Газета
23 декабря 1998

23 декабря 1998 | Баскетбол - Еврокубки

БАСКЕТБОЛ

Александр КУЛЬ

БЕЗ ВОЛНЕНИЯ В РАЗДЕВАЛКУ "ЧИКАГО" ВОЙТИ НЕЛЬЗЯ

Уходящий год складывался для Александра Куля весьма противоречиво. Состоялось долгожданное возвращение баскетболиста в национальную сборную Белоруссии, которая тем не менее потеряла почти все шансы пробиться в финал чемпионата Европы. Началась и не менее долгожданная клубная профессиональная карьера, но не в НБА, куда все прочили Куля, пока он выступал в NCAA, а в турецком ПТТ. Впрочем, сам Александр, похоже, руководствуется постулатом "все, что ни делается, - к лучшему".

ПЛЕЙ-ОФФ NCAA НЕ ЗРЯ НАЗЫВАЮТ "МАРТОВСКИМ БЕЗУМИЕМ"

- Хорошего в этом году было все-таки больше, - говорит Куль. - Говорят, последнее впечатление - самое сильное, поэтому с него и начну. Спустя 4 года я вернулся в национальную сборную и испытал огромное удовольствие от игры со старыми знакомыми. У нас возникли некоторые проблемы с взаимопониманием, но, главное, былой дух за это время не исчез. Поражение от испанцев лишило команду надежд на выход в финал - впрочем, всерьез рассчитывать на это после провального первого круга было трудно. А наши будущие победы никуда не денутся. Кроме того, мой последний сезон в университете "Джордж Вашингтон" получился самым удачным для команды за период с 1952 года. Одно время мы даже шли на 17-м месте в американском рейтинге, уверенно завоевали путевку в плей-офф NCAA. Тогда казалось, что вожделенное место в Sweet 16 (1/8 финала плей-офф) совсем рядом.

- И если бы не "Оклахома Стэйт", обыгравшая вас в первом же раунде...

- Ту встречу я вспоминаю с ужасом. Именно после нее мне стало понятно, почему плей-офф NCAA называют "Мартовским безумием". Как иначе охарактеризовать турнир, в котором ты не имеешь ни малейшего права на ошибку, на минутную слабость? Неудача нашей команды была вызвана неважной физической готовностью, усталостью на финише сложного сезона и чрезмерно длительными трехчасовыми тренировками. Незавидное ощущение: хочется играть и побеждать, а сил для этого уже не осталось.

- Зато у вас появился краткосрочный мартовский отпуск, после которого вы должны были приехать в лагеря НБА более свежим, чем конкуренты.

- Я решил за это время немного подлечиться: сделал небольшую операцию на ноге и две недели не брал в руки мяч. Потом, поработав индивидуально, отправился на самый представительный из трех традиционных преддрафтовых лагерей в Чикаго. В нем участвовали почти все, кого потом выбрали на драфте, за исключением первой десятки - эти баскетболисты приезжали в Чикаго только на медобследование - и европейцев. А мы после тщательной врачебной проверки и многочисленных тестов начали играть. 76 игроков были разбиты на 9 команд, которые провели 5-дневный мини-чемпионат.

- Каких успехов в нем добились вы и ваши партнеры?

- Выиграли примерно половину матчей. Однако я в них проявил себя не в полной мере: больно уж это все походило на уличный баскетбол. Многие парни явно тянули одеяло на себя, стараясь понравиться скаутам. Их желание естественно, но я - командный баскетболист и не очень хорошо играю сам по себе.

ЗОЛОТЫЕ КУБКИ "ЧИКАГО" ВЫСТАВЛЕНЫ ПРЯМО В ТРЕНИРОВОЧНОМ ЗАЛЕ

- Следующей стадией преддрафтовых процедур обычно становятся тесты непосредственно в командах НБА.

- Мне для их прохождения даже не пришлось переезжать, так как я был приглашен на стажировку в "Чикаго Буллз". Еще одно яркое воспоминание года. Нельзя без волнения войти в раздевалку, где неделей раньше переодевался Майкл Джордан, или тренироваться в зале, в котором обычно работают "Буллз" и все пропитано духом побед. 5 чемпионских кубков "Чикаго" я видел своими глазами: они стоят за стеклом в тренировочном зале, на время занятий их прикрывают металлической решеткой. Теперь могу понять природу знаменитого чикагского настроя: символы могущества "Буллз" мобилизуют на самоотверженную работу. Побывал я и в святая святых "Чикаго" - комнате, где проводятся командные собрания. Сам увидел столь любимые Филом Джексоном мистические атрибуты, украшающие это помещение: странные картинки, индейское рукоделие. Видимо, я был одним из последних, кто видел весь этот антураж, так как вскоре Джексон ушел из команды.

- Каковы результаты вашей чикагской стажировки?

- Меня поблагодарили за работу и сказали, что "Буллз" ищут центрового несколько иного плана. Когда 28 июня во время драфта "Чикаго" выбирал последнего, 58-го игрока, я знал, что мою фамилию не назовут.

- А у нас ожидали, что вас выберут раньше. Спустя полгода, наверное, проще ответить на вопрос, почему этого не случилось.

- До меня дошла информация, будто бы к этому примешалась политика: я подписал контракт с европейским агентом, тогда как на меня имел виды американский, причем довольно известный и влиятельный. Но я не склонен объяснять все только этим: настоящую звезду не "прокатили" бы ни при каких обстоятельствах. Основная причина в том, что 2 последних года моей университетской карьеры получились скомканными. Все ждали от меня значительно большего.

- Ожидания были неоправданными или вы сыграли неубедительно?

- Скорее второе. Было много проблем помимо баскетбола, которые несколько рассеивали мое внимание.

О ТОМ, ЧТО МНОЮ ИНТЕРЕСОВАЛСЯ ЦСКА, Я УЗНАЛ, КОГДА УЖЕ ПОДПИСАЛ КОНТРАКТ В ТУРЦИИ

- Сколько дней после неудачи у вас было плохое настроение?

- От силы полчаса. Чем дольше я размышлял на сей счет, тем больше осознавал, что мне просто повезло: выбрали бы меня на драфте, сидел бы я сейчас в Америке без денег и без игровой практики. Теперь же, если все в НБА нормализуется и меня сочтут достойным этой лиги, я приду в нее в статусе свободного агента и смогу выбирать.

- Неужели же не к драфту вы стремились все 4 года своей университетской карьеры?

- Это не было самоцелью. Куда важнее и сложнее закрепиться в клубе НБА: добиться права играть, а не сидеть на скамейке. Пару лет назад я мог бы попасть на драфт, но при минимальном опыте и недостаточном мастерстве у меня было мало шансов стать полноценным игроком НБА, поэтому я и решил закончить учебу. Показателен пример моего несостоявшегося партнера по "Джорджу Вашингтону", нигерийского центрового Инки Дэра. Он выставился на драфт после двух лет учебы, как раз в год моего появления в Америке, был выбран "Нью-Джерси Нетс" и подписал контракт на полтора миллиона долларов в год. Однако ни в Нью-Джерси, ни в Орландо, куда был сослан позже, так ничего толком и не добился. При этом Дэра неоднократно попрекали высокими гонорарами, которые он не отрабатывает, и острые на язык американские журналисты представляли его в образе эдакого игрока-неумехи. Не знаю, где сейчас Дэр, и не жалею, что моя карьера пошла по другому пути. Конечно, я был разочарован, однако долго горевать не собирался. Тем более что еще раньше получил достаточно приглашений из Европы.

- Откуда именно?

- Из Греции, Италии, Турции. Как сейчас говорят, проявлял интерес ко мне и московский ЦСКА, но я узнал об этом, уже подписав контракт с ПТТ.

- Почему именно с ним?

- Это неплохая команда, еще год назад она выступала в Евролиге, да и условия мне предложили весьма привлекательные. Турецкая лига, на мой взгляд, по уровню является сейчас второй в Европе после Италии, а по деньгам, наверное, и вовсе первой. Богатство турецких клубов оборачивается обилием звезд: сейчас в этой стране играют Дробняк, Гриффит, Риверс, Савич, Римац, Милич, Табак.

- В ПТТ вам приходится делить игровое время с югославским центровым Мирко Миличевичем.

- Во встречах турецкого первенства, в которых действуют некоторые ограничения для легионеров, мы играем по очереди - через матч, зато практически без замен. А в Кубке Сапорты тренер смотрит по обстоятельствам: если у Мирко идет игра, выступает он, если у меня - как правило, делим время пополам.

- Считаете, что тренеры ПТТ относятся к вам предвзято?

- Не хотел бы спешить с такими выводами. Видимо, пока меня держат за молодого, которому и на скамейке посидеть не грех. А тренерской воле трудно что-либо противопоставить, особенно в Турции.

- Но в одном из осенних матчей Кубка Сапорты вы набрали 35 очков, а в последнем туре внутреннего чемпионата - 28, да еще и сделали 14 подборов.

- Ну и что? Остальным, чтобы вызвать недовольство наставника, нужно прилично "напороть", а меня часто меняют после первой же ошибки, даже если до этого все мячи, что получил, забил сверху. Например, в следующей встрече Кубка Сапорты после упомянутого вами 35-очкового матча тренер, видимо, забыл о моем существовании. И мы проиграли скромной "Словакофарме".

В ЛЮБОЙ СИТУАЦИИ СТАРАЮСЬ НАЙТИ ХОРОШЕЕ

- Нет ощущения, что ошиблись с командой?

- Есть хорошее правило: если не можешь изменить обстоятельства, измени свое отношение к ним. В любой, самой непростой ситуации надо искать хорошее. В ПТТ у меня классные партнеры: тот же Миличевич, американец Уилсон Маккалоу, который в прошлом сезоне стал лучшим снайпером чемпионата Франции. Не стесняюсь выслушать их совет, что-то перенять, потому что сам делаю только первые шаги в профессиональном баскетболе. Но больше всего мне помогает присутствие в команде Виктора Бережного. Он подсказывает очень много полезного с позиций своего жизненного опыта и 8-летнего турецкого стажа. Мы шутим, что есть советская баскетбольная школа, есть американская, а теперь появилась турецкая, не приемлющая опыта первых двух.

- Чем же она отличается?

- Не хотел бы говорить об отрицательных качествах, а положительных пока не нашел. (Смеется). По словам Бережного, три первых года своей турецкой карьеры он пытался спорить с тренерами, но потом понял всю бесполезность этого. Поэтому я стараюсь не вступать в полемику и доказывать свою правоту только на площадке.

- Какие задачи стоят перед ПТТ в этом сезоне?

- Занять в турецком чемпионате место не ниже третьего и вернуться в Евролигу. Плюс выиграть Кубок Сапорты.

- Тяжело было адаптироваться к европейскому баскетболу?

- Не столько к баскетболу, сколько к судейству. В Америке арбитры сознают, что их роль вторична, и действуют достаточно тактично. Здесь же судья - царь и бог. Увы, наказывают они меня чаще, чем хотелось бы. Приходится перестраиваться.

- В чем разница между чемпионатами Турции и NCAA?

- Их нельзя сравнивать. Уровень регулярного чемпионата американской студенческой лиги вполне сопоставим с турецким первенством, а вот участники "Мартовского безумия" претендовали бы в Европе только на первые роли.

- Свои дальнейшие планы вы связываете с Турцией, другими европейскими странами или все еще лелеете мечту о НБА?

- Я привык жить сегодняшним днем. Не хочу загадывать и задумаюсь о будущем по окончании сезона, когда завершится нынешний контракт. Пока же нужно его отработать. Конечно, при обсуждении вариантов относительно НБА я испытываю больший трепет: не расстался с надеждами сыграть в ней. Но именно сыграть, а не просто войти в заявку одной из команд.

Дмитрий НАВОША

Минск

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...