Газета
6 декабря 2000

6 декабря 2000 | Легкая атлетика

Владимир ПАРАЩУК

КАК СДЕЛАТЬ ЧЕМПИОНКУ

За яркой личностью олимпийской чемпионки Сиднея Ирины Приваловой ее муж и тренер порой незаметен - да он зачастую и сам намеренно уходит в тень

- Попадались ли вам такие же талантливые ученики, как Ирина Привалова? - прямой вопрос в самом начале беседы Владимира Паращука врасплох не застал.

- Не стану называть фамилии, но несколько человек было. Троих в свое время от меня забрали в сборную, они с удовольствием там тренировались, но дальнейшего прогресса у них не было. Я не обижался на ребят за то, что они от меня уходили, но было досадно, когда прекращался их спортивный рост.

ХРОНИКА ПЕРВЫХ СВИДАНИЙ

Свою будущую подопечную и супругу Владимир Паращук увидел, когда Ире Приваловой было 12 лет.

- Сильного впечатления как спортсменка она на меня тогда не произвела. Ну а второе наше свидание состоялось много позже - в 1985 году, когда Ира поступила в МГУ. На первенстве Университета она бежала 300 метров в эстафете. Еще на разминке я понял, что в ней есть что-то такое, чего я не чувствовал в других. А когда она пробежала свой этап, мне стал очевиден ее потенциал.

- Но тогда Ира еще не была вашей ученицей?

- Она год смотрела, как тренируется моя группа. Занималась в другом месте, но тянуло ее к нам. Однажды мы уехали на сбор в Прибалтику, на базу Тартуского университета, и там... Надо сказать, что у меня нет правила подходить к сложившемуся спортсмену и уговаривать его перейти ко мне. Так вот, там, в Кяярику, Ира сама предложила совместно тренироваться. Я, естественно, сделал вид, что иду на это неохотно, но согласился. Ира тогда бежала 100 м за 11,58.

- И как Ира относилась к тренировкам?

- На первую пришла, а вторую пропустила. Видимо, так у нее в группе было принято. Я позвонил ей и объяснил, почему нельзя пропускать занятия: одна работа должна вытекать из другой, пропустил - возвращаешься к пройденному, а время уходит. Вроде бы поняла. Неделю походила - и опять ее нет. Ну нет, так нет. Больше звать не буду

- Вы такой суровый тренер? А вдруг у нее что-то случилось?

- Оказывается, она хотела предупредить, что пропустит. Но не дозвонилась, почувствовала себя неудобно и неделю не ходила. Однако смогла переступить через это, все же позвонила - и с тех пор ни одной тренировки не пропускала.

МНОГОСТАНОЧНИЦА

Когда Паращук начал работать с Приваловой, она была, по выражению тренера, многостаночницей - бегала, прыгала, занималась многоборьем. Чем же объяснить выбор спринта для специализации спортсменки?

- В свое время я "болел" мировым рекордом на 60 метров, тогда он был 6,4 сек. Я хотел его лично побить. Довел свой результат до 6,5 сек. Но, видимо, не хватило знаний, таланта и, возможно, времени. Много экспериментировал, перегружал себя, были тяжелые травмы. А в это время уже побежали за 6,3 сек. Понял, что не суждено мне побить рекорд. Но многое проверил на себе. Даже травмы - и те пошли на пользу: понял, от чего они случаются и как их избегать.

- Получается, весь накопленный опыт вы решили проверить в тренировках с Приваловой? И никаких сомнений не было?

- Ну как не было! Были, и большие. Когда начали вместе работать, Ира пробовала и в многоборье выступать, и 400 метров бегала, и даже тройным прыгала. Талант был настолько многогранен, что сложно было на чем-либо остановиться. Но вы уже знаете, что я неравнодушен к спринту. Подумал: ладно, сделаем мировой рекорд на 60 метров, а там посмотрим.

- И долго вы шли к первому рекорду?

- Пять лет. В 1991 году Ира установила свой первый рекорд России. В 92-м - рекорд Европы, а в 93-м - мировой рекорд.

Изначально наша цель была "выбежать" из семи секунд. Но первой это сделала Мэрилин Отти - 6,96. Ира в том же забеге была второй - 6,97, рекорд Европы. Но уже на следующий год, пробежав 6,92, Ира установила мировой рекорд, который не побит до сих пор. И, скорее всего, в этом веке его уже не улучшат. Пустячок, а приятно.

ЭФФЕКТ НЕОЖИДАННОСТИ

Сегодня немногие из поклонников легкой атлетики помнят, что в 1995 году Ирина стала чемпионкой мира в беге на 400 метров в зале. Однако мировой успех остался эпизодом, та дистанция не стала для нее коронной.

- Тогда все говорили, что Привалова может бежать хорошо только 60 метров - на "сотню" ей не хватит выносливости. А я чувствовал, что можем сделать рекорд мира на 300 метров. И он получился! Причем именно в тот день, который мы заранее назвали. И вот сезон-95 заканчивается. Думаю, чего б нам не попробовать 400-метровку? Заявили, что и на ней установим рекорд. И вдруг Ира за день до старта на чемпионате мира заболевает - эпидемия гриппа. Но отказываться после такого заявления уже неудобно... Ира бежала трижды: забег, полуфинал и финал - все в болезненном состоянии. Мирового рекорда, конечно, не получилось, но зато выиграла с рекордом для мировых чемпионатов.

- Видимо, сработал еще и эффект неожиданности?

- Гм, возможно!.. Расскажу такую историю. Однажды на Кубке мира в Лондоне в последний момент отказалась бежать Мари-Жо Перек. А надо сказать, между сборными Европы и США шла ожесточенная борьба за победу. Вопрос стоял так: кто выиграет 400 метров, тот и побеждает. И я предложил Ире выйти на старт. Соперницы, когда увидели ее на разминке, были сражены. И сборная Европы победила.

- Вы как-то сказали, что смена дистанции к Олимпиаде-2000 не была аферой. Сложились воедино весь ваш тренерский опыт, почти 25 лет, и опыт Ирины как бегуньи. И все же, наверное, даже при таком богатстве трудно было решиться перейти на 400 с барьерами?

- Я на подъем тяжел, но если уж решил, иду до конца. Этой идеей загорелся в прошлом году в Севилье. Даже некоторым другим спортсменам, которые, как мне казалось, при смене дистанции могли бы добиться большего, советовал это сделать, уговаривал. Они не решились. А я решился.

- Есть ли еще подобные примеры на высоком уровне?

- Не слышал. Но, когда Ирина победила в Сиднее, Нуреддин Морсели подошел, поздравил и сказал, что мы для него стали примером. Глядя на нас, он решил, что перейдет на "пятерку". А то последний год его на коронной "полторашке" неудачи преследуют.

- На зимнем чемпионате мира-97 в Париже Ира получила серьезную травму. Появились ли тогда мысли об окончании карьеры?

- Нет! Стоял другой вопрос: как сменить род деятельности? Работать не на результат, а на восстановление. Нам нужно было восстановить физические возможности Ирины.

- Но прежде, чем восстанавливаться, надо было вылечиться.

- Нам повезло, у нас был очень хороший менеджер. Он помог провести первое обследование в Голландии. Выяснилось, что у Иры отрыв длинной головки двуглавой мышцы бедра. Травма достаточно серьезная.

СПАСИБО, АКАДЕМИК!

Травма оказалась настолько серьезной, что потребовала хирургического вмешательства. Но и здесь Паращук остался верен себе. Чувство познания нового, жажда увидеть и оценить захватили его настолько, что он попросил у хирурга разрешить ему снять операцию на видеокамеру. Тот отказал. Потом, после успешного завершения сложнейшей процедуры, сильно жалел. Впрочем, обо всем по порядку.

- Когда мы узнали, что нужна операция, и стали искать хирурга, с момента травмы прошло полтора месяца. Спасибо тем врачам, которые честно говорили, что не возьмутся за операцию, поскольку прошло много времени. Один из последних, кого мы нашли через друзей, был военный хирург, полковник Владимир Кузьмич Николенко, академик, заведующий травматологическим отделением госпиталя имени Бурденко. Да и у него не было стопроцентной уверенности. Сказал: разрежу, посмотрю. А там видно будет.

- В этот момент он и отказал вам в киносъемках?

- Без обид с моей стороны. Вероятно, я бы тоже отказал желающим снять на видеокамеру процесс тренировки будущей победительницы Олимпийских игр.

- Итак, академик Николенко разрезал, посмотрел и...

- Когда он вышел из операционной и направился в свой кабинет, я услышал: "Принесите поесть!" Думаю: ничего себе, с операции - и сразу кушать захотел. А мне его помощники сказали: раз есть попросил, значит, все нормально. После неудачи он ни к чему не притронется.

- Вам-то он хоть что-нибудь сказал?

- Сказал, что все сделал правильно. Что Ира будет бегать и еще Олимпиаду выиграет. Рассказал, что в свое время делал операцию Михаилу Мамиашвили. Коленный сустав буквально по частям собрал. И через два года после операции Мамиашвили сначала стал чемпионом Европы, а затем и Олимпиаду выиграл. Это было пророчество какое-то. Ведь после операции Ира действительно сначала выиграла первенство континента, а потом и Олимпийские игры!

ОГРОМНЫЙ СЕКРЕТ

Травмы и неудачи, как известно, каждый переносит по-разному, но никому этот период легко не дается. Не является исключением и Ирина Привалова.

- Неудачи Ира переносит очень тяжело, ведь на нее особое внимание направлено. Но мы всегда стараемся причины этих неудач найти. Когда начинаешь искать, полегче становится. А когда вдруг нашел - и совсем нормально. Второе дыхание открывается, начинаем работать. Что же касается той травмы, мы сначала не знали, насколько она серьезна.

- Что вам как тренеру не нравится в характере Приваловой?

- Наверное, то, что она слишком уж доверяется мне. Иногда неплохо б и вопрос задать: "А почему так?" Хотя, может, это я своевременно и правильно довожу до нее - почему так, почему не эдак и к чему мы подойдем, если делать будем по уму.

- ...И что нравится?

- То, насколько она терпима ко мне, к моему характеру, ко всему, что со мной связано.

- Ваш характер очень труден?

- Все время хожу, о чем-то своем думаю. Внешне выгляжу угрюмым, порой из-за этого что-то неадекватно воспринимаю.

- Коллеги не опасаются, стороной не обходят? Просят вас поделиться опытом?

- Тренеры часто обращаются. Правда, иногда как-то по-хитрому. Им кажется, что есть один огромный-огромный секрет, который они при должной сообразительности могут вызнать. Вот прямо сейчас мы сядем, выпьем - и я расколюсь. На самом же деле одного-то секрета нет. Зато когда вижу, что тренер ищет не секрет, а подход, методику, всегда поделюсь. Конечно, самыми последними, как мне кажется, достижениями делиться не стану. Спорт - это конкуренция. Ну а о том, что я хорошо освоил, всегда расскажу. И сам спрошу, если меня что-то интересует.

ИСТОРИЯ О ФЛАГЕ

Надо же - российский флаг, с которым Ирина Привалова бежала своеобразный круг почета после победного финиша на олимпийской дорожке в Сиднее, был куплен Паращуком за полгода до начала Игр. Неужто он был так уверен в победе?

- Это была психологическая обработка Ирины. Началось с того, что Эдуард Россель пригласил нас на Кубок губернатора в Екатеринбург. Организовал теплый, сердечный прием. Мы были счастливы, что можем доставить радость людям. А потом, когда увидели на прилавке этот флаг, я говорю: Ир, давай внесем вклад в бюджет города, купим флаг, с которым ты побежишь круг почета на Олимпиаде. Ну и что ей оставалось делать?.. Купили. Повесили его дома на стене. Когда уезжали в Австралию, я забыл положить его в багаж. Как быть? Сказать: возьми флаг, с которым побежишь круг почета, все равно что сказать, медаль у тебя уже на пузе. Тогда я спросил у Иры: "Ты упаковала в сумку?" Она ответила: "Упаковала". Что упаковала, зачем упаковала - не говорили. Это был такой негласный сговор: про медаль ни слова.

- Обычно спрашивают спортсмена, что он чувствовал, когда выиграл Олимпиаду. А что чувствует тренер, ученица которого победила?

- По прошлым выступлениям Иры на Олимпиадах я знал, что могу держаться нормально, пока она разминается. Что-то говорю, даю советы. Потом, когда она уходит на стадион, у меня наступает провал минут примерно в пятьдесят. Начинаю нервничать: вспомнит ли она это, учтет ли то. В этот момент силы меня покидают, на тело и душу наваливается нечто неимоверно тяжелое - как говорят метатели, расплющивает. Поэтому я не собирался идти на стадион. Все, что мог, я уже сделал. Во время забега помочь Ире ничем не мог. Но решил, что буду поближе ко входу на трибуны. Хотя бы что-нибудь услышу. И тут наш массажист Александр Чеканников взял надо мной шефство. Накормил успокаивающими таблетками и вывел-таки на трибуну. Перед самым забегом неожиданно сунул мне нашатыря под нос. Старт! Крик, шум! Стадион ревет. Я молчу. До последнего препятствия дрожал, боялся, что Ира барьер заденет. Нет! Когда она перешла последний барьер, я отвернулся, а все равно глазом косил. Ну, выиграла... Внешне Чеканников больше моего радовался... выхватил у меня флаг... мы долго трясущимися руками не могли его расправить... Ира уже метров за двести от финиша убежала... Александр выскочил на дорожку, преодолев кордоны охраны... догнал... вручил ей флаг. Его даже и задержать не пытались.

- Свои первые слова помните, когда добрались до Иры?

- Когда мы наконец встретились, Ира уже сотню интервью дала. Вокруг было так много корреспондентов, что я просто похлопал ее, погладил...

- Поцеловали?

- Ну да, поцеловал... Тут телевизионщики налетели: давай дубль сделаем. Когда спускался к ней, думал, корреспонденты обязательно спросят, что чувствовал. Наверное, то и чувствовал, что шел и пытался почувствовать, что чувствую. Не то чтобы я чувствовал счастье. Но то, что нормально дело сделали, это я понимал.

- Медаль где храните?

- Для бандитов вопрос?

- Ну хорошо, не будем дразнить лихих людей. Как вы в Сиднее отметили победу?

- Дак... У одного успех, у другого - неудача. Ходить, извините, лыбиться да прыгать до потолка - неприлично. Но все, что надо, проставили.

ГРЯДЕТ ОЧЕРЕДНАЯ СЕНСАЦИЯ?

- Судя по интервью, которое Привалова не так давно дала "СЭ", в зимнем чемпионате мира она участвовать не будет. А собирается ли она стартовать летом - на чемпионате мира в Эдмонтоне?

- Мы с руководством федерации этот вопрос уже вкратце обсудили и решили, что во главу угла нужно поставить подготовку к следующей Олимпиаде. Успех не надо эксплуатировать в ущерб будущему четырехлетию. Если у Иры со здоровьем все будет в порядке и она хорошо восстановится, начнем подготовку к Эдмонтону. А почувствуем, что не хватает времени, пожертвуем и летним чемпионатом.

- Определяете ли вы для спортсмена какие-то возрастные рамки или это зависит, скажем так, от способа его эксплуатации?

- Правильно говорите - от способа эксплуатации. После 30 лет какие-то функции постепенно начинают угасать, но на смену им идет опыт - тренерский и самого спортсмена. Думаю, опыт прирастает более, чем угасают какие-то возможности организма. Когда в газетах пишут, что Привалова перешла на четыреста с барьерами потому, что с возрастом утеряла скорость, я удивляюсь. Будь так, она эту дистанцию не смогла бы пробежать за 53 секунды - для этого надо на "гладких" 400 метрах показывать хотя бы 49,5, а 200 метров одолевать в районе 22,2 секунды! А это под силу всего-то нескольким бегуньям в мире... Резюме? Извольте - на высочайшем уровне можно выступать до 40 лет.

- Ходят разговоры, что Привалова еще раз поменяет дистанцию и будет бежать 800 метров. Это лишь слухи или они перейдут в разряд реальности?

- Конечно. Только не так быстро. Но к следующей Олимпиаде - точно.

ПРИНЦ АЛЬБЕР ПОТУПИЛ ГЛАЗКИ

Недавно Привалова и Паращук вернулись из Монако - с World Athletic Gala, куда были приглашены олимпийские чемпионы по легкой атлетике, лучшие спортсмены и спортсменки 2000 года. Спортивной королевой года там была признана американка Мэрион Джонс. Но королевой бала, по общему мнению, стала Ирина, блиставшая в роскошном платье от Юдашкина.

- Вечерний наряд был сшит специально к Балу легкоатлетов? - поинтересовалась я у Владимира Николаевича.

- Валентин Юдашкин предложил нам несколько фасонов, но сам остановился лишь на одном из них. Мы ему доверились как профессионалу высочайшего класса. И через два дня платье было готово. Огромная благодарность Юдашкину, он создал шедевр! Правда, до последнего мгновения Ира сомневалась - надевать или не надевать это произведение искусства. Боялась, что не сумеет преподнести его должным образом.

- Но ведь решилась, надела! Каков был эффект?

- Народ глаз не отрывал! А принц Альбер - устроитель бала - напротив, скромно потупил глаза. Эффект был потрясающий! Выходит, и в этом "виде программы" Ира достойно представила Россию.

Елена РЕРИХ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...