Выбрать дату:

12.11.2001

СЕКРЕТНЫЙ АРХИВ Акселя ВАРТАНЯНА

"КЕСАРЮ - КЕСАРЕВО, КОСАРЕВУ - КОСАРЕВО"

Рассказ о том, как в 1937 году всеми правдами и неправдами наше спортивно-партийное руководство пыталось сохранить лицо советского футбола в матчах со сборной басков, мы начали неделю назад. Сегодня - обещанное продолжение.

Начало - в "СЭ" от 1, 15, 22, 29 октября и 5 ноября

Согласно предварительной договоренности, баскам после Ленинграда предстояло провести по одной игре в Киеве и Тбилиси, а напоследок по возможности и в Минске.

Итоги первых трех матчей оказались значительно хуже ожидавшихся, и надежд на улучшение баланса в оставшихся трех не оставалось. Скорее наоборот. Но отпускать целыми и невредимыми басков, позволив им нанести огромный урон престижу советского футбола, а стало быть, и государству, было недопустимо. Поэтому сразу после неудавшегося "теракта" против испанской команды в Ленинграде ее вернули в Москву, на Лобное место (стадион "Динамо"), где намеревались сделать с ней то, что не удалось в Северной столице: отделить голову от туловища.

Гости, ссылаясь на усталость и чрезмерно плотный график, сопротивлялись, но вынуждены были уступить. 2 июля "Правда" сообщила о решении Комитета физкультуры провести в Москве еще два матча сборной Басконии: 5 июля - с усиленной командой "Динамо", 8-го - с усиленным "Спартаком".

К матчу-реваншу динамовцы пригласили одноклубников из Тбилиси и Ленинграда. Зрелище получилось фантастическое, жаждущие острых ощущений испили чашу до дна. К 25-й минуте испанские воины вели - 4:0. По прошествии еще получаса игрового времени счет сравнялся - 4:4. И вновь наступил черед басков. В оставшиеся минуты они забили три мяча - 7:4.

ЭТО ЕСТЬ НАШ ПОСЛЕДНИЙ...

Взоры не потерявших надежд на реванш обратились к "Спартаку". Точнее, к команде, основу которой составили спартаковцы. В Тарасовку прибыло пополнение из Киева (Виктор Шиловский и Константин Щегоцкий), ЦДКА (Константин Малинин), завода "Серп и Молот" (Григорий Федотов) и "Локомотива" (Петр Теренков).

Тренировочное поле было по периметру обставлено "членовозами", начиненными важными персонами районных, городских, союзных парторганов, представителями комсомола, Комитета физкультуры, профсоюзных и прочих организаций.

Знакомые нам по предыдущей публикации генсек ЦК ВЛКСМ Александр Косарев и пока еще председатель физкульткомитета Иван Харченко дневали и ночевали в Тарасовке. Непрерывные накачки и ценные указания нагнетали и без того раскаленную атмосферу.

Николай Старостин все эти дни метался между Москвой и Тарасовкой. Ему слово:

"Спартак" остался последней всеобщей надеждой. Что тут началось! Письма, телеграммы, звонки с советами и пожеланиями успеха. Вызовы "на ковер", где начальники разных рангов с одинаковой важностью объясняли мне, что вся страна ждет нашей победы. Пожалуй, единственным, кто во всеобщей лихорадке, по крайней мере внешне, сохранял холодную голову, был Косарев. Он имел опыт настраивать спортсменов на большие дела. У него это получалось очень хорошо и убедительно. В этот раз он сказал:

- Не робейте, ребята, не боги горшки обжигают. А прощаясь, добавил:

- Кесарю - кесарево, а Косареву - косарево! - мол, мне нужна победа".

Зная об участии Косарева в ленинградской истории, можно предположить, что словами он не ограничился.

На каждодневных заседаниях мозгового центра в муках рождался план на игру. Решили видоизменить привычную схему: центрального хавбека Андрея Старостина отрядили в защиту со спецзаданием: связать по рукам и ногам главного забивалу - Исидро Лангару. В целом, хотя Лангара свой гол забил, Старостин с заданием справился.

Чрезмерное напряжение перед ответственным матчем, передозировка с партнакачками способны ввести спортсменов в состоянии комы. Такие случаи истории известны. Могучий спартаковский организм устоял.

ДВЕНАДЦАТЫЙ ИГРОК?

"Спартак" начал мощно, бил хлестко. Испанцы до перерыва удар держали неплохо и успевали контратаковать - 2:2. А вот психологического удара, нанесенного им судьей Иваном Космачевым в виде "левого" пенальти, не выдержали. Пропустив гол с 11-метрового, защитники Республики сломались. В итоге - 2:6.

Победа внешне убедительная, яркая, долгожданная. Ее значение выходило за рамки конкретного матча. Она вновь воскресила веру в жизнеспособность и конкурентоспособность советского футбола на самом высоком уровне. Что не преминула отметить пресса.

"Победа "Спартака" над сборной басков - свидетельство высокого класса советского футбола. Мы с гордостью это отмечаем", - утверждала передовица центральной спортивной газеты.

"Одержана победа над серьезнейшим противником, над командой высокого европейского класса. Убедительное превосходство "Спартака" наглядно показало силу и класс советского футбола", - вторил ей международный обозреватель той же газеты К.Оганесов.

Николай Старостин сразу после матча назвал кузнецов грандиозного успеха: "Определила победу команды - уверенность в своих силах, широта и смелость действий каждого игрока. Этой уверенностью, приведшей к победе, команда в первую очередь обязана секретарю ЦК ВЛКСМ А.В. Косареву и председателю Комитета по делам физкультуры и спорта И.И. Харченко. Именно они посоветовали команде применить в игре атакующий стиль".

Далек от мысли иронизировать над словами патриарха. Если не воспринимать последнюю фразу буквально, посильный вклад в спартаковскую победу оба деятеля, по всей вероятности, внесли. Николай Петрович знал, что говорил.

Радость со страниц периодических изданий перехлестывала через край. "Красный спорт" отвел описанию, смакованию, анализам и всякой всячине огромное пространство. Недоставало всего двух компонентов, обязательных при подаче событий такого масштаба: послематчевых высказываний баскских футболистов и оценки деятельности судьи. Ни словом не обмолвились (цензура - не дура) многочисленные описатели о случившемся в ходе матча скандале.

Впервые весть о нем прошуршала в годы перестройки, уже не помню, в каком издании. По утверждению автора заметки, баски, возмущенные судейством, дважды покидали поле. Их долго уговаривали и убедили-таки продолжить игру ради крепкой и искренней дружбы между братскими народами.

Оставить без внимания эту информацию я, естественно, не мог и принялся за свидетелей. Кое-кого нашел. Судья всесоюзной категории Марк Рафалов, посетивший ту игру в молодые годы, говорил мне об атмосфере скандальности. Журналист Юрий Лукашин со слов присутствовавшего на матче Василия Трофимова рассказывал, что баски после назначенного в их ворота пенальти покинули поле. Михаил Якушин и Евгений Елисеев, участники матчей со сборной Басконии, на игре "Спартака" с басками сидели в ложе прессы и утверждали, что только вмешательство Молотова позволило продолжить прерванную минут на сорок встречу. Об этом я узнал от Игоря Добронравова, великолепного знатока отечественного и динамовского футбола. И, наконец, еще один свидетель - Сергей Ильин. В журнале "Динамовский футбол" (№ 1 за 1992 год) он сказал следующее: "Я до сих пор не прочитал настоящей правды о победе "Спартака" над басками... Та победа была обеспечена, причем так, что ошарашенные баски ушли с поля, и потребовалось вмешательство самого Молотова, чтобы они для соблюдения приличий вышли вновь на поле".

Все очевидцы говорили о безобразном судействе Космачева. Это подтверждала и киевская спортивная газета ГПО: "Судейство Космачева было далеко не безупречным, что возмущало и зрителей, и басков". Цензура эту фразу явно проглядела. Приученным читать между строк комментарии не требовались.

Более определенно высказался четверть века спустя первый редактор еженедельника "Футбол" Мартын Миржанов, не скрывавший глубоких чувств к красно-белым цветам. В книге "Играет "Спартак" он утверждал, что "два из шести мячей были забиты, как говорят, "не без помощи" судьи Космачева".

Николай Старостин, сторона заинтересованная, описывая эпизод с пенальти и демаршем испанцев, острые углы обошел: "При счете 2:2 во втором тайме судья Иван Космачев, работавший начальником финотдела центрального отдела "Спартака", назначает в ворота басков пенальти... Испанцы горячо протестуют. Но Космачев неумолим... Бьет Шиловский!.. Гол!" ("Футбол сквозь годы"). Далее Старостин рассказывает о протестах гостей после забитого гола, но не указывает, где и как долго они возмущались. И наконец: "Вспоминая тот пенальти, я повторяю про себя фразу поэта: "Но царь смотрел на все очами Годунова". А я смотрел на все глазами спартаковцев". Откровенная, многозначительная фраза.

Через несколько дней после игры в "Красном спорте" появилась небольшая заметка о дисквалификации Космачева в связи с неудовлетворительным судейством матча "Спартака" со сборной Басконии и выводе его из всесоюзной судейской коллегии. Расправились с ним сурово: в четырех довоенных чемпионатах Космачев не отсудил ни одной игры в нечетные годы (1937 и 1939) и провел всего по одной, ничего не значащей, между аутсайдерами в 38-м и 40-м.

Все сказанное сомнений не оставляет: Космачев "убивал" басков. Другой вопрос - был судья инициатором или исполнителем акции? Перед игрой в Ленинграде арбитр Николай Усов получил заказ от Косарева и Харченко сплавить басков. Тому есть письменные свидетельства (см. "СЭ" от 5 ноября). В данном случае прямые улики отсутствуют, но активная предматчевая деятельность главных действующих лиц такой возможности не исключает. Вспомним слова Косарева, сказанные накануне матча Старостину. Ему нужна была победа. Лично Косареву или он был промежуточным звеном в исполнении воли более могущественных лиц? Ответ, обернутый в прозрачные одежки, содержится в уже цитированной книге Николая Старостина:

"При всем восхищении игрой гостей причастные к футболу люди не могли не испытывать горечи от поражений. Но если специалисты пытались разобраться в причинах неудач, то руководители спорта вынуждены были решать другие проблемы: спасать честь мундира, свою репутацию и положение. Тогда у начальства широко было распространено мнение, что в международных матчах, даже играя с друзьями-соперниками, советские спортсмены обязаны побеждать. Любое поражение расценивалось как подрыв авторитета социалистической Родины. Высокопоставленными чиновниками овладевало маниакальное желание не отпускать басков, не обыграв их".

Николай Петрович многое знал, но не обо всем рассказывал. В данном отрывке он сказал, пожалуй, больше, чем хотел.

Пытаясь пролить свет на закулисную подоплеку этого матча, я был далек от желания принизить победу "Спартака". Футболисты вне упрека. Они сделали то, что могли, и извлекли из создавшейся ситуации максимальную выгоду. Уверен, что Космачев и стоящие над ним сослужили спартаковцам недобрую службу. Наличие в составе высококлассных футболистов, боевой настрой команды не исключали успеха (пусть и не столь сокрушительного) в противоборстве с басками без помощи арбитра и избавило бы спартаковцев от возрастающего с годами шлейфа пересудов завистников.

Баски покинули пределы дружественного государства, оставив после себя пепелища. Столь разрушительного нашествия отечество не знало со времен монголо-татар. Они трижды "сожгли" Москву, дважды - Тбилиси, по разу - Киев и Минск. В ходе сражений повержены отборные отряды советской столицы, Украины, Грузии, Белоруссии. Общий итог боевых действий +7=1-1 при разности мячей 32-17 в пользу пришельцев. Даже победа "Спартака" в "Куликовской битве" не в состоянии была сдержать раздражения верхов.

РОЖДЕНИЕ ТРАДИЦИИ

Еще не успели остыть тела павших в боях, как "Правда" (от 5 августа 1937 года) извергла огромную ругательную статью под заголовком "Советские футболисты должны стать непобедимыми". В ней, в частности, говорилось: "Выступления в СССР Страны Басков показали, что наши лучшие команды еще далеки от высокого мастерства.

Проигрыш команды мастеров "Локомотива", двойное поражение одной из лучших команд страны - московского "Динамо", поражение чемпиона Украины - киевского "Динамо" и сильной команды тбилисского "Динамо" - явления вовсе не случайные. Отставание советского футбола тем более нетерпимо, что ни в одной другой стране нет такой молодежи, как у нас. Молодежи, окруженной заботой, вниманием и любовью партии и правительства...

Во Всесоюзном комитете по делам физкультуры и спорта самым серьезным образом считают, что класс и стиль советских футболистов стоят на уровне лучших европейских команд.

Они родились в результате побед наших лучших футбольных команд над слабыми малоопытными командами рабочих спортивных союзов... Между тем встречи с более сильными европейскими командами вовсе не дают основания для оптимистических заключений".

Причины отставания советского футбола газета видела во "вредной успокоенности и откровенном зазнайстве людей, которые руководят футболом", в отсутствии квалифицированных тренеров и судей, специальной литературы, методических пособий, процветании грубости, распущенности и бескультурья игроков, некачественном инвентаре и прочее и прочее.

Вывод: "Естественно, что повышение класса советских команд стоит в прямой зависимости и от встреч с серьезными противниками. Игры с командой Басконии принесли немалую пользу нашим футболистам (длинный пас, игра краями, игра головой). Дальнейшие же встречи с лучшими командами Запада еще больше обогатят советские команды и помогут им стать в ряды лучших футболистов мира".

Случайно, спонтанно статьи такого рода в "Правде" не появлялись. Преследуя определенную, конкретную цель, они инициировались сверху. Данная - явилась руководством к действию для высшей физкульторганизации. Намек был понят с полуслова. Ровно через месяц и.о. председателя Комитета физкультуры Елена Кнопова (Харченко после истории со "Спартаком" сняли с должности и вскоре объявили врагом народа со всеми вытекающими последствиями) подписала постановление "О мероприятиях по улучшению организации и повышению класса советского футбола", состоявшее из множества пунктов и подпунктов. В основу легли тезисы, изложенные в главном партийном органе. Так была заложена традиция разражаться вслед провальным международным матчам и турнирам грозовыми приказами и постановлениями с сопутствующими им оргвыводами. Ее свято блюли десятки лет. Об эффективности такого рода документов догадаться несложно.

"Правда" призывала равняться на басков в техническом исполнении. Отличную от нашей прогрессивную тактику иноземцев газета не разглядела. Не близорукость тому причина - идеологическая зашоренность. "Дубль-вэ" у нас упорно относили к схеме оборонительной (а оборонительная доктрина была в те годы непопулярна), противоречащей наступательной направленности советского футбола. Поступаться принципами руководство не собиралось.

Досталось Андрею Старостину. Он и после победного матча с басками продолжал осваивать роль центрального защитника: "Игра Андрея Старостина не может быть оправдана. Занятая им позиция в глубине своей обороны лишает спартаковское нападение должной поддержки со стороны своего центрального полузащитника", - выговаривал ему "Красный спорт".

К счастью, специалисты осознали неизбежность перевода нашего футбола с примитивной, ограничивающей его возможности узкоколейки на передовые общеевропейские тактические рельсы. "Спартак", "Торпедо", а вслед за ними и другие советские команды постепенно перестроили игру всех линий в соответствии с лучшими международными стандартами. Рано или поздно это должно было случиться. Баски процесс ускорили. В этом мне видится главное значение их визита в СССР.

Завершаю испанскую тему очередной порцией "компотов". Что это такое, вам уже известно.

ДИНАМО Москва - БАСКОНИЯ - 4:7 (3:4)

Голы: Ларринага, 3 (0:1). Ларринага, 7 (0:2). Горостиса, 20 (0:3). Ларринага, 25 (0:4). П.Дементьев, 37 (1:4). Смирнов, 38 (2:4). Семичастный, 44 (3:4). Смирнов, 55 - с пенальти (4:4). Лангара, 61 (4:5). Эчебаррия, 74 (4:6). Лангара, 75 (4:7).

"Динамо" (Москва): Дорохов, Шавгулидзе (оба - "Динамо", Тбилиси), Корчебоков, Лапшин, Качалин, Вал.Федоров ("Динамо", Ленинград. Чернышев, 46), Семичастный, Якушин, Смирнов, П.Дементьев ("Динамо", Ленинград), С.Ильин.

Баскония: Бласко, Аресу, Аэдо, Силаурен, Мугуэрса, Эчебаррия, Горостиса, Л.Регейро, Лангара, Ирарагорри, Ларринага.

Судья: В.Стрепихеев (Москва).

5 июля. Москва. Стадион "Динамо". 90 000 зрителей.

СПАРТАК Москва - БАСКОНИЯ - 6:2 (2:2)

Голы: Федотов, 14 (1:0). Лангара, 27 (1:1). Степанов, 31 (2:1). Ирарагорри, 40 (2:2). Шиловский, 57 - с пенальти (3:2). Степанов, 67 (4:2). Шиловский, 68 (5:2). Степанов, 87 (6:2).

"Спартак" (Москва): Акимов, Ал.Старостин (Артемьев, 46. Г.Глазков), Вас.Соколов, Малинин (ЦДКА), Анд.Старостин, Михайлов (Леута, 2), Шиловский ("Динамо", Киев), Степанов, Семенов (Теренков, "Локомотив", Москва, 46), Щегоцкий ("Динамо", Киев), Федотов ("Металлург", Москва).

Баскония: Бласко, Аресу, Аэдо, Силаурен, Мугуэрса, Эчебаррия, Горостиса, Л.Регейро, Лангара, Ирарагорри, Субиета.

Судья: И.Космачев (Москва).

8 июля. Москва. Стадион "Динамо". 90 000 зрителей.

ДИНАМО Киев - БАСКОНИЯ - 1:3 (1:2)

Голы: Лангара, 1 (0:1). Лангара, 21 (0:2). Шиловский, 43 (1:2). Лангара, 48 (1:3).

"Динамо" (Киев): Трусевич, В.Глазков ("Динамо", Ростов-на-Дону), Гвоздков ("Локомотив", Москва), Кузьменко (Тимофеев), Лившиц, Табачковский ("Динамо", Одесса), Шиловский, Лайко (Гончаренко, 65), Щегоцкий, Комаров, Махиня.

Баскония: Бласко, Аресу, Аэдо, Субиета, Мугуэрса, Эчебаррия, Горостиса, Л.Регейро, Лангара, Ларринага, Алонсо.

Судья: Чернобыльский (Киев).

15 июля. Киев. Стадион "Динамо". 40 000 зрителей.

ДИНАМО Тбилиси - БАСКОНИЯ - 0:2 (0:1)

Голы: Лангара, 35 (0:1). Минаев (в свои ворота), 89 (0:2).

"Динамо" (Тбилиси): Дорохов, Шавгулидзе, Чумбуридзе, Джорбенадзе, Минаев, Гагуа, Гавашели, М.Бердзенишвили, Пайчадзе, Лоладзе, Асламазов (В.Бердзенишвили, 46).

Баскония: Бласко, Бархос (Аресу, 21), Аэдо, Силаурен, Мугуэрса, Эчебаррия, Горостиса, П.Регейро, Лангара, Ларринага, Алонсо.

Судья: А.Щелчков (Москва).

24 июля. Тбилиси. Стадион "Динамо". 40 000 зрителей.

ГРУЗИЯ - БАСКОНИЯ - 1:3 (0:3)

Голы: Лангара, 5 (0:1). Алонсо, 6 (0:2). Лангара, 26 (0:3). Пайчадзе, 51 - с пенальти (1:3).

Грузия: Дорохов, Шавгулидзе, Чумбуридзе, Джорбенадзе, Минаев, Гагуа (Аникин, 46), Гавашели, М.Бердзенишвили (Лоладзе, 32), Пайчадзе (Вачнадзе, 83), В.Бердзенишвили (Асламазов, 46), Г.Джеджелава (Апридонидзе, 46).

Баскония: Бласко, Аресу, Аэдо, Силаурен (Бархос, 62), Мугуэрса, Субиета, Горостиса, П.Регейро, Лангара, Ларринага, Алонсо.

Судья: А.Щелчков (Москва).

30 июля. Тбилиси. Стадион "Динамо". 40 000 зрителей.

МИНСК - БАСКОНИЯ - 1:6 (1:2)

Голы: Лахонин, 5 (1:0). Лангара, 13 (1:1). Силаурен, 30 (1:2). Горостиса, 52 (1:3). Лангара, 59 - с пенальти (1:4). Лангара, 70 (1:5). Ларринага, 72 (1:6).

Минск: Леонов, Лясковский (оба - ЦДКА), Еременко, Львов, Кудрявцев ("Металлург", Москва), Овсеенко ("Пищевик", Москва), Панфилов, Румянцев ("Спартак", Москва), Гусев, Лахонин, Зиновьев.

Баскония: Бласко, Аресу, Аэдо, Силаурен, Мугуэрса, Субиета, Горостиса, П.Регейро, Лангара, Ларринага, Алонсо.

Судья: В.Стрепихеев (Москва).

8 августа. Минск. Стадион "Динамо". 12 400 зрителей.

УТРОМ - ДЕНЬГИ, ВЕЧЕРОМ - СТУЛЬЯ

Выраженное "Правдой" мнение о необходимости встреч с сильными зарубежными командами сомнению не подвергалось. Однако оторванность от международной футбольной организации делала эту задачу неосуществимой, о чем мы неоднократно говорили. Попытки наладить контакты в обход ФИФА успеха не имели. Вот одна из них.

Престиж английского футбола в нашей стране (как и во всем остальном мире) был высок. Спортивная газета постоянно держала читателей в курсе событий на Британских островах. Англичан ставили в пример.

И осенью 35-го ВСФК пригласил в СССР не кого-нибудь, а "Манчестер Сити" - один из лучших клубов премьер-лиги, обладателя Кубка Англии 1934 года. Вскоре получили ответ:

"Манчестер, 20ХI-35 г.
Уважаемый г-н Распевин.

Благодарю Вас за Ваше любезное письмо относительно приезда наших футболистов в 1936 г. ...Я сейчас веду переговоры с манчестерским клубом и встречусь с директорами в следующий вторник, чтобы представить им программу условий, на которые, надеюсь, они согласятся. Это, конечно, будет зависеть от согласия Английской футбольной ассоциации, в котором я сомневаюсь...

Б.Лайтбоун".

Опасения Лайтбоуна подтвердились.

"Манчестер, 27/XI-35 г.
Уважаемый г-н Распевин.

Относительно моего письма от 20Х1 о приезде в СССР манчестерского городского футбольного клуба ("Сити"). Я вчера видел директоров на заседании правления и узнал, что хотя они интересуются предложением, однако предстоит много трудностей...

Меня спросили, связана ли Ваша футбольная организация с Международной Ассоциацией? Если нет, боюсь, что английским клубам не будет разрешено приехать к Вам, т.к. Английская футбольная ассоциация не дала бы разрешения.

Б.Лайтбоун".
(ГАРФ. Фонд 7576, опись 2, дело 176).

Как ни крутись, без ФИФА не обойтись. Желая непременно схлестнуться с клубами Британских островов, наши делают финт: приглашают шотландский "Ланарк" и одновременно просят ФИФА не препятствовать этой встрече, создавая при этом видимость непременного и безотлагательного вступления в эту организацию.

"Цюрих, 11 мая 1936 г.
Международная футбольная федерация (ФИФА)
Господину Распевину

Господин комиссар, получил Вашу телеграмму от 10 с.м. следующего содержания: "Хотим пригласить СССР июне несколько матчей шотландских футболистов клуба "Ланарк". Просим Вашей санкции и телеграфного разрешения шотландскому клубу. Приветствие.

Всефизкульт РАСПЕВИН".

Я посредством телефона связался с господином РИМЭ, нашим Председателем в Париже, который меня информировал, что им была получена телеграмма такого же содержания.

Я Вам ответил следующей телеграммой:

"Телеграммы Председателю
Париж и Секретарю Цюрих
получены. Дадим разрешение,
как только получим просьбу
о вступлении.

Первый советник посольства в Лондоне и секретарь клуба "Ланарк" сообщили, что просьба о вступлении будет прислана.

Посылаем письмо, привет.
ФИФА ШРИКЕР".

Текст письма Шрикера Распевину:

"Действительно, письмо, полученное Секретариатом ФИФА от клуба "Ланарк" от 5 мая сообщает, что первый советник посольства СССР в Лондоне сообщил... что спортивные организации СССР попросят вступить в ФИФА; и в телеграмме, отправленной секретарем клуба "Ланарк" от 5 мая сообщается, что: "посольство СССР в Лондоне телеграфирует, что г-н Распевин, Комиссар физического воспитания в Москве, ведет переговоры о вступлении в Вашу федерацию".

Принимая во внимание эти обстоятельства, я Вам и телеграфировал, как сообщено выше.

С этим письмом посылаю Вам экземпляр наших статутов и правил, а обычной почтой посылаю Вам ежегодник 1935 года ФИФА.

В ожидании удовольствия читать Ваши письма примите, г-н Комиссар, уверения в моих лучших чувствах к Вам.

Генеральный Секретарь, доктор Шрикер.
15V-1936 г." (ГАРФ. Там же).

Последние строки свидетельствуют о том, что вопрос о вступлении Секции футбола СССР в ФИФА решен. Только почему Шрикер узнает об этом окольными путями, а не от самого товарища Распевина? Наши поддерживали эту иллюзию еще примерно год.

ФИФА неумолима: утром - деньги, вечером - стулья. Вечером - деньги, утром - стулья. "Денег" мы так и не дали, "стульев", естественно, не получили. Так и остались ни с чем. Баски - исключение. Их приезду в СССР в связи с чрезвычайной ситуацией в Испании и благотворительной миссией, возложенной на футболистов, ФИФА не препятствовала. В течение трех лет контакты советских футболистов с иностранцами ограничились исключительно матчами с рабочими коллективами. И вдруг грянули

БОЛГАРЫ

Весной 40-го советской футбольной команде назначили рандеву в Софии. Правительство не возражало. Комитет физкультуры охватила паника. Кого послать? Решили тбилисцев. Мотивы изложены в письме председателя Комитета Снегова Андрею Вышинскому.

"Заместителю председателя Совета
Народных Комиссаров Союза ССР
тов. А.Я. Вышинскому

Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта получил разрешение от СНК ССР на командирование в Болгарию в июне - июле 1940 г. одной из лучших футбольных команд СССР.

Всесоюзный комитет считает наиболее целесообразным командировать в Болгарию во второй половине июня с/г футбольную команду спортивного общества "Динамо" г. Тбилиси.

Это одна из наиболее сильных футбольных команд, занявшая в последнем первенстве СССР (1939 г.) второе место. В 1939 - 1940 гг. она имела победы над такими командами, как ЦДКА-Москва (2:1, 5:4, 1,0, 1:0), "Динамо"-Москва (4:1, 1:0), по силам она может быть приравнена к чемпиону СССР 1938 и 1939 гг. - команде московского спортивного общества "Спартак", в играх с которой она имела одну ничью (0:0) и проигрыши с примерно равным счетом (2:3, 0:3, 0:1 и 1:2).

Командирование именно этой команды может быть обосновано следующими мотивами:

1. Болгария по своим климатическим и метеорологическим условиям приближается к южным районам Закавказья. В летние месяцы в Болгарии средняя температура днем держится на уровне +36-40 °С при почти полном отсутствии ветра и осадков. Футболисты средней полосы СССР, в частности чемпион Советского Союза - команда московского спортивного общества "Спартак" при игре в Болгарии попадет в явно неблагоприятные условия и не сможет полностью выявить свои силы. Команда же тбилисского спортивного общества "Динамо", играя в Болгарии, будет находиться в наиболее выгодных условиях, чем какая-либо другая советская команда.

2. Игра коллектива одной из национальных советских республик явится яркой демонстрацией культурного роста народностей, населяющих Советский Союз.

3. По стилю своей игры футболисты Закавказья ближе подходят к игре болгарских футболистов (агрессивная, темпераментная игра).

4. Выигрыш второй в СССР по силам команды над национальной командой Болгарии явился бы за рубежом хорошим показом достижений Советского Союза.

Исходя из этих соображений, Всесоюзный комитет просит Вас санкционировать поездку в Болгарию именно команды футболистов тбилисского спортивного общества "Динамо".

Председатель Всесоюзного комитета
по делам физической культуры и спорта
при СНК СССР (В.Снегов)"

Вышинский наложил размашистую на всю страницу резолюцию черным карандашом: "т.т. Корнееву и Пустовалову. В тбилисскую команду обяз. надо будет включить 5-6 игроков других команд, в частности, т.Федотов. Укажите, кто может быть кандидатом других к-д Спартак, Динамо.

Доложить 23V/40 г.

Надо сделать так, чтобы в тбил. к-де были обяз. лучшие игроки других к-д. Вышинский".

(ГАРФ. Фонд 7576, опись 2, дело 233).

Не отвергая в принципе идею Снегова, бывший генпрокурор решил укрепить тбилисскую команду не боящимся болгарской жары Григорием Федотовым и еще несколькими теплоустойчивыми игроками из двух ведущих московских клубов. Первую задачу исполнители решили без проблем, а со второй несколько переусердствовали: усилили тбилисскую команду так основательно, что в ней не осталось места... тбилисцам. В итоге получилась сборная Москвы.

Снегов был против отправки в Болгарию московской сборной, чтобы не отрывать футболистов нескольких столичных клубов от участия в союзном чемпионате. И раз уж не получилось с тбилисцами, предложил "Спартак". Что ж, стали усиливать "Спартак", но так увлеклись, что в сформированном из пяти московских клубов составе (из 23 человек) оказалось всего девять спартаковцев.

Всем футболистам и пятерым сопровождающим сшили 28 костюмов-близнецов, вручили по паре одинаковых рубашек, носков и ботинок, одели на головы по шляпе серийного производства, дали в руки по чемодану (все это влетело государству в 99 960 рублей), отвезли в аэропорт, откуда 6 августа на двух самолетах отправили в Софию.

Куда смотрела ФИФА? Да никуда. С осени 39-го, после начала второй мировой, она свернула свою деятельность, погрузившись в летаргический сон.

Разнесли болгарских братушек в пух и прах: "Славию" - 6:1, сборную Софии - 7:1. И все это на глазах у местной публики и новых наших друзей, коих поливали несколько лет без передышки последними словами: за игрой следили представители дипломатических миссий Германии и Италии.

Из 13 мячей "Спартака" на долю спартаковцев пришелся... один. Отменным селекционером проявил себя Андрей Януарьевич Вышинский: его протеже Григорий Федотов забил больше (7 мячей), чем все остальные.

17 августа победители вернулись на Родину. На второй день команду принял Снегов и объявил о присвоении звания "Заслуженный мастер спорта" особо отличившимся - Андрею Старостину, Анатолию Акимову, Григорию Федотову, Сергею Ильину и Михаилу Якушину. Всех игроков наградили ценными подарками. Так отметили победу над футболистами страны, чья национальная сборная занимала согласно классификации швейцарского "Спорта" 21-е место в Европе по итогам сезона 1939 года.

Остается сожалеть, что советский футбол в довоенные годы: а) не сумел, располагая незаурядными мастерами, раскрыть богатейший потенциал; б) не вступил в ФИФА; в) не уважил просьбу Михаила Калинина стать лучшим в мире.

Вскоре после Великой Победы с ФИФА мы породнились. Что касается просьбы всесоюзного старосты, она все еще находится в стадии рассмотрения.

P.S. Окунувшись головой в прошлое, не заметил, как промчался мимо еще один футбольный сезон. В ближайшее время предстоит разобраться с его итогами, в связи с чем беру небольшой тайм-аут.

Код для блога
Предпросмотр
 
 





Loading...