Газета
23 апреля 2001

23 апреля 2001 | Бокс

БОКС

ОДИН УДАР В ЧЕЛЮСТЬ ЛЬЮИСА
ПРИНЕС РАХМАНУ ДВА ТИТУЛА!

Когда в марте 1998 года я спросил Леннокса Льюиса, что он думает об известном американском тяжеловесе Хасиме Рахмане, тот ответил мне, что никогда его не видел и ничего определенного сказать не может. Эта реплика даже не вошла в интервью, опубликованное в "СЭ-журнале", так как не представляла никакого интереса. Вчера рано утром Льюис увидел Рахмана прямо перед собой - на ринге в Йоханнесбурге, и эта встреча закончилась тем, что он проиграл американцу два своих официальных чемпионских титула в тяжелом весе, по версиям WBC и IBF. Ну а неофициальное, но тем более значимое звание абсолютного чемпиона мира Леннокс, можно сказать, выставил на торги, так как Рахман его явно не достоин.

НАКАНУНЕ

Перед боем много говорили о том, что Льюис плохо готовился к бою и слишком задержался на съемках фильма в Америке, где снимался вместе с Владимиром Кличко, а заодно болтал с Джулией Робертс и другими голливудскими знаменитостями. Меньше чем за две недели до боя Льюис наконец приехал в Южную Африку. Большинство специалистов полагали, что этого явно недостаточно для акклиматизации - тем более что Йоханнесбург находится на высоте почти 2000 м над уровнем моря, да и к местному разреженному воздуху тоже надо привыкнуть. Когда же стало известно, что на весах Льюис потянул аж 122 кг, то есть килограммов на восемь больше его обычного боевого веса, в мировой прессе, и прежде всего американской, появились робкие надежды на то, что у Рахмана есть небольшой шанс на победу, хотя еще недавно ставки заключались из расчета 20-1 в пользу британца.

Льюис, недавно сам себя прозвавший Львом, отметал все подозрения на счет того, что он не вполне готов к бою, и даже отказался от нескольких пресс-конференций: мол, ему до смерти надоели разговоры о плохой форме.

Что же касается Хасима Рахмана, известного также под кличкой Скала, то он приехал в Йоханнесбург за месяц до боя и, наоборот, сам стремился к встречам с журналистами. Он без устали говорил всем и каждому, что победит Льюиса, что зря Леннокс думает только о встрече с Тайсоном, а его, Рахмана, вообще игнорирует и, наконец, что никакого боя Льюис - Тайсон не будет, поскольку будет бой Тайсон - Рахман... Правда, слушали его без особого внимания, так как полагали, что и растренированного Льюиса с лихвой хватит для того, чтобы разделать Рахмана под орех.

Честно говоря, так казалось и мне. Я встречался с Хасимом в марте 1998 года, когда он приезжал на турнир в Москву. Никаких чемпионских перспектив в нем я тогда не разглядел. Неплохой тяж - и только. Когда Рахман сказал, что рано или поздно завоюет высший титул в мировом боксе, я постарался улыбнуться повежливее. Все мои мысли были о другом: через две недели предстояло ехать в Нью-Йорк, чтобы взять интервью у самого Леннокса Льюиса, британского тяжеловеса, который к тому моменту отобрал у американцев треть их национальной святыни - титула абсолютного чемпиона мира в тяжелом весе.

Только треть - потому что Льюис уже был тогда чемпионом мира, но только по версии WBC. Но я не сомневался, что со временем он завоюет и оставшиеся две трети, по версиям WBA и IBF, что он и сделал спустя год, дважды победив Эвандера Холифилда. Судьи тогда не решились так сразу обидеть Америку, и в первом бою в марте 99-го дали ничью, несмотря на большое преимущество британца. Они продлили агонию лишь на восемь месяцев - в ноябре Льюис выиграл матч-реванш и стал абсолютным чемпионом мира.

Правда, через полгода суперпромоутер Дон Кинг с помощью закулисных интриг сумел лишить его титула по версии WBA, но на отношении к Льюису это никак не сказалось: в глазах абсолютно всех поклонников бокса, в том числе и американцев, он остался абсолютным чемпионом мира в тяжелом весе.

ПЯТЫЙ РАУНД

Когда Рахман вышел на ринг, вид у него был подавленный. Внешне по крайней мере он никак не походил на боксера, которому предстояло сотворить самую большую сенсацию с тех пор, как Бастер Даглас нокаутировал Тайсона 11 февраля 1990 года.

А вот Льюис был абсолютно спокоен и совсем не волновался, как это было перед боем с Дэвидом Туа в ноябре прошлого года. На предматчевом взвешивании Леннокс потянул меньше 115 кило, и, узнав об этом, я вместе с очень многими утвердился в подозрении, что слухи о его плохой форме распускались специально - чтобы подогреть интерес к матчу, исход которого заранее известен. Ну нельзя же в самом деле сбросить за неделю 7 килограммов. То есть, конечно, можно, но ни один разумный человек этого делать не станет, так как такая сгонка веса очень ослабляет организм.

Сейчас многие обозреватели утверждают, что с первых же секунд боя им стало ясно: Леннокс действительно неважно готов к матчу. Не знаю, может быть, и так, но я ничего подобного не увидел. Мне показалось, что Льюис выбрал довольно обычную для себя несколько ленивую тактику - не спешить, не форсировать события, а дождаться момента и влепить свою мощнейшую плюху справа. Ну а если такой возможности не представится, то хватит и очков, набранных главным образом левой и изредка правой. В общем, нечто подобное тому, что мы видели в двух его боях с Холифилдом или во встрече с Туа.

Льюис явно провоцировал Рахмана на атаку, но тот тоже не спешил претворять в жизнь свои грозные обещания. Так и прошел первый раунд.

Немногим отличались от него и последующие три. Все происходило в том же ключе. Удары Льюиса чаще достигали цели. Во втором раунде одним из немногих своих ударов справа британцу удалось слегка потрясти Рахмана, однако развивать успех он не стал. Может, действительно берег силы, которых было не так уж и много? Вполне вероятно. Не берусь утверждать, но с противниками, которых он серьезными не считает, Льюис обычно ведет себя гораздо агрессивнее. Так было, например, с Майклом Грантом или Франсом Ботой, которых британец просто раздавил, как бульдозер, - и нокаутировал уже во 2-м раунде.

Не удивлюсь, если кто-то из судей отдал четвертый раунд Рахману. Нет, никаких особых успехов Хасим не добился, зато был активнее, хотя пропускал по-прежнему больше. Видимо, Льюис тоже это почувствовал и пятый раунд начал пободрее. Может быть, Леннокс и был не в очень хорошей форме, но Рахман явно больше устал. Он пропустил много тяжелых ударов и, судя по всему, не очень надеялся на победу.

Создавалось впечатление, что план Льюиса в конце концов сработает: через пару раундов уставший Рахман раскроется, Льюис нанесет свой коронный правый кросс или аперкот, и на этом все закончится. Но...

Пятый раунд уже подходил к концу, когда Льюис, как он это часто делал на протяжении всего боя, попятился назад, как бы выманивая Рахмана на атаку. Перед этим Леннокс, возможно, и пропустил удар, но он его явно не потряс. Рахман почти побежал за ним. Льюис уперся в канаты и, видимо, собирался отойти в сторону, что он вообще-то мастерски делает. Так в бою с Туа, использовав этот самый прием на последних секундах боя, он заставил противника провалиться и забодать головой стойку ринга.

И тут... Вполне возможно, датчики сейсмоактивности в окрестностях Йоханнесбурга зафиксировали в это мгновение подземный толчок. Если так, то они ошиблись. Это Льюис рухнул на настил ринга. Отчаянный длинный - чуть ли не с замахом - удар Рахмана справа просвистел между перчаток британца и обрушился сбоку на его челюсть. Леннокс сам усилил воздействие удара тем, что именно в этом момент остановился и стал смещаться влево, то есть навстречу удару.

Вот так, неожиданно, все и закончилось. Рахман был, наверное, предпоследним человеком в зале, который понял, что произошло. Уже было ясно, что Льюис не успеет встать до того, как рефери закончит счет, а он все не верил своей удаче. Ну а самым последним осознал случившееся сам Льюис. Он долго и тяжело вставал, как человек, который никак не может прийти в себя после дурного сна, и смотрел по сторонам каким-то остановившимся недоумевающим взглядом. Наверное, ждал, что кто-нибудь скажет ему: все просто бред и он по-прежнему абсолютный чемпион мира.

ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ

Льюис достаточно быстро пришел в себя и сразу же вспомнил, что в контракте на этот бой есть условие, по которому Рахман в случае своей победы обязан дать ему матч-реванш.

Условие такое, конечно, есть, но вот дадут ли Льюису возможность воспользоваться им - еще очень большой вопрос. Есть множество способов увильнуть от этого обязательства. Например, традиционно проамерикански настроенная IBF может потребовать от Рахмана сначала защитить свой титул против первого номера в рейтинге этой организации, и Рахман просто будет вынужден повиноваться, так как в противном случае потеряет один из двух своих титулов. Такой вариант развития событий тем более вероятен, что первым номером IBF сейчас является Туа, который два года назад нокаутировал Рахмана в 10-м раунде.

Впрочем, это лишь один из возможных вариантов развития событий. А пока за океаном праздник. Британский Лев все-таки разбился об американскую Скалу, и национальная святыня, титул абсолютного чемпиона мира в тяжелом весе, вернулась на место. Пусть Рахман в этом качестве выглядит не слишком убедительно - важно, что он американец.

Ну а для нас в сложившейся ситуации, наверное, самое важное то, что Олег Маскаев в ноябре 1999 года в 8-м раунде выбил новоиспеченного чемпиона мира за канаты ринга. В последнее время карьера Олега складывалась неудачно, он проиграл два боя. Так может быть, победа Рахмана придаст ему новые силы?

Александр БЕЛЕНЬКИЙ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...