Газета
1 апреля 1998

1 апреля 1998 | Футбол - РПЛ

ФУТБОЛ

ЧЕМПИОНАТ РОССИИ. Высший дивизион. 1-й тур

СОБЫТИЕ ТУРА

АЛАНИЯ - УРАЛАН - 1:0

ДЖИОЕВА ПРОВОЖАЛ ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ

Наверное, он мог бы еще играть. И быть далеко не худшим в обновленной команде. Но сказал "уйду" - и ушел. Проводы многолетнего капитана "Алании" Инала Джиоева получились очень трогательными. Стоя в центре поля в полном одиночестве перед скандирующими его имя трибунами, Джиоев был счастлив. Ради таких минут, право, стоит играть в футбол, хотя расставаться с ним всегда грустно.

-Вы расчувствовались?

- Честно говоря, да - что-то защемило внутри.

-А слезы были?

- Не без этого. Сам от себя такого не ждал. Уж очень ко мне тепло люди отнеслись.

- И что теперь - дальше, после футбола?

- Будет новая жизнь. Пока я отдыхаю, думаю, время еще есть. Есть и предложения. Но говорить о них не буду. Так уж у меня в жизни случалось не раз - о чем-нибудь скажешь; а потом все срывается.

-Вы намерены остаться в футболе?

- Футбол не отпустит еще долго. Но планы - это пока секрет.

-Когда вы решили: ухожу?

- Последние три месяца прошлого чемпионата играл через боль. У меня больное колено, побаливают паховые мышцы. Словом, в полную силу я играть не мог.

-Можно было бы подлечиться...

- Что лечиться - я же чувствую себя самого. Лучше я уже не сыграю. А я так считаю: если ты выходишь на поле, то должен отдаваться полностью. Не можешь - лучше не выходи. Только себя, партнеров мучить, зрителей огорчать. Я уже не мог выходить. Поэтому ушел.

-Газзаев вас не отговаривал?

- Пытался. Просил помочь. Но я все объяснил. Он меня понял. Это даже лучше - мой уход. Так честнее, а то бы люди надеялись на меня, а я бы не смог оправдать их ожиданий.

-В вашей долгой карьере есть самый памятный матч?

- Игра с ЦСКА в Москве осенью 95-го, когда мы выиграли и стали чемпионами. Тот год, наверное, для любого, игравшего в "Алании", самый яркий в его спортивной жизни. Я не исключение.

-А самый грустный - есть такой матч?

- "Золотой" матч сезона-96 в Питере.

- Почему, на ваш взгляд, именно вам устроили столь трогательные проводы?

- Конечно, я не звезда. Просто десять лет шел с командой от первой лиги СССР до золотых медалей. К тому же в лучшие для "Алании" годы именно мне была доверена капитанская повязка.

-Газзаев всегда говорит о максимальном результате. Даже сейчас, когда команда создается, по сути, заново.

- Это действительно мало кто понимает. Но Газзаев такой человек, и с этим ничего не поделаешь. Может, он и прав - иначе ничего не добьешься: если не будешь верить в победу сам, то и команда не поверит. Нынешний состав, думаю, еще свое слово скажет. Может, не в этом сезоне, а позже. А для этого года хорошим итогом станет, если команда попадет в призеры.

После матча с "Ураланом" был банкет, на который пришел даже президент Северной Осетии Дзасохов.

- Мы предложили Иналу одиннадцать вариантов работы, и он выберет то, что ему по душе. Надеюсь, Джиоев будет работать рядом с нами, сказал руководитель республики.

- Я лично привез его из Цхинвали, посадив в машину едва ли не силой. Десять лет Инал провел в команде и все время играл с максимальной отдачей. У него могло что-то не получаться на поле, он мог ошибаться, но претензий к тому, как он выкладывался в игре, у меня никогда не было. Это был настоящий капитан, который и на поле, и вне его сплачивал команду. Словом, его уход - потеря для "Алании", - говорил Валерий Газзаев, выглядевший человеком, у которого отняли часть его души. - Я пытался его уговорить поиграть хотя бы еще год. Увы, он непреклонен: в полную силу действовать не могу - и все тут. Жаль, очень жаль.

При расставании я спросил у Джиоева: "А вы точно не вернетесь?" В ответ он лишь грустно улыбнулся, покачал головой. А президент Северной Осетии, чествуя Джиоева, сказал: "Я хочу, чтобы Инал со спокойной душой смотрел, как играет его команда, и у него не возникало бы желания выйти на поле и помочь ей".

Андрей АНФИНОГЕНТОВ

Владикавказ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...