Газета
21 марта 2000

21 марта 2000 | Футбол

ФУТБОЛ

Лев БЕРЕЗНЕР

РАЗЖАЛОВАННЫЙ ЮПИТЕР

Еще относительно недавно был лидером новороссийского "Черноморца". Сегодня он безработный житель Обнинска - ведь с ЦСКА, где Березнер начинал подготовку к сезону-2000, пришлось расстаться.

МАМА С ГОРЯ ВЫПИЛА, Я - НЕ СТАЛ

- Чем вы сейчас занимаетесь?

- Тренируюсь дома, в Обнинске, с местной командой - на снегу и в зале. Если, конечно, это можно назвать тренировкой для профессионального футболиста. Разница между ФК "Обнинск" и ЦСКА, сами понимаете, ощутимая.

- Обижаетесь на армейцев?

- Пожалуй, нет. Просто я надеялся на лучшее. Все-таки Долматов взял в футбол, когда я был, можно сказать, мальчишкой, и заиграл я благодаря ему. Вот и сейчас надеялся на лучшее. Получается - зря.

- Насколько мне известно, армейцы всерьез на вас и не рассчитывали. Цель была иной - продать за границу. В Турцию, Грецию, Израиль.

- Может быть. Меня в истории с ЦСКА одно шокирует: абсолютно везде было написано, что Березнер, мол, подписал с армейским клубом контракт. А потом вдруг выясняется: никакого контракта нет. Жаль упущенного времени. Когда все прояснилось, почти все команды свои составы уже укомплектовали.

- Для вас решение руководства ЦСКА стало ударом?

- Весь вопрос в том, как относиться к случившемуся. Можно сломаться, запить с горя, на диван лечь и рыдать в голос. Мама, например, когда я приехал и все рассказал, чуть-чуть выпила. Отец тоже. Я пить не стал. Смотрю на ситуацию философски. Ни злости, ни обиды нет.

ОТ ВОРОТ СОПЕРНИКОВ МЕНЯ ОТОДВИНУЛИ НА ГЕКТАР

- Тем более что ваши проблемы начались не вчера, а много раньше.

- Если совсем точно - накануне сезона-98. В 97-м году я забил 11 голов, стал лучшим бомбардиром "Черноморца". А в ходе сборов меня начали наигрывать как левого хавбека. Я понимал: в команду пришли форварды-новички. Но я же забивал! Зачем же игрока, исправно делавшего свое дело, отодвигать от ворот на гектар? Однако это было только начало. Самое страшное случилось позже.

- Травма?

- Да. Получил ее - до сих пор помню - в станице Баранниковской, в спарринге с местной командой. Стопу мне вывернули наизнанку, точнее - повернули ее на 90 градусов к голени. Тогдашний доктор "Черноморца" утверждал: ничего страшного, все пройдет. Но нога болела, и играть я не мог, хотя тренировался. У меня сейчас волосы на голове дыбом встают, когда вспоминаю свои мучения. В итоге все закончилось консультацией в ЦИТО. Мне порекомендовали две недели воздержаться от занятий и сильно удивились, что я все это время тренировался. А затем нашли трещину в кости.

Тут как раз ушел Долматов, и одно на другое стало накладываться - поражения, проблемы в атаке, мое бездействие... Да еще не сразу понял, что в 25 лет можно нарушать режим и играть, а в 28 - уже нереально.

- Но ведь вы были лидером "Черноморца", можно сказать - знаменем клуба. Почему бы не напомнить о своих заслугах?

- Есть такая поговорка: что позволено Юпитеру, не позволено быку. Это про меня. Был Юпитером - стал быком.

ЯЗЫК МОЙ - ВРАГ МОЙ

- Расшифруйте.

- Когда ты в силе, забиваешь - тебе все прощают. Даже выпить можешь смело, и все сделают вид, что не заметили. Но когда я перестал забивать, все изменилось. Как бы перешел в другую категорию. Знаете, наш футбол напоминает мне армию. Офицер (то есть клубное начальство) всегда прав. Это пункт № 1. Если есть возражения - смотри пункт первый.

Смену отношения к себе я переживал тяжело. Представляете, даже здороваться со мной стали иначе! Плюс мой язык. Иной бы промолчал, сделал вид, что не услышал, а я каждое действие комментировал. При этом понимал: мое отчисление - вопрос времени.

С ФЕДОТОВЫМ ПОССОРИЛСЯ СРАЗУ

- Говорят, один из тренеров, работавших тогда с командой, попросил вас убрать с базы как раз за язык?

- С Федотовым мы почти не пересекались - только на тренировках. Это он просил: не надо скрываться за обтекаемыми формулировками. Но я не мог молчать: видел много, вот и говорил.

- Что видели?

- Как люди пьют. Я привык называть вещи своими именами. Сам не ангел. Однако так открыто, не стесняясь, - это слишком. Вот и сказал пару раз, что меру надо знать. Ведь это все-таки спортивная база, а не ресторан.

- Вас отчислили из "Черноморца" как раз при Федотове...

- Да. С убийственной формулировкой: разлагает, мол, коллектив. Обиднее всего было от того, что это я якобы плюнул на команду, в которой вырос как игрок. А ведь "Черноморец" - команда мне не чужая.

- Отставка Федотова вас обрадовала?

- По-человечески - нет. Мужик он неплохой, но это не профессия. А вот за "Черноморец" рад. Уж больно атмосфера в команде была нехорошая. Хотя меня, как всегда, язык подвел. Я ведь, едва Федотов приехал, сразу с ним поцапался. У нас на базе тарелка стоит, которая НТВ-плюс принимает. Все можно смотреть - Италию, Англию, Испанию, Бразилию. Владимир Григорьевич мультики любил. В общем, однажды он сдвинул время начала занятия, мотивировав это тем, что вечером будет футбол, который всем обязательно надо посмотреть. Я возьми и ляпни: мы бы и без его напоминаний смотрели, если бы не мультики. Федотов наверняка обиделся. Зря, конечно, я так, но не могу по-другому. Мне после Долматова с ним было скучно. Тренировки разнообразные, но какие-то старомодные, из прошлого.

УМНЕЮ, ДУМАЮ И ЖДУ ШАНСА

- Когда вас выгнали из "Черноморца", сильно расстроились?

- Не очень. Думал, в ЦСКА сумею набрать форму и всем докажу, как они ошибались. А когда посмотрел, как армейцы работают, - сразу все выпитое мною вспомнил и расстроился. Сильно расстроился. Вот, думаю, дурак был. Мог бы до 36 играть. Только надо свою бутылку пива выпивать раз в неделю, а не по всякому поводу. У нас ведь как заведено: стресс снять, победу отметить, умер кто-то, родился - обмыть. Это затягивает. Жалко здоровье свое, впустую растраченное.

- Когда Байдачный "Черноморец" принял, звонка из Новороссийска не ждали?

- Было дело. Он ведь из Обнинска. Но мои ожидания и реальная жизнь - разные вещи. Кстати, варианты и сейчас периодически возникают. В Пермь звали - не вышло. В Махачкалу сам поехать не рискнул. Мама очень протестовала, и я решил не огорчать ее. Да и стыдно за свое нынешнее физическое состояние, если честно. Месяц на снегу - это не сборы в Анталии или Ларнаке. Обидно, конечно, заканчивать в 29, но раз так - значит, судьба. Зато мама довольна - сын дома. Первый раз за много лет.

Андрей АНФИНОГЕНТОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...