Газета
26 февраля 1998

26 февраля 1998 | Футбол - Чемпионат мира

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

№ 73. Февраль '98

ЧЕМПИОНАТ МИРА-98

Группа В

КАМЕРУН

Валерий НЕПОМНЯЩИЙ

ЗА ВЫХОД В ЧЕТВЕРТЬФИНАЛ ЧЕМПИОНАТА МИРА Я ПОЛУЧИЛ 700 ДОЛЛАРОВ

В 1990 году сборная Камеруна под руководством советского тренера Валерия Непомнящего впервые вошла в восьмерку сильнейших команд мира, поразив высший футбольный свет сочетанием африканской пластики и мощи. Ни до, ни после этого сборные стран Черного континента не могли похвастаться подобным достижением, а неизвестный советский специалист моментально превратился в популярного человека и известного тренера. После того, как советская сборная досрочно вылетела из турнира, практически вся наша страна болела за подопечных Непомнящего. Кульминацией стал четвертьфинальный матч камерунцев против англичан. Как умоляюще смотрел на мексиканского арбитра знаменитый Линекер, выпрашивая пенальти! Как все ждали чуда от побрившегося наголо Миллы! Увы, но в споре "Неукротимых львов" и англичан победу одержал прагматизм, который процветал на итальянском чемпионате мира. И все же камерунское чудо состоялось, а его полноправным творцом можно считать нашего тренера Валерия Непомнящего.

-Каким образом вы оказались в Камеруне?

- В старые добрые времена наш Спорткомитет оказывал различную помощь развивающимся странам. В 1984 году я находился на курсах повышения квалификации в Москве, зашел в Управление футбола. Там мне задали вопрос: не хочет ли товарищ Непомнящий поработать за границей. Я утвердительно кивнул головой и был включен в так называемый резерв - своеобразную живую очередь на поездку в жаркие страны. Потом мне периодически звонили в Ашхабад и сообщали, что меня планируют то в Алжир, то в Тунис, то в Суринам. Однако эти планы постоянно срывались. На дворе уже стоял 1988 год, и я почти смирился с участью несостоявшегося путешественника. И тут, наконец, пришло конкретное предложение из Камеруна.

- У вас были какие-нибудь знания об этой стране?

- Только общие сведения, взятые из энциклопедии и учебников.

-А представления о камерунском футболе?

- В этом смысле я был более подкован. В 1982 году, в группе молодых специалистов, мне довелось побывать на чемпионате мира в Испании. Там мы анализировали и конспектировали игры, делились информацией о соперниках с тренерами советской сборной. В числе прочих я видел и матчи с участием камерунской команды. Уже тогда она произвела на меня благоприятное впечатление.

-Большая часть Камеруна говорит по-французски. К моменту вашего отъезда хоть немного знали язык?

- К сожалению, нет. На английском еще мог сносно изъясниться, но по-французски я ничего, кроме "шерше ля фам", не знал. Ко мне сразу приставили переводчика - камерунца, который ранее работал с нашими тренерами по боксу и волейболу. В целом он неплохо знал русский язык, особенно его нецензурную часть. Правда, в процессе работы со мной ему пришлось отвыкать от вредной привычки ругаться по-русски.

-С кем состоялась ваша первая встреча в Камеруне?

- С министром спорта господином Фофе. Тогда это был очень влиятельный человек. Он мне раскрыл глаза на политическую ситуацию в стране, уточнив, что победы сборной очень важны для правящей партии. В противном случае кабинет может в полном составе уйти в отставку, а оппозиция только этого и ждет. Сказал, что генеральный секретарь правящей партии, страстный поклонник футбола, ждет от нас только успешных выступлений. Словом, накачка была по полной программе. В конце своей пространной речи Фофе еще раз подчеркнул, что сборная должна побеждать во всех турнирах.

-Но это же нереально?

- Абсолютно нереально. Просто со временем я понял, что других слов от министра спорта трудно было ожидать. Футбол в Камеруне больше, чем игра. Политики всецело зависят от положения дел в сборной. К примеру, наше успешное выступление в Италии помогло правящей партии остаться у власти.

-Вас пригласили на роль тренера первой сборной?

- Поначалу нет. Я был убежден, что еду принимать молодежную команду страны. Но по приезде в Камерун выяснилось, что у национальной команды нет наставника. Прежний тренер сборной француз Леруа уже покинул свой пост. Место оставалось вакантным, а на носу был престижный континентальный турнир с участием шести команд, после которого меня и назначили главным координатором всех камерунских сборных. Контракт был подписан на два года.

-Если не секрет, каковы были его условия?

- Никакого секрета. По контракту мне полагалось 3 тысячи долларов, но по существующему тогда в СССР законодательству человек моей профессии, работающий за границей, мог получать лишь 700 долларов и ни копейки больше. Поэтому "трешку" я приносил и отдавал в советское торгпредство, а взамен получал свою зарплату. Прожиточный минимум в Камеруне составлял примерно 500 долларов в месяц.

-Вам предоставили отдельное жилье?

- Первые дни жил в гостинице. Но затем федерация выделила нам с женой шикарную виллу. Правда, как только мы перевезли туда вещи, нас в первую же ночь обокрали. Вынесли все подчистую.

-Значит, тренер национальной сборной пользуется популярностью у камерунских воров?

- И не только у них. На футболе там помешаны все - от мала до велика. Даже женщины и девушки способны говорить о нем часами. В принципе камерунцы милые, симпатичные люди, но как только речь заходит о футболе, они становятся немного сумасшедшими. Расскажу вам один очень характерный случай. Хотел установить в доме телефон. Безуспешно обойдя все нижестоящие инстанции, дошел до самого министра связи. "А, месье Валери! - поприветствовал меня министр. - Проходите, пожалуйста, присаживайтесь". И начинает битый час говорить со мной о делах в сборной. Наконец, я не выдержал и сказал: "Извините, но вообще-то я пришел по другому поводу - мне нужен телефон". Однако министр и слышать ничего не хочет: "Пока мы с вами, месье Валери, детально не обсудим состав нашей сборной, никакого телефона у вас не будет".

-Потрясающе! Но вернемся к отборочному циклу к ЧМ-90. Как он начался для вас?

- Скверно. Мы едва свели вничью домашний матч с Анголой. Тучи сгущались надо мной, и теперь наша судьба зависела от выездной игры с Габоном. Если мы не обыгрываем габонцев, то можно распрощаться с надеждой на поездку на чемпионат мира. Ситуацию решили спасать на правительственном уровне.

- Это как же?

- За два дня до игры состоялось заседание главного совещательного органа страны - президентского совета. В peзультате на свет появился изумительный документ, именуемый "Рекомендация президентского совета по составу национальной сборной на матч с Габоном". Этот "шедевр" письменного творчества храню у себя до сих пор! Не вдаваясь в подробности, скажу, что восемь человек я должен был включить в стартовый состав в приказном порядке, а остальных трех - выбрать по своему усмотрению.

-А что это была за "восьмерка"?

- Игроки местного клуба "Тонерр". Незадолго до игры с Габоном партийные бонзы побывали на игре этой команды, и она им очень понравилась.

-Как легко догадаться, вам подобное распоряжение не очень понравилось?

- Да уж... Я попытался объяснить людям, что определение состава - прерогатива главного тренера. Но мне тут же напомнили про пункт в контракте, по которому я должен выполнять директивы руководства, иначе договор расторгнут. Однако я не сдавался, приводя все новые и новые доводы, и в конце концов убедил президентский совет в своей правоте. Правда, на убеждения ушло около двух суток, и мы едва не опоздали на игру. Наш самолет приземлился в Габоне всего за два часа до начала матча. В результате все кончилось благополучно: мы одержали победу - 3:1. С тех пор мой тренерский авторитет и популярность пошли в гору.

-Уже завоевав путевку в Италию, в марте 1990 года сборная Камеруна неудачно выступила на Кубке Африки - после первого места "Неукротимые львы" оказались за чертой призеров.

- В принципе такой результат можно было предвидеть. Нельзя с интервалом всего в три месяца дважды вывести команду на пик формы. Поэтому основную ставку мы сделали на чемпионат мира. К тому же на Кубке Африке у нас не было Миллы. Кстати, именно на этом турнире я впервые разговаривал с ним. Помню, Милла еще сказал: "Что вы, я уже старенький и давно не играю на серьезном уровне".

-И тем не менее он поехал на чемпионат мира в Италию. Расскажите как Милла появился в вашей команде?

- Это случилось, когда мы находились на сборах в Югославии, перед самым чемпионатом мира. В организационном плане у нас был жуткий бардак. На 32 человека - всего 4 мяча. Как хочешь - так и тренируйся. У каждого футболиста на руках только один комплект формы, тот, с которым он приехал из своего клуба. Благо, югославы сжалились над нами и потом выслали второй комплект. В поисках спарринг-партнеров мы исколесили всю страну, но никто не хотел с нами играть. С невероятным трудом удалось договориться об одной игре с "Железничаром". Незадолго до нее из Камеруна прибыл в Югославию генсек правящей партии и сообщил мне интересные новости: "Месье Валери, камерунский народ восстал. Если в сборной не будет Роже Миллы, они перевернут все вверх дном. Пресса и болельщики хотят видеть своего кумира в команде. Может, вы посмотрите его в деле. Эту же просьбу высказал и президент страны Поль Бийя". На личную просьбу президента я не мог ответить отказом, и уже через день в двусторонке поставил Роже за второй состав. И тут свершилось чудо! Представляете: человеку 38 лет, а он под орех разделывает ведущих защитников сборной. Единственное, что ему оставалось подтянуть, так это физические кондиции. На матч с "Железничаром" ставлю Миллу уже в стартовый состав - эффект тот же. В самом начале встречи он первым касанием ловит мяч на грудь, вторым - оставляет не у дел защитника, а третьим - поражает ворота. Фантастика! Глядя на Миллу, даже далекий от футбола человек сказал бы, что это ИГРОК. В заявку на чемпионат мира Роже был включен первым.

-Но Милла со своим большим авторитетом и популярностью, наверное, не всем был по душе. Или я ошибаюсь?

- Нет, вы правы. В команде были люди, которые не хотели, чтобы знаменитый форвард поехал в Италию. В частности, мой помощник Манга Онгене категорически возражал против кандидатуры Миллы, опасаясь, что тот внесет смуту в команду.

-Его опасения сбылись?

- Нет. Милла - настоящий профессионал и мне с ним было приятно работать.

-Неужели 38-летний игрок никогда не требовал к себе особого отношения. Скажем, на правах ветерана подошел бы к вам и сказал: "Сегодня я не буду тренироваться, а хочу отдохнуть".

- Ничего подобного не было. Единственный эпизод, который я могу припомнить, случился на следующий день после матча с Румынией. Утром игроки в качестве разгрузки бегали легкий получасовой кросс. Когда все выполняли задание, Роже сидел на траве. Он уже собирался встать и начать пробежку, как к нему подлетел Манга Онгене и грубо крикнул: "Что ты здесь расселся, вставай и беги". Милла тут же вскипел: "Да кто ты есть, чтобы разговаривать со мной в таком тоне". И пошло - поехало. Онгене от смущения, как говорят в Африке, аж побелел. В самый разгар их спора вмешался я: "Роже, не забывай, он все-таки тренер". Поостыв от эмоций, Милла приступил к кроссу. После тренировки ждем его в раздевалке. Проходит тридцать минут, сорок, больше часа... Не выдержав, я выхожу на поле, а Милла все продолжает бегать. "Ладно, Роже, успокойся все нормально". - "Нет, коуч, я еще немного позанимаюсь, а то здесь некоторые сомневаются...". Вот такой характер.

-Все-таки горячие они - эти камерунские парни. Как же вы с ними ладили?

- Да нормальные они ребята. Лично у меня ни с кем не возникало проблем. И атмосфера в команде была в целом хорошая. Просто у Манги и Миллы - давняя неприязнь друг к другу.

-А еще говорили, что отношения между вашими вратарями - Нконо и Беллом - были далеки от идеальных?

- И Нконо, и Белл - большие мастера, личности, оставившие заметный след в камерунском футболе. Каждый из них заслужил своей игрой носить свитер с номером один. Но в том-то и дело, что место одно, а их - двое. Поэтому и мне, и тем тренерам, которые работали с камерунской сборной раньше, приходилось кем-то из них жертвовать. Как правило, этой "жертвой" оказывался Белл, который просидел чуть ли не 12 лет за спиной у Нконо, и лишь временами появлялся в стартовом составе. Однако это не означает, что Жозеф-Антуан уступал Томасу в мастерстве.

-За что вы отстранили его от первого матча с аргентинцами?

- За интервью еженедельнику France Football, которое Белл дал накануне игры. Первоначально я планировал именно ему доверить место в воротах, однако потом поменял свое решение. В своем интервью голкипер раскритиковал в пух и прах нашу подготовку к мировому первенству и подвел свой неутешительный итог - с такой организацией дела Камеруну на этом турнире ничего не светит. Помню, как за день до игры мы с администратором команды и тренерами прятали все номера французского еженедельника, которые только попадали нам на глаза, опасаясь, что кто-нибудь из игроков прочитает эту статью.

-Но, судя по вашему рассказу о югославском сборе команды, критика Белла выглядела вполне обоснованной.

- Да, но я же не мог выпустить на поле человека с такими упадническими настроениями. Поэтому место в воротах занял Нконо, который отыграл блестяще.

-В Италии "Неукротимым львам" досталась очень серьезная группа. Положа руку на сердце, на что вы рассчитывали перед турниром?

- На выход из группы. Я чувствовал, что нам по силам выполнить такую задачу. Если камерунцы по-настоящему заведутся, их очень трудно остановить. Лично я перед турниром прикидывал следующий расклад: с аргентинцами и нашими играем вничью, а у румын выигрываем.

-Но реальность превзошла ваши ожидания?

- И не только мои. Поначалу камерунская федерация поставила перед нами задачу - набрать не меньше трех очков. Именно с таким результатом "Неукротимые львы" выступили на ЧМ-82 в Испании и опускаться ниже этой планки федерации не хотелось. Но даже самые отъявленные оптимисты не ожидали от нас победы над Аргентиной.

-Представляю, что творилось в те дни в Камеруне.

- Это невозможно представить и трудно описать. Президент страны объявил следующий день выходным, и камерунский народ гулял по полной программе: выпивка, ночные танцы до упаду... Через три дня выигрываем у румын - в Камеруне опять никто не работает, нормальная жизнь парализована. А когда в 1/8 финала мы одолели Колумбию, из Яунде (столица Камеруна - Прим. А.М.)в Италию и вовсе стали поступать шутливые сообщения: страна находится в изнеможении от ваших побед, дайте народу хотя бы ночку поспать.

-Но между Румынией и Колумбией был матч против сборной СССР. Ваши подопечные крупно проиграли, после чего поползли слухи: мол, советский тренер помог своим.

- На самом деле ничего подобного и близко не было. Просто мы уже обеспечили себе выход из группы, и мои ребята не смогли собраться на заключительный поединок против сильного соперника. Кстати, накануне той игры у нас в тренерской состоялось совещание. Обсуждали состав. Поскольку матч не имел для нас решающего значения, я предложил поберечь силы ведущих футболистов и тех игроков, на которых "висели" карточки. На том и порешили. Однако в час ночи в моем номере раздался телефонный звонок. На проводе был президент Камеруна Поль Бийя: "Извините, месье Валери, но мы тут еще раз посоветовались с товарищами и решили, что во избежании международного скандала будет лучше, если против советской команды выйдет на поле наш сильнейший состав". В конечном счете, так и сделали. Однако слухи все равно родились.

-Кстати, еще ходил и разговоры, что обратные билеты в Камерун у вас были заказаны уже на следующий день после четвертьфинального поединка с Англией; что "Неукротимым львам" невыгодно выходить в полуфинал, поскольку у федерации уже закончились премиальные для игроков?

- Ерунда все это. Что касается авиабилетов, то президент страны в любой момент мог заказать нам спецрейс. А премиальные ФИФА выплачивал за каждый выход в следующий этап. Наша команда мечтала одолеть англичан, которых в Африке недолюбливают, как бывших колонизаторов.

-Почему же этого не произошло?

- Во многом виноват я. Дал задание своим игрокам, чтобы они с самого начала постарались лишить англичан их излюбленного оружия - фланговых атак. Однако перед началом дополнительного времени Робсон сумел перестроить игру своей команды. Гаскойн, Платт, Линекер стали таранить камерунскую оборону по центру. Наши центральные защитники хорошо боролись за верховые мячи, но из-за своей медлительности уступали внизу. Я пытался подсказать крайним защитникам, чтобы они смещались в центр. Но выходить к бровке тогда запрещалось, а докричаться до игроков с тренерской скамейки мне не удалось. И тем не менее по ходу встречи мы вели - 2:1. Тут бы моим парням чуть поостыть и сосредоточиться на обороне, но азартные африканцы побежали забивать еще. До сих пор перед глазами у меня стоит эпизод, когда Омам-Бийик бьет пяткой, а Шилтон отражает его удар. А на 105-й минуте Линекер с пенальти забивает победный гол.

-Но моральная победа все равно осталась за Камеруном. Выход в четвертьфинал чемпионата мира - небывалый успех африканского футбола. В чем причины сенсационного взлета вашей команды?

- Просто мы были раскованны и играли в свое удовольствие. В команде была здоровая конкуренция: половина игроков выступала в Европе, другая - в камерунских клубах. С первых дней легионеры твердо уяснили для себя, что никаких поблажек по отношению к ним не будет.

-А может, успех сопутствовал вашей сборной еще и потому, что камерунцев недооценивали соперники?

- Сомневаюсь в этом. Камерун к тому времени был двукратным чемпионом Африки. Поэтому, если кто и говорил о недооценке, то это звучало, как оправдание собственного поражения.

-Как страна встречала своих героев?

- С большой помпезностью. В президентском дворце мы удостоились аудиенции у высшего руководства страны, которое вручило нам награды. Высшими орденами были отмечены герои чемпионата Роже Милла и Томас Нконо. Мне вручили орден ранга нашего "Трудового знамени", остальным футболистам - медали. Как мне потом рассказали, я стал вторым "белым" человеком, который получил эту награду за всю историю. Она давала мне особую привилегию - теперь даже представитель власти не имел права войти ко мне домой без моего разрешения.

-А какие поощрения были в материальном плане?

- С премиальными, которые были обещаны игрокам, произошла какая-то темная история, поэтому рассуждать на эту тему я не берусь. Мне же в торгпредстве выплатили кровные 700 долларов, плюс командировочные за вояж в Италию.

-Вам, конечно, предлагали продлить контракт?

- Да. Но я твердо для себя решил: все, уезжаю. Два года работы в Африке стоят десяти лет жизни.

-После чемпионата мира в Италии следили за игрой камерунской сборной?

- В основном по отчетам из вашей газеты. Когда работал в Турции, однажды ездил в Камерун за игроками для "Анкарагюджю".

- Присмотрели кого-нибудь?

- Нет. Европейские клубы выкачали из Камеруна практически все более - менее стоящие таланты. Сейчас высший камерунский дивизион заметно уступает в классе российской первой лиге.

-Будь вы сейчас наставником сборной Камеруна, пригласили бы в команду 46-летнего Миллу?

- Только в качестве тренера.

-А игрока?

- Нет. Полагаю, сам Милла понимает, что его футбольный век уже позади. Если в 90-м Роже хватало всего лишь на тайм, нетрудно догадаться, что будет сейчас.

-Но похоже специалисты рассуждали и перед чемпионатом мира-94, а непредсказуемый "дедушка" Милла взял и поехал в Америку, да еще мяч россиянам забил...

- И все же я не верю, что Милла выступит во Франции. К тому же сейчас "Неукротимых львов" тренирует Манга Онгене, с которым Роже не в ладах еще с тех пор.

-Кстати, что вы скажете о нынешнем тренере сборной Манга Онгене?

- Это довольно амбициозный человек. В свое время Манга считался популярным футболистом, пользовался в Камеруне большим авторитетом. В 80-м году его даже признали лучшим игроком Африки, но испанский чемпионат мира он был вынужден пропустить из-за травмы. Тренерскому ремеслу Манга обучался во Франции. В конце 80-х - начале 90-х возглавлял один из ведущих клубов страны - "Кэнон".

-На что может рассчитывать камерунская сборная во Франции?

- Сомневаюсь, что она выйдет из группы. В нынешней команде нет тех звезд, которые блистали восемь лет назад.

Алексей МАТВЕЕВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...