Газета
22 мая 2002

22 мая 2002 | Футбол

ФУТБОЛ

Александр БОРОДЮК

ЖИТЬ НА ЗАПАДЕ НЕ МОГУ

Самый популярный в Германии российский легионер Александр Бородюк был участником чемпионатов мира 1990 года в составе сборной СССР и 1994 года в составе сборной России. Оба раза наша команда выбывала из соревнований на стадии группового турнира.

РЕШАЮЩИЙ МАТЧ НА ЧМ - ВТОРОЙ

- Решающая игра группового турнира на чемпионатах мира - обычно вторая, - считает олимпийский чемпион Сеула 1988 года. - После первого тура еще ничего не ясно, а результаты последнего дня могут определиться заранее, скажем так, в кулуарах чемпионата. Например, в 1990 и 1994 годах мы выигрывали третьи матчи, но, как потом рассказывал мне в Германии менеджер "Шальке" Граевски, наша участь была уже предрешена. Поскольку наша федерация футбола тогда не слишком высоко котировалась, предпочтение отдавалось другим. Механизм этого явления мне неизвестен, но вспомните: в 1990 году в матче Румыния - Аргентина нас устраивала победа любого из соперников, но они сыграли вничью. Спустя четыре года наша судьба зависела от результатов матчей любой аж из шести других пар, но все шесть, словно по заказу, преподнесли не устраивавший нас результат. Павла Садырина, нашего главного тренера, кстати, предупреждали заранее, что его команда обречена. Но он не верил, отвечал: "Ну хоть один вариант из шести должен сработать на нас". Не сработал ни один. И в Японии предпочтение наверняка будет отдаваться хозяевам. Тем более надо их обыгрывать.

- Чего вообще можно ждать от очередного чемпионата мира?

- Не думаю, что он удивит результативностью или какими-то тактическими сюрпризами. И фавориты для меня, например, очевидны. Аргентина, Италия, Франция, Бразилия чуть-чуть возвышаются над остальными. В то же время и для других сборных, в том числе и для нашей, все пути открыты. Результаты товарищеских матчей нынешнего сезона показывают, что можно играть с любым соперником.

- Играть-то можно, можно ли выигрывать, если мы уступаем Эстонии, а на недавнем "Турнире четырех" занимаем последнее место?

- Мое мнение, если участвовать в таких турнирах, то только основным составом, тем, который планируется на чемпионат мира. Видел, как вел себя в преддверии мирового первенства тренер сборной Германии Берти Фогтс. Он заранее объявлял имена 14 игроков, на которых рассчитывает. "Остальные тоже заслужили право попасть в заявку, - говорил он, - но ставка делается на это ядро". Турнир за две недели до основного старта, на мой взгляд, не поле для экспериментов. Не стоит в канун мирового первенства давать повод для шумихи вокруг сборной.

НЕЗАМЕНИМЫХ НЕТ

- На ваш взгляд, в объявленном составе сборной все сильнейшие на сегодняшний день футболисты?

- Единственный, кого я бы добавил, - защитник "Локомотива" Сергей Игнашевич.

- А вратарь "Локо" Сергей Овчинников, считаете, недостоин приглашения?

- В свете известного высказывания Овчинникова о его нелюбви к "Спартаку" наставник сборной Олег Романцев должен был выяснить отношения с вратарем в личной беседе один на один. По игре Овчинников, безусловно, заслуживает места в сборной. Но Романцев с Михаилом Гершковичем, видимо, считают, что его присутствие могло испортить микроклимат в сборной. Они отвечают за результат, им, возможно, виднее.

- А вы считаете, что в сборной сейчас хороший микроклимат?

- Считал до турнира LG. Микроклимат обычно напрямую связан с результатом, а его накануне мирового первенства добиться не удалось.

- Вы поехали на свой первый чемпионат мира, уже будучи легионером. А имели ли шансы выступить там раньше - в 1986 году, когда ваше московское "Динамо" находилось на подъеме?

- Ситуация тогда была аналогична нынешней - со сборной работал тренер ведущего клуба. Валерий Лобановский, пригласив меня на сбор в 1986 году, без обиняков заявил: "Если хочешь стабильно играть в сборной, переходи в киевское "Динамо". Я отказался, и в 1987 году он перестал приглашать меня. А после Олимпиады-88 вновь позвонил с тем же предложением. И я решился, уже начал тренироваться с киевлянами. Но меня, офицера внутренних войск, быстро поставили на место: или играешь за московское "Динамо", или направляешься в Магадан зэков охранять. Валерий Васильевич оценил ситуацию. "На чемпионат мира я тебя возьму, потому что ты сдержал слово, и не твоя вина, что переход не состоялся", - сказал он.

- Почему сборные, в которых вы участвовали, на чемпионатах мира не пошли дальше группы?

- В 1990 году у нас была очень сильная сборная, которая могла что-то выиграть, но, на мой взгляд, неудачно выбрали тренировочный лагерь. Готовились в высокогорном Чокко при плюс 15 градусах, а на игры спускались в Бари и Неаполь, где было плюс 35, сначала на вертолете, с пересадками. И никак не могли разбегаться на поле. Адаптировались лишь к последней игре, а на первые две, получается, опоздали. Нужно было, наверное, отправиться в Италию неделей раньше.

А через четыре года помешали успешно выступить склоки. Не нужно было возвращать в сборную тех, кто ранее отказался за нее играть. После чемпионата это признал и Садырин.

- Но "отказники" выглядели объективно сильнее оставшихся.

- Незаменимых футболистов, на мой взгляд, нет.

- А Зидан?

- В нашей сборной, к сожалению, нет Зидана. Но думаю, что и сборная Франции всегда найдет способ компенсировать отсутствие своего лидера. А уговаривать игрока выступить за сборную - несуразица. Без "отказников" мы сыграли четыре матча с участниками чемпионата мира и ни одного не проиграли. То есть в команде сложился нормальный микроклимат. Как вдруг перед отъездом на сборы в Австрию привозят группу отказавшихся. В психологическом плане команда сразу раскололась на группы - "отказники", "иностранцы" и остальные.

КОГДА С ПСИХОЛОГИЕЙ ПОЛНЫЙ ПОРЯДОК

- Руководствуясь прежним опытом, вы теперь представляете, что нужно для успешного выступления на чемпионате мира?

- Прежде всего каждый должен поставить перед собой максимальную цель. Если ехать только за тем, чтобы выйти из группы, успеха не будет. Для создания в команде победного микроклимата и тренеры должны декларировать ее задачу по максимуму - дойти до финала. Пусть не получится, но стремиться надо только к победе. Когда мы ехали на Олимпиаду-88, Анатолий Бышовец не уставал твердить, что нас устроит только золото. И хотя в финале против нас играли Ромарио, Бебето, Таффарел, другие бразильские звезды, чемпионами стали мы, оказавшись сильнее морально: они были самоуверены, а мы - уверены в себе.

- Футбольный турнир Олимпиады сравним по уровню с чемпионатами мира?

- Тот был сравним. За Италию играли Манчини, Виалли, за ФРГ - Клинсманн, Хесслер, уровень был под стать мировому. А сильнейшими стали мы, потому что с психологией было все в порядке. Та сборная вообще из 16 своих матчей выиграла 15, один закончив вничью.

- Но психология победителей должна закладываться еще на клубном уровне.

- И на клубном, и на других, и даже в товарищеских матчах за сборную. Мне в этом плане повезло, довелось поработать с выдающимися тренерами Лобановским, Бышовцем, Александром Севидовым, с Клаусом Фишером - уже в Германии...

ГЕРМАНИЯ ВМЕСТО ИТАЛИИ

- Вы подписали зарубежный контракт в числе первых советских футболистов.

- Меня просматривали менеджер "Шальке" Хельмут Кремерс и главный тренер Клаус Фишер, экс-чемпионы мира, сначала в матче за сборную с "Интером", в котором я забил, а потом в играх "Динамо" в Ереване и в Москве с "Торпедо". До этого у меня были предложения из "Болоньи" и "Дженоа". И я уже уверовал в то, что попаду в Италию, как вдруг динамовское руководство объявляет: ты продан в "Шальке". Не хотел ехать, но меня - без загранпаспорта! - усадили в самолет. А паспорт вручили уже на месте в советском посольстве. Семь лет отыграл в Германии.

- Адаптация проходила сложно?

- Я попал из СССР в другой мир, не знал ничего - а контракт подписал сразу на 3 года. В двух сезонах становился лучшим бомбардиром команды, завоевал авторитет, у меня появился агент. Изучив мои дела, он воскликнул: "Тебя же внаглую обманывают!"

- Каким образом?

- Допустим, оказалось, игрок с перехода имеет определенный процент. Но я-то этого не знал! У нас же как раньше было: заявление написал - и все. Или: меня сфотографировали рядом с "Фордом", снимок поместили в газете, а я и не догадывался, что за рекламу надо брать деньги. То есть получилось так, что три года за рубежом отрабатывал свой хлеб практически за любовь к футболу.

- Расскажите про первый кросс в Германии.

- Фишер устроил тест Купера. А в "Шальке" поляк был, знавший русский. И он мне говорит: "Сегодня нужно выложиться, прийти в пятерке. Тогда к тебе отношение будет особое, ведь для немцев главное - "физика". На морально-волевых, за счет спортивного характера, буквально с пеной у рта прибежал первым. Тренер, который до того удивлялся: "Тебя что, в России не кормили? Питайся получше", увидев меня на финише, обалдел. И сказал: "Этот парень в моей команде будет играть постоянно". Но я после кросса три дня в себя приходил - встать не мог, так плохо было. А немцам хоть бы что - продолжали тренироваться.

- Что вам дал в профессиональном плане зарубежный опыт?

- Многое пересмотрел в отношении к жизни и футболу. В России сейчас с легионерами носятся, чуть ли не пылинки с них сдувают. А мне сказали: "Ты - иностранец, и будь добр отрабатывать деньги, которые на тебя потратили". На каждой тренировке, в каждой игре я должен был доказывать, что сильнее. Встань я с местными футболистами в один ряд - тут же сел бы на лавку. Когда потом "Шальке" приобрел Владимира Лютого, и он забил за сезон всего 4 мяча, я ему предсказал: "Вот увидишь, на твое место возьмут другого нападающего". И точно: купили датчанина Кристенсена, чемпиона Европы.

- Чем были вызваны переходы внутри Германии, где вы играли в трех клубах?

- В последнюю команду - "Ганновер" - перешел потому, что хотел вернуться в Россию. Там пообещали через небольшое время сделать мой трансфер бесплатным.

- Зачем надо было так срочно возвращаться?

- Считаю, по менталитету не создан для жизни на Западе. Может быть, если бы уехал в 20 лет, привык бы. Жить там приятно, но не понимаю я немцев. В России все ближе.

- Между тем дом в Германии вы не продали.

- Не из-за себя - из-за детей. Они хорошо владеют немецким языком. Дочь вообще родилась там.

В "ШАЛЬКЕ" ОБО МНЕ ПОМНЯТ

- Почему вернулись не в "Динамо"?

- Там во мне, 35-летнем, сомневались, предлагали приехать на просмотр. А Юрий Семин позвонил ("Локомотив" был на сборах в Германии) и сказал: "Мы встречаемся с "Кайзерслаутерном" - приезжай на матч, обо всем договоримся". Его мой возраст не испугал.

- В Германии играли в атаке?

- Нет, "под нападающими". Мне, кстати, в первой же игре за "Шальке" вратарь соперника пробил бутсой живот. Случилось это за 15 минут до финального свистка, когда все замены были проведены. Вижу - по ногам кровь потекла, но закрыл рукой рану и стал доигрывать. И в конце забил гол. А вот до раздевалки добрался с трудом, и там на глазах у команды врач зашил повреждение. Наверное, после этого немцы признали меня. А приезжали бразильцы - с мячом творили невообразимые вещи, но стоило сыграть против них жестковато, все - заказывали обратный билет. Обо мне же в "Шальке" до сих пор помнят: уже сейчас пригласили на прощальный матч Олафа Тона, который состоится 28 июля. На него, кстати, продано 60 тысяч билетов. Заранее позвали и на празднование 100-летнего юбилея клуба.

- Не было конфликтов из-за отлучек в сборную России?

- Были. Мне поначалу не говорили о вызовах, и однажды я обнаружил в своем почтовом ящике, находившемся в клубе, приглашений десять. Прихожу к менеджеру Азауэру, который и сейчас работает в "Шальке", спрашиваю: в чем дело? "Тебе платят деньги здесь, - отвечает, - а потому в сборную поедешь только на официальные матчи".

- Из сборной вам не звонили?

- Нет. Уже потом Садырин, специально прилетевший меня смотреть, спросил: "Ты что, отказываешься играть в сборной?" Объяснил ему ситуацию, Павел Федорович переговорил с руководством "Шальке" и вынужден был согласиться на их условия. Потому-то за главную команду страны игр у меня меньше, чем могло бы быть.

ХОЧЕТСЯ РАБОТАТЬ САМОСТОЯТЕЛЬНО

- Какой был смысл в том, чтобы в конце карьеры переквалифицироваться в защитника и играть в самарских "Крыльях"?

- Это должно пригодиться в тренерской работе. Я был форвардом, полузащитником, а под конец приобрел навыки игры в обороне. В "Крыльях Советов" удалось плавно перейти в тренеры - уже поэтому ошибкой переезд на Волгу не считаю.

- С чем тогда связано решение покинуть штаб самарского клуба?

- Почувствовал - пора начинать самостоятельный путь.

- Есть предложения?

- Пока только на роль второго тренера, что меня не устраивает. Хочется работать самому - пусть это будет первая или вторая лига.

- Готовы принять команду второго дивизиона?

- С чего-то начинать надо.

- Не обидно будет вам, заслуженному мастеру спорта, ехать в какую-нибудь тмутаракань?

- Тренер - особая профессия, в которой прошлые заслуги игрока выпячивать неуместно. Знаете, почему многие наши специалисты не могли бы работать за границей? В России тренер, если, что называется, надел корону, никогда уже ее не снимет. И как ему, коронованному, общаться с Фигу, Зиданом? На Западе давно такой проблемы не существует - дистанция между игроком и тренером минимальна. В этом плане Германия мне многое дала. Глядя со стороны на Фишера, никто не мог бы подумать, что тренер "Шальке" - великий в прошлом футболист. На Феллере журналисты живого места не оставили - кого он везет на чемпионат мира?! И ничего, выдержал человек, не обиделся. Наоборот, пошел на контакт с прессой, объяснил спокойно свою позицию, и сейчас к нему снова доброе отношение.

- Согласны ли с Игорем Шалимовым, который на встрече в "СЭ" сказал, что тренерское будущее России за возвращающимися на родину легионерами?

- Если бы нынешнее поколение специалистов стабильно добивалось с клубами больших успехов на европейской арене, речи о необходимости притока молодых сил в тренерский цех не шло бы. Но так как результата нет, я полностью согласен с Шалимовым. Люди, которые поиграли в Европе, приобрели неоценимый опыт и могут использовать его в России. Другое дело, судьба тренера у нас во многом зависит от того, в какой клуб он попадет. Будь ты хоть семи пядей во лбу, с нищей командой ничего не добьешься.

- Последний вопрос: не собираетесь поехать на чемпионат мира?

- Не так давно на телевидении помогал комментировать матч "Зенит" - "Локомотив". Через какое-то время руководство РТР предложило продолжить сотрудничество в Корее и Японии. Конечно, это было бы интересно, однако пришлось отказаться: в июне есть дела в Москве.

Павел АЛЕШИН и Алексей ЩУКИН

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...