11:14 3 сентября 2014 | АВТО / МОТО — Автоспорт

Алешин: большие надежды после аварии

29 июня. Хьюстон. Михаил АЛЕШИН (слева), занявший второе место в Grand Prix of Houston, празднует свой первый подиум в гонках IndyCar. Справа -  партнер россиянина по команде Schmidt Peterson француз Симон ПАЖЕНО. Фото AFP
29 июня. Хьюстон. Михаил АЛЕШИН (слева), занявший второе место в Grand Prix of Houston, празднует свой первый подиум в гонках IndyCar. Справа - партнер россиянина по команде Schmidt Peterson француз Симон ПАЖЕНО. Фото AFP

АВТО

В минувший уик-энд на калифорнийском овале в Фонтане завершился сезон американской гоночной серии IndyCar, где впервые в истории выступал российский пилот Михаил Алешин

Об итогах сезона рассказывать должен был, конечно, сам Алешин. Но жизнь скорректировала планы. Вместо того чтобы радоваться окончанию чемпионата-2014, Михаил лежит сейчас на больничной койке после жесточайшей аварии в Фонтане…

По ходу дебютного для себя сезона, – а он в IndyCar очень интенсивный – за пять месяцев проходит аж 18 гоночных уик-эндов, россиянин сумел освоиться в десятке лучших и даже побывать на подиуме. О его выступлении и перспективах корреспонденту "СЭ" рассказал Роб Эдвардс, генеральный менеджер американской команды Schmidt Peterson, в составе которой выступает Алешин.

Алешин завершил сезон
в больнице

– Самая характерная черта, отличающая IndyCar от "Формулы-1", – разнообразие треков, на которых мы гоняемся, – считает Эдвардс. – В "Формуле" все этапы проходят на "дорожных" трассах. Здесь же есть и суперскоростные овалы (Фонтана и Индианаполис), и совсем короткие овалы (Милуоки и Айова), и автодромы сложной конфигурации (Сонома), и городские трассы (Лонг-Бич, Торонто и Хьюстон). Это делает IndyCar уникальной гоночной серией. Ничего подобного в мире больше нигде нет.

Для того чтобы выступать на всех четырех типах трасс и побеждать, пилот должен освоить самые разные аспекты вождения автомобиля. Судите сами: на спидвеях скорость порой достигает 220 миль в час, в городе же может опускаться до 100… При этом на городских этапах хватает резких торможений, а значит, часто используется педаль газа. Зато на суперспидвеях тормозить прак-тически не нужно, там все зависит от работы рулем.

– То есть отнюдь не любой пилот, даже из "Формулы-1", может преуспеть в IndyCar?

– Совершенно верно. Были европейские гонщики, которые приходили сюда и добивались больших успехов, были и такие, у которых в IndyCar ничего не получалось. Многому здесь приходится учиться с нуля.

– Помните вашу первую встречу с Алешиным?

– Именно я встречал Михаила в аэропорту, когда он впервые прилетел в Индианаполис, где базируется наша команда. С самого первого теста стало понятно: у Алешина большие способности. Он был быстр, хорошо осваивался. Впрочем, все это неудивительно, учитывая его успехи в различных европейских чемпионатах. Мы быстро узнали и еще об одной способности Алешина – умении наладить контакт с командой. У него отличное чувство юмора! Михаил задает вопросы, много анализирует. Он дисциплинирован.

Первые тесты мы проводили на городской трассе. А в январе поехали в Хомстед, где Михаил проверил себя на овале. И там он тоже был хорош. Именно тогда наша команда и поняла, что работа с этим гонщиком сулит заманчивые перспективы.

– Что скажете о дебютанте IndyCar теперь – по окончании сезона? Как проходила адаптация Алешина?

– На каждой из трасс Михаила ждали свои задачи. Сложнее всего, думаю, ему пришлось на овалах, поскольку опыта подобных выступлений у него не было. Но справился он достойно. Доказательство тому – очень хорошие результаты в Техасе и Милуоки. В гонках на других трассах сложность для Михаила представляла резина – ее различные типы. Ему нужно было научиться их чувствовать.

Однако самым тяжелым было другое: осознать, что гонки здесь длинные, с большим количеством пит-стопов, с разными стратегиями, и обстановка в них может меняться очень быстро. За этот сезон Михаилу надо было научиться терпению. В какой-то момент ты можешь идти в гонке двадцатым, но потом, при правильной стратегии и ее аккуратном исполнении, финишируешь в первой пятерке.

Мне кажется, Михаил все-таки уяснил, что в IndyCar первая половина гонки – это фактически подготовка к решающему второму отрезку. Старты же европейского типа, которые гораздо короче, скорее похожи на спринт, в котором, если ты не лидируешь с самого начала, – твой день потерян. Необходимо было отказаться от такой концепции понимания гонки. Было сложно, но Михаил сделал правильные выводы.

– То есть итог сезона положительный?

– Бесспорно. Михаил финишировал в 12 из 18 гонок, семь раз – в десятке сильнейших, а в одной даже стал вторым. Отличный задел на будущее! Думаю, в следующем году Алешин будет способен регулярно попадать в первую пятерку и даже претендовать на победу во всей серии.

– Какая из гонок сезона-2014 стала для вас самой запоминающейся?

– В Хьюстоне. С финишем наших пилотов на первом и втором местах. У двух машин были разные гоночные стратегии. И обе выполнили стратегический план безукоризненно. Когда в последней четверти гонки Симон (Пажено, напарник Алешина. – Прим. Л.Х.) и Михаил шли на первом и втором местах, они работали как настоящие партнеры. Симон уехал от Михаила, создав отрыв от всех претендентов, а Алешин защищал позицию Пажено. Это была настоящая единая команда!

– Что думаете об аварии Алешина в Фонтане?

– Конечно, это очень грустно. Оказаться в больнице – не лучший способ завершить чемпионат. Мы все сильно переживаем: авария была страшная. За этот год мы – Михаил и команда – хорошо узнали друг друга, а потому с оптимизмом смотрим на следующий сезон. Мы верим в результаты, которых Алешин может достичь. Теперь он знает и понимает суть гонок. Каждый гонщик рано или поздно попадет в серьезную аварию, и я считаю, что этот опыт сделает Михаила сильнее.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ