Газета
6 января 2001

6 января 2001 | Хоккей

ХОККЕЙ

Геннадий ЦЫГУРОВ

ХВАТИТ ОБИЖАТЬСЯ НА МОСКВУ!

ДОСЬЕ"СЭ"

Геннадий ЦЫГУРОВ

Родился 15 апреля 1942 года в Челябинске.

Заслуженный тренер РСФСР, СССР и России.

С 1960 по 1977 годы играл за хоккейный клуб "Трактор" (Челябинск), защитник.

В чемпионатах СССР провел 658 матчей, забросил 47 шайб.

Мастер спорта.

Серебряный призер союзного чемпионата 1977 года, финалист розыгрыша Кубка СССР-73.

Тренерскую карьеру начал в 1977 году. Главный тренер "Трактора" (1978 - 1983, 1987- 1990), казанского СК им. Урицкого (1984 - 1987), тольяттинской "Лады" (1990 - 1999), с декабря 1999 года - омского "Авангарда". Был вторым тренером национальной сборной в сезонах 1995/96 и 1998/2000. Под руководством Цыгурова молодежная сборная России впервые стала чемпионом мира (1999).

Этот человек уже вошел в историю. Тем, что в декабре 98-го, заменив на посту главного тренера молодежной сборной России Петра Воробьева, завоевал для нашей страны золото на мировом первенстве-99 в Канаде. Последнее для хоккейной России в XX веке.

Движение - все. Цель - большой хоккей. Это почти девиз тренера, отца двоих детей и Почетного гражданина Тольятти - города, с которым он расстался не по-доброму. Чуть раньше и Челябинск покидал не сказать чтоб с радостью. При том, что в Москву он и вовсе никогда не стремился, больше того - совсем недавно столицу ненавидел.

КРЫСА НА ЛЬДУ

Когда закончилась война. Гене Цыгурову было три года. Детство свое он сам называет проблемным. Говорит, мог стать не тренером, а... как бы помягче?.. негативным персонажем. "Среда затянула бы", - вздыхает Цыгуров. Если бы не хоккей. Жил Гена рядом со стадионом, где проводила матчи местная команда.

- Перемахнул через забор - и на хоккее! Всех тогдашних звезд воочию видел. Московские клубы ежегодно приезжали на Урал тренироваться на естественном льду с конца октября до середины декабря. Бобров, Бабич, Сологубов, Трегубов, Пучков...

- Было ли в череде тех матчей какое-то врезавшееся в память событие?

- Шувалова, что потом стал центрфорвардом знаменитого звена с Бабичем и Бобровым, по приказу Василия Сталина перевели из челябинского "Дзержинца" в ВВС. Вот его первый приезд к нам в качестве игрока столичной команды и врезался в память. Послевоенная пора, оценки у людей прямые: "В разведку с тобой не пойду!", "Предатель!", "С тобой войны не выиграешь!". Когда Шувалов вышел на площадку, то лапти, валенки и даже огромную дохлую крысу на лед кинули. Ощущение было, что какая-то несправедливость происходит.

КРАСАВЕЦ С ДИПЛОМОМ

...В команду Цыгурова взял Сергей Захватов, заслуженный тренер Союза. Его, Виктора Столярова да Анатолия Кострюкова он вспоминает с особой теплотой.

Кострюков, с которым Цыгуров выиграет первые и последние в своей игровой карьере медали, после завершения выступлений возьмет его в "Трактор" помощником, даст азы тренерского образования и оставит амбициозному челябинцу команду.

Захватов и Столяров расширяли его кругозор. Заставляли учиться, помогали понять, что бросать шайбу и припечатывать соперника к борту - хорошо для игры, но мало для жизни. Под их воздействием Цыгуров сначала начал ходить по музеям и читать книжки, а вскоре стал студентом. Дипломом челябинского пединститута он гордится.

- Скидок нам не делали, - вспоминает он, улыбаясь и будто окунаясь в атмосферу хрущевской "оттепели". 25-летний Цыгуров на фото тех лет, к слову сказать, - красавец.

- Следил, следил за модой, ну конечно! Старался соответствовать. Это сегодня профессия спортсмена стала престижной, и от девушек у молодых ребят отбоя нет. А в мое время в почете у дам были физики, военные и поэты. Именно тогда поговорка родилась про отца, у которого три сына было, из которых два умных, а третий футболист.

ПРИЗЫВНИКИ

Не знаем, помнит ли столица тяжелой металлургии и трубопроката своего сына. Давно это было, десятилетие минуло, как Цыгуров собрал вещи и, продав квартиру, дачу, уехал на Волгу. Уезжал с тяжелым сердцем - дома мало что получалось. По малозависящим от него причинам.

- Грабили команду беззастенчиво, а мы вводили молодых ребят, до нового года кувыркались, постепенно набирая обороты, и обычно заканчивали чемпионат на высокой ноте.

- Первого игрока, которого в годы вашего тренерства в Москву забрали, помните?

- Макарова. Я в 78-м принял "Трактор". Весной того года Сережа стал чемпионом мира. Потом он женился, мы отгуляли свадьбу в Челябинске, жена Вера у него местная. И все. В интересах советского хоккея он был переведен в ЦСКА.

- Вы какие-то шаги предпринимали?

- Какие шаги?! В 78-м - Макаров, в 79-м - Стариков, в 81-м - Быков. Вообще-то в Москве у нас защитник был Евгений Михайлович Тяжельников, первый секретарь ЦК ВЛКСМ. Умнейший человек, а спорт как любил! Мы, конечно, к нему обращались, и он все понимал. Но когда Брежнев, Андропов или Устинов принимали решение перевести игрока в "Динамо" или ЦСКА, он сделать ничего не мог. Еще Михаил Федорович Ненашев, главный редактор газеты "Советская Россия", - тоже наш. Письма ему писали за подписями депутатов Верховного Совета, Героев соцтруда, бригадиров знаменитых. Но действия это не имело никакого. Пошебуршим малость, а все по-прежнему...

В 81-м мы заняли четвертое место - после московских команд. Как выразился один из тренеров: "Вот они - истинные чемпионы!" Это потому, что у нас все хоккеисты доморощенными были. А тут Тихонов попросил меня поговорить со Славкой Быковым, чтобы он перешел в ЦСКА. Виктор Васильевич обещал: вместо него я тебе целую плеяду хоккеистов из ваших призывников оставлю. Я знал, что Быков все равно уйдет из "Трактора", но куда - в ЦСКА или в "Динамо"? Вот и сказал ему: "Слава, если идти, то в ЦСКА, там наших больше". Так и порешили. А в это время ленинградский СКА принял Борис Михайлов. И призвал из "Трактора" сразу пять - пять! - человек: Мыльникова, Парамонова, Бухарина, Рожкова и Власова. Еще и Знарока в рижское "Динамо" забрали, тоже в армию. Сразу треть команды отсекли!

СМУТЬЯН

- Как тренер вы смогли добиться результата только в 90-е годы. Как удалось сохранить запал, желание работать? Другие-то уходят, спиваются...

- Мужчина может оступиться, но падать навзничь не имеет права. Понимаете, была у меня мечта. Стояли году в 82-м с Васильевым Володей, Владимиром Филипповичем, моим другом хорошим, в Воскресенске во Дворце спорта на крылечке, и я ему поведал: мечтаю, мол, о том, чтобы периферийная команда стала чемпионом Советского Союза. И чтобы первой этой командой был челябинский "Трактор". Он ухмыльнулся и говорит: выбрось ты эту бредовую идею из головы - в Москве генетически отобранные люди. Наверное, он был прав. Но я не расстался с той мечтой...

Хотя однажды он мог и работы лишиться. Играл как-то его "Трактор" с ЦСКА. И при счете 3:3 за пару минут до сирены забили армейцы гол. Судья совершенно справедливо его не засчитал: автор гола находился во вратарской площадке. Армейцы во главе с Виктором Тихоновым спорили полчаса. Матч транслировался по "Маяку", и на следующий день западные "голоса" рассказали всем, как "безобразно вела себя в Челябинске лучшая команда СССР".

- Шайбу в конце концов засчитали, и, естественно, народ был возбужден. Когда хоккеисты ЦСКА садились в автобус, люди забросали их камнями. Нас с Ромаровским - тогда директором челябинской "Юности" - вызвали на коллегию Спорткомитета СССР. Врезали прилично. Генералы прихватывали меня еще в коридоре: Гена, ты молодой, не понимаешь - в Польше все с этого и началось... В общем, увязали хоккей с политикой, влепили нам по выговору и напутствовали: учтите, это может повредить устоям нашего государства! Только секретарь челябинского обкома партии Николай Иванович Соннов сказал: да плюнь ты, Генка, на все это!

РЕВОЛЮЦИОНЕР

Цыгуров, кстати, революционер. Общероссийского значения. И более всего в этом качестве прославился в Тольятти, куда прибыл летом 1990 года.

- Команду я посмотрел - абсолютно не понравилась. Потенциал высокий, но люди решали свои задачи - богатый клуб, хорошее обеспечение, высовываться смысла нет... Ну и что?! Никто ж меня не приглашал в команды типа "Спартака", да и пригласили бы - все равно там никому ничего не докажешь. А вот пойти из команды высшей лиги в клуб первой, вывести его в высшую и сделать призером, а там - чем черт не шутит?! - чемпионом - самое то.

И он пошел. И вывел. И сделал призером. А потом стал чемпионом, воплотив мечту в явь. Все - с боем.

ТРИУМФАТОР

В сезоне 1992/93 - сразу после распада СССР - руководители ведущих хоккейных клубов приняли решение объединиться в Межнациональную хоккейную лигу с участием команд России, Белоруссии, Казахстана, Латвии и Украины. Но как бы то ни было, соперничество за Кубок МХЛ вели в те годы только две команды - столичное "Динамо" и провинциальная "Лада".

- В первом финале, когда мы играли с "Динамо", судейство было откровенно предвзятым. Не ожидали, что "Лада" сможет оказывать сопротивление фаворитам не только в ходе всего сезона, но и на финише, вот и поставили нас на место. Да разве только нас?! А в полуфинале, когда бело-голубые с "Трактором" встречались? Ведь судья челябинцев сплавил! Представляете ситуацию: "Лада" уже в финале, я сижу с двумя сыновьями у телевизора, смотрим матч "Трактора", который в шаге от финала. Для меня в решающем матче тогда вообще не было бы проигравших... Сыновья заплакали, когда "Трактор" задушили...

Зато в следующем году ситуация выглядела иначе. У нас уже был авторитет. Нас зауважали. Народ в России понял - появился клуб, способный на многое. Спортсмены периферийные почувствовали - бороться можно. Провинциальные профи сообразили - беспредела, как с "Трактором" в полуфинале первого розыгрыша Кубка МХЛ, уже не будет. И в конце концов "Лада" все-таки обыграла это "Динамо"!

Да, обыграла. Причем сначала выиграла чемпионат Лиги, проводившийся по круговой системе. Затем в финале кубкового розыгрыша встретилась с москвичами. Одержав две победы на старте, да еще в гостях, тольяттицы уже готовились к скорому банкету. Но москвичи, находясь в шаге от "сухого" поражения, вдруг сравняли счет на последней минуте основного времени третьего матча, а в начале овертайма вырвали победу. А назавтра добили огорошенного соперника - 5:0. И - 2-2 в серии.

До пятого, решающего матча оставался один день. Тут-то Цыгуров - жесткий и никому не дающий послаблений Цыгуров - и принял одно из самых парадоксальных решений. Он отменил тренировку и увез команду в лес. Поражение? Нет! Назавтра его "Лада" без видимых усилий одержала историческую для всего провинциального хоккея России победу - революция состоялась: впервые чемпион не из Москвы, впервые нестоличный клуб стал обладателем Кубка и, конечно, впервые провинциальная команда сделала дубль.

СТАЖЕРЫ

Добейся он со своей командой даже части этого в советские времена, лететь бы ему на новогодние праздники в Америку. На серию матчей с НХЛовцами. Впрочем, за океан он летал еще с "Трактором", сначала в канун 78-го, а потом и 79-го. Первый визит был в Канаду, где уральцы сокрушили всех - и любителей, и студентов, и клуб континентальной лиги из Тандер-Бея. Через год была поездка в США, и в соперники достались фарм-клубы команд НХЛ и студенты. О поездках вспоминает охотно.

- Знаете, как в ту пору относились к этим матчам? Для нас, семидесятников, собиравших газетные вырезки и иностранные журналы, жадно переводивших всю информацию, чтобы знать о происходящем там, эти матчи были прорывом в новое измерение.

- Боялись "хваленых профи"?

- Нет. Но было страшно интересно. Если кто-то там побывал, матч увидел, мог потом смело с лекциями по стране года полтора ездить. А если вдруг умудрялись оттуда кассету с записями игр профи привезти, она нарасхват шла, а человека, который ее доставил, на руках носили, в трамвае место ему уступали!

- Почему так?

- Все расти хотели. Советская школа тем и хороша была, что на месте не стояла. Все постоянно что-то придумывали. Тихонов в Риге открыл миру хоккей в четыре пятерки с частыми сменами. Мы в Челябинске экспериментировали с сочетанием техники и мощи. В "Спартаке" искали свой путь, в Киеве - свой, в Уфе нашли свою дорогу. Остановился - пошел вниз. Америка, НХЛ казались нам тем источником, который мог бы дать приток свежего, нового.

- Когда оттуда пошел вал информации, не разочаровались?

- Нет. Просто понял, что главное быть самим собой.

Цыгуров, кстати, так и не смог примириться с отъездом за океан наших хоккеистов. Правда, честно признается, что рецепта, как приостановить этот отъезд, у него нет. И скорее всего не будет. "Тренер старой формации, ничего не попишешь", - критикует он себя, разводя руки и широко улыбаясь.

- Не могу перестроиться в каких-то моментах. Возраст не тот, чтобы принципы менять. Да, условия труда у нас не те, что на Западе. Получают сегодня игроки тут, правда, не намного меньше, но вот общей культуры не хватает. Жаль, но пока не получается в нашей действительности вести себя предельно просто: сказал - сделали, нет штраф или лавка запасных.

КАПЕЛЬНИЦА

Впрочем, в 99-м Геннадий Федорович убедительно доказал миру: "прежние" принципы вполне могут работать и в нынешнее время. Молодежную сборную России, которую он привел к золотым медалям чемпионата мира, наверное, можно назвать последней советской командой нашего хоккея.

За две недели до начала турнира Цыгуров (к слову, только-только назначенный главным из-за внезапной болезни Петра Воробьева) сломал ключицу. Любой западный "коуч" сразу бы взял в такой ситуации самоотвод. А Цыгуров ни единой ледовой тренировки не пропустил - только одевавшие его помощники догадывались, до какой степени он превозмогает боль. И "боевой листок" команда на протяжении всего турнира выпускала, хотя до знакомства с Цыгуровым молодые хоккеисты даже не подозревали о существовании такого литературного жанра. А еще сборная дала обет до завершения турнира не общаться со скаутами и не ходить по магазинам. И сдержала слово.

Нет, этот тренер никогда не устареет. История, когда Цыгурова уволили из клуба, который стал для него столь же родным, как семья, тому лишнее свидетельство. Один из нас тогда позвонил Геннадию Федоровичу - поддержать в трудный момент, пожелать тренеру нового назначения. Он, пребывавший в далеко не лучшем расположении духа, засомневался. Зря - через неделю пришлось лететь в Омск. Устраиваться на работу.

Имел он моральное право взять отпуск? Имел - столько лет без отдыха! Но сам Цыгуров считает иначе:

- Я еще далеко не все отдал хоккею. Так что разъезжать по курортам рановато. Вот пару лет назад попал в больницу - там под капельницей и были мои Мальдивы с Сейшелами. Не одну тетрадку исписал - столько мыслей появилось, столько идей!..

Так что повезло, видать, омской команде.

СТОЛИЦА

Москву он одно время страшно не любил. За то, что грабила его "Трактор" - сам Цыгуров сравнивал это с набегами кочевников на Киевскую Русь. За необходимость таскать из столицы коробки и сумки с конфетами, колбасами и прочей снедью-утварью.

Обид на Первопрестольную накопилось за жизнь множество. Время, впрочем, лечит. Да и не злопамятный он. Сегодня, когда его призывают в столицу, охотно едет. Даже обиды начала 90-х забыл. Говорит, что патриотизм заставляет думать не о себе и собственных амбициях, а об игре.

- Много мы потеряли за последние годы. Много. Кое-что нашли, но авторитет российской школы изрядно подмочен. Надо ситуацию выправлять.

Когда его призвали под знамена национальной сборной, в одной из газет появился заголовок "Цыгуров возвращается в большой хоккей". Хотя на самом деле такие, как он, не возвращаются, потому что никуда не уходят. Они всего лишь постоянно ищут. В детской ли школе, в клубе или в сборной нашей, которая вроде бы собирается начать играть в большой хоккей, да все никак у нее это не получается. Может, они и смогут отыскать ту тропинку, которая сегодня выведет нас на большую дорогу больших побед? Будем ждать. И верить.

Андрей АНФИНОГЕНТОВ, Арнольд ЭПШТЕЙН

Тольятти - Самара - Саратов

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...