Газета
27 мая 2000

27 мая 2000 | Бокс

Олег МАСКАЕВ

КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

Неделю назад сильнейший российский тяжеловес-профессионал Олег Маскаев убедительно выиграл у американца Деррика Джефферсона. Казалось бы, теперь открыта дорога к боям за титулы. Но не все так просто.

"Джефферсон подвернул лодыжку и из-за этого проиграл Маскаеву в четырех раундах", - статья под таким заглавием вышла в американской газете "Дэйли Ньюс". Многие в Америке повторяют те же слова - и настаивают на праве своего боксера на матч-реванш.

Все это - очевидное проявление американского шовинизма и нежелание признавать чужие успехи.

Маскаев для американцев и вправду чужой. Да, он давно живет и выступает в Америке. Но тем не менее всегда подчеркивал, что представляет Россию - и только ее. Жизни Олегу такая позиция, мягко говоря, не облегчает.

Об этом и о многом другом мы и повели разговор, когда на днях я позвонил Маскаеву в Нью-Йорк.

- Олег, сейчас в Америке много разговоров о том, что, мол, Джефферсон, когда уже в первом раунде попал в нокдаун, то получил травму ноги, и потому надо провести матч-реванш. Как вы к этому относитесь?

- Думаю, матча-реванша не будет. Да и с какой, собственно, стати его нужно проводить? Ну да, травмировал Джефферсон ногу, когда падал, грохнулся на нее всем своим весом. Но он что - просто так вот шел, шел и упал? Сам по себе? Нет же! Он нарвался на мой встречный удар, рухнул, как мешок, и придавил себе ногу. Так почему же я должен давать ему матч-реванш, если он получил травму в результате моей атаки? Ведь никаких правил я не нарушал. Кстати, по-моему, он, когда упал, травмировал не столько ногу, сколько нервы. Не готов был к такому повороту событий.

- Перед боем я разговаривал с вашим менеджером Вячеславом Труновым. По его словам, предполагалось, что первые несколько раундов вы будете выжидать, не ввязываться в обмен ударами. То есть первый нокдаун был своего рода экспромтом?

- Нет. Мы также планировали, что если Джефферсон всерьез полезет на меня, то я его всерьез и встречу. Так оно и вышло. Американец пошел рубить, как мельница, длинными размашистыми ударами и стал на меня наваливаться. Я сделал шаг назад и на отходе ударил. Джефферсон упал.

Уже потом я узнал, что говорили в этот момент телекомментаторы. Мол, профессионалы так не бьют, только любители. Не учат их бить на отходе. Не знаю, может быть. Удар-то был совсем короткий. Сантиметров пятнадцать, не больше. Кстати, матч комментировал и Эмануэль Стюард (самый выдающийся тренер современности, в данный момент среди многих других тренирует Леннокса Льюиса. - Прим.А.Б.). Так вот он сказал, что далеко не каждый тяжеловес может нанести такой сильный удар с такого расстояния.

- Как повел себя Джефферсон после нокдауна?

- Хорошо себя повел, как надо. Он боец до мозга костей. Встал, собрался и вновь попер вперед. Я не стал пытаться его добить, знал, что в такие моменты он особенно опасен. Решил работать поосторожнее. А во втором раунде точно так же правым навстречу опять послал американца в нокдаун. Единственная разница - в этот раз я бил не на отходе, а с места.

- Правда ли, что Джефферсон в третьем раунде несколько раз в вас очень основательно попал?

- Я бы не сказал, что уж очень основательно. Была пара неплохих ударов, но они прошли поверху, то есть по лбу, так как челюсть я надежно прикрыл. Но это уже был просто последний всплеск. Может быть, с отчаяния он так оживился. А в четвертом раунде рефери остановил бой. Вот и все.

- Олег, кто из двух именитых боксеров, с которыми вы дрались, оказался более трудным соперником? Хасим Рахман или Деррик Джефферсон?

- Трудно сказать. Уж очень они разные. С Рахманом, пожалуй, был все-таки потруднее, хотя... У Джефферсона очень опасные хлесткие боковые удары. Рахман так бить не умеет. Нет, трудно сравнивать. Тем более что на этот раз я был в гораздо лучшей форме, никаких операций перед боем мне не делали, как тогда.

Кстати, перед Джефферсоном моим соперником был еще один американец, Седрик Филдс. В седьмом раунде бой остановили. А он после этого дрался с популярным здесь тяжем Шенноном Бриггсом, который, в свою очередь, встречался и с Форменом, и с Ленноксом Льюисом. Так вот Филдс победил Бриггса по очкам, а после боя меня долго благодарил: мол, это ты меня, Олег, научил, после тебя мне с ним было легко работать.

- И Рахман, и Филдс, и Джефферсон уже позади. Что впереди? Каковы планы?

- Даже и не знаю толком. У Леннокса Льюиса весь год наперед расписан, так что с ним я вряд ли скоро встречусь. 10 июня Холифилд и Руис будут драться за вакантный титул WBA. Может, получится провести бой с победителем этого поединка. Хотя, честно говоря, сомневаюсь. Дело в том, что оба они - из конюшни Дона Кинга, и, следовательно, их бои транслируются на телеканале Showtime, а у меня контракт с каналом НВО. Кингу выгодно проводить бои между своими боксерами, так что не верю я, что здесь что-нибудь получится. Есть еще, конечно, чемпион по версии WBO Крис Берд, который победил Виталия Кличко. Этот бой кажется мне наиболее реальным.

- Но ведь ходят слухи, что Берд будет драться с Владимиром Кличко. Якобы хотят разыграть сценарий "брат мстит за брата".

- Не знаю. Парни из НВО - народ совершенно непредсказуемый. У них семь пятниц на неделе. Сейчас говорят одно, завтра - другое. А Владимир у меня недавно был и сказал, что драться с Бердом не собирается: пусть, мол, брат сам с ним разберется. Так что, как видите, все в тумане, ничего наперед сказать нельзя.

- Получается, вы сейчас на перепутье и толком не знаете, что вас ждет.

- Именно так. Проблема еще и в том, что недавно в НВО поменялось руководство. Раньше там всем боксом заправлял знаменитый Лу Ди Белла. У нас с ним были очень хорошие отношения, и в чем-то можно было быть уверенным, а теперь все поменялось, надо опять контакты налаживать, а это очень нелегко.

- Кстати, а как вы думаешь, Виталий Кличко мог тогда продолжить бой с Бердом или нет?

- Думаю, мог, хотя ручаться не стану. Мне кажется, Берд тогда почувствовал, что Виталий подустал, и начал его очень основательно "прикусывать". Дышать просто не давал. Может быть, Виталий понял, что не сможет дотянуть бой до конца, тем более с травмой.

- А что вы думаете о Владимире Кличко?

- Ему надо провести хотя бы один бой с хорошим американским боксером, а там видно будет.

- Вы упоминали еще и Леннокса Льюиса. Наверняка видели его бой с Грантом.

- Льюис - он и есть Льюис. Вышел спокойный, абсолютно уверенный в себе. Еще до боя точно знал, что будет делать, и так все и сделал, как планировал. А Грант... У каждого свой уровень. Середняков он хорошо бил, а здесь столкнулся совершенно с другим классом.

- Неизбежный вопрос: что вы, Олег, думаете о нынешнем Тайсоне? Есть ли у него будущее и есть ли шанс, что вы с ним встретитесь на ринге?

- Какое-то будущее у Тайсона, конечно, есть. По крайней мере у Лу Саварезе, с которым он скоро дерется, Майк выиграет. А ведь Саварезе довольно крепкий малый. Ну а что касается боя со мной... Эх, если бы это от меня зависело! Но шанс все-таки есть. Поживем - увидим.

- Недавно Тайсон громогласно заявил, что готов драться с Льюисом.

- Не готов он, да и не хочет этого на самом деле, а его разговоры - это болтовня и реклама. Хлебушек нужно подбирать себе по зубам, а то ведь зубы-то и сломать можно. Майк легко заработает совершенно сумасшедшие деньги, боксируя с ребятами вроде Саварезе. Ну и зачем ему Льюис?

- И наконец, что вы думаете о Берде? Он ведь ваш возможный соперник.

- Хороший боксер, умный. Мы тут с ним встречались на большой боксерской тусовке. Хладнокровный, спокойный парень. Легко в бою с ним не будет никому.

- А кто еще был на этой тусовке?

- Тьма народу. К примеру, Рой Джонс.

- И как он вам?

- Очень хитрый. На ринге с ним все ясно, там он виртуоз, но и в жизни не промах. Точно знает, где, как и кому улыбнуться, что сказать. Чувствует себя повсюду как рыба в воде.

- А кто еще был?

- Ну, мой старый знакомый Дэвид Туа.

- У вас есть с ним какие-то отношения?

- Никаких. Туа, это, знаете ли, вещь в себе, он очень замкнутый, с ним просто не знаешь, как общаться.

- Ну и, наконец, последний вопрос. Ваша жизнь сейчас проходит в Америке. Скажите честно, мешает ли карьере то, что вы русский?

- С точки зрения американцев это, конечно, минус. Лишней популярности не принесет. Но я для себя все решил. Я русский, хотя у меня до сих пор узбекский паспорт. Российского гражданства мне пока не дают, уж и не знаю почему. Но каждый находит свою родину. Я свою нашел. Я русский, и моя родина - Россия.

...Честно говоря, последние слова Олега меня просто ошеломили. Я думал, что проблема с гражданством давно разрешена. Мать Маскаева родом из Пензы, отец - из Саранска. Как и многие в их время, они поехали поднимать целину, и родился Олег в Казахстане. В армии служил в Узбекистане и на ринге стал выступать за Узбекистан, где во времена СССР проживало множество русских, которым и в страшном сне не могло присниться, что когда-нибудь в России они станут нежелательными иностранцами.

То, что спортсмену, являющемуся нашей национальной гордостью, могут не давать российского гражданства только потому, что когда-то он выступал за одну из союзных республик, просто в голове не укладывается.

Все-таки удивительная у нас страна. И чиновники в ней тоже удивительные.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...