Газета
29 января 1997

29 января 1997 | Футбол

ФУТБОЛ

Заза РЕВИШВИЛИ

"АЛАНИЮ" ПОКИДАЮ С ГРУСТЬЮ

Когда Заза Ревишвили пришел в "Аланию", Валерий Газзаев сиял: "Такого крайнего хава у меня еще не было". Но судьба, поначалу столь благосклонная к Ревишвили - он не вылезал из юношеских сборных СССР, уже в 16 (!) лет дебютировал в тбилисском "Динамо" и успел провести в нем более полусотни матчей, - неожиданно сменила милость на гнев. И началось... Убийство отца в 1992-м во время переворота в Тбилиси. Стремительное бегство от горя, от отчаяния в Польшу и семимесячные страдания в заурядном ГКС. Затем возвращение в "Динамо", конфликт с тогдашним главным тренером Нодия и долгие бесцельные дни на скамейке запасных...

Заключив в 1995-м выгодный контракт с "Аланией", Ревишвили, казалось, вновь обрел покровительство могущественной фортуны, но так только казалось. И все понеслось по новой - после блестящих двух матчей, когда о Ревишвили уже пошла слава лучшего технаря России, он подхватил гепатит. Лечение затянулось на год. А потом навалились травмы. Заза вздыхал: "Я за эти два года столько врачей перевидал, сколько за все свои предыдущие 26 лет".

Конец известен - контракт с "Аланией" у Ревишвили закончился 31 декабря 1996 года, и продлить его грузинскому хавбеку никто не предложил. Ну как тут не вспомнить окуджавское: "Ваше благородие, госпожа Удача, для кого ты добрая, а кому - иначе..."

- Подыскиваете себе новую команду? - спросил я Ревишвили, позвонив ему домой в Тбилиси.

- Ага, а пока поддерживаю форму в родном "Динамо", слышу в ответ. - Спасибо Кипиани, не отказал в просьбе потренироваться.

-Может быть, неспроста? Насовсем вернуться в "Динамо" не предлагал?

- Был такой разговор, но я честно сказал Давиду Давидовичу, что хочу еще в серьезный футбол поиграть. Желательно в России. Хотя, если не удастся там найти клуб, может, и останусь в "Динамо". Клуб хоть сейчас готов "Алании" выплатить за меня компенсацию.

-"Аланию" покидаете с грустью?

- Еще с какой! Самое обидное, что узнал я об этом случайно. Открыл "СПОРТ-экспресс" и в списке выставленных на трансфер игроков "Алании" вдруг увидел свою фамилию. Я был потрясен! Ведь во Владикавказ собирался, новый контракт подписывать. Вот уж не думал, что так мы с Газзаевым расстанемся.

-Вы же не первый год в футболе, знаете, что тренеры не любят травмированных игроков. А вы неделями из лазарета не вылезали.

- Да, если бы не эти проклятые болячки, мне бы не указали в "Алании" на дверь. Не повезло. У меня ведь поначалу не такая уж и страшная травма была - после девятимесячного бездействия из-за гепатита я слишком резко большие нагрузки получил и на сборе в Испании дернул заднюю мышцу бедра. Всего-то и нужно было взять паузу на три недели. Но врачи "Алании" поставили неправильный диагноз и отправили меня на поле уже через семь дней. Дай они мне тогда отлежаться - и ничего не произошло бы. А так я еще трижды в ходе сезона рвал эту чертову мышцу. В конце концов не выдержал и обратился к знакомому врачу из тбилисского "Динамо", который и помог мне. Правда, было это уже после злополучного матча на Кубок УЕФА с "Андерлехтом".

-Та игра, судя по всему, и положила начало вашей размолвке с Газзаевым?

- Я успел только два дня потренироваться после очередной травмы, и накануне матча Газзаев спросил: "Готов играть?" Я согласно кивнул. Дело было не в премиальных, как кто-то решил потом. Если бы я хоть чуть-чуть сомневался в себе - ни за какие деньги не вышел бы на поле. Здоровье дороже любых премиальных. Газзаев выпустил меня во втором тайме. Но уже через восемь минут, сделав рывок, я почувствовал острую боль в ноге, захромал и попросил замену. А после игры Газзаев в сердцах крикнул мне: "Отправляйся долечиваться в Тбилиси и приезжай в конце сезона за расчетом".

- А вы?

- "За расчетом"... Эти слова на всем пути из Владикавказа до дома не давали мне покоя. Я успокаивал себя, мол, Газзаев, человек эмоциональный, в горячке это сказал, через пару дней отойдет, и все будет нормально. Но на душе кошки скребли. Через три дня вернулся во Владикавказ. Газзаев встретил сухо: "Как ребята решат, так и будет", - и устроил собрание. Я чувствовал, что без поддержки игроков не останусь, хотя никто из них перед собранием об этом не говорил. И все действительно просили Газзаева оставить меня в команде. "Ну будь по-вашему", сказал он.

-И вы снова были в составе?

- Да, но в начале ноября в Тбилиси, куда я прибыл на матч сборных Грузии и Англии, попал с другом в аварию. В нас врезалась машина, я ударился головой о лобовое стекло и получил сотрясение мозга. А ведь утром должен был вернуться во Владикавказ и готовиться к золотому матчу со "Спартаком".

-Значит, видели эту фантастическую игру только по телевизору?

- Ко мне домой пожаловало столько родственников и соседей, что телевизор пришлось вынести во двор. Болели, естественно, за "Аланию". Все так расстроились, когда она проиграла. Эх, Назим, Назим, забей ты тогда, на 93-й минуте, может, и довелось бы второе золото обмыть...

-Серебряную медаль вам вручили?

- Официального награждения еще не было, и не знаю, когда оно состоится. Если честно, очень хочу попасть на торжественный вечер и получить медаль вместе со всей командой, а не через третьи руки.

-Друзья в "Алании" остались?

- И даже родственник - Муртаз Шелия, крестный моего сына. С ним-то мы уже много лет дружим, а вот с Иналом Джиоевым познакомились только во Владикавказе. Он, как и я, парень веселый. В "Алании" некоторые не понимали шуток, у Джиоева же с юмором все в порядке. Втроем в свободное время любили на охоту сходить. Инал с Муртазом профессиональные охотники, ружья имеют. Они двух оленей как-то завалили. Я с ними за компанию ходил, для меня не охота главное, а все, что с ней связано. А олени тогда славные попались. Всем ребятам на базе шашлыка хватило.

-С другими развлечениями во Владикавказе было, наверное, негусто?

- Обычно просто по городу гуляли. Во Владикавказе это одно удовольствие. Водители машин приветствуют гудками, из окрестных домов машут, на улицах просят автографы и часто приглашают в ресторан. Причем в лицо знают всех игроков "Алании", даже выходивших на поле всего несколько раз. Во Владикавказе сейчас футбольный бум. Примерно такой же, что был в Тбилиси в 1981-м, когда "Динамо" выиграло Кубок кубков. Мне тогда 13 лет было, и я отлично помню, как боготворили динамовцев.

-Газзаев на выходные разрешал вам уезжать в Тбилиси, но, играй вы в другом городе, вряд ли это было бы возможно?

- Если найду команду в Москве, жену с собой заберу. В Москве у нас друзей не меньше, чем в Тбилиси. Это во Владикавказе она от тоски места себе не находила и уже через месяц засобиралась в Грузию. После отъезда жены я ключи от квартиры сдал и все это время жил на базе.

-Чего истинному грузину всегда не хватает на чужбине?

- Только не кухни - жена любое блюдо запросто может приготовить, да и грузинских ресторанов сейчас полно, что в России, что в Европе. Но такого радушия и гостеприимства, как в Грузии, не встретишь нигде больше. У нас умеют дарить людям праздник.

-В российском чемпионате нынче играет немало грузин. Общаетесь между собой?

- Когда на играх сталкиваемся - обязательно, даже если первый раз друг друга видим. Я всегда, открывая газету, первым делом смотрел, не подъехал ли еще кто-нибудь из наших. А голам грузинских игроков в России радовался как своим. Разумеется, только не в ворота "Алании"...

-Кто, на ваш взгляд, сейчас самый яркий грузинский футболист в России?

- Однозначно - Шелия. Он вообще один из сильнейших защитников в российских клубах. Во мне не родственные чувства говорят, спросите у форвардов, которых Шелия опекал, не сомневаюсь, услышите такой же ответ.

-Когда встречаетесь с земляками на поле, жестко, наверное, стараетесь не играть?

- Это еще почему? У меня, например, в прошлом сезоне не раз были с грузинскими футболистами стычки. То я под Минашвили грубо подкатился, то мне Джанашия, который в "Жемчужине", по ногам врезал. Но все обошлось без обид. После матча обнялись и вспомнили любимую Грузию.

-Тяжело грузинскому игроку освоиться в российском футболе?

- Очень. "Физика" всегда была нашим уязвимым местом, а в России она ценится очень высоко. Но если здоровье крепкое - все и здесь получится. Скорости в российском и в грузинском футболе отличаются, как езда на БМВ и "Москвиче". Российский чемпионат совсем неплох, поэтому, бывая в Грузии, я всегда советовал молодежи сначала попробовать себя в России и только потом уезжать в дальнее зарубежье.

-Сами туда не собираетесь?

- Месяц назад звали в Англию, в "Манчестер Сити". Контракт весьма заманчивый предложили, но все равно отказался. Что я там забыл? Клуб ведь даже из второго дивизиона почти вылетел. Да и Кинкладзе с Кавелашвили, играющие в "МС", сказали: "Правильно, делаешь, что не едешь в эту дыру".

-Что, несладко им там?

- Только и мечтают поскорее оттуда уехать, да никто не приглашает. Но, несмотря на это, Кинкладзе по-прежнему там король, болельщики его обожают. Кавелашвили выходит чаще на замены.

-В каком же клубе мы вас увидим в этом году?

- Если б знать... Сначала думал, что в московском "Торпедо". Иванов разговаривал с моим менеджером, вопрос был практически улажен, и я должен был уже лететь с командой на сбор в Израиль. Но тут слухи, что Иванова снимают, подтвердились, и теперь, судя по всему, мне придется подыскивать другой клуб.

-Что нового в сборной Грузии?

- На чемпионат мира мы вряд ли попадем, хотя теоретический шанс еще есть. Впрочем, чему тут удивляться, с англичанами и итальянцами мы пока находимся в разных весовых категориях. После того как в начале января подал в отставку Чивадзе, нового главного тренера сборной пока еще не назначили. Ходят слухи, что этот пост займет либо Кипиани, либо Дзодзуашвшш.

-Вам не кажется, что вы чем-то Бога прогневили - сплошные травмы, играли мало?

- Да, есть такое ощущение. Были поступки, за которые Бог мог меня наказать. Кого-то обманешь или обидишь - вроде пустяк, мелочь, но из мелочей и состоит наша жизнь. Неудачи последних лет заставили меня измениться Хожу в церковь, меня туда тянет. Почувствовал облегчение, на душе стало спокойно. Свое, думаю, я уже получил. Поэтому сейчас полон сил и желания играть и доказать всем, что еще на многое способен. Помню, как Паззаев в 1995-м сказал обо мне: "Такого крайнего полузащитника у меня еще не было". Я докажу, что это были не просто слова.

-Но уже в другой команде?

- Эх... Умом-то я понимаю решение Газзаева, но сердцем нет. В "Алании" я почувствовал себя игроком, научился профессиональному отношению к делу.

-Надеетесь когда-нибудь вернуться туда?

- Не знаю... Но я бы многое отдал за то, чтобы вновь надеть желто-красную футболку "Алании".

Александр КРУЖКОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...