Газета
6 декабря 1997

6 декабря 1997 | Хоккей - Россия

ХОККЕЙ

Евгений ШАСТИН

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ГОЛУБОВИЧА ОБДУМЫВАЛ ВСЮ НОЧЬ

Болельщики питерского СКА, до отказа заполнившие две небольшие трибуны армейского ледового дворца, растерянно переглядывались. Никто из них перед началом поединка своих любимцев с нижнекамским "Нефтехимиком" и предположить не мог, что 37-летний форвард Евгений Шастин вышел на лед в форме СКА в этот вечер в последний раз.

Шастина в Питере действительно любили. Он как никто другой умел приковать к себе внимание трибун. Энергии хоккеиста, выходившего на площадку в составах команд мастеров добрых два десятка лет, можно было только позавидовать. Шастин успевал все: подбадривать партнеров, спорить с судьями, с виртуозной жестикуляцией апеллировать к трибунам, успокаивать силой своего авторитета разгоряченных соперников... И главное - Шастин обыгрывал и забивал.

Вот почему, когда закончилась игра, лично попрощаться с Евгением посчитал своим долгом чуть ли не каждый второй армейский болельщик. В такой суматохе Шастину, конечно, было не до интервью, и прояснить причины, побудившие ветерана в спешном порядке покинуть лед и вернуться в родной Омск, он смог лишь позднее.

- Я еду помогать Голубовичу, - сказал Шастин. - Он назначен новым главным тренером омского "Авангарда" и пригласил меня работать вместе с ним в качестве второго тренера.

-Играющего?

- Нет. На лед мне, судя по всему, выйти уже не придется.

-Голубович - ваш давний партнер по ударной тройке киевского "Сокола". А еще вместе с вами на площадку выходил Николай Нариманов, так?

- Совершенно верно. Коля играл справа, я - слева, а Володя - в центре. Четыре сезона. И у нас очень неплохо все получалось. Понимали друг друга с полуслова, шайб забрасывали немало.

-Надо полагать, полное взаимопонимание с Голубовичем у вас осталось и сейчас? Наверное, именно это послужило первопричиной вашего стремительного отъезда?

- Вы правы. К тому же я еду к себе домой. Родному Омску, по которому я очень скучал, понадобились мои услуги. Разве я мог отказать?

-Предложение Голубовича вы приняли сразу?

- Не сказал бы. Несмотря на то, что на следующий день армейцам предстояла игра, я не спал всю ночь. Размышлял. Ведь я собирался поиграть еще год-два. Желание не пропало, силы пока тоже вроде не покинули. Так что решение оставить СКА и вернуться в Омск далось мне очень непросто.

-Какова была реакция на него Бориса Михайлова?

- Мне показалось, Борис Петрович понял меня. Во всяком случае, он пожелал мне успеха на новом поприще.

-Успеха вам желали и болельщики - с заметной грустью в голосе...

- Знаете, и меня сейчас обуревают смешанные чувства. Но перевешивают радостные ожидание встречи с родными, друзьями, а главное - с сыном. Полагаю, ему не помешают отцовские советы. Егор в свои 15 лет обещает стать хорошим хоккеистом.

-Он - форвард?

- Да, левый крайний, как и я.

-Евгений, честно говоря, не могу себе представить, что вы повесите коньки на гвоздик. Совсем недавно видел, с каким азартом вы лезете в самую гущу событий на "пятачке", спорите с судьями.

- И я пока с трудом себе это представляю. С удовольствием поиграл бы еще в СКА. Я оставляю здесь друзей - в команде, среди болельщиков, которые оказывали мне просто сумасшедшую поддержку. Я как мог старался отблагодарить их за внимание своей игрой. Но надо реально смотреть на вещи. Мне уже 37, и задуматься о своем будущем более чем уместно. Поэтому я не мог не воспользоваться предоставленным мне шансом овладеть тренерской профессией.

-Неужели российские болельщики не увидят вас больше на льду?

- Работа есть работа, и я приглашен в "Авангард" именно как второй тренер. Однако игровую форму буду поддерживать. Собираюсь тренироваться вместе с командой по полной программе. И если "Авангарду" потребуется помощь Шастина-хоккеиста, я без малейших раздумий выйду на лед. Не выйду даже, а выскочу!

Александр КУЗЬМИН

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...