Газета
8 мая 2001

8 мая 2001 | Хоккей - Россия

26 апреля журналисты ждали грандиозного события: объединения двух армейских хоккейных команд, существующих под одной аббревиатурой - ЦСКА. Объединения, однако, не произошло.

ВОЙНА БЕЗ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

ХРОНОЛОГИЯ РАЗРУШЕНИЯ

"Представляете, восемь лет..." - Виктор Тихонов, с которым мы встретились у него дома в конце апреля, произнес эти слова и надолго замолчал. Я вдруг с ужасом подумала, что восемь лет - чудовищно большой срок. За это время в России успело вырасти целое поколение болельщиков, лишь смутно представляющее себе, какое хоккейное величие еще не так давно стояло за аббревиатурой ЦСКА. Считающее нормой наличие двух довольно посредственных команд с практически одинаковым названием. И уж совсем не подозревающее, какие страсти сотрясали оба хоккейных ЦСКА.

Хозяевами армейской команды и арендаторами дворца спорта Тихонов и его ближайший соратник Валерий Гущин стали, в общем-то, случайно. К началу 93-го стало очевидно, что министерство обороны финансировать собственную команду не в состоянии. Возникла паника. Об этом можно судить хотя бы по резолюции, наложенной министром обороны Павлом Грачевым на одном из документов и адресованной замам: "Вы должны четко усвоить, что ЦСКА - гордость армейского спорта на мировой арене - из-за нашего бездействия и бессилия разваливается. Я этого допустить не могу и не посмею. Примите немедленно все меры. Передайте в безвозмездное пользование все запрашиваемые объекты. Вы у меня ответите за дела в хоккейной команде ЦСКА!"

Чуть позже Тихонова вызвал первый заместитель Грачева генерал Кондратьев: "Бери дворец спорта в аренду и делай все, что считаешь нужным. Слышал, собираетесь заключить договор с американцами? Если они готовы дать деньги - заключайте. Другого выхода нет!"

В июне 93-го в Квебеке был подписан договор о сотрудничестве между ЦСКА и "Питтсбургом". По отзывам связанных с хоккеем людей, добиться подобного мог только Тихонов. Его связи и популярность в НХЛ были фантастическими. Глобальная договоренность между российским тренером и владельцами "Питтсбурга" была достигнута в ходе "Матча всех звезд" в начале 93-го во многом благодаря стечению обстоятельств: Тихонов оказался в одной ложе с совладельцами американского клуба - Говардом Болдуином и известным актером Майклом Джей. Фоксом.

ЦСКА и "Питтсбург" стали равноправными партнерами, и на груди у армейских хоккеистов появилась новая эмблема - красная звезда и пингвин. В планах клубов значились совместные тренировки, сборы, турне, обмен игроками. Американцы не только предоставили ЦСКА кредит (его клуб позже выплатил полностью), но и взяли на себя организацию рекламы, правовую защиту хоккеистов. В результате рекламной раскрутки у ЦСКА появились солидные спонсоры, на игры пошли зрители. Была куплена финская хоккейная коробка, построены гостевые ложи.

А чуть позже в ЦСКА сменился начальник. Им стал полковник Барановский, которого болельщики до сих пор называют Могильщиком. Потому что, побывав несколько раз в ложе переполненного дворца, полковник задался целью любой ценой заполучить дворец в личное пользование.

ВОЙНА

"В минувший вторник Виктора Тихонова и игроков хоккейного клуба ЦСКА не пустили в раздевалку Ледового дворца ЦСКА перед утренней тренировкой. Сделал это по приказу начальника ЦСКА полковника Александра Барановского наряд из пятнадцати солдат и дежурного офицера. Солдаты были без автоматов, но со штыками на поясе. Заодно было дано распоряжение отключить электроэнергию и воду в той части дворца, где находится офис руководства команды..." ("СПОРТ-ЭКСПРЕСС", 5 июля 1996 года).

Приказ об увольнении Тихонова из армии был подписан во время чемпионата мира, где тренер находился вместе с российской сборной. Вернувшись в Москву, Тихонов узнал, что у команды уже другой тренер - Александр Волчков. На всех входах и выходах дворца спорта стояли солдаты, получившие приказ Барановского ни под каким видом не пускать выдающегося тренера на каток.

- Я всю жизнь проходил без пропуска в любые двери, - рассказывал Тихонов. - Здесь же оказался в ситуации, когда мальчишки-солдатики, извиняясь, говорили: "Нам приказано вас не пускать". И просили у меня автограф. Что я мог сделать? Лезть в драку и затевать скандал? Мы обратились в суд.

Тихонову пришлось зарегистрировать новую команду - ХК ЦСКА, в которой на момент разделения числилось всего восемь игроков. После того как суд признал действия Барановского незаконными, владельцы ХК ЦСКА с помощью ОМОНа получили доступ на каток. Но тренироваться во дворце было практически невозможно. В раздевалках срезали замки, отключили свет, воду, телефоны. Блокирован оказался доступ на тренировочную базу в Архангельском. При этом никому из инициаторов осады не приходило в голову, что сорванной в итоге оказывается подготовка обеих команд, чье моральное состояние и без того было подавленным. Из-за конфликта в клубе играть в НХЛ уехал один из наиболее одаренных хоккеистов 17-летний Сергей Самсонов. Перед отъездом он сказал Тихонову: "Я хочу играть в хоккей, а не воевать с армией".

- Я не виню ни ребят, ни тренеров, - говорил тогда Тихонов. - Письмо на имя Грачева с просьбой не допускать моего снятия с работы подписали все без исключения хоккеисты обеих команд. Но потом им, видимо, сказали, что Тихонова нет и не будет, что зарплата в команде у Волчкова будет на порядок выше, чем в моей, что клуб гарантирует шесть квартир в течение года, в то время как Тихонов за шесть лет не пробил ни одной. Наверняка были и другие аргументы: в команде на тот момент насчитывалось семеро военнослужащих. Найти для них семь мест в дальних гарнизонах, сами понимаете, не проблема. Остальные мальчишки - призывного возраста. Их растерзали, сломали морально. Тренеры же "того" ЦСКА не могли позволить себе высказывать собственное мнение. Ослушаешься приказа - завтра же тебя не будет в Москве. Я прожил в армейском спорте достаточно долго, чтобы понимать, что к чему.

О том, что двум командам необходимо объединяться как можно быстрее, Тихонов говорил еще в начале 97-го. Утверждал, что ситуация позволяет это сделать. То, что одна сильная команда лучше двух слабых, понимали многие. Но в течение следующих лет положение лишь усугублялось. Приказом Барановского во дворце спорта начали срочный капитальный ремонт. За несколько часов разрушили все потолки, перерубили кабели - обломки и прочий хлам летели прямо на главную арену. Лучших игроков детской школы отчаявшиеся родители, помитинговав, перевели в другие клубы. Затеянная по инициативе Барановского финансовая проверка выявила чудовищную сумму долга ХК ЦСКА - 5 миллиардов 600 миллионов рублей. Понадобились месяцы хождений по инстанциям, включая военную прокуратуру и еще один независимый аудит, чтобы выяснить: факты первой проверки не соответствуют истине.

- Расчет Барановского был прост. Создать такую обстановку, чтобы наша команда окончательно развалилась сама собой, - вспоминал Тихонов. - Мне, кстати, не раз говорили на самых разных уровнях: если бы на моем месте был кто угодно, его бы давно сломали и уничтожили.

Вот, собственно, одна из главных причин, по которой Тихонов все эти годы не оставлял попыток добиться объединения, отказываясь от любых предлагавшихся ему постов.

В 1998 году ХК ЦСКА выбыл в высшую лигу. Главным тренером другого ЦСКА, финансировать который стал "ОНЭКСИМ-банк" (если совсем точно - "ЦСКА-Холдинг", созданный банком), был назначен Борис Михайлов.

КУРС НА СБЛИЖЕНИЕ

Слабая надежда на объединение двух команд забрезжила в 99-м. После проверки, проведенной министерством обороны, Барановского сняли с должности начальника клуба. На его место пришел олимпийский чемпион Михаил Мамиашвили. Новый начальник ЦСКА полагал, что решить проблему сумеет довольно быстро. Но, начав изучать экономические и юридические бумаги, накопившиеся с двух сторон, пришел в ужас и сказал: не я это затевал, не мне разгребать, сил не хватит.

- Я сразу предупредил: вопрос об объединении будет одним из самых сложных, - вспоминает Тихонов. - Пытаясь уничтожить ХК ЦСКА, Барановский аргументировал это тем, что наша команда - коммерческая и к армии никакого отношения не имеет. Сейчас же по сути коммерческий статус имеют обе команды.

Мамиашвили тем не менее предпринимал все более активные попытки привести стороны к компромиссу. В апреле 2000 года, после того, как разрушенный дворец был отремонтирован и даже смог принять чемпионат Европы по греко-римской борьбе, он переговорил с Тихоновым и, заручившись согласием тренера, предложил генеральному директору "ЦСКА-Холдинга" Андрею Малышеву начать сезон в армейском Ледовом дворце. Более того, предложил подписать официальное соглашение, где брал на себя дополнительную ответственность: если вдруг, не важно по чьей вине, возникнут форс-мажорные обстоятельства, вплоть до того, что во дворец ударит молния и разрушит здание до основания, начальник ЦСКА лично должен обеспечить команде Холдинга равноценную замену.

- Мы ударили по рукам, и я улетел в командировку, - вспоминал Мамиашвили. - Улетел со спокойной душой, ведь Малышев сказал, что никакой спешки нет, поскольку тренировочный сезон еще не начался. Но заверил, что договор будет подписан сразу после моего возвращения и команда действительно начнет работу во дворце.

Вернувшись в Москву, Мамиашвили с удивлением узнал от Малышева, что тот уже снял на год Новогорскую базу и заключил контракт с директором Лужников Владимиром Алешиным.

Внешне тем не менее прогресс в отношениях между двумя клубами был налицо. Когда минувшей зимой перед командой Михайлова (его в ходе розыгрыша на посту главного тренера сменил Владимир Крутов) замаячила угроза вылета из суперлиги, Тихонов без колебаний согласился отдать в аренду свою первую тройку и предоставить дворец спорта.

- Если бы ЦСКА потерял место в суперлиге, потом пришлось бы затратить в пять раз больше средств и энергии - и все равно не вернуться на прежний уровень, - объяснил решение тренер.

Команда осталась. Чудом.

ОСЕЧКА

Необходимость срочно решать вопрос с объединением двух команд сразу после окончания сезона признавали все. В том числе и Малышев: как бизнесмен он прекрасно понимает, что коммерческая выгода от объединения клуба только возрастет.

О коммерческом интересе не забывал и клуб Тихонова, но прежде всего тренер был обеспокоен хоккейной стороной дела:

- Многие игроки, кого мы намечали под объединение, в том числе и те, кто успел получить солидную игровую практику, устали ждать и готовы заключить контракты с другими клубами. Собрать из двух команд одну хорошую в этой ситуации не так просто. Тем более ставить перед ней задачи хотя бы на год вперед. К тому же у нас большие проблемы с собственным резервом - сказывается отсутствие игроков, которые ушли из ЦСКА, пока мы воевали с Барановским. Надо поднимать все, начиная с детской школы.

На словах все детали были обговорены и согласованы сторонами заранее (в частности, то, что Тихонов становится президентом и главным тренером объединенной команды и будет лично формировать спортивный и административный штаб), однако проект соглашения, представленный тренеру за день до планируемого подписания, соответствовал далеко не всем договоренностям. И предусматривал, по словам Тихонова, прежде всего коммерческие интересы ЗАО "ЦСКА-Холдинг".

Поэтому подписан в срок он не был. А на следующий день Малышев улетел из Москвы.

КТО ЗАКАЗЫВАЕТ МУЗЫКУ

С Малышевым мне удалось связаться по телефону - генеральный директор "ЦСКА-Холдинг" находился на отдыхе.

- Почему не состоялась пресс-конференция?

- Никакой пресс-конференции быть не могло, поскольку бумаги еще не были подписаны. Лично мы никаких журналистов не приглашали.

- Но документы были готовы к подписанию?

- С нашей стороны было подготовлено вариантов пять. Наше условие было одно: сохранение контрольного пакета акций, что мы считаем логичным, поскольку стопроцентное финансирование идет со стороны Холдинга. Мы предложили на рассмотрение договор, который, с нашей точки зрения, должен был устроить всех. Но на следующий день Тихонов и Гущин сказали, что этот вариант для них неприемлем. Почему-то считают, что мы обязательно их обманем.

- Что именно не устроило ХК ЦСКА?

- Боятся, что лишатся дворца. Значит, плохо смотрели документы. Когда мы разговаривали, то предусмотрели все. В том числе и ситуацию "бракоразводного процесса". Если по каким-то причинам мы после объединения вновь разойдемся, у нас проблем будет больше - по сути, придется заново искать тренера, формировать команду. Останется лишь договор о субаренде дворца - льда, раздевалок.

- На какой срок распространяется договор?

- По-моему, там осталось 40 лет.

На мой вопрос, что сейчас происходит с командой, которая (если объединения не произойдет) будет играть следующий сезон в суперлиге, и что делается для ее усиления, Малышев ответил:

- А как мы можем что-то делать? Мы как бы зависли в выборе. Сейчас такая ситуация, когда время уходит, игроков разбирают, несколько человек из нашей команды уже получили приглашения... Но до 20 мая станет окончательно ясно - либо откладываем решение вопроса еще на год, либо объединяемся. Дальше затягивать нельзя.

КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ ТОВАРНЫЙ ЗНАК?

Игроки ХК ЦСКА уже тренируются. Задачи выхода в суперлигу в следующем сезоне с них никто не снимал. В команде Крутова - напряженное ожидание. Говорят, игроки два месяца не получали денег. Малышев подтвердил это ("Знаю, что задержка есть"), но сказал, что к началу июня - сроку официального окончания действующих контрактов - все задолженности будут погашены. В первую очередь перед теми, кто останется в команде.

По старому договору, который подписывался еще во времена Барановского, товарный знак "ЦСКА" будет принадлежать ПХК ЦСКА (то есть клубу Холдинга) до весны 2002 года. "Дальше будем договариваться с начальником ЦСКА, кто бы им ни был", - пояснил Малышев.

С точки зрения Малышева, главное преимущество "ЦСКА-Холдинга" в том, что у команды есть стабильное финансирование и место в суперлиге. "Даже если мы потеряем право на знак и будем называться не ЦСКА, а как-нибудь еще, это место принадлежит нам и будет нам принадлежать", - сказал он в разговоре со мной.

НАЧАЛЬНИК ЦСКА

Когда подписание соглашения между двумя хоккейными командами сорвалось, Мамиашвили, пожалуй, впервые не стал скрывать, что его взгляды расходятся с позицией хозяев команды ЦСКА.

- Наверное, я мог бы вообще закрыть глаза на ситуацию. Два коммерческих предприятия - пусть сами разбираются между собой. Но мне стыдно смотреть людям в глаза. Слишком серьезны традиции и ответственность перед людьми, которые болеют за ЦСКА и любят эту команду. И которые не могут понять, что происходит. Считаю мужественным поступок Ирека Гимаева и Володи Крутова, взявших команду в катастрофическом положении, когда ушел Михайлов. Ответственность была чудовищной. Но у них хватило и характера, и воли, и знаний для того, чтобы настроить игроков на борьбу. Команда все-таки осталась в суперлиге. Но при всем этом не вижу никакого повода для эйфории. Результат-то - позорный. А реакция у руководителей Холдинга была такой, будто выиграли чемпионат мира. Страшно думать, что 16-е место - та планочка, которая полностью устраивает нынешних владельцев команды.

- Считаете, у бизнесменов должна быть такая же моральная ответственность за результат, как у тренеров?

- В данной ситуации - безусловно. Могу провести параллель с футболом. Люди, которые пришли в клуб, во главу угла поставили не только денежные интересы. Если кто-то сегодня спросит, что происходит с армейским футболом, я возьму человека за руку и отведу на Песчаную, где тренируется команда. Тот, кто видел, на каких полях, какими мячами и в какой форме ребята играли еще два месяца назад, в каких раздевалках раздевались, не станет задавать больше вопросов. Ведь до смешного доходило: за последние шесть лет бурной экономической деятельности ФК ЦСКА не было закуплено ни одного мяча. Ни одного... А команда будет играть. В этом я уверен. Потому что видел, с чего начали те, кто сейчас ее возглавил. Перелопатили все проблемы детских школ. Создали условия игрокам и тренерам. И реально посмотрели, что в этих условиях можно от них требовать.

- Судя по всему, позиция Тихонова вам ближе?

- Дело не в этом. Для Тихонова, что бы о нем ни говорили, хоккей составляет смысл всей жизни. А разве может здравомыслящий человек сознательно свою жизнь уничтожать? Но в то же время считаю, что прежде, чем сесть за стол переговоров и решать, как быть дальше, надо честно признать: мы все вместе уничтожили армейский хоккей. Одни - из-за амбиций, другие - из-за неумения, третьи - из-за нежелания вмешаться.

- Вы видите пути, чтобы разрешить ситуацию?

- Пути есть. Поэтому официально вам заявляю: сезон не будет потерян. Я этого не допущу. Категорически не приемлю лозунг: "Кто платит, тот и заказывает музыку". Хоккейную команду нельзя расценивать, как игрушку. Это - не велосипед, который человек купил и принес к себе домой. Слишком велики традиции и ответственность перед людьми, которые болеют и любят эту команду.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Пока я собирала необходимую информацию, видела множество документов. В том числе и все проекты договоров. Но не хочу влезать в юридические тонкости. Как и давать оценку - кто же, собственно, прав. Наверное, каждый по-своему. Вот только, по моему глубокому убеждению, руководствоваться исключительно интересами бизнеса в нынешней ситуации с ЦСКА уже недопустимо. В силу той самой моральной ответственности - перед всеми, кто так или иначе имел и имеет отношение к ЦСКА.

Всю свою спортивную жизнь я провела в этом клубе. И до сих пор воспринимаю его как свой клуб. Где хоккейная команда - моя команда. Родная и горячо любимая. Как бы она ни играла и кто бы ею ни руководил.

Должен ли ею руководить Тихонов? 69 процентов участников специального Интернет-опроса "СЭ" ответили "да". Среди тех, кто против, немало великих в прошлом хоккеистов. В том числе - тренеры второго ЦСКА. Понять их можно: в случае объединения команд они остаются не у дел.

Основной довод оппонентов - возраст. Тихонову - уже за 70. Возраст, безусловно, серьезный. Хотя можно вспомнить Раймона Гуталса, который в 72 выиграл с футбольным "Олимпиком" Лигу чемпионов. Приходилось слышать, что Тихонов уже отработал свое. И не способен перестроить свое понимание игры применительно к хоккею сегодняшнему. А кто, собственно, смог? Волчков? Жлуктов? Михайлов? Крутов?

Главный недостаток Тихонова в другом. Им невозможно управлять, поскольку по большому счету его не интересуют ни деньги, ни слава. Он уже все выиграл.

Впрочем, речь о другом. Возможно, на чей-то взгляд нет ничего страшного в том, что шаг к объединению оказался шагом в никуда. Мы действительно успели привыкнуть к тому, что любая команда продается и покупается, может появиться или прекратить существование. Но ЦСКА - не любая команда. Это прежде всего - история и честь России. И нет таких денег, которые могут заставить забыть об этом.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...