Газета
4 сентября 2002

4 сентября 2002 | Футбол

ФУТБОЛ

Олег РОМАНЦЕВ

ЗА ПАЗУХОЙ МОЕГО ГОСТЯ БЫЛ ПРИПРЯТАН ОГРОМНЫЙ БУЛЫЖНИК

Если кого-то удивляло, что Олег Романцев не сразу отреагировал на интервью в "СЭ" Сычева-старшего, то меня - нет. Я догадывался, что творилось на сердце у главного тренера "Спартака", но, поскольку знаю его хорошо, был убежден: в данной ситуации Олег Иванович предпочтет остаться над схваткой. И вдруг вчера, в середине дня, услышал в телефонной трубке возмущенный голос Романцева.

- Интервью, которое дал "СЭ" отец Димы Сычева, пронизано ложью, - негодовал Романцев. - Таким образом он ввел в заблуждение миллионы уважаемых читателей вашей газеты, среди которых немало болельщиков "Спартака". Для меня же важно, чтобы эти люди узнали правду. Для этого, полагаю, даже нет необходимости опровергать все высказывания Евгения Сычева. Из которых разве что одно соответствует истине.

- Какое именно?

- Я на самом деле лишь однажды в жизни беседовал с Евгением, когда он около полуночи 15 августа, то есть накануне игры с "Аланией" , приехал на базу "Спартака" в Тарасовку. Диалог наш затянулся часа на три. Мы даже вспомнили, что однажды встречались на футбольном поле - только в разных командах. Разумеется, тема Диминой карьеры не была обойдена стороной. Я сказал, что она только-только началась и планку уровня его мастерства предстоит еще поднимать и поднимать. Евгений полностью со мной согласился. Вопрос же о поспешном Димином уходе из "Спартака" попросту не затрагивался. Я не сомневался, что мы с Сычевым-старшим поняли друг друга. И когда прощались, мне и в голову не пришло, что за пазухой моего ночного гостя был, образно говоря, припрятан огромный булыжник.

- В какой момент вы его обнаружили?

- Это произошло фактически в тот же день. За час до начала матча с "Аланией" в раздевалку на стадионе "Торпедо" зашел президент "Спартака" Андрей Червиченко и показал мне заявление об уходе из нашей команды, подписанное, по его словам, Димой. Я глазам своим не поверил и даже переспросил: "Неужели это его подпись?!"

Услышав утвердительный ответ, пережил такой шок, какой врагу не пожелаю. "Да такого не может быть!", - думал я про себя и одновременно решал, выводить Сычева из стартового состава или оставлять в нем. Уже потом Владимир Федотов, заглянув ко мне в больничную палату, признается, что в раздевалке перед игрой страшно испугался за меня. "На вас лица не было!" - говорил он, заново переживая тот мрачный для всей команды вечер.

- Но Сычев все-таки вышел на поле.

- Вышел. Отыграл один тайм, который "Спартак" проиграл. Отыграл плохо, и я его заменил. Матч в итоге мы выиграли, но с каждой минутой я чувствовал себя все хуже и хуже. Чем все закончилось - известно: через считанные дни я попал на операционный стол.

- Между тем Сычев-старший утверждает, будто на его сына оказывали давление.

- Это на меня оказывали давление - и пресса, и футбольная общественность, - когда я зеленого новичка команды, еще вчера игравшего во второй лиге за тамбовский "Спартак", юного игрока, от услуг которого категорически отказывались поочередно несколько российских и украинских клубов, решился пригласить в национальную сборную страны. Что там говорить - прессинг был приличный, но я до конца стоял на своем, хотя, понятно, в немалой степени рисковал.

Что же касается давления на Диму... Да я ведь поверил в него. Доверял ему. Наигрывал в основном составе. Его, а не кого-то другого, который при неограниченном доверии тренера вполне мог заиграть так же, как Сычев. Ну а чтобы он после первых успехов разминулся со звездной болезнью, не уставал повторять ему примерно те же самые слова, что говорил в ночь с 15 на 16 августа отцу: дескать, работы у нас с тобой непочатый край. Дима преданно смотрел мне в глаза, понимающе кивал головой, и я не сомневался в его искренности. Но как же я ошибался!!!

- И у вас не возникло ни малейшего подозрения, что в разгар сезона у Сычева появится желание покинуть "Спартак"?

- А откуда взяться подозрению, если игрок сам клялся в любви к "Спартаку" и после каждого гола во всех интервью благодарил команду и партнеров?! И действительно, каждый из тех, кто бок о бок тренировался с Димой, кто выдавал ему голевые передачи и отрабатывал за него в обороне, был причастен к его становлению и заслуживал слов благодарности.

- Однако вместо них в один прекрасный день...

- ... в сложнейший период жизни клуба, когда один игрок за другим выбывал из строя, а другие после серьезнейших травм лишь набирали форму, когда команда, невзирая на потери, продолжала отчаянную борьбу за лидерство в российском чемпионате и одновременно готовилась к труднейшим испытаниям Лиги чемпионов, Сычев, как модно сейчас выражаться, подставил прежде всего ребят.

И мне обидно теперь уже не столько за себя и даже вовсе не за себя, сколько за них. За Егора Титова, который сегодня старается как можно быстрее залечить колено и вернуться в игру. За Владимира Бесчастных, который вынужден зачастую выполнять сейчас непривычные для себя функции разыгрывающего, то есть заниматься не своим делом и потому порой не успевать на огневой рубеж. За Юрия Ковтуна, который около месяца не появлялся на поле из-за перелома руки, пропустил немало матчей, и это, безусловно, отразилось на его игре с "Сатурном". За Дмитрия Парфенова, который, как мне казалось, на костылях готов был пойти в бой...

Чем они виноваты перед тобой, Дима?! А ты подвел их. Ты подвел "Спартак". Так, как ты, из команды не уходят. Прежде надо вернуть долг. Нет, не мне. Своим партнерам. Своему клубу.

- Но если Сычев одумается и захочет вернуться в "Спартак" вы простите ему его поступок?

- Прощу. Но только при том условии, если за него вопрос об уходе из команды решали другие. А если он сам пришел к выводу, что в "Спартаке" ему делать больше нечего, то я желаю ему успехов на спортивной ниве. Только в следующий раз, Дима, когда вдруг захочешь покинуть другую команду, не забудь даже в спешке сказать "спасибо" ребятам. А уж тренеру - не обязательно. Тут уж, как говорится, на твое усмотрение...

Леонид ТРАХТЕНБЕРГ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...