Газета
1 августа 1996

1 августа 1996 | Олимпиада

ОЛИМПИЗМ

Atlanta 1996

ТЯЖЕЛАЯ АТЛЕТИКА

САМОМУ СИЛЬНОМУ ЧЕЛОВЕКУ ПЛАНЕТЫ НЕ ПРИСТАЛО ШВЫРЯТЬСЯ БОТИНКАМИ

Сергей РОДИЧЕНКО

из World Congress Center

"Господ, нашедших штангетки в зале тяжелой атлетики, убедительно просим вернуть их немецкой олимпийской команде".

Не исключаю, что объявления примерно такого содержания появятся завтра на фонарных столбах Атланты. А что еще остается Ронни Веллеру, запустившему свою обувку на трибуну, после того как он поднял в толчке 255 кг? Вот она, победа! Получайте штангетки чемпиона! Босой Beллер ушел за кулисы, рухнул на пол, а немецкие тренеры развернули государственный флаг, чтобы Ронни смог помахать им на публике.

Через несколько минут они начали этот флаг сворачивать.

КУРЛОВИЧ

Когда Наим Сулейманоглу выиграл в Атланте свою третью золотую олимпийскую медаль, он сказал: "Почему все журналисты превозносят только меня? Курлович тоже может стать трехкратным олимпийским чемпионом".

Предсказанию турка не суждено было сбыться. Уже после соревнований Андрей Чемеркин рассказал мне, что незадолго до Олимпиады Курлович получил травму, но не знал, насколько она помешает ему.

То, что мешала сильно, стало ясно уже после первого подхода Курловича.

Но до этого произошли еще два весьма неприятных события. Уже на разминке травмировался 40-летний Леонид Тараненко: чемпион московской Олимпиады так и не смог выйти на помост. А в первом своем подходе в рывке получил тяжелейшую травму Игорь Халилов из сборной Узбекистана. Штанга пошла назад и вывернула руку из локтевого сустава.

Курлович вышел на 195 кг. Вроде спокоен - как всегда, на протяжении последних десяти лет. Вот только штанга вверх не идет. Первый подход - неудача, второй - тоже. В третьем Курлович все же вырвал снаряд, но штанга стала медленно уходить назад. Еще мгновение, и с ним бы произошло то же самое, что и с Халиловым. Но, к счастью, спасительный сигнал прозвучал раньше.

195 кг - на 10 килограммов меньше его же, Курловича, мирового рекорда. И стало ясно, что повторить успех Сеула и Барселоны ему не удастся. И фактически претендентов на победу осталось трое: Веллер, Чемеркин и Стефан Ботев, уже несколько лет выступающий за Австралию.

ПОГОНЯ

С самого начала Веллер и Ботев имеют преимущество: Чемеркину с его 165 килограммами гораздо тяжелее. Да и рывок он начинает с меньшего веса - поднимает 190 кг. Конкуренты легко берут по 195, и вперед выходит Ботев: его вес - 124 кг - самый легкий среди тяжеловесов. Затем настает черед Чемеркина - он четко фиксирует 197,5 кг. Соперники отвечают тем, что берут по 200 кг. А затем все трое терпят неудачу на 202,5 кг.

Это означает, что в толчке Чемеркину нужно поднимать на пять килограммов больше. Это много, но все же утешает, что нашему супертяжу принадлежит мировой рекорд во втором движении - 253,5 кг. Так что надежда остается.

Однако настроение резко падает, когда Чемеркин решает начать с 240 кг. Он их, естественно, поднимает, но соперники немедленно отрываются: Ботев - 242,5 кг, Веллер - 245. Чемеркин прибавляет 10 килограммов и уверенно толкает 250. Но столько же поднимает и Ботев - он вновь лидер. Теперь, чтобы стать чемпионом, Чемеркину в любом случае надо бить мировой рекорд. Но вот выходит Веллер и ситуация опять меняется. Немец поднимает 252,5 кг, выходит на первое место и загоняет Чемеркина на 257,5.

Очередь Ботева - он первым в этот вечер предпринимает атаку на рекорд мира. Но 255 кг ему не покоряются. К этому же весу выходит Веллер. У него, как и у Чемеркина, остается одна попытка.

Чемеркин вынужден ждать. Он шагает по коридорам закулисного помещения. Ни одного взгляда на монитор.

А там было, на что посмотреть.

РАЗВЯЗКА

27-летний Веллер - человек опытный. Для него нынешняя Олимпиада уже третья. Четыре года назад в Барселоне он обыграл нашего Артура Акоева в категории до 110 кг. И теперь рвется за вторым золотом.

На штанге 255 кг... И здесь происходит то, о чем я рассказал в начале репортажа: есть рекорд - и штангетки летят в зал. Теперь, чтобы обойти немца, Чемеркину нужно совершить чудо - улучшить свой прежний мировой рекорд сразу на шесть с половиной килограммов! Настроение на нуле.

Последний подход тяжелоатлетического турнира в Атланте. Последняя попытка, которая может вывести эти соревнования в число самых фантастических моментов в истории штанги. Попытка, которая может встать в один ряд с подходом Леонида Жаботинского на 217,5 кг в олимпийском Токио-64.

Андрей Чемеркин поднял 260 килограммов.

Феноменальный рекорд мира, феноменальная победа! Успех, без которого россиянам было бы немного грустно вспоминать об Атланте.

165-килограммовый Чемеркин взлетел в воздух, радостно вскинув руки. Приземлился и степенно направился в раздевалку. Самому сильному человеку планеты не пристало швыряться ботинками.

К Чемеркину подошел Курлович, они обнялись.

ЧЕМЕРКИН

На пресс-конференции Веллер признался, что не верил в то, что Чемеркин толкнет 260 кг. В сущности, вопрос об этом был единственным, который задали немцу. Чемеркин же ответил на дежурные вопросы моих зарубежных коллег, попозировал отечественным фоторепортерам, а затем, расслабленно расположившись в кресле, начал отвечать на мои вопросы.

-Могли сегодня, если бы понадобилось, поднять в толчке больше?

- Пошел бы на любой вес. А поднял бы? Не знаю.

-А на тренировках сколько поднимали?

- В толчке - не больше 230.

-На борьбу с кем в основном настраивались?

- В принципе - с Курловичем. Но его травма все изменила.

-Во время соревнований видели, что с ним происходит?

- Видел, и мне его было очень жалко. Ведь Курлович - великий штангист. Десять лет он был сильнейшим в мире - это очень долго. Но и он не машина. После соревнований Курлович меня горячо поздравил. Мне это было очень приятно.

-А когда вы впервые увидели Курловича?

- По телевизору, во время сеульской Олимпиады. Помню, были мировые рекорды, много рекордов. Но более точно свои ощущения вспомнить, пожалуй, не могу. Я ведь штангой тогда еще не занимался.

-В тяжелую атлетику, слышал, случайно попали?

- Можно сказать - да. Занимался до этого разными видами спорта - футболом, например. Но как-то друзья пригласили в зал тяжелой атлетики - не заниматься, а просто попариться в бане. Вот и парюсь до сих пор.

-А когда впервые встретились с Курловичем на помосте?

- В 1994 году на чемпионате мира в Стамбуле. Я и тогда пытался его обыграть, но не получилось. Тогда тоже на 260 ходил - неудачно. Но я потом видеозапись этого подхода просматривал и видел, что вес практически был мой. Так что когда-то это должно было произойти. Хорошо, конечно, что произошло на Олимпиаде.

-Перед решающим подходом вы ни с кем не разговаривали, только ходили и ходили. О чем думали?

- О том, о чем, видимо, и полагается думать в таких случаях. Что, может быть, такой шанс дается только раз в жизни и страшно было бы его не использовать. Ходил, собирал все силы, что у меня есть. Нужно было сделать то, к чему мы готовились долгие годы. Не подвести людей, которые мне помогали, земляков. В Стамбул на чемпионат мира приехали 36 человек из Ставропольского края - болеть за меня. Они ехали за золотой медалью, а я их разочаровал. Здесь уже не мог.

-А в Атланту много ваших земляков приехало?

- 18 человек - и я рад, что не подвел своих самых верных болельщиков.

-И вот вы - самый сильный человек планеты. А в детстве тоже были сильным и крупным мальчиком?

- Не особенно. Но, как говорится, к полноте был расположен. Не с раннего детства, а где-то класса с восьмого.

-А никогда не хотелось быть, как бы это поточнее выразиться, помельче?

- Нет, большим и сильным быть хорошо. И проблем в большом весе особых нет, разве что с одеждой. И сейчас вес продолжает расти. Хоть ем я, хоть не ем...

-Вас это не беспокоит?

- Да не очень. Ну не могу же я в самом деле деревяшки грызть. Я и не стараюсь с весом бороться - не слишком это полезно.

-Но ведь так вы можете догнать и выступавшего сегодня американца Марка Генри - самого тяжелого спортсмена на Олимпиаде, вес которого - 185 килограммов...

- Не думаю. Да и не нужно это. Что проку, если твой вес - два центнера, а рвать и толкать ты не можешь.

-Вот, скажем, Веллер - не слишком тяжел, а делать это умеет.

- Я, конечно, держал его в уме, но все же не настолько серьезно, как Курловича. Надо сказать, что нервы у немцев никудышные.

-Но Веллер все-таки олимпийский чемпион.

- Ну и что - ведь в другой категории. На чемпионате-то мира в прошлом году я у него выиграл. Когда приехал в Атланту и первый раз зашел в столовую олимпийской деревни, Веллер и Нерлингер меня увидели... Точно как два красных помидора стали. Нерлингер-то меня поначалу обыгрывал, а потом я их обоих обыграл.

-Вы видели, что сделал Веллер, когда толкнул 255 килограммов?

- Нет, даже не смотрел в его сторону. Думал только о том, сколько нужно поднять самому. И хоть бы он на помосте догола разделся, меня бы это не задело.

-А вы могли бы сделать нечто подобное - швырнуть в зал ботинок?

- Нет, это глупо.

-Но публике-то нравится.

- Пусть нравится - я на такое не способен. Воздушный поцелуй - это пожалуйста, а штангеткой кому-то в лоб - увольте.

-Вернемся, если позволите, к вашим размерам. Насколько я знаю, вы - будущий сотрудник органов внутренних дел. А форму, видимо, на заказ шьете?

- Приходится. Я ведь учусь в Ставропольской высшей школе милиции, на юридическом факультете. И удостоверение соответствующее есть. А то, к примеру, едешь с семьей на машине в Сочи, так на каждом посту ГАИ штрафуют. А сейчас корочка имеется. Тут недавно поехал на машине на сбор в Подольск и документы забыл. Так удостоверение это все время выручало. Без проблем доехал.

-А в каком вы звании?

- Старшина. Но, надеюсь, наш генерал теперь подумает и присвоит мне какое-нибудь другое звание. А то как-то несолидно... Вон Карелин - полковник налоговой полиции.

-Зато вы самый сильный в мире старшина!

- Это точно. Остановят на дороге, начинаю вылезать из машины, так милиционеры сразу руками машут - залезай обратно!

- Вы - человек семейный. А дома любите тяжести поднимать: шкаф, например, в другую комнату перенести.

- По правде сказать, не очень. Тяжело это. Вот жену и двух сыновей на руках поносить - с удовольствием!

-Семья-то наверняка уже отмечает вашу победу.

- Семья - не знаю, а приятели - точно. Они еще до начала соревнований засели в одном солнечногорском кафе и теперь, судя по всему, уже так наотмечались...

-А сами вы как насчет "поотмечать"?

- А почему бы мне сейчас не выпить водки? Если хорошая, конечно. Дело я свое сделал и вполне могу посидеть с ребятами. Не у всех здесь хорошо сложилось... Кого судьи обидели, кто просто не смог свою силу показать. Есть что вспомнить, что обсудить.

-Кстати, о воспоминаниях. Когда выиграли, то, наверное, вся предыдущая жизнь перед глазами пронеслась, все сотни тонн поднятого железа. Неужели, даже несмотря на сладость победы, вам это нравится? Жуткий ведь труд.

- И вправду, тяжелая ноша. И не знаю пока, сколько я ее выдержу. Но работать буду, обязательно. Постараюсь выиграть и через четыре года в Сиднее. А если честно, то любимое мое тренировочное упражнение - покушать чего-нибудь сладкого.

-Сейчас ваше высокое звание самого сильного человека значит, к сожалению, в нашей стране намного меньше, чем раньше, когда чемпионы в супертяжелой категории были чуть ли не национальными героями. Вы не завидуете в этом смысле штангистам прошлого?

- Нет, у каждого - свое время. Я вообще человек не завистливый. Кто-то победил, кто-то разбогател - что в этом может быть плохого?

Word Congress Center. 30 июля. Св. 108 кг. 1. Андрей ЧЕМЕРКИН (Россия) - 457,5 кг (197,5+260,0 - мировой рекорд). Ронни Веллер (Германия) - 455,0 (200,0+255.0). 3. Стефан Ботев (Австралия - 450,0 200,0+256,6). 4. Ким Тэ Ньюн (Корея) - 437,5 (190,0+247.5). 5. Александр Курлович (Белоруссия) - 425,0 (195,6+230,0). 6. Манфред Нерлингер (Германия) - 422,5 185.0+237,5)... 9. Раймондс Бергманис (Латвия) - 402,5 (177,5+225,0)... 13. Ашот Даниэлян (Армения) - 395,0 (177,5+217,5). Не классифицированы Игорь Халилов (Узбекистан) и Леонид Тараненко (Белоруссия).

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...