Газета
27 мая 1998

27 мая 1998 | Хоккей

ХОККЕЙ ОТ "СЭ"

Олег ПЕТРОВ

МОЙ СЫН - КАНАДЕЦ. БЕЗ ВСЯКИХ КАВЫЧЕК

Олег Петров, 27-летний форвард сборной России, мог с полным правом сказать, что на чемпионате мира в Швейцарии он чувствовал себя как дома.

ОСЛУШАЛСЯ ТИХОНОВА - И НЕ ПОЖАЛЕЛ

Вот уже два года Петров играет в этой альпийской стране, в клубе "Амбри-Пиотта". Особенно удачно сложился для него минувший сезон, в котором "Амбри-Пиотта" дошел до полуфинала плей-офф, а российский нападающий, будучи безоговорочным лидером команды, стал лучшим бомбардиром, набрав по системе "гол плюс пас" 93 очка.

-Этот чемпионат мира - первый в вашей карьере?

- Да, если не считать юниорского мирового первенства 1991 года, на котором я играл в одной тройке с Павлом Буре и Алексеем Кудашовым.

-Вы, как и ваши партнеры, оказались из молодых, да ранних: уже в 20-летнем возрасте помчались открывать хоккейную Америку. Играть в ЦСКА у Тихонова - это уже было, для вас непрестижно?

- Дело не в престиже. Нужно было думать о будущем, которое у ЦСКА тогда, увы, не просматривалось. Поэтому уезжали все, у кого была такая возможность.

-Вас Тихонов пытался удержать?

- Пытался, как и многих других. Отговаривал: дескать, куда торопишься, успеешь. Но это, наверное, тот единственный случай, когда, ослушавшись великого тренера, я потом ни о чем не пожалел.

ПОЧЕМУ "МОНРЕАЛЬ" НЕ ПРИНЕС УДАЧИ?

-Даже после того, как в "Монреале" у вас толком ничего не получилось? Расскажите, как и почему это произошло.

- Врастание в НХЛ - вещь болезненная, и я это прекрасно понимал. Поэтому не роптал, когда свой первый сезон за океаном практически полностью провел в фарм-клубе "Монреаля". Зато в следующем закрепился в основной команде, как мне казалось, прочно. Однако мой личный прогресс пришелся на общий спад в игре команды: в первом же круге плей-офф мы тогда проиграли "Бостону". Словом, это был неудачный для клуба сезон, последствия которого для себя лично я не просчитал - и это было большой ошибкой.

-В чем она заключалась?

- Позже, как говорится, задним умом я понял, что нужно было поменять команду, тем более что сделать это особого труда не составляло. Но я как-то совсем по-мальчишески зациклился на "Монреале": ну как же, клуб с таким именем, с такой славной историей! Хотя не об истории в той ситуации нужно было думать, а о более насущных вещах - о своем собственном благополучии. Короче, руководство "Канадиенс", обескураженное неудачами команды, пошло на приобретение дорогостоящих игроков - Койву, Рекки. А когда встает вопрос, кому отдать предпочтение при формировании ведущих троек - хоккеистам, каждый из которых стоит миллион долларов, или игроку, который тянет всего на 200 тысяч, то ответ совершенно очевиден. Кто дороже стоит, тот и больше играет. Словом, шансов проявить себя в первой или второй тройках, делающих погоду в игре, у меня практически не осталось. А третье звено - это уже "оборонцы", четвертое - и вовсе бойцы.

С моими скромными габаритами там делать нечего.

ОСТАЮСЬ В ШВЕЙЦАРИИ ЕЩЕ НА 4 ГОДА

- Сколько же времени в общей сложности вы провели в "Монреале"?

- Четыре сезона. Сыграл около 120 матчей, набрал порядка 60 очков. Выходил, как правило, в четвертом звене раза по 3-4 за матч. Не игра, а одно мучение. Поэтому, когда в 1996 году пришло приглашение из Швейцарии, я решил, что надо ехать.

-И, судя по всему, об этом своем шаге не жалеете?

- Да, я очень доволен своим сегодняшним положением и недавно продлил контракт с "Амбри-Пиотта" еще на 4 года. Главное - я здесь постоянно играю, делаю результат.

-Кто ваши партнеры по тройке?

- Один - Игорь Чибирев, в прошлом тоже московский армеец - постоянный. У нас надежная связка, мы отлично понимаем друг друга. Третий в нашем звене - кто-нибудь из швейцарцев. Они выходят по очереди в зависимости от того, как решит тренер.

-Собираетесь завершить карьеру в Швейцарии?

- Я бы не возражал. Мне здесь нравится. Мы с женой и двухлетним сыном живем под Лугано. Наша провинция Чине - это уже почти Италия, до Милана - рукой подать.

-Говоря "наша провинция", вы чувствуете себя швейцарцем?

- 10 месяцев в году - швейцарцем, два остальных - канадцем. Отпуск мы проводим в Монреале - все-таки тянет туда. Во-первых, сын там родился и автоматически получил право на канадское гражданство. Во-вторых, всегда хорошо иметь запасной аэродром, на котором можно приземлиться после завершения карьеры. Впрочем, до этого, надеюсь, мне еще далеко.

ТАКОЙ ПРЫТИ ОТ КОМАНДЫ КРЮГЕРА НЕ ОЖИДАЛИ

-На ваш взгляд, российская сборная, не дошедшая до полуфинала, могла выступить на чемпионате мира успешнее?

- Безусловно. Начиная с квалификационного раунда это было соревнование примерно равных по силам команд, которые в большинстве своем при счастливом стечении обстоятельств могли рассчитывать на медали. Скажем, финны с двумя поражениями, в том числе от сборной России в групповом турнире, добрались до финала, а мы, проиграв лишь однажды, не попали даже в четверку сильнейших. Турнирной логики в этом нет.

-Как "швейцарец" вы могли предположить, что сборная России способна уступить команде Ральфа Крюгера?

- Нет, конечно. Но в тот вечер все было против нас. Во-первых, на восстановление после труднейшего матча с финнами мы даже суток не имели. Во-вторых, швейцарцы с помощью базельской публики поймали необыкновенный кураж, особенно вратарь Айбишер, который творил чудеса.

-А в-третьих, вы недооценили соперников?

- Во всяком случае, такой прыти от них не ожидали. А раз не ожидали - значит, как ни крути, недооценили. Зато насторожили следующих соперников сборной Швейцарии, которой дальше рассчитывать на какое-либо снисхождение было уже невозможно.

-Как вы, бывший НХЛовец, относитесь к проблеме "хочу - не хочу" играть за сборную?

- Не вижу в этом никакой проблемы. Она высосана из пальца, причем у нас, в России. Потому что больше нигде, по-моему, это всерьез не обсуждается. Не думаю, что после напряженного сезона в НХЛ у большинства хоккеистов остаются силы и потребность играть еще и на чемпионате мира. И глупо кого бы то ни было за это осуждать.

Юрий ЮРИС

Базель - Москва

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...