Выбрать дату:

05.11.2001

СЕКРЕТНЫЙ АРХИВ Акселя ВАРТАНЯНА

ЖЕНЩИНЫ ДЛЯ ЗАЩИТНИКОВ РЕСПУБЛИКИ

Кульминационным в довоенной международной деятельности советского футбола стал 1937 год. Впервые нашим футболистам противостояла команда поистине мирового класса.

Продолжение. Начало - в "СЭ" от 1, 15, 22 и 29 октября

СПЕЦЗАДАНИЕ

В июле 1936 года в Испании грянула гражданская война: генерал Франко ополчился против республики. Защищали ее и тысячи спортсменов, среди которых было немало популярных футболистов, включая игроков национальной сборной, участников чемпионата мира-34.

Весной 1937 года корреспондента газеты "Вечер" Аллегрию посетила идея организовать турне футболистов по Европе. Ее поддержал глава баскского правительства Агирре, в прошлом известный футболист "Атлетико" (Бильбао). Этой поездке он придавал прежде всего политическое, агитационное, и только в последнюю очередь спортивное значение: чего требовать от футболистов, пусть и незаурядных, если они около года не видели мяча?

Агирре с жаром принялся за дело, вызвал футболистов с фронта и сообщил о важном правительственном задании: их засылали в Европу на футбольные матчи для сбора средств в пользу детей и жен погибших воинов.

Среди шестнадцати внимавших Агирре футболистов более половины успели понюхать пороху в боях с франкистами: пулеметчик Ареса, гранатометчик Ирарагорри, солдат крестьянского батальона Горостиса...

Непосредственной организацией поездки занимались ее инициатор Аллегрия, заместитель председателя футбольной федерации Испании Презеваль и назначенный тренером Педро Вальяно. Возглавлял делегацию член республиканского правительства Мануэль де ла Сота.

Из-за организационных хлопот и сложной военной обстановки к назначенному на 21 апреля матчу с парижским "Рэсингом" баски не успели. Только 24-го удалось вылететь из Бильбао. За несколько минут до взлета по телефону поступило предупреждение о замеченных в районе Бильбао немецких и итальянских самолетах. Рискнули. Летели через линию фронта, подверглись обстрелу и чудом сумели проскочить. Бог хранил. Сразу после благополучного приземления в Биарице поездом отправились в Париж, где их приветствовали толпы парижан. Вальяно обратился к встречавшим с пламенной речью, завершив ее такими словами: "Мы приехали в качестве пропагандистов Страны Басков для того, чтобы обратить внимание на наше ужасное положение. Все игроки и руководители - солдаты и зависят от военного министерства. Никто не получает зарплаты, вся прибыль от нашего турне используется для покупки медикаментов и продуктов для детей".

Через день утомленные многомесячными боями, опасным перелетом, позабывшие о футболе баски раскатали знакомый нам парижский "Рэсинг" - 3:0. Все три гола забил центрфорвард "Овьедо", сборных Испании и Басконии Исидро Лангара.

О результатах европейского турне имеется много противоречивых сведений. Исследование этой темы в мою задачу не входит. Скажу только, что первоначальные планы по не зависящим от испанцев обстоятельствам были значительно урезаны: сорвалась поездка в Голландию, Бельгию и Швейцарию. За полтора месяца пребывания в Европе они сыграли шесть или семь матчей во Франции, Чехословакии и Польше, уступив только в одном (2:3) вице-чемпионам мира, выступавшим под флагом сборной Праги. Если учесть спортивную форму защитников республики, итог превосходный.

После игры в Праге работник чехословацкой федерации футбола господин Србены сообщил 15 мая "Красному спорту": "Их (басков. - Прим. А.В.) заветная мечта - побывать в СССР и встретиться со спортсменами Страны Советов". Выполнял ли господин чиновник посредническую миссию или запускал по просьбе испанцев пробный шар с целью прозондировать ситуацию в советских верхах? Не знаю. Замедленная реакция наших тугодумов последовала через месяц. Только 11 июня опубликовали официальное сообщение о приглашении испанских футболистов в СССР: "Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта пригласил в Советский Союз футбольную команду басков, совершающую сейчас поездку по Европе. Футбольная команда Страны Басков дала согласие на приезд в СССР, где выступит против лучших московских футболистов".

В это время баски находились в непосредственной близости от советских границ - в Польше. Здесь были запланированы две встречи: в Катовице со сборной Силезии и в Варшаве с "Легией". Вторую игру польские власти отменили, после чего футболисты немедля покинули границы недружелюбно принявшей их страны.

ЗНАКОМСТВО

16 июня Москва торжественно встретила гостей. Баски, знакомясь с достопримечательностями столицы, активно включились в ее кипучую жизнь. Тренер Вальяно взялся реферировать товарищескую встречу "Спартака" с ленинградским "Динамо". Команды остались довольны его работой. "Выдержка, спокойствие, полное отсутствие ненужных свистков", - восторгались футболисты.

На следующий день - тренировка на малом поле стадиона "Динамо". Поглазеть на мастеров мирового класса прибыли в полном составе футболисты московских команд, динамовцы Киева и Тбилиси, судьи, тренеры, журналисты. Затаив дыхание, следили за каждым их движением. Тренировка длилась около двух часов. Бег и физические упражнения чередовались с разнообразной работой с мячом (во время занятий гости использовали всего шесть мячей). Лица наблюдателей с каждой минутой становились все серьезнее и сосредоточеннее, а когда начался обстрел защищаемого голкипером Бласко объекта, и вовсе помрачнели. Потрясающе бил Лангара, аккуратно снимавший паутины с динамовских ворот. Голкипер тбилисцев Александр Дорохов, чуя недоброе, произнес: "Эн-да! Это ударчик!" Предчувствие его не обмануло. Тбилисцу пришлось трижды защищать ворота в поединках с басками. Играл он, по мнению журналистов, неплохо, пропустил всего... 12 мячей, пять - от Лангары.

Тренировка произвела сильное впечатление: такой ювелирной работы с мячом нашим футболистам видеть не приходилось. После занятий Вальяно оказался в плотном кольце. Отвечал весело, с юмором, но на вопрос о тактике напустил туману: "Как мы играем? Право же, мы не придерживаемся ни системы "пять в линию", ни "дубль-вэ". Наш девиз - быстрота!"

Напрасно темнил. Как защищаться от "дубль-вэ", наши еще не знали, что выявилось в ходе турне.

Встречали дорогих гостей с распростертыми объятиями. Пылинки сдували, с достопримечательностями столицы знакомили, в театры, музеи и на предприятия водили... 21 июня горячих испанских парней повезли на фабрику "Трехгорка". Радость общения с очаровательными текстильщицами омрачила тревожная весть с родины: в тот день пал Бильбао, где оставались дети, жены, родные и друзья футболистов.

Подготовка к игре проходила в обстановке строгой секретности. Только на четвертый день пребывания в Союзе испанцам объявили первого соперника - обладателя Кубка 1936 года "Локомотив". Матч был назначен на 24 июня. 27-го предстояла игра с первым чемпионом Советского Союза - "Динамо". Ко времени прибытия басков обе команды вышли в полуфинал Кубка-37.

Предстоящей встречей с виртуозами Басконии жила Москва и дальние ее окрестности. На игру прибывали болельщики из Ленинграда, Горького, Энгельса, Калуги... Было подано около миллиона заявок. Конкурс колоссальный - десять человек на место. За играми в Москве, по уверению газетчиков, наблюдало по 90 тысяч человек.

На умиротворение жаждущих хлеба и зрелищ были мобилизованы сотни людей. Функционировали три десятка буфетов возле стадиона и под трибунами, куда завезли 80 тысяч бутылок воды и пива, две тонны апельсинов и т.д. и т.п. Триста лоточников разносили на трибунах мороженое, бутерброды и разные вкусности. Ход матча радиостанция Красного Коминтерна транслировала на всю страну. Доносили до слуха миллионов перипетии футбольного матча писатель Лев Кассиль и комментатор Вадим Синявский. Спецбригада студии "Союзкинохроника" производила съемки...

Не хлебом единым жив человек. Что же касается зрелища, эстетические потребности собравшихся удовлетворили одиннадцать баскских футболистов.

День игры, ясный, солнечный, гармонировал с приподнятым настроением москвичей и теплой, сердечной атмосферой, царившей на стадионе до и во время исключительно корректного матча.

УРОК ИСПАНСКОГО

Примерно четверть часа шла равная игра, что отразило и табло динамовского стадиона - 1:1. Освоившись, баски заиграли весело, лихо, раскрепощенно, в свое удовольствие, и по истечении получаса за спиной вратаря Валентина Гранаткина оказалось четыре мяча. Оставшийся час гости провели в щадящем режиме и к забитым четырем добавили только один мяч - 5:1.

После завершающего свистка Стрепихеева футболисты обеих команд поблагодарили судью за добротную работу и в обнимку под громовые рукоплескания присутствующих покинули поле. Победила дружба.

Москва заходилась в восторге: такую прекрасную команду ей видеть не приходилось. Правдисты О.Курчанинов и М.Немов писали: "Напору "Локомотива" испанские футболисты противопоставили блестящую технику, размеренность, тончайший узор игры... Каждый их удар математически рассчитан. Испанские футболисты обнаруживали поразительную ловкость, их удары отличались огромнейшей силой и уверенностью, их игра головой не раз вызывала всеобщее восхищение зрителей..."

"Комсомолку" помимо техники и всего прочего поразил "точный расчет, ни одного лишнего движения, экономная, энергичная, осмысленная игра".

"Красный спорт" писал в передовице: "Они играли прекрасно, поразив нас виртуозностью и такой степенью совершенства игры, когда она кажется до необычайности простой. Это - команда, у которой нашим футболистам есть чему поучиться".

Чтобы у советских граждан не возникло комплекса неполноценности, безымянный автор обязательной колонки заключил: "Нам приятно поучиться кое-чему в футболе у испанцев. Ибо испанцам, в свою очередь, предоставляется полная возможность кое-чему научиться у нас в других областях общественной жизни".

Если он намекал на преимущества социальной системы (чем же еще нам было гордиться, как не общественным строем), компенсация за отставание в системе тактической и других футбольных премудростях более чем достаточная.

В ЛАБОРАТОРИИ РОММА

Михаил Ромм препарировал игру басков с "Локомотивом" и результатами исследования поделился на предоставленной ему огромной газетной площади. Специалиста поразило не только разнообразие технических приемов, но прежде всего изящество и легкость, с какой эти приемы исполнялись. "Все игроки команды не прибегают ни к подправкам, ни к задержкам мяча. Мяч играется сразу из любого положения. Эта легкая обработка мяча создает - без беготни, без рывков, без траты сил - очень быстрый темп игры".

Удары. "Нападение не только не старается остановить мяч перед ударом по воротам, но всячески стремится использовать выгоды удара по мячу, находящемуся в движении, старается бить с лета или с полулета. Благодаря этому, почти без размаха и усилия достигаются быстрота и огромная сила удара".

Восхитили исследователя обводка, финты, разнообразие обманных движений, блистательная игра головой, отбор мяча.

"Просто и изящно отбирают баски мяч. Они не бьют по ногам и не "рвут с корнем". Они умело выбирают момент для атаки противника и отбирают мяч быстро и уверенно".

И, наконец, гости показали трюк, не виданный до тех пор на наших стадионах: "Из новых приемов надо отметить отбрасывание мяча пяткой".

ТАКТИКА

Ромм популярно объяснил любителям, а попутно и тренеру Вальяно, что его команда применяет систему "дубль-вэ". Центр полузащиты Мугуэрса играл на месте центрального защитника. Два других полузащитника и полусредние нападающие в зависимости от ситуации поддерживали атаку или оказывали помощь защите. Констатируя факт, Ромм не мог открыто выразить свое отношение к тактической системе, считавшейся в стране "буржуазной", да еще и с оборонительным уклоном. Его скрытые симпатии к "дубль-вэ" легко угадывались при разборе действий капитана басков Луиса Регейро: "Он представляет собой полусреднего, делающего игру команды, осуществляющего связь между защитой и нападением, отвлекающего на себя защиту, выкладывающего мяч своему крайнему и все же успевающего оказаться в конце комбинации впереди и забить мяч. Все это делается без суетливости и излишней беготни, точно, быстро и легко.

Регейро - это тот вездесущий, неисчерпаемо активный, тактически умный полусредний, без которого неосуществима система "дубль-вэ".

Разбирая игру басков по линиям, отметил нападающих. Защиту считал уязвимой, оценивать действия вратаря ввиду простоя в работе не стал.

А Валентина Гранаткина, несмотря на пять пропущенных мячей, обозреватели единогласно признали лучшим среди москвичей. Его хладнокровная, расчетливая игра и головокружительные броски уберегли "Локомотив" от более крупной катастрофы.

Главные козыри хозяев - волевой настрой, напор, агрессивность и натиск - в игре с классной командой оказались несостоятельными. "Из этого урока и некоторые другие наши команды должны сделать вывод: в футболе решает техника", - заключил Ромм.

Странно, что никто из обозревателей, даже Михаил Ромм, не отметили тактическую близорукость хозяев в противоборстве с "дубль-вэ": все пять мячей были забиты из самой уязвимой и плохо охраняемой у нас центральной зоны.

Ни словом не обмолвился о тактической безграмотности хозяев и капитан басков Луис Регейро, позволивший себе дать несколько дружеских советов коллегам по ремеслу. Отметив силу, быстроту и выносливость "Локомотива", он пожурил его за слабую игру головой, почти полное отсутствие игры флангами и упрямое стремление пробиться к воротам только по центру. Советовал учиться у англичан. "Учиться можно, наблюдая игру первоклассных команд и, главное, принимая участие в таких встречах. Нужно, чтобы наши друзья вышли на большую международную арену", - поучал капитан.

А вот это он зря. Советы подобного рода заключенным в клетку, если не в состоянии ее отворить, как минимум бестактны.

КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

Правоту Ромма, чей острый, проницательный взор каким-то непостижимым образом обнаружил дефекты в обороне басков в матче, где она большую часть времени оставалась без работы, подтвердили московские динамовцы. Значительную часть первого тайма нападение "Динамо" переигрывало защиту гостей, и только неизлечимая наша болезнь - слабая реализация моментов - вынудила ограничиться одним забитым мячом. Гости играли на контратаках и две из них на последних минутах тайма реализовали.

После перерыва - огромное преимущество басков. Отмечен 17-минутный период, когда они, как в хоккее, заперли динамовцев в своей зоне, но цифры на табло так и не изменили.

Несмотря на несоответствие результата характеру игры в отдельных таймах, в целом итог матча закономерен - таково мнение специалистов. Вальяно отпустил несколько весомых комплиментов в адрес динамовцев, признал их несомненное превосходство в классе над "Локомотивом", после чего, стараясь быть тактичным, заявил: "Зато "Локомотив" играет значительно корректнее". Это признали и обозреватели: "Играли очень корректно до тех пор, пока центрфорвард Василий Смирнов не начал фальшивить.

- Зачем вы это делаете, Смирнов? Грубо играть нетрудно. Играть же хорошо и негрубо - гораздо труднее.

Фальшивая скрипка может разладить оркестр. После Смирнова и Корчебоков с Лапшиным решили показать свое умение играть грубо", - возмущался К.Оганесов, информировавший время от времени читателей "Красного спорта" о положении дел в зарубежном (преимущественно английском) футболе. Это была первая ласточка.

ПРИКАЗАНО ВЫИГРАТЬ!

Судя по дальнейшим событиям, победа в международном матче значила для правителей больше, нежели дружеские чувства к борцам за испанскую республику. Я бы не осмелился произносить ко многому обязывающие, требующие серьезных обоснований слова, если бы не обнаружил в РГАСПИ (фонд В.М. Молотова) поразительные по откровенности и цинизму документы, которые пролили свет на закулисную историю матча басков в Ленинграде - третьего в турне.

Утаить шило в мешке не удалось. Спустя полтора месяца после сыгранного матча высшее физкультурное руководство потребовало объяснений. Участник заговора и невольный свидетель, сопровождавший сборную Басконии в поездке по стране, отправили докладные записки на имя и.о. председателя комитета физкультуры Кноповой. Она в тот же день переадресовала их председателю СНК СССР Вячеславу Михайловичу Молотову. Привожу документы в полном объеме. Сохранив индивидуальные особенности стиля авторов, привел в соответствие с существующими ныне канонами пунктуацию.

"Совнарком Союза СССР
Секретно
тов. Молотову

Направляю Вам для ознакомления заявление председателя Ленинградского комитета по делам физкультуры и спорта при Ленинградском облисполкоме тов. Тумченок.

16/VIII-37
И.о. председателя Всесоюзного
комитета по делам физкультуры
и спорта при СНК СССР
(Е.Кнопова)
Сов. секретно

Во Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта при СНК СССР от пред. городского комитета по делам физкультуры и спорта при Ленсовете

Заявление

Меня т. Кнопова обвиняет в том, что я дал распоряжение футболистам команды Ленинград "Динамо" во время игры с басками в Ленинграде выбить физически двух игроков через увечье. Даю объяснение по этому поводу.

Меня вызвал секретарь Ленгоркома ВЛКСМ т. Уткин и от имени т. Косарева (который звонил по телефону) в присутствии секретаря ЦК ВЛКСМ т. Вершкова мне предложил: "Надо обязательно выиграть, а для этого нужно напоить команду до игры и обеспечить женщин для них и выбить двух игроков (Регейро и Горостица)".

От выпивки испанцы отказались. Хотя попытка напоить их была. Выбить игроков путем увечья или как бы то ни было я указаний команде не дал, т.к. считал, что ленинградская команда и без этих мер может выиграть, если будет хорошо играть, в том числе и без попойки. Я считал, что вывод физически через увечье капитана команды и основного игрока политически неправильное действие и могло озлобить испанскую делегацию, и я как грамотный член партии не мог пойти на это, несмотря на большое желание победить! Все, кто видел игру ленинградцев, могут сказать, что грубости со стороны ленинградцев не было, несмотря на нажим и категорические звонки из Москвы (Косарев, Харченко), требующих соответствующего инструктажа судьи и вывода двух игроков.

О том, что это не было моей инициативой и что я к этому непричастен, может подтвердить член ВКП(б), пред. Областного комитета по делам физкультуры и спорта при Облисполкоме т. Швецов, представитель Всесоюзного комитета при испанской команде Полляк и, если у т.т. Уткина и Вершкова есть партийная совесть, они целиком подтвердят изложенные мною факты.

16/VIII-37.
Пред. Ленинградского комитета
по делам физкультуры и спорта
Тумченок

В Совнарком Союза СССР
Сов. Секретно
тов. Молотову

В дополнение к посланному Вам сегодня заявлению председателя Ленинградского комитета по делам физкультуры и спорта т. Тумченка направляю объяснение по этому же инциденту и.о. начальника Иностранного отдела Комитета т. Полляка, прикрепленного к испанской делегации на период пребывания последней в СССР.

И.о. председателя Всесоюзного комитета
по делами физкультуры и спорта
при СНК СССР
Е.Кнопова
Сов. секретно

Тов. Кнопова!

По Вашему требованию даю следующее объяснение в связи с инцидентом, имевшим место в Ленинграде.

В день приезда в Ленинград баскской футбольной команды ко мне, как к представителю Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта, подошли председатель комитета по делам физкультуры и спорта Ленинграда Тумченок, секретарь Горкома комсомола Ленинграда Уткин и, отведя меня в сторону, заявили мне, что они получили указание из Москвы от Харченко и Косарева относительно устройства перед матчем, который должен был происходить на следующий день, банкета с приглашением женщин. Целевая установка этого банкета была напоить испанцев "до риз". "Вы должны нам помочь во всем этом", - заявил т. Тумченок, и когда я выразил свое недоумение по поводу столь, по моему мнению, политически неправильной и вредной установки, мне было предложено - если я не верю ленинградским руководителям, позвонить в Москву Харченко, он подтвердит мне это.

Я тут же срочно связался по телефону с Москвой, с Комитетом. Харченко там не оказалось, и секретарь его, соединившись с ним по вертушке (он находился в это время у Косарева), передала мне с его слов следующую директиву, подтверждавшую то, что мне было сказано ленинградскими руководителями: "Разрешить ленинградцам устраивать банкеты сколько им угодно и все вплоть до женщин. Сделать все для того, чтобы ленинградцы выиграли".

Я был крайне возмущен этой директивой и, несмотря на телефонный разговор, заявил Тумченку, что считаю неправильным организацию банкета за день до матча и вообще всю эту политику. Однако вечером банкет все же состоялся. Предварительно испанцам была организована "прогулка" по наиболее скверному шоссе города Ленинграда в скверном автобусе для того, чтобы растрясти и утомить игроков до матча. Прогулка была настолько утомительной, что испанцы неоднократно, совместно со мной, призывали к окончанию ее.

Вечером состоялся банкет, на котором, очевидно, уже прошедшие определенную школу инструктажа чиновники Комитета по делам физкультуры и некоторые ленинградские физкультурники пытались напоить баскских футболистов. Все это было сделано настолько грубо и настолько бросалось в глаза (наливался коньяк в кофе, в воду и т.п.), что руководители баскской делегации несколько раз обращались ко мне, с возмущением заявляя о том, что они не допустят того, чтобы подпаивать игроков их команды перед матчем. Я в свою очередь неоднократно призывал Тумченка закончить эти безобразия, однако подпаивание продолжалось, и ленинградские физкультурники, и присутствовавшие также на банкете специально приглашенные женщины поднимали все время бокалы, провозглашая тосты то за одного, то за другого из футболистов, но последние после первых же тостов перестали пить, т.к. поняли, в чем была причина этого.

Видя, что испанцы не пьют, ко мне подошел какой-то субъект и заявил мне, что я должен заставить Регейро (капитана команды басков) ответить на тосты, которые провозглашаются бесчисленное количество раз в его честь. На мой ответ относительно того, что я не буду никого призывать пить, потому что я лично считаю, что эта линия неверная, мне было заявлено этим типом - сотрудником "Динамо" и НКВД, что он меня арестует, и кроме этого он меня выругал площадной бранью.

Возмущенный всем этим, я заявил Тумченку, что ухожу с банкета и телеграфирую Харченко, что отказываюсь от работы с баскской делегацией, потому что считаю, что моя совесть советского гражданина и комсомольца не позволяет мне дальше поддерживать и являться проводником абсолютно, по-моему, неверной тактики и политической установки по отношению к дружественным нам представителям героической Басконии, прибывшим к нам с фронта боев, где защищается дело всего прогрессивного человечества. После этого моего заявления Тумченок все же решился закончить банкет.

На следующий день, т.е. в день матча, я узнал, что всю ночь женщины по директивам Ленинградского комитета физкультуры и, очевидно, т. Уткина звонили в комнаты басков, мешая им спать и приглашая поехать с ними на маскарад, проходивший в эту ночь, однако баски не поддались на эту провокацию. Кроме этого, в тот же день мне стало известно, что была дана директива выбить во время игры из строя 2 основных игроков команды (Люис Регейро и Горостицу), команда Ленинграда была соответствующим образом проинструктирована.

Матч был проведен и благодаря безобразному судейству вызвал возмущение баскской команды. Баски после матча мне совершенно откровенно заявили, что они уже на первых минутах игры убедились, что с таким судьей им матча выиграть нельзя было.

На следующий день после матча меня вызвал в свою комнату в гостинице "Астория" находившийся в Ленинграде секретарь ЦК ВЛКСМ т. Вершков и в присутствии т. Уткина заявил мне, что он считает, что я не выполняю данное мне Харченко и т. Косаревым директивы, что он не понимает, как я, комсомолец, не подчиняюсь комсомольской дисциплине, что я провожу баскскую политику и что меня, очевидно, в связи с тем, что я не подчиняюсь данным мне директивам, придется снять с работы с баскской делегацией и исключить из ВЛКСМ.

Изложив Вам все вышеуказанное, я считаю, что моя линия поведения по отношению к баскской команде являлась все же правильной и, несмотря на заявление т. Вершкова о том, что меня необходимо будет снять, что я чужак, мне кажется, что своими действиями я все же пытался смягчить эту безобразную, по моему мнению, установку, которая могла послужить раздору между нашими друзьями-басками и нами, что могло бы иметь чрезвычайно скверные последствия.

ВРИД. нач. иностранного отд.
Всесоюзного комитета по делам
физкультуры и спорта при СНК СССР
Полляк
16/VIII-37 г."

Исполнить заказ в полном объеме не удалось. Получилась ничья: ленинградцы вели после первого тайма 2:0, во втором - гости отыгрались.

КТО ВИНОВАТ?

Организаторами этой постыдной истории явились генсек ЦК ВЛКСМ Александр Косарев и председатель Комитета физкультуры Иван Харченко (к моменту раскрытия дела он был уволен). Действовали они по собственной инициативе или выполняли волю старших партийных товарищей?

Имея какое-то представление о нравах, царивших в высших партийных сферах, не решусь утверждать, что Косарев и Харченко рискнули бы ввязаться в сомнительное (учитывая политическую подоплеку) предприятие с непредсказуемыми последствиями по доброй воле. Скорее всего их подставили. Тайны кремлевского двора раскрыть непросто.

Непросто разобраться и в том, насколько добросовестно выполнили домашнее задание ленинградские футболисты и их земляк - арбитр Николай Усов. Свидетельств немного. За неимением большего, попробуем расшифровать лаконичную информацию трех спортивных изданий.

ГПО, Киев: "Игра была грубой, нечетко судил Усов".

"Красный спорт", Москва: "Не было недостатка в резкостях, подчас излишних в товарищеской игре. К сожалению, не без ошибок судил Усов".

"Спартак". Это ленинградское издание высказалось о характере матча и арбитраже более распространенно и конкретно: "Нужно сказать прямо - судейство тов. Усова было далеко не на высоте и в значительной степени испортило впечатление от прекрасного матча...

Наблюдая игру, можно было убедиться, что испанские футболисты играют корректно, допуская грубость очень редко. И здесь статистика показывает, что Усов подчас злоупотребляет свистком. 20 раз он свистел на басков. На ленинградцев же только 8".

Нарушение нарушению рознь. Здесь важно другое - пропускал ли арбитр грубость хозяев в своей штрафной? Неизвестно. Ясно одно - количество наказаний было обратно пропорционально числу нарушений. Ошибаться так часто, причем в одну сторону, судья принципиальный, авторитетный, квалифицированный, уважаемый (каковым, несомненно, был Усов) не мог. Если он и в самом деле подсуживал своим, то, надо полагать, не по собственной инициативе: противостоять воле наделенных высокой властью людей в те годы было небезопасно.

Не уверен в преднамеренной жестокости ленинградских футболистов. Играли там не ангелы, как, впрочем, и во многих других советских командах. Во всяком случае, спецзадание провалили - Луис Регейро играл и в последующих трех матчах, а Гороситиса не пропустил ни одной из шести оставшихся игр. Следовательно, Ленинград они покинули в полном здравии.

Как бы то ни было, обошлись у нас с защитниками республики (которой советская власть оказывала не только моральную поддержку) скверно.

Ленинградская история имела продолжение.

ЛОКОМОТИВ Москва - БАСКОНИЯ - 1:5 (1:4)

Голы: Л.Регейро, 3 (0:1). Андриасов, 17 (1:1). Лангара, 19 (1:2). Лангара, 20 (1:3). Л.Регейро, 29 (1:4). Л.Регейро, 70 (1:5).

"Локомотив": Гранаткин, Андреев, Гвоздков, Н.Ильин, Жуков, Стрелков, Сердюков, А.Соколов, Андриасов, Лавров, Теренков (Новиков, 36).

Баскония: Бласко, Аресу, Аэдо, Силаурен, Мугуэрса, Эчебаррия, Горостиса, Л.Регейро, Лангара, Ларринага (Субиета, 44), Алонсо.

Судья: В.Стрепихеев (Москва).

24 июня. Москва. Стадион "Динамо". 90 000 зрителей.

ДИНАМО Москва - БАСКОНИЯ - 1:2 (1:2)

Голы: С.Ильин, 24 (1:0). Лангара, 41 (1:1). Горостиса, 44 (1:2).

"Динамо": Боженко ("Динамо", Ростов-на-Дону), Тетерин, Корчебоков, Лапшин, Чернышев, Качалин, Семичастный, Якушин, Смирнов, Елисеев, С.Ильин.

Баскония: Бласко, Аресу, Аэдо, Силаурен, Мугуэрса, Эчебаррия, Горостиса, Л.Регейро, Лангара, П.Регейро, Алонсо (Субиета, 46).

Судья: Н.Корнеев (Москва).

27 июня. Москва. Стадион "Динамо". 90 000 зрителей.

ЛЕНИНГРАД - БАСКОНИЯ - 2:2 (2:0)

Голы: Сазонов, 21 (1:0). Кряжков, 43 (2:0). П.Регейро, 61 (2:1). Лангара, 75 (2:2).

Нереализованный пенальти: А.Федоров, 37 (штанга).

Ленинград: Евранов (ГОЛИФК), Денисов, Киселев(оба - "Динамо"), Зябликов, Ивин (оба - "Сталинец"), В.Федоров, Сазонов, П.Дементьев, Кряжков (все - "Динамо". Е.Шелагин, 67 ("Спартак"), А.Федоров, Быков (оба - "Динамо").

Баскония: Бласко, Аресу, Аэдо, Силаурен, Мугуэрса, Эчебаррия, Л.Регейро, Горостиса, Лангара, П.Регейро, Субиета.

Судья: Н.Усов (Ленинград).

30 июня. Ленинград. Стадион им. Ленина. 27 000 зрителей.

Добавлю: вновь предложенные вам на десерт "компоты", как мы называем приведенную "технику", в связи с недостатком в стране доброкачественных продуктов (скудных, а то и противоречивых сведений в периодических изданиях), возможно, не первой свежести. Готовил, тщательно отбирая ингредиенты, из того, что было. Если они не идентичны реальности - незначительно. В любом случае есть можно, здоровью не повредят.

Код для блога
Предпросмотр
 
 



Loading...