Газета
14 августа 2001

14 августа 2001 | Остальные

СЕКРЕТНЫЙ АРХИВ Акселя ВАРТАНЯНА

Продолжение. Начало - в "СЭ" от 9, 16, 23 и 30 июля и 6 августа 2001 года

ВОЙНА ГЕНЕРАЛА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ ПРОТИВ СОВЕТСКОГО СПОРТА

В предыдущей главе мы подробно рассказали вам историю о провальном дебюте советских конькобежцев на чемпионате мира в Хельсинки в феврале 1948 года и о некоторых его последствиях. Но далеко не обо всех. Мощная волна от февральского взрыва в финской столице парализовала спортивную жизнь соседнего Советского Союза. Об истинных масштабах катастрофы позволит судить сравнение намеченного на 1948 год плана международных спортивных связей с его реализацией.

В ДУХЕ ВРЕМЕНИ

В начале января 1948 года председатель Комитета физкультуры Николай Романов представил свою внешнеполитическую программу на высший, партийный суд.

"Секретарю ЦК ВКП(б) Жданову А.А.

В соответствии с указанием ЦК ВКП(б), Всесоюзный комитет по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР представляет на утверждение проект плана международных спортивных мероприятий с участием советских спортсменов на 1948 год.

При составлении настоящего проекта Всесоюзный комитет имел в виду:

1. Дальнейшее расширение и укрепление международных спортивных связей Советского Союза, в первую очередь со спортсменами народных республик новой демократии, и внесение в эту работу большей организованности и целенаправленности.

2. Активную популяризацию преимуществ советской системы физического воспитания и достижений советского спорта среди трудящихся зарубежных стран.

3. Сопоставление спортивно-технических результатов советских и зарубежных спортсменов и определение уровня международного класса наших мастеров путем пробы сил в тех видах спорта, где советские спортсмены еще не имели международных встреч.

4. Ознакомление советских спортсменов и физкультурного актива со спортивной техникой зарубежных мастеров путем проведения значительного числа международных встреч с иностранными спортсменами не за границей, а в Советском Союзе.

Предлагаемый проект плана предусматривает участие советских спортсменов в 23 международных спортивных мероприятиях против 21 мероприятия в 1946 году и 19 мероприятий в 1947 году.

На территории СССР намечено провести 15 международных встреч, что составляет 65% к общему их количеству. Выездов советских спортсменов за границу предусмотрено 8.

Запланированы международные встречи со спортсменами 14 стран. Наибольшее количество встреч намечено со спортсменами Чехословакии, Болгарии и Польши, а также Венгрии и Финляндии. Спортивные связи с этими странами составляют более половины всех планируемых встреч.

Предусматривая международные мероприятия по 15 видам спорта, проект плана, таким образом, охватывает большую часть видов, культивируемых как в СССР, так и за рубежом. При этом им предусмотрен выход на международную арену по 5 видам спорта, по которым международных встреч пока не было, а именно: по борьбе вольного стиля, гребному, лыжному спорту, фехтованию и канадскому хоккею.

Ввиду отсутствия у советских спортсменов опыта международных встреч по этим видам спорта и исходя из необходимости первой пробы сил, часть из спортивных мероприятий намечено провести не в виде официальных соревнований, а путем приглашения в СССР нескольких сильных зарубежных мастеров для проведения с ними совместных тренировок и организации их показательных выступлений вне конкурса.

Проведение международных встреч в виде соревнований и официальных матчей намечено только по тем видам спорта, в которых советские спортсмены показали уже высокий класс и могут рассчитывать на успешные выступления и убедительные победы.

При составлении проекта плана полностью учтены все полученные Всесоюзным комитетом предложения об организации международных встреч и отобраны те из них, которые представляют наибольший интерес с точки зрения повышения спортивного мастерства советских физкультурников.

Наличие заранее утвержденного годового плана международных спортивных связей поможет устранить ряд имеющих место недостатков в этой работе и обеспечит возможность более планомерной и целеустремленной подготовки советских спортсменов к международным встречам.

Прошу Ваших указаний.

Приложение: проект сводного плана международных спортивных мероприятий с участием советских спортсменов на 1948 год.

Председатель Всесоюзного

комитета по делам физической

культуры и спорта

при Совете Министров СССР -

Н. Романов.

6 января 1948 г."

На документе помета Жданова: "Разослать секретарям ЦК".

(РГАСПИ. Фонд 17, опись 125, дело 642).

Перед выборами в Верховный Совет СССР сверху, как тогда выражались, "спускали разнарядку". В ней четко определялась квота депутатов по партийному, классовому, половому и прочим признакам. С этих позиций составленный Романовым план исполнен в точном соответствии с требованием времени.

Удручающе малое число международных встреч никого не волновало - чем меньше, тем лучше. Главное - сегодня больше, пусть и не намного, чем вчера. С друзьями, народными демократами, встречаемся чаще, чем с капиталистами, выезжаем в два раза реже, чем принимаем, в чем сильны - соревнуемся, в чем слабы - совместно тренируемся...

Все на месте. Ни сучка ни задоринки. Партия одобрит. Какие еще могут быть указания. Однако...

ПРОГРЕССИВНАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ НЕ ПОЙМЕТ

Копию письма под грифом "Секретно" Романов направил главному партийному спецу по спорту Клименту Ворошилову, а тот отфутболил Михаилу Суслову с просьбой: "Прошу сообщить Ваше мнение".

Своего мнения по этому вопросу у серого кардинала, абсолютно в спорте не сведущего (в этом вы успеете убедиться), не было и быть не могло. Мнение быстренько состряпали работники Отдела пропаганды и агитации, обязанные по долгу службы ориентироваться в широком спектре надстроечных вопросов.

"Секретарю ЦК ВКП(б) тов. Суслову М.А.

"О плане международных спортивных мероприятий с участием советских спортсменов на 1948 год".

Представленный Комитетом по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР план международных спортивных мероприятий с участием советских спортсменов на 1948 год целесообразно утвердить.

В плане правильно делается упор на усиление спортивных связей со странами народной демократии, на увеличение количества приглашений спортсменов этих стран в Советский Союз.

В то же время необходимо расширить ту часть плана, которая предусматривает выезды советских спортсменов за границу и предложить Комитету по делам физкультуры и спорта провести следующие мероприятия:

1. Принять участие в традиционном кроссе им. газеты "Юманите", проводимом в Париже в конце февраля, на котором советские бегуны всегда занимали первые места.

2. Послать в октябре-ноябре 1948 года в Югославию и Албанию советские футбольные команды, которые будут занимать первые места в розыгрыше первенства СССР. Включение этого мероприятия в план необходимо потому, что, во-первых, спортивные организации Югославии и Албании неоднократно присылали приглашения об организации встреч с советскими футболистами и, во-вторых, ни одна другая спортивная команда Советского Союза в 1948 году ни в Югославию, ни в Албанию не выезжает.

Целесообразно также предложить Комитету спланировать выезды советских спортсменов в Англию и Италию.

Председатель Комитета по делам физкультуры и спорта при Совете Министров СССР тов. Романов Н.Н. не возражает против названных дополнений к плану, за исключением участия в кроссе им. газеты "Юманите".

Комитет объясняет свое несогласие участвовать в кроссе им. "Юманите" тем, что соревнование происходит в зимних условиях (февраль), когда советские бегуны не имеют нормальных условий для тренировки, и тем, что кросс с участием спортсменов СССР, происходящий в предместьях Парижа, как правило, не собирает большого числа зрителей.

Нам кажется, что такая мотивировка отказа участвовать в кроссе им. "Юманите" неосновательна. Опыт показывает, что наши бегуны даже в зимних условиях одерживают победы в кроссе. Прогрессивная общественность Франции может неправильно истолковать причины отсутствия спортсменов СССР в мероприятии, проводимом компартией (в котором они всегда принимали участие), и будет пытаться объяснить этот факт различными политическими мотивами. Давать почву для различных кривотолков по поводу отказа на участие советских спортсменов в кроссе им. "Юманите" явно нецелесообразно.

Просим Ваших указаний.

30 I - 1948 г

Л. Ильичев

В. Фомичев"

(РГАСПИ. Там же).

Что значит профессионалы - сколько огрехов в, казалось бы, невинном романовском творении обнаружили. Политическую незрелость проявил тов. Романов: и просьбу наших балканских друзей (в 48-м, по крайней мере внешне, их еще к друзьям причисляли) игнорировал, и прогрессивную общественность Франции почем зря обидел, а несознательной части населения повод для кривотолков подбросил. Ничто от бдительного ока идеологов не укрылось. Не зря, выходит, ели они свой белый хлеб с черной икрой.

Многочисленные оппоненты Романова, имея в виду внешнеполитический курс председателя, частенько обзывали его трусом. В общем, верно, но грубо. Можно было и деликатнее, хотя бы так: Романов проявлял чрезвычайную осторожность в выборе партнеров и, чтобы предохраниться от нежелательных последствий, старался как можно реже вступать в контакт с иностранцами, особенно с представителями растленного Запада. Такое поведение вверху поощряли. И вдруг политики бросают его в объятия англичан и итальянцев! Гадать, чем бы все это кончилось, не имеет смысла: вскоре установилась

ВОЕННАЯ ДИКТАТУРА

Для высшего физкультурного ведомства провал конькобежцев в Хельсинки обернулся военным переворотом. В апреле 1948 года место Николая Николаевича Романова занял Аркадий Николаевич Аполлонов.

Не так давно я представлял его читателям. Для тех, кто отсутствовал, повторю: новый руководитель Комитета физкультуры - генерал-полковник, заместитель министра самого "популярного" в стране ведомства, одновременно возглавлял Центральный совет общества "Динамо". Усаживаясь в еще не остывшее председательское кресло, он быстро сориентировался на незнакомой местности. Генерал понял: чтобы оно и впредь грело тело и душу, следовало немедленно извлечь урок из горького опыта предшественника. Аркадий Николаевич тут же предал анафеме романовский план, а нового не создал. Связь советского спорта с внешним миром практически прервалась.

В первый год "диктатуры" Аполлонова нога иностранного спортсмена не ступала на советскую землю. (Проходящая в апреле-мае московская часть шахматного матч-турнира чемпионата мира с участием американца Решевского и голландца Эйве началась до прихода генерала к власти. Спасибо, что не разогнал иностранных гроссмейстеров по домам.)

С апреля по декабрь 1948 года, исключая международный шахматный турнир в Стокгольме, советские спортсмены посетили всего две страны - естественно, дружественные (Польшу и Чехословакию), где встречались с командами трех стран (кроме названных, с венграми) по трем видам спорта - волейболу, баскетболу и легкой атлетике. В июле акробаты участвовали в тех же странах в массовках - совместных показательных выступлениях.

Ничего из задуманного Романовым генерал не исполнил, а несколько внеплановых выездов за рубеж возникли спонтанно.

Хотел того Аполлонов или нет, по заведенному обычаю он обязан был представить партийному руководству план международных мероприятий на следующий, 1949 год. На бумаге сработал отлично, переплюнув прошлогодние задумки уволенного председателя - 36 контактов с иностранцами спланировал против 23. Размах получился рублевый, удар - копеечный. Со своим детищем генерал-полковник поступил так же, как и с романовским. Из намеченных 36 пунктов реализовал только 9, включая выезд за границу наблюдателей и совместные закрытые тренировки.

За время правления Аполлонова (1948 - 1950) 16 из 25 чемпионатов Европы и мира по видам спорта, где мы оформили членство в международных федерациях, прошли без советских спортсменов. Но такая политика входила в противоречие с планами начальника Отдела международных связей по партийной линии Петра Соболева, который в многостраничной записке ("О недостатках работы советских физкультурных организаций в области международных связей"), посланной в ЦК ВКП(б) 21 мая 1950 года, вывел Аполлонова на чистую воду. Чтобы не утомлять читателя, изложу содержание документа тезисно с собственным комментарием.

ВСЕ ХОРОШО, ПРЕКРАСНАЯ МАРКИЗА

Обычно в итоговых докладах прошлых лет придерживались раз и навсегда утвержденной схемы: за отчетный период (квартал, год, пятилетка) достигнуты огромные успехи (в той или иной области), но наряду с ними имеются еще кое-где отдельные недостатки. Докладную записку Соболев составил по общепринятым классическим канонам, существенно изменив лишь пропорции. Получилось, как в популярной некогда песне в исполнении Леонида Утесова: "Все хорошо, прекрасная маркиза, за исключеньем пустяка".

Под "все хорошо" подразумевалось некоторое оживление с декабря 49-го по май 50-го международных связей. За полгода мы приняли 72 иностранца и восемь наших делегаций общей численностью 114 человек выехали за рубеж. Если сравнивать с мертвыми сезонами 48-го и 49-го, прогресс колоссальный.

Пустячок - "необоснованный отказ от участия в ряде крупнейших международных соревнований, и прежде всего - в чемпионатах Европы и мира".

1. БАСКЕТБОЛ

По существующему в то время обычаю чемпионы мира и Европы по баскетболу и волейболу, если того желали, получали приоритетное право проводить следующий турнир в своей стране. Мужская сборная СССР выиграла в 1947 году европейское первенство, и Секция баскетбола, согласовав вопрос с физкультурным комитетом, известила ФИБА о предварительном согласии провести очередной континентальный турнир в СССР. Ориентировочное место и время - Ленинград, май 1949 года.

Аполлонов поставил задачу сорвать чемпионат и успешно ее решил. В декабре 1948-го, за полгода до назначенного срока, он обратился в ЦК партии с ходатайством о реконструкции ленинградского манежа в соответствии с международными требованиями. Подготовиться к крупнейшему турниру в столь сжатые сроки было нереально. К тому же и в ЦК вопрос мурыжили более месяца. Только 26 января 1949 года Ворошилов наложил резолюцию: "От проведения в этом году в СССР первенства Европы по баскетболу, ввиду неподготовленности Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР, придется отказаться".

Оказавшаяся по нашей милости в цейтноте ФИБА просигналила SOS. Выручил Египет, имевший тогда в спорте европейскую прописку.

Чемпионат прошел без чемпиона. Аполлонов, вопреки мнению председателя Секции баскетбола Петухова и старшего тренера сборной Спандаряна, которые твердо, и не без основания, рассчитывали на первое место, команду в Египет не пустил. А в письме в ЦК мотивировал свое решение так: "В связи с неблагоприятными климатическими условиями Комитет не может гарантировать успешное выступление советских баскетболистов в Каире и считает необходимым от участия в первенстве Европы по баскетболу в 1949 году отказаться".

Чтобы ЦК и лично Климент Ворошилов не взяли вдруг сторону специалистов, составленное 4 апреля письмо Аполлонов отослал через 22 дня, 26 апреля, всего за две недели до начала чемпионата, когда было уже поздно: и срок подачи заявок истек, и (об этом Аполлонов знал отлично) компетентным органам времени для проверки политической благонадежности выезжавших из страны подданных было недостаточно.

2. БОКС

В 1949-м Секция бокса СССР вступила в АИБА, и сразу же советские боксеры получили приглашение участвовать в чемпионате Европы в Норвегии с 14 по 18 июня. Генерал-полковник ГБ умело предотвратил и эту акцию. Мотивы он изложил Ворошилову 27 мая:

а) приглашение поступило поздно, и времени на подготовку боксеров и оформление выезда нет;

б) мы не можем ехать на турнир, в котором участвуют спортсмены Испании.

Довод "веский". Дипломатических отношений у СССР с Испанией в те годы не было: диктаторы зарубежного производства вызывали у диктатора советского острую аллергию. Ворошилов промолчал, но Берия не унимался: перед самым стартом потребовал объяснений. И 14 июня, в день открытия чемпионата, председатель доложил Лаврентию Павловичу: "По данным тренерского совета, в случае участия советских боксеров в первенстве Европы мы могли рассчитывать на победу максимум в трех весовых категориях из восьми".

Соболев разоблачает комитетчика (в широком смысле) по всем пунктам:

а) приглашение поступило 12 мая (телеграмма посла СССР в Норвегии С.А. Афанасьева), то есть за месяц до начала первенства;

б) Норвежский союз боксеров сообщил телеграммой: "Участие Испании в первенстве Европы отменено. Намереваетесь ли вы участвовать? Укажите фамилии боксеров русской команды. Боксерский союз Норвегии";

в) старший тренер сборной Виктор Михайлов и государственный тренер по боксу Евгений Огуренков считали, что команда уверенно выиграет первенство и получит золотые медали минимум в 4 - 5 весовых категориях.

3. БОРЬБА

Аполлонов предотвратил и поездку борцов-классиков на чемпионат мира (март 1950 года, Стокгольм). Спортсмены готовились несколько месяцев, успешно провели международные товарищеские встречи, были в хорошей форме и, по мнению специалистов, имели реальный шанс заполучить пять золотых медалей из восьми и занять общекомандное первое место.

Аполлонов ради личного спокойствия отменил поездку, использовав примитивный и в то же время безошибочно срабатывающий тактический прием под названием "тянуть резину". Подготовленное 2 февраля ходатайство в ЦК пролежало в председательском столе около трех недель и было отправлено только 21 числа. Еще через неделю, без согласования с членами Комитета и вопреки принятому ими постановлению, он пишет письмо в ЦК ВКП(б), в котором, исполнив знакомые мотивы (нехватка времени, отсутствие гарантий), не рекомендует посылать команду в Стокгольм.

Борцы возмущены. После завершения чемпионата (первое место заняли шведы) они требуют у Комитета организовать матч СССР - Швеция. Члены Комитета спортсменов поддержали и 4 апреля составили прошение в ЦК. Зря старались. Председатель отправил его... в мусорную корзину.

"АНТИНАРОДНАЯ" ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГЕНЕРАЛА

По данным Соболева, натри бессмысленных сбора (баскетболистов, боксеров и борцов) Аполлонов изъял из кармана рабоче-крестьянского государства более миллиона рублей. Обвинив председателя и его первого зама Николая Романова в срыве множества (помимо указанных) международных встреч по разным видам спорта, Соболев пишет: "Все это подрывает престиж советского спорта и дает пищу реакционной печати. Комитет не учитывает, что успешное выступление советских спортсменов значительно облегчает работу советских посольств и прогрессивных организаций за границей, способствует пропаганде достижений Советского Союза за рубежом, увеличивает число наших друзей и сторонников.

Упуская это из виду, исходя из своих узковедомственных интересов, без учета интересов советского государства в целом, Комитет допускает серьезную политическую ошибку.

Чем объясняется такое нетерпимое положение? Отказываясь от участия в соревнованиях, руководство Комитета обычно ссылается на то, что советские спортсмены не имеют права проигрывать. Вышеприведенные факты говорят о том, что Комитет отказывается от участия и в таких соревнованиях, где наша победа не вызывает сомнений...

Чтобы не допустить разоблачения этой своей позиции, руководство Комитета старательно избегает обсуждения принципиальных вопросов о международных спортивных связях советских спортсменов на заседаниях Комитета..."

Записка Соболева покоится в РГАСПИ

(Фонд 17, опись 132, дело 447).

Обвинения тяжкие: разбазаривание государственных средств, подрыв престижа советского спорта, противопоставление личных, узковедомственных интересов государственным, грубые политические ошибки... Каждое в отдельности классифицировалось как вредительство со всеми вытекающими последствиями.

Если, несмотря на все это, Аполлонова не трогали, значит, это кому-то было нужно. Может, Климу Ворошилову, получившему нагоняй за проигрыш конькобежцев? ("СЭ" от 6 августа.) Не исключено. Тянет Аполлонов, ну и пусть. Не поехали - еще лучше. Баба с возу - кобыле легче. Чем реже будем ввязываться в массовые потасовки, тем меньше следов на физиономии.

Аполлонов из опыта Романова, Ворошилов - из собственного - твердо усвоили простую истину: гарантировать победу нереально, где-то когда-то неизбежно проколешься. Куда проще застраховаться от проигрыша. Гарантия абсолютная - не участвовать.

Аполлонов был верен избранному курсу до конца. План международного календаря на 1950 год он представил в конце мая... 1950 года. Пока утверждали, то да се, полгода минуло. Не беда. Зато хлопот вдвое меньше.

Так долго продолжаться не могло. "Антинародная" внешнеполитическая бездеятельность Аполлонова тормозила планы установления мирового господства. Времени до начала Олимпийских игр (в кремлевских кулуарах склонялись к участию в Олимпиаде) оставалось все меньше.

В конце 50-го Аполлонова наконец сняли. Примерно три послевоенных года правил Романов, столько же - Аполлонов. Теперь на три года установилось

МЕЖДУЦАРСТВИЕ

Сталин в 1948-м Романова не утопил, бросил в последний момент спасательный круг - пусть барахтается. Все это время экс-председатель находился на плаву в качестве вице-председателя - заместителя Аполлонова. С разжалованием генерал-полковника зампредседателя превратился в и.о. председателя. Романов был вынужден реанимировать международные связи и в кратчайшие сроки подготовить советских спортсменов к дебюту на Олимпиаде. "Был вынужден" не предположение - утверждение. Основано оно на мнении Соболева, упрекавшего Романова в пособничестве Аполлонову, и признании самого Романова, сделанном много позже: "После известного провала конькобежцев в 1948 году на чемпионате мира в Хельсинки план международных соревнований, намеченный Комитетом на 1949 - 1950 гг. был фактически сорван. Международные встречи стали проводиться редко и слишком осмотрительно. Я и сейчас, по прошествии многих лет, не могу критически отнестись ни к своим действиям, ни к действиям других руководителей Комитета. Вероятно, нами было принято правильное решение. А конькобежцы оказали медвежью услугу всему советскому спорту". Как обычно - с больной головы на здоровую.

При Романове (если не считать шахматы) состоялись первые в СССР чемпионаты Европы (май 1952 года) и мира (август 1952 года) по баскетболу и волейболу. Историкам спорта, полагаю, будет интересно узнать, как все это оформлялось.

Оба раза просьбы на разрешение направлялись лично товарищу Сталину. Причем ходатайство, вопреки обыкновению, отсылал не Комитет физкультуры. В первом случае письмо подписал председатель Внешнеполитической комиссии ЦК ВКП(б) В. Григорьян. Побродив по кабинетам, письмо попало к Молотову. Вячеслав Михайлович оставил на нем автограф: "Тов. Григорьяну. Пусть тов. Романов внесет это предложение на рассмотрение Бюро Совмина СССР". Что и было незамедлительно исполнено.

"В президиум Совета Министров Союза ССР. Секретно.

Международная любительская федерация баскетбола (ФИБА), осуществляющая руководство баскетболом в международном масштабе, один раз в два года проводит европейское первенство по баскетболу для женщин.

Второе первенство Европы, в котором приняли участие женские команды 12 стран, проводилось в мае 1950 года в Будапеште и закончилось убедительной победой баскетболисток Советского Союза. Поскольку советские баскетболистки завоевали звание чемпионок Европы, СССР, согласно установившейся традиции, получил преимущественное право на проведение женского первенства Европы в 1952 г. В последнем официальном бюллетене ФИБА № 7 от 21 сентября 1951 г. прямо указывается, что III Европейское первенство по баскетболу для женщин проводится в мае 1952 года в СССР.

В связи с получением этого бюллетеня Комитет просил миссию СССР в Швейцарии выяснить у генерального секретаря ФИБА г-на Джонс правильность сообщения ФИБА.

28 сентября советская миссия получила официальное письмо генерального секретаря ФИБА г-на Джонс, адресованное Всесоюзной секции баскетбола. В письме говорится, что "фактом завоевания в Будапеште в 1950 г. звания чемпиона Европы по женскому баскетболу Ваша федерация получила привилегию организовать в 1952 году очередной женский чемпионат Европы".

Г-н Джонс просил подтвердить в возможно короткий срок, согласна ли Всесоюзная секция баскетбола проводить первенство Европы в СССР, намеченное на май 1952 года...

Комитет считает, что третье женское первенство Европы по баскетболу можно было бы организовать в Москве на стадионе "Динамо". Игры можно проводить на деревянной площадке на секторе перед Западной трибуной или, в случае ненастной погоды, в закрытом теннисном корте, который вмещает до 3000 зрителей.

Количество иностранных гостей, включая членов команд, тренеров, судей и официальных представителей ФИБА, составит 300-350 человек. Срок пребывания в СССР - до 15 дней...

Учитывая все вышеизложенное, Комитет по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР считает возможным и целесообразным провести 3-е первенство Европы по баскетболу для женщин в конце мая 1952 года в Москве.

Комитет вносит этот вопрос на рассмотрение Президиума Совета Министров Союза ССР.

И.о. председателя Комитета по делам физической культуры
и спорта при Совете Министров СССР.

Н. Романов

26 ХII 51 г."

(РГАСПИ. Фонд 17, опись 132, дело 498)

Прочитавшие документ внимательно наверняка задались вопросами:

а) отчего Секция баскетбола или Комитет физкультуры общались с ФИБА не напрямую, а посредством дипломатической миссии СССР в Швейцарии?

б) неужто господин Джонс и вправду полагал, будто вопрос о проведении баскетбольного чемпионата Европы в Стране Советов решает баскетбольная секция?

в) почему автор не склонял фамилию генсека ФИБА?

Увы, удовлетворить любопытство читателей я не в состоянии.

Аналогичную просьбу товарищу Сталину на разрешение волейбольного чемпионата мира в Москве вместе с Григорьяном и двумя ответственными товарищами подписал сам Михаил Суслов. Верховный попросил разобраться в этом вопросе ближайших соратников - Берия, Молотова, Кагановича и Булганина. Соратники не возражали. Получив "добро", Романов тут же принимается за решение сколь ответственной, столь и неподъемной задачи - выбить деньги из минфиновских жмотов. Понимая, что в одиночку не справится, он 23 июня 1952 года обращается за помощью в Президиум Совета Министров.

Документ (РГАСПИ. Фонд 17, опись 132, дело 572) в связи с огромными его габаритами представляю в вольном изложении.

Ссылаясь на разрешение ЦК ВКП(б) провести в Москве с 17 по 29 августа 1952 года чемпионаты мира по волейболу среди мужчин и женщин, Романов сообщает о прибытии в СССР сроком на 20 дней 625 иностранных спортсменов и напомнил, что согласно международным правилам страна-организатор несет расходы по питанию, размещению, обслуживанию, городскому транспорту, изготовлению медалей и т.д. и т.п. После чего просит Совет Министров предъявить главным казначеям страны счет:

1) на призы (переходящий приз - 7000 рублей и четыре художественных приза - 5000 рублей), памятные подарки на 625 человек по 200 рублей на каждого - всего 125 000 рублей, прием на 945 человек по 100 рублей на приглашенного - 94 500 рублей, концерт по случаю приема - 5000 рублей. Итого - 236 500 рублей;

2) просить Минфин и Министерство государственной безопасности выделить 206,472 гр. золота и 863,400 гр. серебра на изготовление 24 золотых, столько же серебряных и бронзовых медалей (из расчета 8,603 гр. золота и 8,510 гр. серебра на одну золотую медаль и 27,465 гр. серебра на каждую серебряную медаль);

3) выдать дополнительно 27 граммов сусального золота для изготовления дипломов и удостоверений участникам;

4) выделить Комитету 8600 рублей в инвалюте на расходы, связанные с проездом официальных представителей и судей Международной федерации волейбола до Москвы и обратно на родину;

5) обязать Мосгорисполком и правление ВАО "Интурист" разместить в гостиницах Моссовета и "Интуриста" иностранных гостей;

6) обязать Министерство торговли продать Комитету по безналичному расчету промтоваров (шкатулки, парфюмерия, кожгалантерея и пр.) на 125 000 рублей для подарков иностранцам.

Это еще не все. Некоторые иностранные делегации были не прочь задержаться на три-четыре дня для более подробного ознакомления со столицей. А индийцы (им, видите ли, русское лето показалось холодным) желали получить теплые костюмы и одеяла. Романов строчит письма в Президиум Совмина, а тот, уже изрядно потрепав государственный кошелек, обратился с протянутой рукой к лучшим людям страны - Маленкову, Берия и Булганину. Только с их согласия находившимся в предынфарктном состоянии чинушам из Минфина предъявили новый счет почти на 80 тысяч рублей: 66 тысяч потребовалось на удовлетворение любопытства иноземцев и еще 12 800 - на приобретение 32 комплектов шерстяных тренировочных костюмов для теплолюбивых гостей из Индии.

Материальные убытки с лихвой компенсировали блестящие победы наших спортсменов в первых крупнейших соревнованиях на советской земле.

Если вы считаете разговор о катаклизме в Хельсинки завершенным, то заблуждаетесь. Сегодня мы коснулись лишь разрушительных последствий проигрыша конькобежцев. О спасательных работах - в следующий понедельник.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...