Газета
20 марта 2001

20 марта 2001 | Хоккей

ХОККЕЙ

Если бы в середине 70-х я посмел предсказать, что в первый год нового столетия хоккеисты ЦСКА будут сражаться за право остаться в элите, а "Спартак" и "Крылья Советов" - за возвращение в нее, меня бы сочли за сумасшедшего. В то время эти команды задавали тон в нашем хоккее и составляли костяк сборной. И именно ЦСКА и "Крылышки" 25 лет назад в суперсерии из восьми матчей взяли верх над клубами НХЛ. Причем клубов этих в лиге было тогда не 30, как сейчас, а всего 16, и в них играли все звезды североамериканского хоккея.

Перед отъездом в Америку я попросил армейца Валерия Харламова и спартаковца Владимира Шадрина (его звено было брошено на усиление "Крыльев Советов") вести в ходе заокеанского турне дневники. Просьбу выполнили оба, и сегодня, четверть века спустя, у читателей "СЭ" есть возможность из первых уст услышать рассказ о том, как, по выражению Высоцкого, "наши ребята за ту же зарплату" громили грандов НХЛ.

Леонид ТРАХТЕНБЕРГ

СУПЕРСЕРИЯ-75/76

28.12.75

ЦСКА - "Нью-Йорк Рейнджерс" - 7:3

29.12.75

"Крылья Советов" - "Питтсбург Пингвинз" - 7:4

31.12.75

ЦСКА - "Монреаль Канадиенс" - 3:3

04.01.76

"Крылья Советов" - "Баффало Сэйбрз" - 6:12

07.01.76

"Крылья Советов" - "Чикаго Блэкхокс" - 4:2

08.01.76

ЦСКА - "Бостон Брюинз" - 5:2

10.01.76

"Крылья Советов" - "Нью-Йорк Айлендерс" - 2:1

11.01.76

ЦСКА - "Филадельфия Флайерз" - 1:4

"А НАШИ РЕБЯТА ЗА TУ ЖЕ ЗАРПЛАТУ..."

Валерий ХАРЛАМОВ

ХОККЕЙ В НОВОГОДНЮЮ НОЧЬ

Новый год - праздник семейный, и встречать его принято в кругу родных и близких. Нам, хоккеистам, это почти не удается. Я, например, восемь лет подряд встречаю Новый год за океаном, куда традиционно отправляется наша сборная или ЦСКА.

Вообще мы редко бываем дома. У Александра Мальцева-младшего - ему еще и двух лет нет - над кроваткой висит портрет отца. "Это чтобы меня узнавали, - шутит Саша и достает фотографию сына. - Ты знаешь, Валер, как он за меня болеет! Ни одного матча по телевизору не пропускает".

И за меня дома тоже волнуются, и представляю, как ждали там, в Москве, утренних сообщений о наших играх с канадцами. За нас переживали миллионы людей в разных концах страны. После первых игр мы получили множество поздравительных телеграмм.

А придут ли телеграммы после матча в Монреале? ЦСКА 19 раз побеждал в чемпионате страны, "Монреаль Канадиенс" - 17-кратный обладатель Кубка Стэнли. Хоккеисты этих клубов составляли большинство сборных СССР и Канады образца 1972 года. Я заглянул в программку предстоящей игры и увидел там знакомые имена: вратарь Драйден, защитники Лапойнт, Савар, Оури, нападающие Курнуайе, Лефлер, Пит Маховлич... Последний мне почему-то запомнился больше других. Четыре года назад он выделялся агрессивной игрой так же, как Фил Эспозито и Хендерсон, который в трех матчах умудрялся забрасывать нам шайбы на последних секундах.

Маховлича, Драйдена и тренера "Канадиенс" Скотти Боумэна, который возглавлял сборную "Кленовых листьев" в сентябре 72-го, я увидел на нашей тренировке. Как правило, они выходили на лед после нас, но в этот день, накануне матча, пришли пораньше, чтобы посмотреть, как тренируемся мы. А у нас шло обычное полуторачасовое предыгровое занятие.

Затем в коробке появились канадцы. Выяснилось, что наши тренировки очень похожи. Мы наигрываем комбинации "три против одного" - и канадцы репетируют то же самое. Мы делаем ускорение - и они бегут по льду, в какой-то момент резко увеличивая скорость. Но есть и отличия. Канадцы чаще отдыхают во время занятия, зато больше бросают по воротам и щелкают изо всех сил. К сожалению, я не дождался двусторонней игры. Так ли жестко они действуют здесь друг против друга, как в игре? Если мы не видели многих хоккеистов "Канадиенс" в деле, не имели представления, как они выглядят на сегодняшний день вообще, то монреальцы посылали разведчиков на наш матч с "Нью-Йорк Рейнджерс", и это давало им определенное преимущество.

Последний день 1975 года ничем не отличался от тех дней, в который нам предстояло играть. Завтрак, раскатка, обед, сон, установка на игру. Старший тренер Константин Борисович Локтев сказал: "Канадиенс" - более скоростная, более подвижная команда, чем наш предыдущий соперник - "Рейнджерс". Монреальцы хорошо подготовлены физически. Переиграть их можно исключительно за счет активных коллективных действий и колоссальной работоспособности". И еще он говорил о том, что нам нужно использовать одно из слабых мест противника: если канадец владеет шайбой, то открываются лишь два его партнера. Двое других обычно ведут себя пассивно. Мы же умеем и атаковать, и обороняться всей пятеркой. И еще Локтев просил нас в любом случае - ведем ли мы в счете или безнадежно проигрываем - сражаться изо всех сил от первой до последней секунды матча.

Мы сражались, но игра у нас не шла. Я такого не помню - чтобы за десять минут после вбрасывания мы не создали ни одного опасного момента у ворот соперника. Зато что творилось у наших! Третьяк отражал один бросок за другим. Падал на лед, вставал, снова падал и снова успевал подняться и среагировать на очередной мощный щелчок.

Но вечно так продолжаться не могло.

Я хорошо запомнил каждую из трех шайб, влетевших в наши ворота. И еще лучше - те три, которые побывали в воротах Драйдена. Слишком дорогой ценой они дались...

Первая шайба оказалась в воротах ЦСКА после сильнейшего броска Шага на 4-й минуте игры. В это время я сидел вместе с партнерами по тройке Борисом Михайловым и Владимиром Петровым на скамейке. Когда же канадцы забивали второй гол, мы были на площадке. Но натиск соперников был таким мощным, что его трудно было сдержать. Трижды за считанные секунды Владик парировал шайбу, посланную с близкого расстояния. Но в четвертый раз Ламбер в сутолоке протолкнул ее между ног нашего вратаря.

Можете себе представить, с каким настроением уходили мы на перерыв. А в Москве в это время уже наступало первое утро 1976 года.

- Не огорчайтесь, не все потеряно, - успокаивал Локтев в раздевалке. - Пока канадцы свежие, у них все получается. А подустанут... Вот тогда мы перехватим у них инициативу. А они должны устать.

Не думаю, что канадцы выдохлись после первого периода. Но то, что их игровое преимущество стало таять на глазах и превратилось в минимальное, - факт. Наконец-то мы свели до минимума и преимущество "Канадиенс" в счете. Михайлов с шайбой ворвался в зону канадцев, мы с Петровым поддерживали его на флангах. Монреальские защитники, решив, по-видимому, что Борис не будет бросать сам, а предоставит эту возможность кому-то из нас, разъехались в стороны. А капитан ЦСКА решил наоборот и угодил в самую "девятку".

Я и раньше замечал, что после гола даже канадцы как-то теряются и не сразу приходят в себя. Так случилось и на этот раз: после заброшенной Михайловым шайбы нам стало легче. И здесь последовали два удаления подряд, мы остались на площадке втроем, и Курнуайе использовал этот шанс. Канадцы снова воспрянули духом, и снова Третьяку пришлось работать в поте лица. Правда, и Драйдену скучать уже не приходилось.

Незадолго до второго перерыва Петров, заметив мой рывок, откинул мне шайбу, и, миновав двух защитников, я вышел к воротам. Драйден метнулся влево - я показал ему, что буду кидать туда, - шайба же полетела в противоположный угол ворот.

А сравнял счет Борис Александров. Шайба неожиданно соскочила с крюка его клюшки, и бросок получился не таким сильным, как ожидал вратарь. Но это уже детали. Главное, что счет сравнялся - 3:3.

Когда после финальной сирены мы пожимали соперникам руки, то на лицах канадцев я не заметил следов огорчения. Хотя они дважды вели в счете и бросали по нашим воротам 36 раз, а мы - только 13.

На следующий день в одной из монреальских газет было опубликовано интервью с Драйденом: "Мы бросали много, но слишком откровенно. Представляю, сколько бы забили нам русские, если бы бросали столько же. И, не попади Попов в штангу, все наши усилия пропали бы даром".

Чуть не забыл одну любопытную деталь. Хоккеисты "Монреаль Канадиенс" во время тренировки накануне матча очень внимательно следили за Третьяком. А Владик во время двусторонней игры стоял в воротах так, словно это был самый решающий матч в его жизни. "Это психологическая атака на канадских нападающих, - объяснял нам Третьяк после тренировки свои вратарские "подвиги". - Пусть они нервничают, пусть знают, как мне трудно забить. А я завтра буду спокоен".

Новый год мы встречали в советском консульстве в Монреале.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...