Газета
6 февраля 1999

6 февраля 1999 | Футбол - РПЛ

ФУТБОЛ

ЧЕМПИОНАТ РОССИИ. ВЫСШИЙ ДИВИЗИОН

Вячеслав ЛЫЧКИН

ОТКАЗА НЕ БОЮСЬ: "СПАРТАК" СТОИТ ЛЮБОГО РИСКА

Александр ЛЬВОВ

из Кейсарии

Межсезонье - время экспериментов, открытий, тренерского поиска. Когда, как не в эти рабочие месяцы, попытаться усилить команду, укрепить ее игру, посмотреть в деле новичков? Московский "Спартак", впрочем, начал работу в этом направлении еще прошлой осенью, готовясь к ответному матчу Лиги чемпионов с австрийским "Штурмом". Тогда Олег Романцев предпринял несколько неожиданную попытку заглянуть в сезон-99, взяв с собой в Сочи целую группу незнакомых игроков - защитников Саюна и Чичвейшвили, полузащитников Баленко и Пениче, нападающих Шацких и Никитина. Все они, за исключением Баленко, отправились в январе и на первый сбор в Израиль. А сейчас в тренировочном лагере чемпиона, разбитом вновь в Кейсарии, уже не оказалось Саюна, который предпочел "Спартаку" тархановские "Крылья Советов", Шацких и Никитина, с которыми было решено расстаться. Пениче остался в Москве готовиться в дубле. Зато появилось сразу несколько новых кандидатов в красно-белые: полузащитники Александр Малин из тамбовского "Спартака", экс-тюменец Вячеслав Лычкин, Сергей Белоус из тираспольского "Тилигула" и сборной Молдавии. Возможно и еще пополнение.

С одним из новичков - Вячеславом Лычкиным - мне удалось довольно обстоятельно побеседовать о его футбольном житье-бытье в первый же по приезде в Израиль вечер. В свои двадцать пять он успел поиграть кроме сборной Азербайджана в бакинском "Нефтчи", турецком "Трабзонспоре", финском ТПС, гянджинском "Кяпазе" и "Тюмени".

- А как вы оказались в "Спартаке"?

- Предложение поехать со спартаковцами на сбор в Израиль свалилось на меня буквально как снег на голову. 23 января родственникам в Санкт-Петербурге позвонил тренер Вячеслав Грозный, а те уже дали ему мои координаты в Баку. Он сказал, что следит за мной с 95-го года, когда на Кубке Содружества я выступал в составе "Нефтчи". Грозный и предложил мне лететь с командой.

- Что же, интересно, он при этом обещал?

- Ничего. Я не интересовался никакими условиями. Предложение попробоваться в "Спартаке" - честь для любого уважающего себя игрока. Единственное, что испытываю до сих пор, - чувство неловкости перед тренером смоленского "Кристалла" Александром Игнатенко, с которым у нас был договор о совместной работе. Думал найти его в Москве и все объяснить лично, не по телефону. Но не получилось. Потом уже позвонил ему в Смоленск, извинился, сказал, что это, может быть, мой единственный шанс проверить, чего я стою в футболе. Надеюсь, он меня понял...

- А сами как считаете - удалось чего-то добиться за футбольные годы?

- С одной стороны, вроде бы да - все-таки в "Трабзонспоре", пусть и немного, но успел поиграть в компании с братьями Арвеладзе. Причем приглашали меня на место кумира турецкой торсиды - полузащитника сборной Абдуллы, которого вызвали тогда в бундеслигу. Но что-то у него не получилось с контрактом, и он вернулся. Пришлось сесть на скамейку запасных, а в другую команду тренер не отпускал. Тогда-то я и решил вернуться домой, в "Нефтчи", откуда меня турки и приглашали. Было это в августе 96-го. А затем доиграл чемпионат Азербайджана и уехал в Финляндию, в ТПС.

- С чьей помощью?

- Моего менеджера - одного из руководителей таллинской "Флоры" Айвара Похлака. Мы познакомились с ним на Кипре, где сборная Азербайджана играла в турнире, в котором участвовала и команда Эстонии. После одного из матчей Похлак подошел ко мне, представился и спросил: "Хочешь играть в английской премьер-лиге?" Затем, взяв мои координаты, пообещал, что со мной вскоре свяжутся. Через месяц он позвонил: "С Англией пока не получается. Но есть возможность поиграть в одном из скандинавских клубов, почувствовать силовой футбол. Это тебе в будущем пригодится". В начале апреля 97-го мы играли отборочный матч мирового первенства с финнами. Похлак перед матчем предупредил, что меня будут просматривать разведчики из ТПС. Видимо, моя игра им приглянулась, поскольку сразу же после встречи они предложили подписать контракт.

- И вы, не раздумывая, ответили согласием...

- Да нет. Попросил неделю на размышление. Решил посоветоваться с президентом федерации футбола Азербайджана Фуадом Мусаевым - не повредит ли мой отъезд сборной. Но тот меня успокоил: езжай, мол, не волнуйся - нужно будет, сразу же вызовем. И годовой контракт с ТПС я подписывал уже в Турку.

- Теперь об этом не жалеете?

- Скорее всего нет. Условия были неплохие, я все время играл, тренеры и партнеры меня уважали, болельщики любили. Но вот футбол был не мой - жесткий, силовой. Одним словом, беготня.

- У сборной Азербайджана иная манеры игры?

- Абсолютно. Она, пожалуй, ближе к спартаковской. У нас тоже любят мелкий и средний пас, "стенки", забегания. Благо, есть те, кто умеет это использовать: впереди играют Вели Касумов и Назим Сулейманов - у меня с ними был полный игровой контакт. С полуслова понимал и Нарвика Сирхаева, левого хава, который сейчас на просмотре в ЦСКА. У него скорость и удар с левой отличные. Вообще сборная Азербайджана и сейчас неплоха...

- Почему же у нее столько неудач?

- Отчасти потому, что она возрастная. Многим уже 30 и даже больше: Сулейманову, Жидкову, Касумову, Абушеву, Гусейнову, Рзаеву... Ну и морально мы пока не готовы выступать на высоком уровне. К примеру, встречались с венграми дома в октябре: минут 70 полностью владели инициативой, упустили два-три верных момента забить. А потом пропустили нелепый гол, к которому на сто процентов был причастен судья. Крамаренко уже поймал мяч, когда в него врезался кто-то из соперников. Наш вратарь упал, потерял сознание, а арбитр хоть бы что. Отскочивший мяч тут же добили в пустые ворота. Судья показал на центр, а Крамаренко с сотрясением мозга на "скорой" отвезли в больницу. Через несколько минут арбитр мне вторую желтую показал, посчитав, что я пенальти выпрашиваю, хотя меня в штрафной за майку двумя руками держали. Тут голы нам и посыпались. В итоге - 0:4. Обидно.

- А лучший, на ваш взгляд, матч азербайджанской сборной?

- Три года назад в Баку мы у швейцарцев 1:0 выиграли и - самое главное - хороший, уверенный футбол показали. Но таких матчей пока, к сожалению, немного. Хотя, уверен, они обязательно будут.

- Ну а как вы в "Тюмень" попали?

- В этом клубе выступал Ариф Асадов. Как-то раз, когда в сборной мы готовились ко встрече со Словакией, я рассказал ему, что хотел бы поиграть в России. Ариф обещал помочь. И через неделю после его звонка я улетел в Тюмень.

- Что-то новое в этом многострадальном клубе приобрели?

- Ничего, кроме того, что попробовал на зуб, какова российская высшая лига.

- Есть ли в этом футболе отличия от того, в который вы играли, выступая за "Нефтчи" и "Кяпаз"?

- Безусловно. Российский гораздо быстрее, жестче и напряженнее.

- Какие еще воспоминания остались после выступлений в "Тюмени"?

- В основном грустные - денег не платили и скорее всего уже не заплатят. Самое светлое воспоминание, что удалось сыграть со "Спартаком". Правда, мы в Москве от него крупное поражение потерпели - 0:7. Но зато я понял, какие же классные в этой команде футболисты и какое удовольствие можно получать от игры. Это просто мечта оказаться в такой команде.

- И вот она сбылась. Каковы первые впечатления?

- Самые неожиданные. Прежде всего я понял, что в "Спартаке" нет разделения на своих и чужих, ветеранов и новичков. В такой обстановке только работать и работать.

- Не устаете?

- Пока мне, как и всем новичкам, тяжело. Но, думаю, выдержу. И еще для меня очень важно, что каждая тренировка строится на работе с мячом.

- На какой позиции вы себя увереннее всего чувствуете?

- Пожалуй, "под нападающими". В "Спартаке" с этой ролью великолепно справляются Цымбаларь и Титов. Но если потребуется, могу сыграть и на месте опорного полузащитника.

- Не боитесь, что можете оказаться в числе не подошедших Романцеву? Ведь в этой ситуации вы рискуете остаться без хороших предложений.

- Не боюсь. "Спартак" стоит любого риска.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...