" и "Фейеноордом".

- Разве может клуб воспрепятствовать выступлению игрока, пусть легионера, на таком важном турнире, как Олимпиада?

- Дело в том, что обо мне в Камеруне вспомнили слишком поздно, заявка пришла с нарушением всех сроков, и "Рода" имела формальное право меня не отпускать.

- Почему, на ваш взгляд, футболисты Камеруна выступили на ЧМ-2002 не так ярко, как подобало бы действующим чемпионам Африки и олимпийским чемпионам?

- Футболисты не виноваты. Серьезно просчиталось руководство команды, которая слишком поздно приехала на Дальний Восток. Многие мои друзья по сборной говорили одно и то же: им не хватило времени, чтобы как следует адаптироваться к непривычным климатическим условиям.

ПЛОХ ТОТ АФРИКАНЕЦ, КОТОРЫЙ БОИТСЯ МОРОЗА

- А сами вы к условиям новой страны уже адаптировались?

- Если вы имеете в виду украинский климат, то он, по-моему, мало отличается от турецкого или голландского. Говорят, зимой здесь морозы бывают крепкие. Пока не знаю. Но снегом меня давно не удивишь, да и в Европе случаются сильные холода. Так что это не проблема. Наоборот, есть возможность себя физически закалить. Для футболиста холод даже полезнее, чем жара: заставляет быстрее бегать по полю.

- Ваши заочные представления об Украине совпали с реальными ощущениями?

- К счастью, нет.

- Что значит, "к счастью"? Вы ожидали худшего?

- Сам я ничего не ожидал, но в Голландии мне многие говорили: дескать, Украина бедная страна, лежащая чуть ли не в руинах. Но вот я приехал сюда, и первое, что восхитило, - искренность и открытость людей, которые не всегда встретишь в Европе. Они приветливы, со вкусом одеты, особенно женщины. Я понимаю, что не все здесь хорошо устроены в жизни, но и в Голландии встречаются нищие и бомжи. Должен признаться: мой отъезд в Донецк настолько заинтриговал друзей, что некоторые из них уже напрашиваются в гости. Хотят посмотреть, как я здесь живу. Например, Ригобер Сонг, который теперь играет во французском "Лансе", обещал приехать в начале будущего года.

БРЕМЕНСКОЕ НАВАЖДЕНИЕ

- Как вам украинский чемпионат?

- По уровню игры он не ниже турецкого или голландского. Украинские футболисты неплохо подготовлены технически, быстро бегут, а по части атлетизма, возможно, и превосходят многих европейцев. Самая большая проблема заключается в том, что, выходя на поле, они, похоже, не очень уверены в собственных силах. Им не хватает раскрепощенности, ощущения внутренней свободы. Скорее всего, это отголоски советского менталитета.

- Это какими же "закрепощенными" нужно было быть футболистам донецкого "Металлурга" с Чутангом на острие атаки, чтобы в Кубке УЕФА дома достойно сыграть с "Вердером" вничью - 2:2, а в Бремене с треском провалиться - 0:8?

- О, это был несчастный случай. Наваждение, которое не поддается рациональному объяснению. В первой игре мы дрались за каждый мяч, допускали минимум ошибок. А во втором матче вели себя на поле, как... дамы (если бы Чутанг знал русский язык, он, наверное, выразился бы покрепче: "как бабы". - Прим. Ю.Ю.) , которые в футболе ни при каких обстоятельствах не обыграют мужчин.

- В версию о наваждении можно поверить, если вспомнить, что всего через три дня после бременского кошмара "Металлург" обыграл в чемпионате Украины киевское "Динамо".

- По-моему, наш тренер поступил гениально: он выставил против киевлян тот же состав, который опозорился в Германии. Ради того, чтобы реабилитироваться перед болельщиками, доказать всем, что мы тоже мужчины, каждый из одиннадцати готов был грызть землю.

ВЫШЕ ТРЕНЕРА - ТОЛЬКО ГОСПОДЬ

- К большому сожалению, в последнее время европейский футбол все больше страдает от проявлений расизма на стадионах, и этой проблемой уже всерьез вынужден заниматься УЕФА. Вам лично за годы выступлений в Европе приходилось с этим сталкиваться?

- Один раз было дело... "Рода" выиграла важный матч чемпионата в гостях, я забил решающий гол, и после финального свистка какие-то недоумки на трибунах стали меня оскорблять, плевать в мою сторону. По большому счету это проблема не Европейского футбольного союза, а какого-нибудь европейского союза врачей-психиатров. По-моему, расизм - медицинский диагноз. Когда человеку не нравится цвет кожи другого человека, необходимо лечиться, избавляться от комплекса собственной неполноценности. Вот так я смотрю на эту проблему, с которой украинский футбол, слава Богу, пока незнаком.

- Вам решительно все по душе на новом месте?

- Пожалуй, кроме одного: мне не нравится заезжать на базу за два дня до очередной игры, как принято в "Металлурге". В "Роде" мы собирались за день, и, по-моему, этого было вполне достаточно, чтобы хорошо подготовиться к игре. Однако прекрасно понимаю, что мое мнение в данном случае не имеет никакого значения. Как профессионал я обязан беспрекословно подчиняться тренеру. Выше него для меня - только Господь.

Юрий ЮРИС

Донецк

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...