Выбрать дату:

15.10.2001
Поделиться на odnoklassniki.ru

СЕКРЕТНЫЙ АРХИВ Акселя ВАРТАНЯНА

ВОСТОЧНЫЙ РОМАН

Длительное пребывание в красной спортинтерновской компании не способствовало росту советского футбола. Найти мастеровитого партнера было непросто: Запад в силу ряда обстоятельств на контакты не шел. Турция стала компромиссным вариантом. С национальной сборной этой страны более десяти довоенных лет встречались лучшие футбольные команды Советского Союза.

Продолжение. Начало - в "СЭ" от 1 октября

ТУРКИ ПРИЕХАЛИ!

Ошеломляющая весть о приезде турок взбудоражила в ноябре 1924 года всю Москву. Не исключаю, что познания отдельных наших граждан о неведомой стране и ее обитателях соответствовали уровню странницы Феклуши, просвещавшей жителей приволжского городка: "Говорят, такие страны есть, где и царей-то нет православных, а салтаны землей правят. В одной земле сидит на троне салтан Махнут турецкий..."

Ко времени визита турецких футболистов "салтанов" в их стране извели: на "троне" сидел Мустафа Кемаль Ататюрк - первый президент республики. С ним мы жили душа в душу, не разлей вода. Взаимные визиты футболистов (если отвлечься от происходящего на футбольном поле) обставлялись помпезно, содержание сахара в елейных речах на уличных митингах и многочисленных приемах в честь и по поводу превышало разумные нормы. Но и самые что ни на есть сведущие в географии и подкованные политически, включая специалистов и журналистов, понятия не имели о силе и возможностях подданных Ататюрка. Утверждали, что на Олимпиаде в Париже они проиграли только одну игру - чехословакам. Алексей Троицкий, известный в 20-е годы футболист, в интервью одесским "Вечерним новостям" сказал: "Турецкая команда считается одной из сильных в мировом масштабе. Так, в Париже она проиграла с незначительным счетом чехословакам, занявшим второе место на всемирной Олимпиаде". Верно здесь только то, что турки проиграли на олимпийском турнире 1924 года один матч (ровно столько, сколько сыграли) Чехословакии. Все остальное с истиной разминулось: "незначительный" проигрыш выражался счетом 2:5; чехословацкая команда выбыла в 24-м из олимпийского турнира на дальних подступах к пьедесталу, в 1/8 финала; что касается силы турок в планетарном масштабе - это не предмет для серьезного разговора. Если шутка - невысокого качества, красная цена ей - ломаный грош, да и то в бойкий первоапрельский базарный день.

Наверное, имеет смысл представить

ЦИФРОВОЙ ПОРТРЕТ

первого соперника советской сборной первого созыва.

Турецкая федерация футбола влилась в международную в 23-м и в том же году, 26 октября, за три дня до провозглашения в стране республики, национальная команда дебютировала в матче с румынами - 2:2. В 24-м, до приезда в СССР, она сыграла с чехами (2:5), поляками (0:2), финнами (4:2), эстонцами (4:1) и латышами (3:1). Это был самый удачный сезон в довоенный период их деятельности. С 25-го и до середины 30-х годов (в период интенсивных контактов с советскими футболистами) сборная Турции сыграла 19 матчей: +4=2-13, 29-56. Круг общения довольно узкий, в основном соседи - румыны, болгары, югославы. Высшее достижение - победа над югославами - 2:0. Говорят, и палка раз в год стреляет. Турецкая стреляла примерно раз в три года. Осечек было много больше: проигрывали часто и крупно, например, болгарам (1:5), полякам (1:6), египтянам (1:7)...

До France Football европейские сборные выстраивал по ранжиру цюрихский Sport. Туркам в довоенные годы отводил он место в последней пятерке.

НЕПЕРЕДАВАЕМЫЕ ОЩУЩЕНИЯ

Турки прибыли в СССР в ослабленном составе, без шести ведущих игроков, но бились отчаянно. В первых двух раундах - обмен ударами: 8 ноября гости обыграли вторую команду Москвы (3:1), а на следующий день уступили первой (0:2). Неудачу объяснили усталостью, холодной погодой и кознями судьи, обещав в главной игре - со сборной СССР - показать товар лицом.

Впечатлений у турок, попавших в неведомую "экзотическую" страну, хватало. А тут еще и природа постаралась добавить непередаваемых ощущений. Ее, как и футбольных любителей, бросало то в жар, то в холод. Центральный матч и предматчевую обстановку живописал 23 ноября 1924 года "Красный спорт": "Не верилось, что 16 ноября игра состоится. Всю неделю падал снег; оттепели сменялись морозом, поля покрывались льдом.

Но природа дала возможность произойти этой интереснейшей встрече сезона.

С утра на поле Воровского тянутся переполненные трамваи, авто, извозчики и пешеходы. К 12 часам вся Калужская движется в одном направлении - к полю Воровского.

Присутствует свыше пятнадцати тысяч зрителей - цифра рекордная для Москвы и всего СССР.

Вся площадка усеяна фотографами, кинооператорами и корреспондентами всяких газет, доселе к физкультуре не приобщенных. Все просьбы, обращенные к ним об уходе с поля, не помогают.

Один ретивый кинооператор забрался со своим аппаратом на самые ворота и часто подвергался опасности быть сбитым ударом мяча.

Под громкие рукоплескания выбегают обе команды в своих национальных цветах: Турция - белая фуфайка с красной широкой полосой на высоте груди, с красным полумесяцем и звездой, СССР - в красных фуфайках Союза Советских Республик. Сборная СССР выступает в первый раз для защиты флага СССР на футбольном поле. Судил игру турецкий судья, выбегающий на поле в фуфайке и трусиках, чего до сих пор у нас не практиковалось".

В составе советской команды пять москвичей, четыре ленинградца и два харьковчанина. Москвичи ворота защищали, благо интерес к ним проявлен был незначительный, иногородцы - забивали. В первом тайме два мяча забил капитан - Михаил Бутусов из Ленинграда, во втором еще один добавил харьковчанин Александр Шпаковский. В пассиве гостей - три гола и четыре... обмороженных футболиста. Источник информации - все тот же Алексей Троицкий. Он сопровождал гостей из Москвы в Одессу.

ГОСТЕПРИИМНАЯ ОДЕССА

Здесь они перед возвращением на родину провели внеплановый матч со сборной города. Перед игрой Троицкий рассказывал корреспонденту о московской встрече: "На матче присутствовало до 25 тысяч рабочих. Из близлежащих пригородов пришлось пустить специальные поезда... Несмотря на снег и ветер, зрители терпеливо ожидали конца матча. Четыре турецких игрока с непривычки к холодной погоде отморозили руки и ноги..."

Явное преувеличение количества зрителей и их классового состава вынуждает усомниться и в масштабах потерь турецкой команды.

К снегу и морозам за время пребывания в столице гости успели привыкнуть, и природа из лучших побуждений в канун матча обильно посыпала снежком и одесское поле: чтобы не создавать проблем с повторной акклиматизацией.

Крупный проигрыш турецкой сборной в Москве, развеявший ореол таинственности, и морозная погода охладили пыл одесситов. На стадион не торопились ни зрители, ни футболисты. "Первые минуты игры наша команда играет не в полном составе и только позже на поле выбегают остальные игроки", - писали "Городские известия".

По существующему у некоторых народов обычаю, гостю дарят любую понравившуюся в доме хозяина вещь. Одесситы подарили туркам самое дорогое, самое ценное из того, что у них было на поле, - ворота, к которым те время от времени проявляли живой интерес. При назначении в сторону хозяев пенальти вратарь покинул свой пост, позволив турку пробить в незащищенное пространство. Этот гол оказался единственным в матче.

Есть игры, о которых интереснее читать, нежели смотреть. Одесскую вполне можно отнести к этой категории. Предлагаю небольшой отчет о матче. Интересен он хотя бы тем, что написан одесситом.

"СБОРНАЯ ОДЕССЫ - ТУРЦИЯ

У гостей - спаянность, разработанная система толчков, круговая коллективная игра. Куда ни поскачет мяч - его встречает синяя рубашка (форма турецкой команды). Характерно: за все время матча турецкие игроки почти не бьют "свечек" - мяча в небо.

Общий темп несколько замедленный. Не было с той и другой стороны здорового увлечения. Правда, установившаяся погода одинаково остудила и горячку игроков, и азартные стоны болельщиков. Мяч все время зарывается в снег, игроки скользят и падают. Это, пожалуй, единственный матч, когда больше добродушно посмеивались, а не лезли друг на друга, распарившись от азарта, с разгоряченными выкриками и пари.

Голкипер у турок - сверло. Сорвавшись, спешит игрок нашей сборной. У ворот - никого. Бей в чистую - гол. За два-три шага от ворот - игроку в ноги мечется вратарь. В сетку, действительно, что-то тяжело плюхается - но не мяч, а перекувыркнувшийся игрок. Немало брал опасных мячей турецкий вратарь. Хорошо брал мячи голкипер сборной Типикин. В целом наша сборная играла стройно, правда, без особой дисциплинированности. У турок нападение, кроме виртуозного левого инсайта, в общем достаточно слабое. Защита турок, особенно беки, великолепна.

Счет матча 1:0 в пользу турецкой команды. Об этом единственном мяче с пенальти, свободно пропущенном вратарем, должна иметь особое суждение футбольная лига.

Марусь".
("Вечерние новости",
22 ноября 1924 года.)

Пару слов о пенальти. Назначил его турецкий арбитр Хамди Эмин. Судейское решение хозяева приняли в штыки. Препирательства ни к чему не привели, и по распоряжению капитана голкипер Типикин демонстративно покинул ворота.

Ни "Вечерние новости", ни "Известия", не комментируя решение Эмина, осудили поведение своих футболистов и потребовали обсуждения инцидента в высшей городской футбольной инстанции. Пример, достойный подражания.

После матча руководитель турецкой делегации Юсуф-Зия поблагодарил за гостеприимство, лестно отозвался о советских футболистах и пригрозил реваншем: "Сборная СССР приедет на матчи в Константинополь, и можно с уверенностью сказать, что результат не будет благоприятен для русской команды".

ПОСЛЕ ЗИМНЕЙ СПЯЧКИ

Такого итога в Турции не ожидали. Крупный проигрыш в Москве больно ранил самолюбие, и уже в декабре, вскоре после возвращения сборной, в ВСФК поступило приглашение - советскую команду ждали в апреле следующего года. Сроки нас не устраивали: в это время футболисты только-только протирали глаза, лениво потягиваясь после долгой зимней спячки. В ходе интенсивной переписки нашим деятелям удалось выторговать целый месяц. Визит перенесли на середину мая.

Турция жила предвкушением полноценного реванша. В январе под ружье были призваны лучшие силы и переданы в распоряжение английского специалиста. Стрелявшая в среднем раз в три года турецкая палка неожиданно пальнула дважды подряд, сразив болгар и румын с одинаковым счетом - 2:1. К маю команда набрала оптимальную форму. Полусонные советские футболисты разминались в пути - на трассе Москва - Харьков - Одесса. В первых двух пунктах сыграли по одному контрольному матчу, еще три добавили в Одессе, где задержались на 12 дней.

Информации о турецких футболистах - никакой. Разведданные из Турции ввиду абсолютной некомпетентности "резидента" ситуацию не прояснили. В отправленном 5 апреля из Анкары письме на имя заведующего Политотделом по Ближнему Востоку С.Пастухова секретарь полпредства СССР в Турции Величко сообщил: "Из личных переговоров моих с Комиссаром Просвещения, его заместителем и членами Президиума турецкого Союза стало известно, что наших футболистов просят прибыть в Константинополь числа 10-11 мая... хотят их предварительно почествовать. Помещение им будет приготовлено в Константинополе и здесь, в правительственных гимназиях. Комиссар Просвещения сказал мне, что правительство приложит меры, чтобы прием отвечал дружественным отношениям между Турцией и СССР.

Считаю своим долгом сообщить Вам, что турки к состязаниям готовятся очень серьезно. Национальная команда Турции, с которой нашим футболистам придется встретиться в Ангоре (Анкаре. - Прим. А.В.), на завершительном матче много сильнее той сборной команды, которая была наспех составлена для поездки в Москву... Я этого дела не понимаю, но меня предупредили, что у этой команды какой-то исключительный форвард.

С товарищеским приветом".
(ГАРФ. Фонд 7576, опись 2, дело 22.)

Сообщение о предстоящих фуршетах (их и в самом деле было вдоволь) грело душу, но знаний о сопернике не прибавило.

К приему наши поспели вовремя и через пару дней, 13 мая, сыграли со сборной, составленной из футболистов Анкары и Смирны (Измира). Турки принесли ее в жертву с одной целью: увидеть советскую команду в деле перед встречей с их сборной, назначенной на 15 мая. Сокрушительный проигрыш (1:6) победного настроя не убавил. "Надеемся, что если не будет каких-либо чрезвычайных обстоятельств, наша национальная команда своей высококлассной игрой победит русских", - под этими строками корреспондента газеты "Икдиш" готова была подписаться вся страна.

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ РЕВАНШ

Единственную трибуну столичного стадиона заполнили пять тысяч зрителей - каждый шестой житель города. Среди присутствовавших - председатель и депутаты турецкого парламента, министры... Президент республики Ататюрк наблюдал за игрой из расположенного вблизи здания. Матч проходил при сильном ветре на лучшей в стране глинистой бугристой площадке.

Если честно, туркам не повезло: забив в самом начале, они всю игру вели с преимуществом, могли забить еще и перед концовкой стояли на выигрыш, но два зевка в эндшпиле при материальном перевесе перечеркнули все их потуги: на 82-й минуте Федор Селин отнял у них победу, а еще через три минуты Михаил Бутусов - и ничью: 1:2.

Турция в трауре. В Москве не скрывали чувства глубочайшего удовлетворения. "Турецкая команда занимает одно из хороших мировых мест, - продолжал настаивать "Красный спорт". - Стало быть, выиграть у нее далеко не легко, к тому же и результат говорит сам за себя. Этой победой мы вправе гордиться".

Едва ноги унесли наши и в Константинополе в матче со сборной города. В течение полутора часов, проведенных на стадионе "Таксим", у советских футболистов не раз сжималось сердце от ностальгических воспоминаний о шикарном глинистом покрытии стадиона в Анкаре. По словам очевидца, помещался "Таксим" "во дворе полуразрушенного здания бывшего кавалерийского училища и представлял собой настоящий военный плац с необычайно твердым грунтом и многочисленными камнями, выступающими наружу". Тот случай, когда преимущество своего поля может оказаться решающим. К тому дело и шло. Ликование трибун всего за минуту до конца прекратил Михаил Бутусов - 2:2.

Дважды упустив победу в самом конце, хозяева настояли на повторной встрече - на том же поле с тем же соперником, надеясь наконец дожать русских. Не вышло. До 83-й минуты преимущество советской сборной было незначительным. Но в оставшееся время счет возрос словно на дрожжах - 3:0.

Надо сказать, обстановка вне пределов стадиона - на улицах и особенно в банкетных залах - резко контрастировала с царящей на поле. Не только в 25-м, на протяжении всей серии довоенных встреч турки, особенно дома, в средствах особо себя не стесняли. И наши не ангелы, но соперник в этом компоненте был значительно сильнее. В первом матче в Анкаре сломали руку Петру Артемьеву, в последнем - уже в середине первого тайма после жестокого удара в живот отправили в госпиталь вратаря Николая Соколова, где он, получив внутреннее кровоизлияние, промаялся несколько дней. Счет ушибам и ссадинам разной степени тяжести никто не вел.

В СССР победу восприняли с огромным энтузиазмом. "Наконец, они приехали... Приехали, может быть, немного усталые после долгого и, безусловно, утомительного путешествия, но зато бодрые и довольные от сознания важности совершенной поездки как в ее общеполитическом, так и чисто спортивном значении...

Безвозвратно прошли те времена, когда Советскую страну, очевидно, по блаженной памяти душившего всякое культурное строительство царизма, считали нулем в области спорта... И прошлогодний прием турецкой национальной команды в Москве, и реванш нынешней весны только лишний раз подтверждают наличие больших технических достижений в нашей физкультурной работе", - захлебывался от восторга "Красный спорт".

Несмотря на искреннее желание сторон продолжить контакты, в советско-турецких футбольных связях наступил шестилетний

АНТРАКТ

Причина житейская. И турки, и наши к моменту знакомства были связаны семейными узами. Турция в 23-м вступила в союз с ФИФА, мы с 21-го состояли в браке с Красным Спортивным Интернационалом. Если Спортинтерн смотрел сквозь пальцы на шалости своей русской секции (погуляв, она всегда возвращалась в свою интернациональную рабочую семью), ФИФА компромиссов не терпела и за связь с "неверными" грозила предать анафеме. Турок такая перспектива не устраивала, и чтобы продолжить общение с Советами, они взяли на себя роль посредника между ФИФА и высшей советской спорторганизацией. Тому свидетельство письмо Юсуфа Зия.

"Константинополь.
27 января 1925г.

Василию Трофимовичу Тараскину.
Москва.
Дорогой товарищ!

Обращаюсь к Вам по очень важному делу, которое может иметь большое влияние на наши будущие отношения. В ответ на обращение ко мне г-на Гиршмана, генерального секретаря Международной Федерации Футбольных Ассоциаций, я написал ему письмо, копию которого при сем прилагаю.

Он просил меня сообщить ему Ваш адрес, и я надеюсь, что Вам нетрудно будет с ним договориться о вступлении сильной русской федерации в МФФА (ФИФА. - Прим. А.В.).

Я буду внимательно следить за ходом этого дела, а пока прошу Вас принять, а также передать всем русским товарищам-футболистам лучшие пожелания от имени турецких товарищей.

Турецкая футбольная федерация.
Юсуф Зия".
(ГАРФ. Фонд 7576, опись 2, дело 22.)

В этой затее были заинтересованы турки, чтобы узаконить встречи с советскими командами. Наши выходить из Спортинтерна не собирались. Пока сохранялась неопределенность, намеченное рандеву в Турции состоялось, о чем мы только что рассказали. ФИФА рассерчала не на шутку. Вопрос перед турецкой федерацией был поставлен ребром: или - или. Пришлось подчиниться.

КОНСПИРАЦИЯ

Истинные чувства проверяются временем. Шесть лет разлуки добавили хворосту (????) в тянущиеся друг к другу пылающие сердца. Наконец, в мае 31-го турки, изменив внешность, с фальшивым паспортом (под флагом сборной университетов) пробрались в наши покои. Это было рискованное предприятие. Университетов в то время в Турции - раз, два и обчелся, и проверить истинную тягу футболистов сборной к высшему образованию не составляло труда. Потому уже со следующего года, чтобы не дразнить фифовских гусей, вывеску сменили - "Сборная народных домов Турции". С таким же успехом ее можно было назвать сборной улиц, переулков или дворов - по месту обитания футболистов. Не придерешься. ФИФА и не придралась. Роман продолжался.

В мае 31-го Москва стояла на ушах. Охочих до зрелищ москвичей во время разлуки с полюбившимися партнерами потчевали скудными блюдами из рабочих спортинтерновских столовок. Года за два до второго пришествия турок состоялось леденящее душу зрелище - коррида, во время которой российская сборная пускала кровь французских пролетариев (ФСЖТ) - 20:0. Тореадор Василий Павлов, пренебрегая главной заповедью Спортинтерна ("Не забий!"), вонзил в тощего парижского бычка 13 (!) бандерилий.

Турки на этом невзрачном интернациональном фоне выглядели Гулливерами. Спрос на билеты (на встречу СССР - Турция) во много раз превышал предложение. Небольшую часть билетов, пущенную в открытую продажу, смели в считанные минуты. Остальные распространили через парткомы и профкомы учреждений, организаций, фабрик и заводов. Как оказалось, напрасно.

Газета "Физическая культура" писала: "Приходится отметить, что в связи с матчами отмечались случаи прогулов в целом ряде московских заводов и фабрик".

Моральное удовлетворение от спортивного результата (наши выиграли - 3:2) ни в коей мере не могло компенсировать материального ущерба, нанесенного прогульщиками советской экономике в самый разгар борьбы за перевыполнение первой в стране пятилетки.

Это была вторая игра турецких "студентов" в Москве. Первая состоялась тремя днями ранее со сборной столицы и могла стать единственной в связи с разразившимся в перерыве между таймами скандалом.

ТРЕТИЙ ТАЙМ

Матч, как и большинство других, выдался тяжелейший. В первом тайме москвичи дважды отыгрывались: на 29-й и... 49-й минутах. Советский арбитр Александр Щелчков терпеливо дожидался, когда земляки сравняют счет. Как только это случилось, он отправил команды отдыхать. Турки рвали и метали, требуя отмены забитого в сверхлимитное время гола - добавленное время тогда не практиковали. Перерыв вместо положенных 15 минут длился 40. Гости отказывались продолжать встречу и грозились прервать поездку. Кое-как их уговорили выйти на поле, твердо пообещав уладить конфликт.

Щелчков долг им вернул: в самом конце при счете 4:2 в пользу москвичей подарил пенальти. Зрители расходились удовлетворенные, а ежедневные газеты ранним утром радостно сообщили о победе советских футболистов - 4:3. Не знали еще корреспонденты, что встреча продолжается: третий тайм проходил за закрытыми дверями. О его итогах футбольные любители узнали по прошествии суток.

"ПОСТАНОВЛЕНИЕ
судейской коллегии
Московского областного
Совета физической культуры
о матче Турция - Москва.

Учитывая, что секундомер, коим пользовался судья тов. Щелчков, показал неправильное время, игра в первом тайме матча Турция - Москва была просрочена на 4 мин., что подтвердилось при сверке часов всех судей, исходя из чего судейская коллегия постановляет: не засчитывать второй гол, забитый в ворота Турции в первом хав-тайме в просроченное время.

Общий результат матча считать 3:3.

Президиум судейской коллегии Московского областного Совета физической культуры.

Публикуемое выше постановление судейской коллегии МОСФК утверждено ВСФК.

Отв. секретарь ВСФК при ЦИК
Лев".

Подозреваю, что соавторами этого документа стали ответственные партийные товарищи, не желавшие из-за какого-то паршивого гола омрачать дружеские чувства двух стран.

Похожая история случилась и в 35-м при судействе... Ей-богу, не думал касаться опостылевшей темы, но куда от нее денешься.

"И СУДЯТ ОНИ ВСЕ НЕПРАВИЛЬНО"

Снова всплыла Феклуша. Это ее слова. Не мог предположить, что скромной ее особе уделю больше внимания, чем сам автор. Критики, верно уловив причину мимолетного появления на сцене странницы, не сумели оценить ее провидческого дара, пророческих слов: "И все судьи в ихних странах все неправедные, и судят они все неправильно".

Сказано это было до появления на свет футбола!

Недовольство судьями проявлялось постоянно, на всем протяжении советско-турецкого сериала. В 24-м известный ленинградский арбитр Георгий Фепонов так охарактеризовал уровень турецкого коллеги Хамди Эмина: "...подобному судье ни одна из русских коллегий не поручила бы ни одной серьезной игры: масса ошибок и пристрастия". Судя по советским газетам и воспоминаниям футболистов, по милости турецких арбитров наши команды недосчитались множества забитых мячей и перебрали с пропущенными из "вне игры" и выдуманными пенальти. Турки были о наших судьях точно такого же мнения.

В 35-м состоялась прощальная гастроль советской сборной в Турции. Три матча отсудили хозяева, три - наш Щелчков. В двух встречах с его участием разразился скандал. В первой при ничейном счете он засчитал забитый Сергеем Ильиным гол, по убеждению публики, футболистов и... боковых арбитров, из офсайда. Щелчков игнорировал мнение трибун, мужественно отразил наскоки футболистов и в этот момент получил нож в спину от своих коллег. Оба линейных арбитра из местной коллегии, не согласившись с решением главного, покинули поле. Чтобы спасти матч, руководитель нашей делегации Манцев предложил советских судей. Турки, поразмыслив, вернули своих. Игру кое-как завершили.

Последняя встреча в Измире. Последний шанс обыграть русских (в предыдущих пяти матчах - две ничьи и три наши победы с разницей в один мяч). Если верить газетам, советский арбитр их команду "зарезал". "Анадолу" приводит перечень его "разбойных" действий в последней пятиминутке при счете 3:1 в пользу хозяев. На 85-й минуте он засчитал гол в турецкие ворота из офсайда. Через минуту отменил гол хозяев, посчитав "вне игры". 87-я минута - пенальти "ни за что" в сторону турок вызвал землетрясение: бурные споры всей команды с участием выбежавших на поле членов спортивной федерации Турции продолжались минут пятнадцать. По указанию одного из них - Кемаля Халиля, вратарь, повторив фортель одессита Типикина, покинул ворота - 3:3. Ответную атаку турок прерывает в штрафной чья-то рука - никакой реакции. Наконец, на последней минуте еще один гол в советские ворота. Не считать - показывает арбитр и тут же останавливает встречу.

На следующий день "Анадолу", "Ени Асыр" и множество других газет вышли с крупными заголовками: "Турция - СССР - 4:3". Страна ликовала. Генеральный секретарь правящей партии, узнав о победе, послал футболистам поздравительную телеграмму... В наших летописях зафиксирован протокольный счет - 3:3.

"У НИХ НИЧЕГО НЕТ, КРОМЕ... БОЙСКАУТОВ"

14 ноября 1935 года состоялось заседание президиума ВСФК СССР, посвященное итогам поездки. Докладывал председатель Совета физкультуры Василий Манцев. Не без удовольствия даю вам возможность увидеть Турцию середины 30-х глазами председателя.

Общие впечатления

"Из местных изделий, которые нам приносили, больше всего было изюма. Это говорит о том, что размах производства, характер местных изделий, разнообразие весьма ограничено. Это очень изящные изделия, но это все не то, что у нас. У нас бы, наверное, принесли какой-нибудь трактор или блюминг. Там этого ничего нет...

Турки хотят взять у нас организацию спортивного хозяйства, но у них нет массовости, ничего нет, даже комплекса ГТО", - сокрушался председатель. На вопрос из зала: "Что у них есть?" - ответил: "Бойскауты есть. Но у них нет ясно выраженных целей и задач. Нарядная одежда с аксельбантами, а парады бойскаутов создавали довольно жалкое впечатление с точки зрения массовости".

Больше всего Манцева возмутила независимость спортивных организаций: "К примеру, федерация футбола или борьбы оказывает на футбол и борьбу больше влияния, чем государство".

Остался доволен приемом, но... "Эта дружественная встреча не перешла целиком на спортивные поля. Турки пытались держаться такой точки зрения, что, мол, дружба - в первую очередь и чего нам спорить, мы дружественные народы и т.д. Но пытались использовать эту дружбу для того, чтобы тем или иным способом выиграть у нас, тем или иным способом провести противника со спортивно-технической стороны. Это оставило нехорошее впечатление".

О зрителях

"Если турецкий игрок взял мяч, даже, скажем, с другого конца поля, то начинался такой вой, что представить себе трудно, и это продолжалось до тех пор, пока мяч находился в ногах у турецких футболистов. Как только мяч переходил к нам, наступала тишина. Была очень нервная обстановка...

Мы очень часто нашу публику ругаем за ее поведение. Неплохо было бы всем критикующим нашу публику съездить в Турцию и посмотреть, как там ведет себя публика. Трудно что-либо представить подобное... Там что-то гомерическое происходило".

"Мочил" местных судей безжалостно, сухой нитки на них не оставил. "Художества" Щелчкова в прощальной игре объяснил растерянностью: "Громадная доля вины лежит на нашем судье, который растерялся, как мальчик".

Ребят за слабую игру ругал, но поведением их, особенно "революционной" деятельностью, остался доволен: "Наши спортсмены там даже агитировали за Советскую власть. Туркам не понравилось: "Дружба дружбой, а вот агитацию проводить нельзя, могут быть серьезные последствия".

Вели себя хорошо, не было никаких раздоров до приезда в СССР. О приезде в СССР расскажу на закрытом собрании".

Протокола закрытого собрания пока не обнаружил.
А стенограмма ноябрьского пленума покоится в ГАРФ

(Фонд 7576, опись 2, дело 172).

Лимит отпущенного времени и места истекает. Пора подбить (выражение Константина Есенина) итоги.

15:+10=4-1, 36-22.

Таков общий баланс встреч национальных сборных с 1924 по 1935 год. Разок, но все же уступили им: в 33-м у себя, в Москве, - 1:2.

Турки посетили СССР и в 36-м, но нашу сборную не обнаружили: за год до того ее отправили в бессрочный отпуск. В стране уже проводился клубный чемпионат, и силу жителей "народных домов" дали проверить передовикам - призерам весеннего первенства. Результаты дерзкого эксперимента превзошли самые оптимистические ожидания: московское "Динамо" разнесло турок - 4:0, "Спартак" - 3:1, киевляне - 9:1 (!). Обыграла их и сборная Ленинграда - 1:0. Напоследок позволили торжественно проводить гостей одесскому "Динамо", коротавшему время в третьей по счету группе - "В". Одесса не подкачала - 2:1.

Продолжавшийся двенадцать лет роман завершился мордобоем. Четверть века турки обходили нас стороной. Встречу в 61-м в Москве навязал жребий.

Результаты игр участников первенства явились укором сборной, которая более десятка лет в поте лица вымучивала победы над посредственной командой. Общая разность мячей клубов в пяти играх (19-3) оказалась внушительнее, чему сборной в пятнадцати.

Футбол неподвластен логике. Если "А" сильнее "Б", а "Б" выигрывает у "С", это вовсе не означает, что "А" непременно обыграет "С". Наша национальная команда неоднократно обыгрывала сборную Москвы. В 33-м Москва разносит турок - 7:2. СССР по логике вещей должен класть их на лопатки одной левой. Об итоге вы знаете - 1:2. В тот год наших постоянных спарринг-партнеров разгромила и команда из города Иваново - 7:3 (!). Много найдется смельчаков, которые без ущерба для собственной репутации попытаются доказать превосходство ивановских футболистов над лучшими советскими?

Объяснить, почему команда, состоящая из игроков, без сомнения, высокого класса (о футболистах уровня Михаила Бутусова, Федора Селина, Михаила Якушина, Андрея Старостина, Сергея Ильина, Петра Дементьева и многих других турки и не мечтали), в 13 играх из 15 с весьма посредственной по европейским меркам командой (что доказали и наши клубы) в лучшем случае обыгрывала ее с разницей в один мяч, не берусь.

И все же встречи со сборной Турции, учитывая специфику развития советского футбола, определенную пользу принесли, но даже приблизительно не позволили определить его место на футбольной карте Европы. Для пользы дела следовало продолжить географические открытия в западном направлении.

Код для блога
Предпросмотр
 





Loading...