Газета
13 сентября 2002

13 сентября 2002 | Футбол - Олимп - ПФЛ

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ВТОРОЙ ДИВИЗИОН

ПЕРЕМЕЩЕННЫЙ ФУТБОЛ

"ТЕРЕК" (ГРОЗНЫЙ).На шесть с лишним лет в российском футболе забыли о команде с таким названием. Казалось, ее уже не будет никогда. Но ждать, пока в Грозном что-то изменится к лучшему, чеченские футболисты не стали. Они опять играют в футбол, и неплохо играют. Правда, не дома.

К пожарным делегировали Александра Горошинского. По должности он вообще-то тренер вратарей, но больше ехать было некому, а к вечерней тренировке с полем надо было что-то делать. Пересохший кочковатый газон грозил травмами, и в первую очередь для его же подопечных: падать на такую поверхность - удовольствие ниже среднего. "Поливалка" на Кисловодском стадионе слабенькая - так, побрызгать только. Пара пожарных машин - дело другое. Да и с водой в Кисловодске перебои: в домах ее дают по утрам и вечерам, исключение делают лишь для курортных учреждений. Для пожарных, естественно, тоже. Вот и пришлось Горошинскому вместо утреннего занятия ехать в часть договариваться о сотрудничестве с помощью полученной от руководства энной суммы на непредвиденные расходы.

Полив - проблема, конечно, не из непреодолимых, решается за счет смекалки. Но мелочей в футбольном деле не бывает, и из таких вот вопросов да вопросиков, отнимающих порой больше времени, сил и нервов, чем, собственно, футбол, и складывается жизнь клуба второго дивизиона. Тем более такого, который оказался в ситуации, не имеющей аналогов ни во втором, ни в каком другом российском дивизионе. Да что там в российском! Где еще найдешь команду, лишенную возможности жить, играть и тренироваться в городе, официально фигурирующем в ее названии? В городе, где некоторые из ее игроков никогда не были и, скорее всего, до конца контракта так и не побывают?

Дело в том, что имя команды - "Терек", а города - Грозный.

"ДО ОСОБОГО РАСПОРЯЖЕНИЯ"

Когда года три или четыре назад один из коллег вызвался съездить в Грозный и сделать репортаж о том, что происходит в Чечне с футболом, его отговаривали всей редакцией - и отговорили. Война, кровь, руины, блокпосты, фугасы, "зачистки", похищения людей, беженцы... Какой футбол?!

Между тем футбол в Чечне не прекращался ни на год. Просто за ее пределами мало кто знал о том, что там непонятно как продолжают разыгрывать первенство республики, что участвуют в нем от 60 до 80 команд, что есть и высшая лига, и первая... От общероссийского футбольного процесса чеченский был отрезан напрочь. Произошел этот разрыв летом 94-го.

В последний раз Грозный видел большой футбол 1 июля 1994 года. Местный "Эрзу", странная команда, метеором вспыхнувшая на российском футбольном небосклоне и так же быстро сгоревшая, принимала питерскую "Смену-Сатурн". Грозненцы, шедшие на тот момент вторыми в турнире первой российской лиги и всерьез претендовавшие на выход в высшую, победили без особого труда - 3:0. К дублю Руслана Идигова, нынешнего лучшего бомбардира "Терека", добавил гол Дмитрий Хомуха, будущая звезда ЦСКА и "Шинника".

Это была последняя победа "Эрзу" и последние мячи, забитые командой. Еще три ей записали в следующем туре, но то были условные голы: на матч в столицу Чечни не явился "Асмарал", которому по регламенту засчитали поражение - 0:3. Москвичи не первыми предпочли поражение риску поездки в Грозный: "баранки" за неявку до них уже получали и "Океан" из Находки, и "Звезды" из Иркутска и Перми.

"Терек" в сезоне-94 играл в зоне "Запад" второй лиги, шел десятым и примерно в те же сроки завершил домашние выступления победой над рыбинским "Вымпелом" - 1:0. Вскоре матчи, запланированные в Грозном, начали переносить, 12 августа ПФЛ приняла решение проводить их "до особого распоряжения" на нейтральных полях, потом перестали являться на выездные игры уже чеченские команды, и наконец, все три, считая игравший в третьей лиге "Гигант", с соревнований снялись.

СО ВТОРОЙ ПОПЫТКИ

"Особого распоряжения" нет до сих пор и, видимо, не будет еще долго. Насколько долго? Когда спрашиваешь об этом кого-то из "Терека", отвечают чаще всего нехотя, уклончиво. Видно: хочется, чтобы побыстрее, но в душе понимают - побыстрее не получится. Они-то о том, что происходит в Чечне, знают не из прессы, не понаслышке - домой ездят часто, благо до Грозного часа четыре на машине. Семьи у большинства либо здесь же, в Кисловодске, либо в других городах за пределами Чечни, но родные, друзья, знакомые дома остались у всех, так что есть за кого волноваться. Задал одному из футболистов вопрос, пострадала ли от войны его родня, живущая в Шали, и услышал: "А кто там не пострадал..."

Информация из дома, надо полагать, к особому оптимизму игроков и персонал "Терека" не располагает. Судя по всему, на положении коллективного "перемещенного лица" футбольному клубу предстоит прожить еще не один сезон и не два.

Глупо, конечно, говорить о том, что футбол способен решить чудовищное нагромождение проблем, объединенных понятием "Чечня". Но решение о возрождении клуба принималось, исходя все же из того, что футбол - примета нормальной жизни, а значит, хоть чуть-чуть, но будет работать на мир. Решение шло, как мне дали понять, "с самого верха".

- Вообще-то возродиться мы пытались дважды, - рассказывает генеральный директор клуба Роман Садыков, который в свое время играл за "Терек" вратарем, потом тренировал команду, а на момент ее роспуска занимал ту же должность, что и сейчас. - Еще в 95-м решили объединить "Терек" с "Эрзу" в общую республиканскую команду, собрали игроков, в основном молодежь, тренировались в Грозном, выезжали на сборы, а в 96-м подали заявку в ПФЛ. Но нам отказали. В марте 2000-го начали все заново.

- И с чего же?

- Со школы. Она ведь в Чечне всегда считалась неплохой, и костяк прежнего "Терека" составляли местные футболисты. Если думать о будущем - школу надо восстанавливать. Вот и стали в тех районах, где обстановка более или менее нормальная, сохранились поля и не уехали тренеры, собирать детей в футбольные секции. Собрали около тысячи. Параллельно занимались главной командой.

- Что было самым трудным?

- "Пробить" заявку в ПФЛ. Сделать это удалось в последних числах 2000 года. И 15 января 2001-го выехали на первый сбор - сюда, в Кисловодск, в санаторий имени Орджоникидзе. Знаете, сколько футболистов повезли? Троих! Сели на старенький "Икарус" и поехали. Это сейчас за четыре часа доезжаем, а тогда ехали восемнадцать: на каждом блокпосту останавливали, все документы проверяли, на компьютере "пробивали". Теперь-то уже нас на этой трассе знают, не тормозят. Кстати, женщины, которые по ней на рынок ездят, спасибо нам говорили: мол, после того, как вы дорогу открыли, и нам легче стало...

- Но три футболиста - не команда. Как состав набрали?

- Из Назрани по дороге прихватили человек пять - туда же в свое время многие наши подались. Позвонили "старикам", которые раньше у нас играли, - Бондарю в Астрахань, Кудинову в Томск, Гилагаеву в Новокузнецк. Всех пришлось выкупать, хотя, когда команда распускалась, раздавали их бесплатно.

- Охотно соглашались к вам ехать?

- Не всегда. Сомнения у многих большие были, уговаривать приходилось. Но мы бы и сами не стали срывать ребят с мест, если бы не было уверенности в том, что команда выживет.

"АВГУСТОВСКИЙ ПРИЗЫВ"

Уверенность в выживании в наше время может покоиться только на одном - на деньгах. Деньги у "Терека" есть. Не сказать, чтобы немереные, но по меркам второго дивизиона приличные. Откуда? Ответ на этот щекотливый вопрос оказался на удивление простым: из бюджета. И не республиканского, а федерального: 46 миллионов рублей на сезон. Плюс линолеумный завод в Аргуне, подсобное хозяйство и несколько бензоколонок, которые, правда, дохода пока не приносят. Плюс одна нефтяная компания помогает. Хватает? На нынешний сезон, отвечают, хватит.

- Но если выйдем в первый дивизион, бюджет понадобится уже иной, - говорит главный тренер "Терека" Александр Корешков. - Сейчас на игры, за исключением Махачкалы, ездим на автобусе, а там самолет будет нужен постоянно. И лучше чартер - чуть дороже, зато удобнее. На комплектацию тоже много денег надо: усиливаться придется. А цены растут, в России уже и средний игрок полмиллиона долларов может стоить.

Пока платить по полмиллиона за игрока "Тереку", конечно, накладно. В клубе я застал последние двое суток дозаявочной кампании - и впечатление сложилось такое, что по статье "связь" за эти дни его смета, наверное, похудела больше, чем за иной месяц. Как, впрочем, в любом российском клубе. Телефоны у Корешкова и Садыкова трезвонили непрерывно: там кто-то предлагает нужного игрока, но цену заламывает бессовестно; там обещали-обещали кого-то уступить, но в последний момент взяли да передумали; там футболист колеблется, принимать приглашение или нет...

- Все получилось? - вопрос к Корешкову.

- Не все, к сожалению. Но костяк у команды имеется, есть на кого опереться. И если на будущий год выйдем наверх, это вовсе не означает, что состав надо будет полностью менять. Думаю, костяк сохраним.

"Августовский призыв" в "Тереке" получился солидным - люди пришли известные, и в первом дивизионе поигравшие, и в высшем. У полузащитника Алексея Косолапова за плечами "Локомотив", "Сокол", сборная России, Испания, Израиль. Другой хавбек, Константин Камнев, известен по зиловскому "Торпедо", нападающий Сергей Булатов - по "Балтике" и "Рубину", полузащитник Руслан Мусаев - игрок сборной Азербайджана. А если учесть, что присоединились они к уже выступающим за "Терек" Герману Кутарбе, ветеранам Дени Гайсумову, Александру Бондарю, Руслану Идигову, то компания, согласитесь, подобралась серьезная.

АНСАМБЛЬ И ДИРИЖЕР

Но играют не имена, а люди. И каких ни набирай солистов, ансамбля из них без дирижера не выйдет. Полтора сезона люди за пультом в "Тереке" менялись как перчатки. Почему?

- На первый год цели выйти наверх не ставили, - поясняет Садыков. - Задача была просто принять участие, по возможности ровно пройти сезон, напомнить всем, что есть такая команда - "Терек". Поэтому тренерская проблема нас не очень волновала. Мы все ждали Вахита Талгаева, нашего тренера, который в свое время чуть не вывел "Эрзу" в высшую лигу, а теперь работает в Казахстане. Брали людей на временной основе, а ставку делали на него. Когда стало ясно, что Талгаев не приедет, решили: больше так нельзя. И пригласили Корешкова.

- Не жалеете?

- Считаем, нам повезло. Пришел настоящий специалист, и это сразу почувствовали все: и о комплектовании голова не болит, и обстановка в команде моментально изменилась, и отношение ребят к делу.

- А вы, Александр Иванович, ни разу не пожалели? Все-таки второй дивизион после высшего...

- Что второй дивизион - ничего страшного. Перспектива у команды есть, задачи серьезные - мне здесь интересно. Поначалу было, правда... Приехал, знакомлюсь, смотрю, за что браться, с чего начать. Прошло несколько дней - просыпаюсь среди ночи чуть ли не в холодном поту от мысли: "Да ведь я за эти дни улыбки на лице ни у кого не видел!" Вот это был самый тяжелый момент. Но теперь он позади. Нет, не жалею. Если задачу решим, тем более жалеть будет не о чем. И народ, кстати, в команде явно повеселел.

Самое удивительное - "Терек" и без твердой дирижерской руки результаты показывал в принципе неплохие. Уже прошлогоднее начало было многообещающим. Первый контрольный матч с кисловодским "Олимпом" - 5:0. Первый официальный матч - 1/256 финала Кубка России с назранским "Ангуштом" - 1:0. Первый матч в чемпионате России с майкопской "Дружбой" - 2:0. Итог первого после возвращения сезона - 5-е место в зоне "Юг".

Дальше - больше. Нынешний чемпионат начали с суперсерии: семь матчей - семь побед и 636 сухих минут. Первые очки и первый пропущенный мяч - только в 8-м туре, первое поражение - в 11-м. После чего с обжитого первого места пришлось опуститься на второе, пропустив вперед ставропольское "Динамо". В дальнейшем статус-кво удалось восстановить, но стало очевидно: если команда действительно нацелилась на выход, ей нужен хозяин. Не в смысле владелец, а в смысле тот, кто знает, кому и как играть, как готовить игроков, как из серьезных людей сделать серьезную команду.

- Как же вы раньше-то играли? - спросил я у Дени Гайсумова.

- Да сами в раздевалке договаривались между собой, как играть будем, и выходили. Дисциплины не было - ни игровой, никакой. Зато были "неприкасаемые". Я тоже к ним относился, но сам-то понимал: ненормально это.

- Строгий тренер Корешков?

- Если надо - может быть и строгим. С дисциплиной у него все в порядке. Но при этом Иваныч и выслушать любого готов, и по душам поговорить. Сядем, чайку попьем...

- Мне, кстати, Александр Иванович сказал: "У Гайсумова чай - лучший на всем Северном Кавказе". Согласен - чай отличный, спасибо.

- (Смеется.) Да самый обычный! Шутит Иваныч. Просто любят почему-то ребята именно у меня в комнате на чаек собираться.

- Вы из тех, кто между "Тереком" прошлым и нынешним повидали немало - ЦСКА, "Сокол", Эмираты, Казахстан... Как вам второй российский дивизион?

- Привык не сразу. Игра здесь непредсказуемая какая-то - мастерства зачастую не хватает, вот и не знаешь, чего ждать, что от чужих, что от своих.

- "В кость" много играют?

- Да не больше, чем в других местах, - и в основном от того же: нехватки мастерства.

- А болеют как?

- По-разному. В Назрани наших на стадионе много, в Моздоке. В другие города ездят, но небольшими группами. Хорошо, что поддержать приезжают, но важнее то, что можно с земляками пообщаться, новости узнать. В Назрани подходит после матча один: "Дени, не узнаешь?" Оказалось, когда-то в "Кожаном мяче" вместе играли. Приятно...

КУРОРТНАЯ ЖИЗНЬ

С Гайсумовым мы беседовали за знаменитым чаем у него в номере в пансионате "Мечта", где временно базируется "Терек". Команда, правда, уже готовилась к переезду. Нет, не домой, а недалеко - в санаторий имени Орджоникидзе. В "Мечте" не так уж плохо, но на новом месте у футболистов будет отдельное здание, где ни они отдыхающим, ни те им мешать не будут. Тоже не свое, но почти. Можно нормальный офис устроить - сейчас это обычный номер с факсом на холодильнике. И тренажерный зал, и пищеблок с собственным поваром, и баню - словом, все, чем должна быть оснащена современная футбольная база. "И теорию есть где проводить, - радуется Корешков. - В "Мечте" в столовой собираемся, но там места мало и колонны мешают - ни доску, ни телевизор так, чтобы всем было видно, не поставишь".

Тренируется команда на местном стадионе (если по плану работа с мячом), а беговыми упражнениями занимается в городском парке. Парк - гордость Кисловодска. Так и хочется назвать его райским уголком - но какой же это уголок, если его за день пешком не обойдешь. Бегут вверх-вниз по лесистым горным склонам дорожки и тропки с табличками типа: "Высота над уровнем моря - 981 метр, до Нарзанной галереи - 3600 метров". Расстояние, впрочем, не ощущается: гуляется здесь так легко и приятно, что сам не заметишь, как отмахал километров пять-шесть. Воздух - никакого нарзана не надо!

Куда ни пойдешь - обязательно наткнешься на одну и ту же сцену: сонная лошадь, неподвижный, как чучело, орел на пеньке, белая бурка и патронташ на дереве, стенд со снимками и рядом - профессионально-приветливый человек с фотоаппаратом. Плати 30 рублей, напяливай абрекское облачение, влезай на лошадь, в одну руку саблю, на другую орла, улыбочку - и готова "память о Кавказе". Фотографы гордо демонстрируют снимки знаменитостей, соблазнившихся их услугами: вот политики со своими свитами - Зюганов, Лапшин, Вешняков, а вот и футбольный народ - начальство махачкалинского "Анжи" во главе еще с Леонидом Ткаченко. Где-то на стендах, наверное, есть и изображения футболистов "Терека": сам видел, как игроки (из приезжих, конечно - чеченцам это баловство ни к чему), набегавшись, с удовольствием снимались и верхом, и в пешем порядке.

Всесоюзная, а ныне всероссийская здравница - даром что открылись нам Турции со Швейцариями - отбоя от курортников любого ранга и достатка не знает. Полны санатории, толпится народ у кранов с минералкой, тут и там попадаются ухоженные виллы, пустующие большую часть года, но ежеминутно готовые принять высокопоставленного хозяина, буде тот пожелает поправить здоровье. На одной из тихих улиц в центре Кисловодска приезжему покажут дивный особняк в стиле модерн за пятиметровой стеной. Табличка у ворот извещает, что чудо архитектуры восстановлено и охраняется фармацевтическим королем Брынцаловым, которому, понятно, и принадлежит. Но совсем рядом - и железный Феликс на постаменте, и улица Ленина, и санатории, по-прежнему носящие имена вождей. Люди, которые попадают сюда после двадцатилетнего перерыва, говорят, что по большому счету Кисловодск не меняется - в размеренную жизнь отдыхающих некоторое разнообразие внесли разве что частные шашлычные и кафе.

Не меняется и популярность Кавказских Минвод у футбольных людей: каждое межсезонье сюда съезжаются на сборы команды из всех дивизионов. Корешков еще до того, как принял "Терек", мог считаться здесь старожилом:

- Я и "Сокол" сюда регулярно возил: работа в среднегорье для меня всегда была очень интересной темой. Здешние условия в плане функциональной подготовки такие чудеса творить позволяют! Только использовать их надо умело. Два месяца назад приехал, смотрю - а игроки-то в матчах уже к концу первого тайма "подсаживаются". Составил план, начали выполнять. Над "физикой" южные люди, надо сказать, никогда особо работать не любили. Но ничего, втянулись, почувствовали отдачу - теперь оба тайма по полю летают.

ВЫЕЗД В БУДЕННОВСК

Из санатория имени Орджоникидзе в парк можно ходить пешком - мимо огромных корпусов, выстроенных в лучших традициях классической санаторской архитектуры, мимо бронзового наркома, шагающего среди цветников куда-то в том же направлении. Сейчас, из "Мечты", футболистов на пробежки возит клубный "Мерседес", по прихоти заводского дизайнера почему-то выкрашенный в ярко-розовый цвет. На бортах автобуса крупно выведено: РФК "Терек". Российский то есть футбольный клуб. По дороге игроки, к счастью, не видят другой, такой же аршинной надписи, встречающей у ворот парка пеших посетителей: "Россия - для русских!" Слова эти замазаны, но без особого усердия, так что читаются вполне отчетливо. Те, кто это писал, обращались, очевидно, и к тем, кто ездит по их городу в розовом автобусе.

Как прижился российский футбольный клуб в российском краю, где пишут такие вещи и где война - не далекая абстракция, а нечто, происходящее у порога дома?

- Если честно, мы ожидали худшего, - отвечает Садыков. - Во всяком случае, болельщики к команде относятся гораздо корректнее, чем до войны - в 93-м, 94-м. Тогда насчет "черных" и прочего с трибун кричали больше. После выездных матчей местные болельщики часто подходят, благодарят за игру. В гостиницах, где останавливаемся, тоже всегда хорошо встречают, а потом комплименты говорят: мол, не часто видели среди футболистов таких воспитанных постояльцев.

- Среди выездных был и матч в Буденновске, с тамошней "Жемчужиной"...

- Вас это может удивить, но приняли нас там лучше, чем в иных местах, - вступает в разговор Корешков. - Не буду скрывать, у самого были опасения. Даже сказал игрокам: результат, конечно, результатом, но в этом матче он не главное. Главное - чтобы никаких инцидентов. Приехали в Буденновск за несколько часов до игры, посетили местную футбольную школу, подарили ребятам форму, потом, на стадионе, - мячи болельщикам. Выиграли 1:0, но ни одного бранного слова, ни одного враждебного выкрика в свой адрес не услышали. И встретили, и проводили нас по-доброму.

Не все, конечно, так уж гладко - иначе не маялась бы команда второй год без домашнего (пусть и условно) стадиона. Арена-то в Кисловодске есть, и вполне приличная: поле в порядок привести, пластиковые сиденья поставить - и играй на здоровье. Но на ней команда может только тренироваться. Матчи же - мероприятия зрелищные, то есть требующие согласия городской администрации. А она долгое время не соглашалась ни в какую. Не помогали и высокие заступники - а хлопотали за "Терек" и глава Чечни Кадыров (он же президент клуба), и представитель президента генерал Казанцев, и глава президентской администрации Волошин.

- Сначала выручили в Черкесске: президент Карачаево-Черкесии Семенов принял нас по первой же просьбе и тут же дал всем своим службам команду: обеспечить, - вспоминает Садыков. - Мы ему очень благодарны, но за сто километров на "домашние" матчи не наездишься. Поэтому теперь играем в Лермонтове. Но не оставляем надежд "пробить" кисловодский вариант. И народ здесь футбол любит, и для курортников лишнее развлечение, и из Грозного электричкой болельщики добирались бы.

Чего больше кроется за проблемой со стадионом - политики или футбола, - можно только гадать. Над Кисловодском есть Ставрополь. А в Ставрополе и политические силы разные имеются, и головная команда края, которая тоже очень хочет в первый дивизион, но никак не может догнать "Терек".

- Ну, если дело все-таки в чисто футбольных интересах, то потерпеть вам осталось до конца сезона, - попробовал я напоследок успокоить собеседников. - В новом-то они у вас с динамовцами пересекаться никак не будут: либо вы наверх выйдете, а они останутся, либо наоборот.

- Верно, - засмеялся Садыков. - Только "наоборот" нас, конечно, совсем не устраивает...

P.S. Когда материал уже был готов к печати, вернувшийся из Кисловодска коллега сообщил: вопрос о стадионе, похоже, сдвинулся с мертвой точки. Не исключено, что скоро городская арена станет для "Терека" по-настоящему домашней.

Борис БОГДАНОВ

Кисловодск - Москва

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...