Газета
6 июня 2001

6 июня 2001 | Футбол

Игорь СКЛЯРОВ

ПЯТЬ ЗВЕЗДНЫХ МИНУТ В СЕУЛЕ

Американское выражение "сделавший себя сам", к нему подходит как нельзя лучше. Не отличаясь врожденным талантом и броской манерой игры, как, скажем, его партнеры по золотой олимпийской сборной-88 Михайличенко и Добровольский, Скляров снискал уважение в футболе за счет иных качеств.

Болельщики ценили его за боевитость, неуступчивость и самообладание в экстремальных ситуациях. Тренеры - за интеллект, колоссальную работоспособность и профессионализм. Партнеры - за игровую пунктуальность, надежность и умение, как поет "Машина времени", "не прогибаться под изменчивый мир". С ролью актера "второго плана" (да не обидится на меня заслуженный мастер спорта, олимпийский чемпион за это угловатое сравнение) - не слишком заметного, но необходимого для общей композиции - он справлялся безупречно.

РЫДАЮЩИЕ РОМАРИО И БЕБЕТО

Кульминацией карьеры Склярова стали те пять минут, что он провел на поле в олимпийском финале против бразильцев. Его, до этого сыгравшего в Сеуле лишь полтайма с Австралией, Анатолий Бышовец бросил в самое пекло. Немногим ранее был удален Татарчук, и Ромарио, Карека, Жоржиньо пошли на решающий штурм ворот Харина в надежде сравнять счет и попытать счастья в послематчевых пенальти.

- Сомневался ли я, выпуская Игоря в столь ответственный момент? - возвращается Бышовец к событиям 13-летней давности. - Нет, тренер не должен сомневаться в своих решениях и своих подопечных. Скляров был игроком основного состава, но незадолго до Олимпиады получил травму, и на его месте успешно заиграл Горлукович. Но я был уверен, что Игорь не подведет. У него устойчивая психология, и он мог безболезненно войти практически в любую игру. Выпуская его вместо Лютого, я думал не о том, чтобы численно насытить оборону, хотя, оставшись в меньшинстве, мы уже начали играть на удержание счета. Нет, Скляров должен был усилить игру: помимо оборонительной функции, от него требовалось созидание в контратаках. С задачей он справился.

Сам Скляров, впрочем, признается, что в те минуты, при внешней невозмутимости, был далек от олимпийского спокойствия:

- Савичева, забившего золотой гол, готов был задушить от радости. А когда Бышовец выпустил меня на замену, испытал невероятный прилив энергии. Мысль, помню, мелькнула: возьму мяч и до финального свистка никому не отдам. Не имел я права подвести ребят, ведь у нас была очень сплоченная команда. Как мушкетеры: "Один за всех и все за одного". Отправляясь в Сеул, о золотых медалях не думали - просто хотелось показать себя с лучшей стороны. На каждый матч выходили, как на решающий. А вот бразильцев, полагаю, отчасти сгубила самоуверенность. Они накануне финала вели себя по-пижонски - фотографировались, смеялись, шутили. И как переменились после финального свистка! Ромарио, Бебето, Таффарел были убиты горем. Как сейчас помню: бразильцы рыдают под трибунами, отказываясь выходить на награждение. В таком состоянии я людей никогда не видел. Оно и понятно: нас за серебряные медали никто бы не казнил, а Бразилия ждала от своей сборной только золота - они ведь Олимпиаду никогда не выигрывали.

- Кто из будущих чемпионов мира оставил в Сеуле самое яркое впечатление?

- Конечно, Ромарио. Он уже тогда был звездой первой величины - такое на поле вытворял! А вот Бебето, честно говоря, особо не запомнился.

- Победу, полагаю, отметили по-русски?

- В раздевалке все выглядело скромно. Зашел Колосков, раскупорили шампанское, подняли бокалы. А пир закатили уже на теплоходе "Михаил Шолохов", где мы во время Олимпиады жили. Встретили команду хлебом-солью, произнесли пылкие речи - и понеслось! Шумно нас встречали и дома: в аэропорт было не пробиться. Больше всего, конечно, радовали счастливые лица родных. Я победу посвятил будущей жене - мы о свадьбе договорились как раз перед моим отъездом в Сеул.

У ЖЕНЫ МЕДАЛЕЙ БОЛЬШЕ

Наталья Юрченко, супруга Склярова, - личность в спортивном мире известная. Заслуженный мастер спорта, абсолютная чемпионка мира по спортивной гимнастике, победительница Кубка Европы - всех ее регалий не упомнит даже Игорь. Их история будто придумана для кино: учились в Ростове в одном интернате (а родом Наталья из Норильска), жили через дорогу, а встретились только в Москве!

- Наташа тоже динамовка, - говорит Скляров, - а гимнастический зал рядом с футбольным манежем находится. Мы с Добровольским в гостинице жили, и ее туда поселили. Познакомились, разговорились. Судьба...

- Она, видимо, уже заканчивала выступления?

- Да, 22 года в спортивной гимнастике - пенсионный возраст. Затем выступала в шоу "Все звезды "Динамо", а последние 11 лет в основном занималась дочкой. Спортивная гимнастика - тяжелый вид спорта, все соки из человека выжимает. Тренируются с шести утра, спят на матах, во всем себе отказывают. На здоровье это потом отражается. Я, наверное, так бы не смог. Даже ради олимпийской медали.

КОНВЕЙЕР ОСТАНОВИЛСЯ

За сеульское золото, между прочим, футболистов поощрили премиями в валюте - подобная практика в те времена только зарождалась. Но о деньгах Игорь, человек ныне вполне обеспеченный, говорит неохотно. Как и о собственной славе. Он вообще лишен всяких признаков звездной болезни. В рязанском "Спартаке", его последнем профессиональном клубе, Склярову хватило нескольких дней, чтобы стать "своим парнем". Может, потому, что он сам из российской глубинки и не понаслышке знает, как тяжело выбиться наверх?

- В футбол я начинал играть в родном Таганроге. Выбора у меня, по сути, не было - все сверстники повально были увлечены футболом. Гонял мяч во дворе, а затем упросил отца отвести в секцию. Попав в местное "Торпедо", очень гордился. Это теперь футбол в Таганроге не в почете - даже команды мастеров не стало. А ведь наш город многим дал путевку в большой футбол. Раньше, впрочем, все было организовано по принципу конвейера: тех из общего потока, у кого обнаруживался талант, выделяли и определяли на ступеньку выше - школа, городская команда, команда мастеров. Я и сейчас уверен, что талантливых ребят у нас много, но конвейера уже нет, и пробиться все труднее.

- Бытует мнение, что успехов в спорте чаще добиваются дети из малообеспеченных семей - у них, дескать, больше рвения.

- Сложный вопрос. В наше время достаток во всех семьях был примерно одинаковый. Сейчас же за все надо платить. Из-за этого, скажем, теннис стал видом спорта для избранных. Да и в футбол не все могут отдать детей - накладно.

БЫШОВЕЦ

Скляров считает, что ему повезло с учителями. Тепло отзывается об Анатолии Бышовце - человеке, под руководством которого прошел все ступени, - юниорская сборная, юношеская, олимпийская (за национальную команду России он сыграл уже при Садырине). Именно будущий триумфатор Сеула переквалифицировал Склярова в игрока оборонительного плана. А в ростовском интернате, куда Игорь переехал из Таганрога в седьмом классе, на него поначалу рассчитывали как на центрфорварда.

- Ростовский интернат был очень плодовит на таланты, - говорит Бышовец. - В Склярове я уже при первом знакомстве обнаружил тонкое понимание игры, технику, рациональное обеспечение созидательных действий. Вначале использовал его на месте центрального полузащитника, по мере приобретения опыта стал наигрывать в качестве защитника. А по человеческим качествам это был настоящий лидер. Вожак, объединявший вокруг себя коллектив.

Склярову, когда его спрашиваешь о причинах неудач сборной Бышовца в отборочном цикле ЧЕ-2000, отвечать, чувствуется, немного неловко. Но от ответа не уклоняется:

- Время меняет людей. Изменился и Бышовец. Когда-то я идеализировал Анатолия Федоровича, однако с возрастом понимаешь: совершенства не бывает. После "Динамо" наши футбольные пути разошлись, но, говорят, он стал жестче в работе с игроками. Впрочем, не в этом, конечно, причина невыразительной игры сборной России под его началом. Положа руку на сердце, признаемся: уровень российского футбола - не чета союзному. Цельную игру у нас до недавнего времени показывал только "Спартак", который держится на преемственности поколений. Выбора у тренеров нет. Года два назад пошла волна критики: мол, не стоит приглашать иностранцев, надо ориентироваться на своих игроков. Но много ли наших футболистов способны выступать на европейском уровне? В союзные времена были добротные игроки, потому и выигрывали - Олимпиады, чемпионат Европы. А сейчас радуемся только локальным успехам.

- Бышовец - тренер-консерватор?

- Да, для него главное - не пропустить. Это было видно и по "Зениту", и по сборной России, игравшей порой в пять защитников. Конечно, оборонительный уклон не всем по душе. Тем не менее Бышовец - специалист высочайшего класса, и нельзя его винить в том, что он видит футбол по-своему и придерживается тех, а не иных тактических схем.

- Бышовец сыграл в вашей судьбе немалую роль. Вы и в московское "Динамо", если не ошибаюсь, с его благословения отправились?

- Верно. После того как отслужил в ростовском СКА, предложений из высшей лиги хватало. И именно Анатолий Федорович, уже работавший с олимпийской сборной, рекомендовал мне выбрать "Динамо". Так оказался у Малофеева.

- Боязни не было? Шли-то в одну из лучших команд страны.

- Да, хотя я и в СКА с авторитетными людьми играл, и в олимпийскую команду привлекался, в "Динамо" поначалу чувствовал себя неуютно. Тем более что в 1986 году москвичи стали серебряными призерами, а могли взять и золото - помните спорный пенальти в решающем матче с киевлянами? Тогда как раз Добровольский и Колыванов начинали, непререкаемым авторитетом пользовался Новиков. Меня сразу поставили в основу, и робость прошла только со временем.

- О союзном чемпионате, вижу, вспоминаете с удовольствием.

- Так интрига какая была, какой интерес! Почти все матчи - важные, непредсказуемые. А противоборство разных футбольных школ и стилей! Минское "Динамо" было невозможно спутать с тбилисским, а "Шахтер" с "Жальгирисом". Ну и, конечно, было противостояние Москва - Киев. Говорят, все украинские клубы по наказу Щербицкого работали на "Динамо" Лобановского, но я этого подтвердить не могу. Бились все или почти все - чемпионство "Днепра" в этом плане показательно. Никакой коалиции против Киева не было и у московских команд. Меня порой даже удивляло, с какой беспощадностью топили друг друга столичные клубы.

ВЕРНУЛСЯ, ЧТОБЫ УЙТИ

Футбольную карьеру Склярова можно разделить на две части: до и после 1995 года, когда в Набережных Челнах в игре с "камазом" он получил тяжелейшую травму. В случившемся никого не винит: "Ситуация была игровая, соперник действовал без злого умысла. Не выдержали крестообразные связки колена - профессиональная травма футболистов".

За пять месяцев он дважды ложился под нож хирургов. После второй операции приговор был суровым: год без футбола. Уже было начал подыскивать работу вне спорта, но мяч, как наркотик, тянул на поле. По его собственному признанию, внутренне не был готов к тому, что карьера может оборваться так внезапно. Ему ведь не было и 30. Восстановление получилось тяжелым - в общей сложности ушло больше двух лет. Этот период жизни Игорь вычеркивает из памяти, как дурной сон. Другой на его месте сломался бы, повесил нос, но Скляров не скис.

Ирония судьбы: подготовку к сезону-98 он начал в... Набережных Челнах. Долго, впрочем, там не задержался: Газзаев, как только узнал, что Скляров возвращается, позвал в "Аланию".

- С Валерием Георгиевичем мы в начале 90-х в "Динамо" работали, он хорошо знал мои возможности. С "Аланией" тренировался месяц, прошел сборы. Чувствовал, что смогу вернуться к полноценной футбольной жизни. Вопрос был в другом: поверят ли в меня люди?

- Судя по всему, не поверили.

- Я бы не стал так говорить. Мы с Газзаевым разошлись во взглядах на тактическое построение игры. Но ему надо отдать должное - это человек-мотор. Для Владикавказа Газзаев, по-моему, идеальный вариант. Игроки слушались его беспрекословно - я даже был удивлен, как ему удалось при их горячем осетинском характере наладить в "Алании" такую дисциплину.

После Северной Осетии Скляров подался в Липецк, в первую лигу - к Владимиру Федотову, под руководством которого выступал еще в ростовском СКА. Но по ходу сезона начались перебои с финансированием, кадровая чехарда. Ушел. А тут как раз свела судьба с Куприяновым, президентом рязанского "Спартака".

- Толковый руководитель, - говорит Игорь. - Команда за выход в первую лигу боролась, попросили помочь, и я согласился. О, это было забавное время! Никогда и нигде не видел, чтобы люди так на голом энтузиазме играли. Команда шла на первом месте, а впору было сниматься с чемпионата. Местные власти ее как будто специально игнорировали. Муштруеву (главному тренеру. - Прим. С.И.) приходилось настраивать на борьбу голодных, без преувеличения, футболистов. И, что вы думаете, самую малость до первого места не дотянули!

...Когда мы разговаривали в последний раз, Скляров дал понять, что, возможно, уедет в Америку - там у жены открываются перспективы получить престижную тренерскую работу. Недавно набрал их московский номер и услышал: такого абонента здесь больше нет. Может, уехал? Но уверен: какую бы судьбу ни выбрал Скляров, он не пропадет. Потому как всегда был уверен в себе и привык полагаться на собственные силы.

Сергей ИЛЬЕВ

Рязань

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...