Газета
4 июля 2000

4 июля 2000 | Остальные

Валерий СПИЦЫН

ВСТАНЬ И ИДИ!

21 мая нынешнего года 34-летний магнитогорец на лужниковской олимпийской трассе стал чемпионом России в спортивной ходьбе на 50 км с новым высшим мировым достижением 3:37.26. Таким образом, он стал первым номером в нашей команде ходоков, что выступят в Сиднее. Конечно, пока никто не знает, как все сложится там, на Олимпиаде. Да и не это главное. Потому что самую важную победу Спицын уже одержал.

Над собой. Вышел из тени - красиво и победоносно - после четырех лет полного забвения.

Об успехах Спицына я писал не раз - а среди них были и европейское золото, и бронза чемпионата мира. Но перед Олимпиадой в Атланте произошла катастрофа, и мы с заслуженным тренером России Леонидом Одером договорились: о больном - ни слова. Пауза затянулась на целый олимпийский цикл. А могла оказаться и бессрочной.

Снимаю шляпу перед тем, что сделал Валера. И теперь, пожалуй, можно кое о чем рассказать.

СОЛНЕЧНЫЙ УДАР

Спицын и Одер "выстрелили" в начале 90-х; времена не выбирают, их время пришло, когда все кругом разваливалось. Они это перетерпели.

В сборной Спицын начинал, когда блистали Андрей Перлов и Александр Потапюв. Первый на Играх в Барселоне стал чемпионом, второго медали лишили судьи. Спицын тогда финишировал четвертым. Для "неолимпийской" Магнитки это был колоссальный успех, но - только для Магнитки. Раз медали нет - кому это интересно?

В 93-м на провальном для российских ходоков чемпионате мира в Штутгарте Спицын взял бронзу, уступив лишь испанцу Гарсиа и финну Кононену. А всего через год на чемпионате Европы в Хельсинки был уже первым. Обозначил свое лидерство не только в сборной России - в мире. При жесточайшей конкуренции прочность позиций магнитогорца сомнению не подвергалась: техника считалась эталонной, здоровья и выносливости хватало, головы на трассе никогда не терял (без этого марафон не выигрывают), жажду победы не утолил.

В 95-м, когда впереди уже маячила олимпийская Атланта, заслуженный мастер спорта и первый номер российской сборной Валерий Спицын на 30-м километре трассы чемпионата мира в Гетеборге, идя в лидирующей группе, потерял сознание. Врачи определили тепловой удар (была любопытная версия, что на состояние готовившихся на среднегорье в районе Иссык-Куля спортсменов повлияли ядерные испытания, проводившиеся китайской стороной не очень далеко от того места). Это случилось со Спицыным второй раз в жизни. Только сейчас все было серьезнее - уровень совсем другой, да и времени до Олимпиады оставалось мало.

Ходоки-марафонцы выходят на старт своей лошадиной и вообще самой страшной дистанции не чаще, чем боксеры-профессионалы на ринг. Потерять сознание на трассе - все равно что получить нокаут. Соответственно восстановление может быть делом целого сезона (а то и больше).

Дело не в физической форме. Можно быть готовым на все сто и уверенным в себе - но подкорка "помнит" о травме и, когда наступает необходимость идти через "не могу", - включается автоматически. Сознание терпеть готово, подсознание - нет. Один сход, другой...

Одер и Спицын самого тяжелого вроде избежали. В апреле 96-го на отборе в Сочи Валерий финишировал третьим, к радости руководства сборной - на него очень рассчитывали. Путевка в Атланту была получена, оставался еще один старт - 1 июня в Москве на матче восьми стран.

Спицын сошел на 10-м километре. Плюс усугубил ситуацию тем, что позволил себе "расслабиться" в компании со своим "тренером по сборной", назовем его Д. Руководство сборной приняло жесткие меры и лишило их права поехать на сбор в Мексику.

Но все это было - ничто. Главная беда ожидала 30-летнего олимпийца дальше.

КАТАСТРОФА

Леонид Одер повлиять на ситуацию не мог: после Сочи его фактически отстранили от работы с подопечным - все взял на себя Д. Фамилию не называю просто потому, что жизнь и так наказала этого одаренного специалиста.

Отношения личного тренера и тренера сборной - дело тонкое. Леонид Одер, прекрасно ориентирующийся в хитросплетениях, что сопровождают подготовку к каждому крупному турниру, амбиций проявлять не стал, дабы не усложнять спортсмену жизнь.

Д. настоял на том, чтобы, раз Мексика отпала, Спицын поехал на заключительный этап подготовки в его, тренера, родной город Запорожье - мол, там жарко, как в Атланте.

В один из вечеров, возвращаясь после тренировки, Д. предложил Спицыну пойти не в гостиницу, а к нему домой - просто потому, что было поздно, а квартира Д. - поблизости. Валерий вошел в подъезд первым - и тут же получил страшный удар по голове. Д. тоже досталось, но куда меньше.

У претендента на медали Атланты за три недели до олимпийского старта оказались множественные травмы черепа, перелом носа и челюсти, тяжелейшее сотрясение мозга. Д. после представил это как устранение конкурента, но случай Тони Хардинг (помните эту фигуристку, "заказавшую" свою соперницу Нэнси Кэрриган?) был тут, думается, ни при чем. Нападение в подъезде, вероятно, предназначалось для самого Д., а Спицын просто оказался крайним - получил за компанию.

От руководства сборной происшествие тренер скрыл. "Замаскировавшись" темными очками, Валерий Спицын со своим злосчастным наставником оказался-таки в самолете, взявшим курс на Атланту. Но там, конечно, все быстро выяснилось. Собрали тренерский совет. Врачи вынесли вердикт: с такими травмами Спицын мог умереть еще в самолете. Ни о каком старте, естественно, не было и речи.

Авантюра Д. обернулась катастрофой. Из Атланты обоих тут же отправили. Д. с волчьим билетом, а ни в чем не повинный Спицын вообще потерял все.

ЗАЩИТНАЯ РЕАКЦИЯ

Какая там спортивная карьера... Нужно было думать о том, как выжить. Томограф предъявил страшную картину - череп был в сетке трещин. Обследоваться и лечиться предстояло на фоне тяжелейшего психологического стресса.

Одер сделал главное - ни в чем не стал упрекать, обеспечил квалифицированную медицинскую помощь в Диагностическом центре металлургов (роль заведующего отделением Виталия Гутнова и его коллег в восстановлении Спицына трудно переоценить).

А еще спасла Лена, жена, мастер спорта по легкой атлетике. "Давай потихоньку бегать", - сказала она мужу, и вот так они легкой трусцой занимались месяца три. О каком-либо возвращении никто не говорил. Это пришло позднее. Как некая недостижимая цель. Известная только ему одному и нескольким близким друзьям.

Спортсмена в кепочке и темных очках, наматывавшего круги на трассе возле Банного (в полусотне километров от Магнитогорска), многие узнавали: "Спицын!" Потом как-то притихло, узнавать перестали: мало ли кто занимается джоггингом, или спортивной ходьбой для здоровья?

В 97-м и 98-м Валера несколько раз попытался стартовать. Именно пытался: как только требовалось включить максимальные обороты, сходил с дистанции или просто падал: организм защищался, отключаясь. Одна травма наложилась на другую, и это, казалось, уже не преодолеть никакими силами. На довольствии сборной России его еще немножко подержали, потом, после того как в Ижевске на отборе к чемпионату Европы-98 он в очередной раз потерял сознание незадолго до финиша, надеяться стало не на что. "Только парня угробили..." - вот был лейтмотив высказываний специалистов.

Тем не менее тренер - при всех своих сомнениях и новых заботах (Леонида Одера в 97-м поставили во главе управления по физической культуре, спорту и туризму городской администрации, и он - весьма удачно - впрягся в чиновничью лямку) - от списанного подопечного не открестился, продолжая вместе с ним искать варианты. Когда на сбор или на соревнования не мог поехать Одер, заботы брала на себя его жена Ольга, тоже прекрасный специалист. Объединение физкультуры и здоровья "Магнит" ОАО ММК, в ведении которого находится школа спортивной ходьбы, из своего штата Валерия Спицына не исключало. Точно так же с пониманием отнеслись к проблемам в педагогическом институте, который наконец можно было спокойно закончить. Так что в вакууме Спицын не оказался. Терпел, работал, жил.

Другое дело - действующего чемпиона в нем перестали видеть даже самые понимающие и входящие в положение. "Спицын - участник традиционного пробега "Азия - Европа", "Турнир по легкой атлетике в честь заслуженных мастеров спорта Тамары Казачковой и Леонида Мосеева дополняет имя Валерия Спицына" - эти газетные заголовки выглядели замечательно, но это была роль свадебного генерала, с чем Валера смириться не хотел. "Я еще не все сделал", - сказал как-то в одну из нечастых наших встреч. Мне ответить было нечего.

К исходу 98-го Одеру дали понять, что, если и в 99-м продолжится то же самое, пусть Спицын полностью переходит на тренерскую работу: всякому терпению приходит конец, сколько можно заниматься бесполезным делом?

ПРОРЫВ

В феврале прошлого года в Сочи на зимнем чемпионате страны он впервые за последние три года прошел дистанцию до конца. Правда, не марафон, а 35 км, став шестым. До путевки на Кубок мира не хватило одного места, но это было уже кое-что. Решили подождать до июля, до чемпионата страны в Саранске. Сможет пройти - хорошо. Не сможет - пора завязывать.

В Саранске, пусть и в отсутствие трех главных соперников (они готовились к чемпионату мира), Спицын на "полтиннике" с хорошим финишем завершил дистанцию вторым, едва не достав победителя. В сентябре выиграл Кубок России в "малом марафоне" - опять же в хорошем стиле. Его снова включили в состав сборной. Но, естественно, не как основного олимпийского кандидата - это еще не было возвращением.

На первые за четыре года настоящие сборы в Сочи они с тренером поехали в нынешнем январе (до этого, кроме соревнований, дальше окрестностей Магнитогорска Спицын не выезжал).

В феврале на зимнем чемпионате страны на дистанции 35 км в отсутствие двоих сильнейших, чемпиона мира-99 Германа Скурыгина и бронзового призера Николая Матюхина, Спицын уступил только молодому и быстро прогрессирующему Евгению Шмалюку. Это было невероятно. Но на Олимпиаду едут трое...

- Надо тренироваться жестче, - сказал после сочинского старта Одер. - Необходимо выходить на скорости на уровне мирового рекорда.

Работать в жестком тренировочном режиме Спицын еще побаивался. Но другого выхода не оставалось. И другого шанса - тоже. Состояние здоровья рисковать уже позволяло (все эти годы медицинский контроль осуществлялся строжайший).

Ходоки-марафонцы - себе на уме. Психологию определяет совершенно сумасшедший вид - может быть, самый сложный из всех естественных видов на выносливость (и не только в легкой атлетике). Часы на дистанции или на тренировке складываются в дни, недели, месяцы, годы. Самостоятельность, умение думать и анализировать вырабатываются железно.

В конце концов концепция тренера была принята. Планы разрабатывал Леонид Одер, практическое воплощение во многом лежало на его жене Ольге.

МОСКВА, МАЙ

Возвращение Спицына усугубило и без того жесточайшую конкуренцию перед последним отбором. Но у магнитогорца уж точно это был единственный шанс. Заключительный этап подготовки они проводили на Черноморском побережье (и угадали - на Урале весна была ни к черту). Главный тренер сборной Куличенко сказал Одеру: если есть возможность попасть на Олимпиаду - бросай все дела, город оценит. Леонид Яковлевич внял.

Работали они, конечно, не так, как в середине 90-х, когда Спицын был помоложе и порезвее. Важно было не перебрать с интенсивностью и объемами, а психологическая устойчивость у Валерия после всех передряг была дай Бог каждому - "нас уже ничем не запугаешь". На тренировках не один раз смоделировали предстоящее сражение. В Москву ехали спокойными и уверенными, понимая ответственность, но не трясясь за результат.

Сработал Спицын на трассе тактически изящно и красиво, переиграв соперников. Задачей мордовского дуэта Шмалюк - Потемин (оба молодые, Володе Потемину вообще 20 лет, он один из самых талантливых юниоров) было измотать Спицына рывками и уйти от него ближе к финишу. В Сочи Шмалюку это удалось - Спицыну тогда не хватило скоростной подготовки.

На этот раз основные соперники сразу рванули, взяв очень высокий темп, и к середине дистанции уже основательно "наелись". Так что Шмалюк к 30-му километру в паре с Потеминым идти уже не мог (и стал в итоге шестым - тоже трагедия). Спицын и Потемин составили дуэт лидеров, но для молодого спортсмена это был лишь первый старт в марафоне, что проявилось к 40-му километру - он начал отставать. А Спицын, точно рассчитав силы, шел, не снижая темпа. В итоге "привез" второму призеру около двух минут - да еще и высшее мировое достижение установил!

В это трудно было поверить: первым номером в сборную прошел - без вопросов - 34-летний ветеран, который в течение всего олимпийского цикла ни разу не стартовал на международном уровне! Человек, по всем прогнозам никаких шансов в спорте не имевший, - с такой-то травмой!

Валерий Спицын уже решил, что олимпийский старт будет для него последним.

Вне зависимости от итогового результата - он уже победил.

Владимир МОЗГОВОЙ

Магнитогорск

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...