Газета
19 декабря 1996

19 декабря 1996 | Хоккей

ХОККЕЙ от "СЭ"

№ 18 декабрь `96

Альфред КУЧЕВСКИЙ

Я МОГ БЫ БЫТЬ КУЧАУСКАСОМ

ДОСЬЕ "СЭ"

Альфред КУЧЕВСКИЙ

Родился 17 мая 1931 года.

Заслуженный мастер спорта, защитник.

1949-1961 - в "Крыльях Советов" (Москва).

Чемпион СССР - 1957, второй призер - 1955, 1956, 1958, третий - 1950, 1951, 1954, 1959, 1960.

В первенствах страны - 240 матчей, 37 голов.

Обладатель Кубка СССР 1951, финалист - 1952, 1954.

Чемпион мира - 1954 и 1956, второй призер - 1955 и 1958, третий - 1960.

Победитель первенства Европы 1954-1956, 1958, 1960.

Олимпийский чемпион - 1956, обладатель бронзовых медалей - 1960.

В первенствах мира, Европы и на Олимпийских играх - 28 матчей, 3 гола

Годы и болезни не щадят никого. Встретившись с Альфредом Иосифовичем Кучевским, я узнал, что он перенес инсульт со всеми вытекающими из этой напасти тяжкими последствиями. К концу нашего долгого разговора понял, что изрядно утомил собеседника. Утвердился в своем предположении после того, как Кучевский заметил: "Зря я не пригласил вас домой". А я подумал, что напрасно не предложил Альфреду Иосифовичу приехать ко мне. Однако велика Москва-матушка, и наши дома - очень далеко друг от друга.

Поэтому встреча была назначена на нейтральной почве - в Сокольниках, на матче "Спартака" с ярославским "Торпедо". Кучевский поразил меня фразой, произнесенной во время разминки команд: "Спартак" сегодня выиграет". Сказано это было с такой уверенностью, будто Альфред Иосифович утверждал, что дважды два - четыре. "Почему вы так думаете?" - удивился я. "По настроению вижу", - последовал ответ. "Спартак" действительно победил. Что и говорить, наметанный глаз у ветерана.

Но не очередная игра первенства России послужила причиной нашей встречи. Я жаждал поговорить с первым нашим чемпионом мира по хоккею, с первым олимпийским чемпионом. Их потом было много. Но тот, кто первый, - особая личность.

-Альфред Иосифович, у вас довольно редкие имя, отчество, да и в фамилии есть что-то польское.

- Польша здесь ни при чем. Все идет от Литвы. Мой дед носил фамилию Кучаускас. Отец, естественно, поначалу тоже. Но когда он перебрался из Литвы в Россию и женился на моей матери, то переделал фамилию на русский лад. Я родился уже Кучевским. А мог бы быть и Кучаускасом.

-Стало быть, в ваших жилах течет и литовская, и московская кровь?

- И, если можно так сказать, кровь "Крыльев Советов". Всю свою спортивную жизнь, с 13 лет, я выступал за эту команду, ни разу не изменив ей, чем горжусь.

-А почему - "Крылышки"? В Москве было и есть немало других достойных клубов.

- Отец работал директором стадиона "Крылья Советов", что в Мейеровском проезде, недалеко от метро "Семеновская". Жили мы в заводских домах, метрах в 50 от стадиона. Так что самой судьбой мне было предначертано стать игроком "Крыльев".

-В 40-х годах такого дворца, как сейчас в Сетуни, быть не могло. Но хотя бы хоккейная коробка была?

- Не было. Играл и на поле для русского хоккея. Гоняли и мяч, и шайбу. Только для шайбы сдвигали низкие бортики до нужных размеров. А нормальные высокие борта впервые появились на "Динамо".

-Все спортсмены стремились покорить вершины, но не все доросли до асов. Как это случилось у вас?

- Меня пригласил в команду мастеров тренер Владимир Кузьмич Егоров. Определил в тройку нападения вместе с Анатолием Кострюковым и Николаем Котовым. Основной же нашей ударной силой было звено Сергей Митин - Алексей Гурышев - Петр Котов (старший брат Николая). Перед нами ставилась цель продержаться на льду минуту-полторы, чтобы дать отдохнуть "забойщикам".

-Вы известны как защитник, а рассказываете о себе как о нападающем.

- Форвардом я был недолго. Один из наших игроков обороны что-то не поделил с Егоровым - возник конфликт. Тогда вспомнили, что в русский хоккей я играл центральным защитником, и перевели меня в оборону - кстати, и Кострюкова тоже. Оказалось, что это мое место. Я неплохо видел поле, мог вовремя отдать пас нападающему, который открывался, да и скорость была приличная.

-Видеть поле - это божий дар?

- Не знаю. Знаю только, что научить этому невозможно.

-Кто был вашим партнером по обороне? С кем сподручнее было играть?

- Партнеров было много. Все-таки я был основным защитником "Крылышек", и когда в команду приходил кто-нибудь из молодых, Владимир Кузьмич отправлял его на выучку ко мне. А лучше всего мы действовали в паре с Кострюковым.

-А в сборной?

- С Дмитрием Уколовым из ЦСКА.

-Вы можете объяснить эту совместимость?

- Мы понимали друг друга, между нами было налажено взаимодействие. Но дело еще и в том, что мы дружили вне площадки и жены наши были подругами. Мы знали характеры друг друга, сильные и слабые стороны, знали, кто на что способен. Это - великое дело.

-А кому труднее всего было противостоять?

- Конечно, Всеволоду Боброву - тут и вопроса быть не может. Егоров разработал такой тактический вариант: до синей линии за Бобровым присматривает Михаил Бычков, а дальше в дело вступаю я, чтобы не давать Боброву свободы действий. Но это все теория. На практике же - попробуй, удержи этого дьявола. Хотя считалось, что я неплохо играл против Всеволода Михайловича.

-Но не одним же Бобровым была сильна его тройка. Под стать были и Евгений Бабич, и Виктор Шувалов.

- Я бы так не сказал. С Бабичем, например, справиться было довольно просто: достаточно как следует врезать ему разок - и больше он в твою сторону не поедет.

-Помилуйте, в те времена и силовой борьбы-то как таковой не было.

- Ну как не было? Была. Только силовые приемы разрешалось применять на своей половине поля. Это, конечно, давало преимущество нам, защитникам. Нападающий ответить не мог. Позже эта нелогичность была устранена, и теперь бьют друг друга где попало, чем попало, куда попало.

-Спору нет, игра ваших времен была чище. И в этом корректном хоккее "Крылья Советов" в 1957 году стали чемпионами страны. Чем сильна была тогда команда?

- Конечно, был определенный запас мастерства. Мудрым было тренерское руководство. Но я продолжаю гнуть свою линию: без дружбы, если хотите - братства, ничего бы мы не добились. Девиз "Один за всех, все за одного" не был для нас пустыми словами.

-Для вас тот чемпионский титул не был первым. Вы уже носили звания победителя первенств мира, Европы, Олимпийских игр. Расскажите о дебюте нашей сборной на мировых чемпионатах.

- Считается, что в Стокгольме в 1954 году наша команда выиграла по принципу "пришел - увидел - победил". Но это не совсем так. С 1951 года я был членом сборной Москвы. А по сути - Советского Союза. Маскировка же нужна была на тот случай, если мы кому-нибудь проиграем. Уступит команда Москвы - еще куда ни шло. Но сборная Великого Союза обязана только побеждать.

Так называемая московская команда сыграла с хоккеистами ГДР, Финляндии, Норвегии, Польши, Чехословакии. И хотя мы прибыли в Стокгольм в ранге новичков, кое-какой международный опыт у нас был. И была задача: наизнанку вывернуться, но победить. Если ты хоть раз не лег под шайбу, все - тебя уже не считали хоккеистом. Хорошо еще, что врагом народа не объявляли. И все-таки что мы тогда, в далеком 54-м, сотворили - уму непостижимо. Товарищеские матчи - они и есть товарищеские, тренировочные. А тут чемпионат мира, первый в нашей хоккейной истории. И мы - победители! До сих пор не могу толком это осознать.

-А победу над канадцами -7:2 осознать можете?

- Между прочим, последнюю шайбу я им забросил.

-Как это случилось?

- Динамовская тройка Валентин Кузин - Александр Уваров - Юрий Крылов вошла в зону. Я подтянулся к ней. Крылов отбросил мне шайбу. Я хотел отдать пас Уколову, чтоб тот вывел на ударную позицию кого-нибудь из нападающих, но чувствую - сам могу забить. Бросил по воротам - гол.

-Затем были первые для нашего хоккея зимние Олимпийские игры, тоже победные.

- Как ни странно, на этот раз было полегче. Со времени чемпионата мира прошло всего два года. Команда практически полностью сохранилась. Без изменений остались армейская и динамовская тройки, а в звене "Крыльев Советов" Бычкова заменил Юрий Пантюхов из ЦСКА, выступавший вместе с Алексеем Гурышевым и Николаем Хлыстовым. А вот мне на Олимпиаде крупно не повезло: в матче с командой ФРГ я получил сотрясение мозга и очнулся в госпитале.

-Какая это была по счету встреча?

- Третья или четвертая. В дальнейших играх я, естественно, уже не участвовал.

-Тем не менее вы - олимпийский чемпион, а это звание, как известно, присваивается навечно. Вы участвовали и в следующих Играх.

- Да, но тогда мы заняли только третье место. На этом моя хоккейная карьера закончилась.

-Вам же было всего 30 лет -могли еще играть и играть.

- Это вы так полагаете. А тогдашние чиновники смотрели не на твою игру, а в паспорт. По их мнению, человек в 30 лет был уже непригодным для спорта.

-И вы больше не выходили на лед?

- Ну почему же? Выходил. Снова в одной команде собрались Гурышев, Хлыстов, Бычков, я. Но играли мы уже в первенстве Москвы. Сами понимаете, уровень другой.

-Ваше мнение о нынешнем нашем хоккее?

- Обижать не хочется, а хвалить не за что.

-Если б вы стали хоккейным начальником, что сделали бы для этого вида спорта?

- А я бы не пошел в начальники. Наша нынешняя смутная жизнь, непредсказуемая действительность не позволяют ничего сделать. Всюду деньги, деньги, деньги... По-моему, и тренеры, и игроки, и администраторы сейчас больше всего думают о том, как заработать. А игра - дело десятое.

-Вы в свои 65 не бедствуете?

- Нет. У меня приличная пенсия - 729 тысяч рублей. У жены - 245. На жизнь хватает.

-И дача у вас есть. Я много раз звонил вам, но вас в Москве не было. Вы эту дачу купили или в наследство от кого-нибудь досталась?

- Купил.

-На деньги, заработанные в хоккее?

- Нет, в складчину с женой. Я работал, она работала. На чем-то экономили, откладывали - вот так и скопили нужную сумму.

-А мог хоккеист ваших времен легко заработать на дачу?

- Нет, не мог.

-В НХЛ такая проблема не стоит.

- Так ведь это НХЛ...

Алексей ПАТРИКЕЕВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...