Газета
17 февраля 2001

17 февраля 2001 | Волейбол

ВОЛЕЙБОЛ

Роман ЯКОВЛЕВ

В САНТИМЕТРЕ ОТ СМЕРТИ

В среду один из лучших российских волейболистов Роман Яковлев в составе итальянского клуба "Модена" выиграл ответный матч 1/4 финала Кубка ЕКВ у ярославского "Нефтяника". Трудно поверить, что совсем недавно он едва не побывал на том свете.

Я не видел матча в Модене. Но несколькими днями ранее в Ярославле видел, как "Модена", одна из лучших команд мира, безнадежно горела тому же "Нефтянику", на который накануне местный тотализатор даже ставок не принимал. Как Яковлев, только-только оклемавшийся после автокатастрофы, мечется по площадке - и понять не может, что происходит. Как, замененный, швыряет на скамейку табличку - нервы-то не железные.

Все, думаю. Интервью не будет. Но час спустя мы наперегонки вспоминали Харьков конца 80-х и поименно, перебивая друг друга, перечисляли состав харьковского "Металлиста", выигравшего в 1988-м Кубок СССР по футболу.

ЛЕНТЯЙ

- Я ведь никогда на волейболе не зацикливался, - пояснил Яковлев, - футбол любил и старался не пропускать. В Италии сейчас и Харьков часто вспоминаю, где вырос, и Белгород, откуда в эту самую Италию уезжал. Белгород чаще - перебрался туда в неполные 19 лет, и пошло-поехало - волейбол, женитьба, Италия... "Путь наверх". Это я не очень громко сказал?

- Нормально.

- Помню, как в Харькове родительская опека напрягала - я же взрослым себе казался. По малолетству занимался и плаванием, и волейболом. Пришлось однажды выбирать. Мама, преподаватель, на учебе настаивает, а папа - на спорте, но только на одном. Прихожу к отцу: "В волейболе остаюсь!" - "Ну да, - отвечает. - Ты же у нас лентяй. В плавании грести все время надо, а в волейболе и постоять можно".

- Насчет лентяя - это правда?

- Любой тренер скажет, что работать Яковлев не любит. Вот играть - да. Говорят, тренируется тот, кто играть не умеет. Первый мой тренер, еще в Харькове, все повторяла: "Ты талантливый, ты та-а-кой талантливый..." И после этого мне жилы рвать? Зачем?

- Профессионал, словом. Которому и тренер не сильно нужен.

- Нет, профессионал никогда так себя ставить не будет - сам, мол, все знаю, и тренер мне не авторитет... Смотрите, кто в "Модене" играет - звезды. И им нужен тренер! Хотя бывает, видит тренер перед собой человека с именем и начинает его "поддушивать". Но это в России, на Западе такого не встретишь.

ПОЛДНЯ В ШЕРЕМЕТЬЕВЕ

- Что чувствуете при виде человека, которому таланта отпущено больше, чем вам?

- Что угодно, только не зависть. Талант либо есть, либо нет - и никуда от этого не денешься. У меня есть, с детства все легко давалось. Но у меня, например, не очень хорошая кисть - а есть люди с уникальной. С мячом делают что угодно. Тот же Шулепов. Или принимать человеку дано от Бога - как Тетюхину... Я так не умею.

- Из первых, харьковских лет что прежде всего запомнилось?

- Как с харьковским "Локомотивом" стал чемпионом Украины. Перед этим с болезнью Боткина валялся, но в команду взяли. Едем на последний тур в Киев и знаем, что ничего нам не светит. Киев на первом месте, у него на две победы больше... И, представляете, они проигрывают первые три игры, мы выигрываем и чемпионами становимся! "Старики" тогда победу крепко отметили. А мне после болезни возлияния не рекомендованы были, да и не сильно хотелось - 18 лет всего... Только что подумал: из детских приятелей, с кем в Харькове играть начинал, человека два в волейболе остались. За местную "Юракадемию" играют - я тоже в этой команде когда-то был.

- Говорят, уходили вы из нее, со всеми переругавшись.

- Только с тренером. Не хочу, говорит, видеть Яковлева в своей команде, либо я, либо он. Ладно, отвечаю, уйду. Попросил ректора перевести на юрфак белгородского педагогического университета. Предложение от "Белогорья" уже было.

- И не было мысли, когда уходили в Белгород, что, может, не стоит торопиться - вот-вот Москва должна позвать?

- В Белгороде квартиры сразу давали, а в ЦСКА люди по пять лет их дожидались. Мне, семейному, гостиницы менять? А что тогда ЦСКА чемпионом был? Ну и что - через год уже мы, "Белогорье", первыми стали. И платили у нас, наконец, как надо.

- Лучше всех?

- Пожалуй. Во всяком случае, до обвала рубля. Еще, говорят, в Нижневартовске ребята зарабатывали неплохо, но, думаю, меньше нашего: команда-то у них скверно играла. Вообще-то о деньгах, честно говоря, и думать не хотелось: уж больно сумасшедший график у нас был. Особенно когда начинались еврокубки. ЦСКА хоть из дома в Европу летал. А мы в воскресенье играем где-нибудь в Екатеринбурге, в ночь прилетаем домой, в понедельник садимся на поезд до Москвы, во вторник оттуда летим, в среду играем. Полдня живем в Шереметьеве. Только и думаешь - когда же все это закончится?

БРЕМЯ ЛИДЕРА

- А в довесок ко всей этой нервотрепке вы еще и за сборную долго выступать не могли.

- Гражданство я получил без проблем еще в 1995-м, а за сборную сыграть мог только два года спустя после того, как выступал за украинскую "молодежку". В итоге пропустил Евро-97. Сыграл за сборную только в 1998-м. На чемпионате мира команда тогда новая собралась, многих из Белгорода пригласили.

- От вас на том чемпионате ждали большего.

- Точно. Дело в том, что до этого я очень удачно отыграл Мировую лигу, где мы заняли второе место. Ждали повторения, но, как всегда, где-то что-то не совпало. Проиграли, правда, только один серьезный матч, итальянцам, но мимо четверки проехали.

- И многие назвали Яковлева виновником поражения.

- Я это воспринимал спокойно. Конечно, где-то было обидно... Проигрывает же вся команда, от тренеров только и слышишь: "У нас все равны". Если у кого-то не пошло, должен выйти другой и заменить. То, что именно от меня ждут лидерства, лишь нервирует. Ну не может же человек один выигрывать, правильно? Есть, правда, сборная Испании, где играет один Паскуаль, но там команда такая. Если он играть бросит, вообще все остановится. А в нашей сборной любой может "выстрелить". И провалиться тоже.

ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС

- Но "Форли" вы в одиночку вытаскивали.

- Да, там я был, как Паскуаль в Испании. Все на меня пасовалось, все стыковые моменты через Яковлева... Но там игралось спокойнее, чем в "Модене". Проиграли - и проиграли, никто не напрягается. Команда слабенькая, все знают.

- Зато в итальянских газетах был сплошной восторг от игры Яковлева.

- Так никто меня в Италии не знал, вот и восхищались. Не ожидали! Знали, конечно, что играл такой парень в сборной России - и все. Сейчас уже привыкли.

- Особенно, наверное, после Кубка мира-99. Звездный ваш час.

- Да, и уже почти два года на тот уровень вернуться не могу, как ни стараюсь... Знаете, как переживаю? Единственный турнир, который у меня действительно получился. Вообще сборной России гораздо приятнее играть по круговой системе, чем по олимпийской с вылетом. Спокойнее. Ехали мы, помню, на Кубок мира с одной целью: попасть в тройку, чтобы на Олимпиаду путевку получить сразу и не мучиться потом в отборочных турнирах.

- Вам там и машину вручили как лучшему игроку, не так ли?

- Ага. Журналисты признали лучшим и присудили "Хонду". Которую я так и не увидел. Деньгами взял. Зачем мне эта машина? К слову, своей машины у меня нет и никогда не было. В Белгороде времени не было права справить, а по Италии жена возит. Или пешком хожу...

ИТАЛИЯ

- Как вы уехали из "Белогорья"?

- Стремительно, другого слова не подберешь. Даже не предполагал, что так получится. Насчет Сереги Тетюхина, например, шли переговоры, и он прекрасно знал - когда и куда. Вокруг меня были только слухи: хочет, мол, Италия пригласить... Приезжаю на чемпионат Европы уверенный, что наверняка останусь в Белгороде. А накануне финала приглашает меня Сапега. Прихожу. Сидят в комнате Шипулин и два незнакомых мужичка. Оказалось, итальянцы. Слышу: "Контракт подписан, едешь в "Форли". Полнейшая неожиданность!

- Приятная?

- Однозначно. Самый возраст уезжать, 23 года. Жена со мной на "Европе" была, сгоняли с ней на недельку в Белгород, с городом попрощались. И я уехал, а она через две недели присоединилась.

- Первые впечатления?

- Итальянские клубы высшего дивизиона в основном базируются на севере. И слава Богу - там спокойнее. А юг - это ужас! Попадаешь в ад: болельщики, шум, гам, хлопушки - словами не передать. Люди всю игру на ушах стоят. Любимое же мое место в Италии - парки неподалеку от Равенны. Полчаса езды от дома, и ты в своего рода Диснейлэнде. Часто там бываем. Вроде для детей, а взрослым тоже интересно.

- Теперь, наверное, из Италии уезжать не захотите?

- Были такие мысли. Говорили с женой и пришли к заключению, что, пока играю, все решения ждут. Хотя без итальянского моря и неба будет сложно. Обнаружил в себе забавную вещь - ностальгию по Италии! Приедешь в Россию, посмотришь - тянет назад, туда, где за семью спокойно. Помню, заехал домой на Рождество, зашел на Курский вокзал - бомжи, грязь... Но в то же время прекрасно понимаю, что родина - здесь. Так что жить, скорее всего, вернусь в Россию. Там, в Италии, я работаю и для итальянцев навсегда останусь иностранцем. Который нужен только пока играет.

- А вы-то уж играете! La Gazzetta dello Sport зря лучшим игроком чемпионата не назовет.

- После каждого матча газета называет шестерку лучших, а в конце сезона баллы суммируются. Я выиграл этот приз, потому что в каждой игре набирал больше всех очков и всегда попадал в шестерку. Собственно, люди из слабеньких команд, как правило, и побеждают.

- Сильно раздражало неумение партнеров в первой команде?

- Конечно! Команда слабая, плохо играет на приеме. Мне приходилось нападать против двойного-тройного блоков - сами понимаете, удовольствие небольшое. Но в какой-то момент смирился - лучше-то все равно не будет - и играл спокойно, для души. Очень тяжело дались первые два месяца - не выиграли ни разу. Ходил как в воду опущенный, жена забеспокоилась: "Не заболел?" Как объяснить, что за всю спортивную жизнь я места ниже второго со своими командами не занимал?

- Даже походы в кассу не утешали?

- Я бы не сказал, что уж очень много в Италии заработал. И контракт не слишком солидный, да и "поделиться" пришлось, как в России принято... Порядком, в общем, с меня денег сняли. И на Белгород хватило, и на федерацию. Всем помог.

- В "Форли" вы уже знали, что скоро и контракт получите солиднее, и партнеров?

- Да. Но только ближе к концу прошлого чемпионата, когда выигрывать начали. Правда, там не положено до конца чемпионата ни новые контракты заключать, ни намерения афишировать. Договоренность с "Моденой" держалась в секрете, но я все знал.

- Сейчас, когда в сборной у вас ситуация непростая, ни разу не мелькнула мысль: а зачем мне эта сборная, когда у меня и так все есть?

- Можно, конечно, рассудить, что моя историческая миссия выполнена. Но очень хочется что-то выиграть. Вот проиграли финал Олимпийских игр - а как победить хотелось! Сборная - это шанс завоевать медали, которые потом детям покажу.

АВАРИЯ

- О том, как вы недавно чуть с жизнью не распрощались, в России почти не знают, только слухов полно...

- Не хотелось бы на эту тему, честно говоря... Тем более в подробностях. Все из-за старой русской болезни. Выпили мы с Тетюхиным. Сели в машину, поехали.

- Куда?

- Да, как понимаю, просто прокатиться. Модену ни я не знал - только приехал, - ни Серега, который играл за "Парму". Заблудились.

- Теплая ночь, Модена, хорошая скорость - красота...

- Скорость была что надо, судя по тому, что от машины осталось и с какими травмами Тетюхин из аварии вышел. Он за рулем-то сидел. Узкая дорожка, не разъедешься. Докатались до лобового столкновения. Потом я фотографии в журнале видел - содрогнулся. И не помню ни-че-го! Увидел мигалки "скорой помощи", полицию и снова отключился. Никакой боли. Потом уже, в больнице, появилась и боль. Но ведь легко отделался: выбил четыре зуба, раздробил лицевую кость да палец сломал. Врачи сказали, ударился местом чуть ниже височной кости. Думай, говорят, сам, что было бы, попади на пару сантиметров в сторону. Подушек безопасности в нашей "Лянче" не было.

- А как Тетюхин?

- Ему только недавно удалили железки из локтя, из пальцев на ноге, теперь будет проходить процедуры. Президент клуба у них врач, сказал, что недели через две можно начинать тренироваться. Хорошо, человек из другой машины выжил. Он, как и я, был не пристегнут, грудь себе травмировал и голову о руль.

- Адвокатам вашим поработать пришлось, наверное.

- Моему - нет, больше тетюхинскому. Не я за рулем был. Пока, насколько знаю, в суд никто не подал. Вообще-то для меня эта история, думаю, знаком была. Понял: надо задуматься. Дуракам везет, а мне так и вовсе фарт идет всю жизнь - что в волейболе, что в остальном. Знали бы вы, чего стоило осознать, что ты был в сантиметре от смерти! Хотя жена говорит - с тебя все, дескать, как с гуся вода. Ничего-то ты не понял. И не поумнел нисколько.

Юрий ГОЛЫШАК

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...