Газета
16 июня 2001

16 июня 2001 | Хоккей - НХЛ

ХОККЕЙ

НХЛ

НАБОКОВ

ВРАТАРЬ, СЫН ВРАТАРЯ

Окончание. Начало - стр. 1

НАЧАЛО

Виктор Набоков, отец Жени, стоял в воротах усть-каменогорского "Торпедо" на протяжении 18 (!) лет. Рос вместе с будущей звездой ЦСКА Борисом Александровым - но если тот уехал в Москву, то вратарь так и остался в Устинке. "Звали и в "Химик" к Николаю Эпштейну, и в свердловский "Автомобилист", - рассказывает Набоков-старший. - Но жена никуда не хотела ехать, да и сам я по натуре домосед. В Свердловске даже квартиру предложили, но тут тяжело заболела мать, и я вернулся в Усть-Каменогорск. Тогда понял: судьба. Конечно, своей карьерой недоволен. Чего я по большому счету добился? Может, потому и отпустил единственного ребенка в 17 лет в Москву..."

Евгений, услышав отцовскую тираду, решительно возражает: "Что значит - ничего не добился? А как же уважение людей? Многие из тех, кто в Москве играет, и не мечтают о таком. Папу же до сих пор весь город узнает! У меня, когда рос, не было другой мечты, кроме той, чтобы меня уважали, как отца".

Вообще-то вратарских династий в хоккее почти не сыщешь: трудно быть "половиной команды". Если сын хочет пойти по отцовским стопам, мама обычно заявляет: "Только через мой труп!" Так было, скажем, в семье Сапрыкиных и младший, Олег, нынче не вратарь, а форвард "Калгари Флэймз".

У Набоковых вышло иначе.

- Да, я не хотела, чтобы Женя был голкипером, - признается Татьяна Набокова. - Мне его было жалко, и я иногда просила: "Ну сынок, давай нападающим или защитником!" Но в ответ слышала: "Буду вратарем!" Сопротивляться не стала. А папа, естественно, был "за".

Но вратарем, оказывается, Набоков-младший был не всегда. Интересно, что сам Евгений этого не помнил, и отцовский рассказ выслушал с изумлением.

- Когда он начинал лет в шесть, то первые два месяца был защитничком, - вспоминает Виктор Набоков. - Но недолго музыка играла. Я в ту пору еще выступал за "Торпедо", и после одного из выездов вдруг обнаружил дома вратарскую форму. Говорю сыну: "Подумай! Это тяжело, ответственность огромная, травм много". Но Женя был тверд. И уже скоро я понял, что он вратарь от Бога...

Первое испытание не заставило себя ждать. Команда семилетнего Набокова поехала на турнир в город Рудный - и против них вышли мальчишки на три года старше. "Полкоманды струсило, но он творил чудеса, - рассказывает Татьяна. - Выиграли турнир, наш Женя получил приз лучшего игрока, а отец одного из мальчишек был в таком восторге, что на руках унес его с площадки!"

ШКОЛА

В 15 лет Набоков-младший должен был ехать на финальные игры юношеского чемпионата СССР, но за день до отъезда, в контрольном матче, получил тяжелую травму. Пустячная вроде бы небрежность - не застегнул шлем - обернулась бедой. Чья-то подножка, шлем улетел в сторону, и Женя, падая, ударился головой о лед. Сотрясение мозга, потеря памяти. В больнице он не мог вспомнить о поездке на первенство Союза. Удивленно спрашивал отца, приводя его в отчаяние: "Какая поездка?" Слава Богу, все быстро восстановилось.

- Его никогда не нужно было подгонять, - говорит Виктор. - Заводил будильник на 6 утра и вставал без нытья. Я ведь еще до основной тренировки с вратарями успевал позаниматься. Изо дня в день.

Думаете, случайно маленький Усть-Каменогорск за последние годы произвел на свет сразу трех отличных вратарей: Набокова, Виталия Еремеева и Вадима Тарасова? Все они "птенцы гнезда" Набокова-старшего. В 87-м, едва закончив карьеру, Виктор Дмитриевич открыл вратарскую школу и каждый день возился с 13 мальчишками, среди которых были и эти трое. Позже возникла уникальная ситуация - и Набоков, и Еремеев (в жизни, кстати, друзья) попали в юношескую сборную Союза. Два вратаря из одной школы в одной сборной - такого не было еще никогда! И, главное, оба пробились в люди...

- Какая-то особая методика? - переспрашивает отец. - Нет, ее не было. Просто с вратарями нужно специально заниматься каждый день. И делать это должен именно голкипер - он знает все нюансы, над которыми надо работать. Только у Пашкова в Москве подобная школа была, больше нигде. Думаю, потому и оскудела Россия на хороших вратарей, что отдельно их не готовят".

ДРАФТ

После школы было усть-каменогорское "Торпедо". На лед юный вратарь выходил мало. Но как раз в это время его успели заиграть за молодежную сборную Казахстана - из-за чего сейчас, будучи гражданином России, Евгений никак не может добиться права выступать за нашу национальную команду, хотя очень хочет. А хотеть - и действовать, вплоть до суда! - надо бы в первую очередь нам, потому что вратарей, равных Набокову, в стране сейчас и близко нет. И такой авторитет, как Владислав Третьяк, не раз подчеркивал, что присутствие в олимпийской сборной Набокова может стать в Солт-Лейк-Сити решающим.

А тогда, в Устинке, он даже засомневался в своих взрослых перспективах. И тут - удача. В гости приехало московское "Динамо", и тренеры, не особо рассчитывая на победу, поставили юниора. А он взял и выиграл матч. И тут же получил от начальника бело-голубых Виталия Давыдова приглашение в "Динамо".

Тем же летом 94-го, что Набоков переехал в Москву, подоспела еще одна радостная весть.

- О том, что "Сан-Хосе" поставил меня на драфт, я, между прочим, узнал из "СЭ", улыбается Евгений. - Пошли с динамовцами в баню, и тут кто-то показывает газету со списком. Я страшно удивился. До сих пор не понимаю, где они меня подсмотрели. Правда, в 9-й раунд обычно попадают те, кто в НХЛ вряд ли окажется. Но тогда я об этом и не думал - нужно было закрепиться в "Динамо". Вскоре после этого сообщения об Америке по большому счету забыл.

А отец помнил. Свидетельство Татьяны Набоковой: "Когда после первого года в "Динамо" Женя приехал домой, собрались родственники, накрыли стол, дали слово Виктору, и он говорит: "Первая вершина достигнута, теперь - дорога в НХЛ". Все посмеялись. А прошлым летом, после 10 матчей в НХЛ, Виктор уже об All-Star Game заговорил. Объявил дедушке и моему брату - мол, в этом году Женя на Матч звезд попадет. Опять улыбки - а он как в воду глядел..."

За три сезона в "Динамо" Набоков стал таким любимцем болельщиков, что те еще года два после отъезда за океан одолевали редакцию "СЭ" звонками с просьбой рассказать о его судьбе. И сам он говорит о "Динамо" с благодарностью, в первый свой американский год страстно хотел вернуться, да и друзьями там обзавелся на всю жизнь - Владимиром Воробьевым, Алексеем Трощинским. А в квартире в Сан-Хосе висит его игровая динамовская фуфайка.

- Представляете, мне ее американец подарил. Наверное, мой фанат - тут у многих игроков есть такие. У него откуда-то было две моих динамовские майки и две "акульих". Он хотел еще и усть-каменогорскую - но такую, наверное, не найти...

ОПЕРАЦИЯ

Об Америке Евгений вспомнил весной 97-го. Едва был признан лучшим вратарем Евролиги, в которой динамовцы дошли до финала, как подошел вице-президент "Шаркс" и... предложил контракт. Более чем скромный, конечно, - но сомнений, ехать или не ехать, не было. Такой шанс выпадает раз в жизни.

Первый тренинг-кемп получился у Евгения отличным. Главный тренер "Акул" Дэррил Саттер сказал о новичке: "У него, безусловно, есть потенциал, чтобы выйти на уровень НХЛ. Но надо работать".

Только вот знали бы вы, что означает для европейского вратаря за океаном это "работать"! У полевого игрока есть шанс пробиться в лигу сразу же или через год. У голкипера ни малейшего. Жесточайшая иерархия и конкуренция.

- Первый год был ужасным я оказался вторым вратарем в фарм-клубе. Чувствовал, что сильнее первого, и приходил в отчаяние оттого, что не ставили. Провел всего 35 матчей из 80. Однажды тренер меня продержал на скамейке 5 игр подряд, и я вспылил, твердо решив вернуться в "Динамо". А когда в матчах плей-офф выпустили только один раз - в третьем периоде при счете 0:5, созрел окончательно. Если бы не русская переводчица моего агента, уговорившая остаться в Штатах, точно бы вернулся. Только со временем понял, что, если вратарь из Европы хочет пробиться в НХЛ, он должен терпеть и ждать своего часа. Сказал себе: уеду, только увидев, что шанса пробиться в НХЛ нет. Да, в Европе мог бы зарабатывать больше, чем в фарм-клубе, но в 23 года надо думать не о сегодняшнем, а о завтрашнем дне.

Это фразы из интервью, которое я взял у Евгения в апреле 99-го. Наконец-то появился свет в конце тоннеля: из-за травмы Майка Вернона Женю впервые на несколько дней вызвали в "Шаркс", - но ничего еще не было ясно.

Тот, второй, год за океаном у Набокова получился гораздо лучше первого - но тоже не без неприятностей. Играя за "Кентукки" теперь уже постоянно, он шел вторым в АХЛ по всем показателям и рассчитывал на участие в Матче звезд этой лиги. Не пригласили. Чуть погоревав, решил в эти дни вместе со своей девушкой-американкой, родителями и Владимиром Воробьевым развеяться в волшебном Лас-Вегасе. Приехал - и тут нестерпимо заболел живот. Приступ аппендицита! Пришлось делать операцию. А когда вскоре восстановился и выиграл три матча подряд, получил микротравму Вернон но "наверх" вызвали второго вратаря фарм-клуба. "Это был удар, - вспоминал Евгений. - Я думал, что на мне поставили крест..."

ШАНС

Своего часа Набоков дождался только в третьем сезоне. Под самый Новый год "Акулы" обменяли Вернона. Приехав в команду, Набоков услышал от Саттера: "Добро пожаловать в НХЛ! И если хочешь отсюда подольше не уезжать, запомни три вещи. Первая - работай на совесть. Вторая - всегда поддерживай партнеров, никогда не жалуйся ни им, ни особенно журналистам, что защитники тебе не помогают. И третья когда получишь свой шанс, ты должен выйти и использовать его".

Первым же своим шансом Набоков воспользовался сполна. На выездной матч с "Колорадо" Саттер поставил его из тех же соображений, что когда-то тренер Устинки против "Динамо": мол, проиграем фавориту - не жалко. Перед началом дуэли Набокова с Руа на телеэкране высветилось соотношение их побед в НХЛ: 0 - 427.

В автобусе перед матчем Евгению сказали, что матч пусть и в записи - будет транслироваться на Россию. Значит, увидят родители! Лучшего допинга быть не могло, и он творил чудеса. 39 "сэйвов" против 15 у Руа - и в итоге 0:0. "Вы что там, в футбол играли?" - воскликнул отец, когда Женя сразу после матча, не утерпев, набрал его номер и сообщил счет. А Саттер минутой ранее сказал ему: "Я горжусь тобой, парень". Набоков еще не раз услышит эти слова от нервного и сурового тренера, крайне скупого на похвалы...

Но это был еще далеко не хэппи-энд. Набоков оставался вторым - позиции Стива Шилдза казались незыблемыми. К тому же заканчивался контракт. Но Евгений видел, что в него верят. Сначала "Сан-Хосе" не отдал его "Миннесоте" и "Коламбусу" на драфте расширения. Потом, во время тренинг-кемпа, вопреки правилам бесплатно выделил неподписанному вратарю каток для тренировок: полкоманды заезжало побросать ему после основных занятий.

Набоков успел заключить контракт до начала сезона. И правильно сделал - потому что во втором матче получил травму Шилдз. Вот он, шанс!

И тут началось невообразимое. 11 матчей подряд без поражений. Приз лучшему игроку "Шаркс" октября и декабря. Звание сильнейшего новичка НХЛ в ноябре и декабре. В январе - титул лучшего игрока недели в лиге. Участие в All Star Game, где Набоков лишь в последний момент уступил Шону Бурку звание лучшего вратаря и спортивный "Додж". Клубные рекорды сезона по всем показателям. Очередь за интервью из репортеров крупнейших изданий и телекомпаний - ESPN. CNN-Sports, The Hockey News. Обмен Шилдза, зарабатывающего вчетверо больше, но севшего в запас, в "Анахайм". И, наконец, трофей лучшему новичку сезона...

Но не в эти моменты Набоков понял, что его в Америке по-настоящему зауважали. А когда его отцу, не имевшему медицинской страховки, сделали сложную операцию за счет клуба. Из-за жутких болей в ноге (последствия, кстати, игровых лет) Виктор еле ходил, но максимум, на что надеялся в Сан-Хосе, - на сильнодействующий укол, который снимает боль на год-другой. И вдруг "Акулы" сами предлагают бесплатную операцию, и клубный хирург кладет Набокова-старшего на стол вслед за вице-капитаном команды Винсентом Дамфуссом. И это - в считающей каждый цент Америке!

"ПРОСТУДА"

Впереди у Жени еще миллион испытаний. И он отлично это понимает - тем более что одно из них уже пережил в плей-офф. Второй кубковый матч с "Сент-Луисом" отыграл насухо - а в начале третьего на него упал Ткачук. Не зная о трещине межпозвоночного диска, вратарь доиграл до конца матча, пропустив при этом 6 шайб. Когда в клубе стало известно о травме, Саттер решил скрыть информацию от соперника. Велел Набокову интервью не давать, под официальным предлогом простуды на четвертом матче во дворце не появляться, а на пятый с командой не ездить.

Четыре дня Женя отчаянно лечился. На пятый - встал в ворота. "Акулы" все же проиграли - и следующие две недели Набоков с жуткой болью в спине ходил на физиотерапию.

Что ж, это НХЛ, это Кубок Стэнли. Давайте же пожелаем Набокову в миг его триумфа еще минимум десять таких же безумных лет. А еще - здоровья и удачи. Сами понимаете, как это важно для вратаря!

Игорь РАБИНЕР

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...