Алан Габараев: "Массаж не для меня"

Ноябрь. Нагоя. Алан ГАБАРАЕВ (слева) готовится провести прием. Фото Дениса ИСАЕВА. Фото "СЭ"
Ноябрь. Нагоя. Алан ГАБАРАЕВ (слева) готовится провести прием. Фото Дениса ИСАЕВА. Фото "СЭ"

СУМО

В минувшее воскресенье 27-летний богатырь из Владикавказа взял старт уже на девятнадцатом кряду басё в ранге борца высшего дивизиона профессионального сумо - макуути

За проведенные в Японии годы Габараев успел побороться в качестве обладателя третьего иерархического звания сэкивакэ, однако в прошлом году не все в его карьере складывалось гладко. На ноябрьском Кюсю басё россиянин одержал только четыре победы в пятнадцати схватках.

- Как считаете, что не получилось на последнем турнире года?

- Перед Кюсю басё я много тренировался. Ко мне приходили озэки Балт и Гагамару с их одноклубником Китатайки. Мы вчетвером спарринговали. Я проводил за день по 20 - 25 схваток, и всё было нормально… А на турнире борьба не пошла. Кстати, мои друзья грузины Коккай, Тотиносин и Гагамару тоже неудачно выступили на острове Кюсю. У нас на всех 9 побед и 60 поражений.

- Создается впечатление, что в последнее время вам не хватает стартовой мощи.

- Нам, иностранцам, не хватает техники. Я до сих пор не знаю, какой прием - мой самый лучший козырь. А вы посмотрите, например, на Тойоносима. У него рост всего 169 сантиметров, силы нет. А как же здорово он борется! Мы так не умеем. Но у нас есть киай (сила духа, моральный настрой. - Прим. Д. И.). Да, я понимаю, что мне не хватает мощи. Еще в июле в Нагое я похудел на десять килограммов. Потом, перед сентябрьским басё, ездил домой в Осетию, там еще десять килограммов потерял. Вернулся в Японию, у меня и 140 килограммов не было. Потом вновь поднабрал. Но всё равно маловато.

- Нехватка веса - самая большая сейчас проблема?

- Я думаю, мне силы не хватает, хоть и качался перед Кюсю басё. К тому же, когда начинаешь проигрывать в начале турнира схватку за схваткой, руки опускаются. Когда выигрываешь - настроение совсем другое.

- В прошлом году, добившись третьего в иерархии профессионального сумо звания сэкивакэ, вы весили 162 кг. Но признавались, что такой вес - чрезмерный для вас, поскольку отекали ноги, появлялась одышка.

- Как я сейчас понимаю, эти килограммы нужны. Я ясно осознал, что мне недоставало веса и мощи даже в схватках с маэгасирами Окиноуми и Тотиновака. Эти ребята здорово прибавили в последнее время. Кстати, на их примере можно отметить очень важное обстоятельство. У них в школах много сильных борцов, которые помогают друг другу на тренировках. А в моем клубе, кроме меня, нет сэкитори. И даже нет никого, кто выступает в третьем дивизионе макусита (сэкитори - 70 борцов элитных дивизионов макуути и дзюрё. - Прим. Д. И.). А чтобы расти, совершенствоваться, нужно как можно больше спарринговать с самыми сильными оппонентами. Но я не жалуюсь. Свою школу люблю.

- Перед Кюсю басё вы много тренировались с эстонским исполином Балтом и 200-килограммовым грузином Гагамару. Их козыри - сила и вес, а не техника. Может быть, вам был бы более полезен техничный Тойоносима?

- Мой тренер, когда сам был сумотори, не любил спарринги с борцами других школ. Потому что дэгэйко - это палка о двух концах. Некоторые соперники борются на совместных тренировках не в полную силу, ищут твои слабости, чтобы использовать их потом на турнирах. Я, когда в своем клубе по 30 - 40 поединков провожу с борцами четвертого дивизиона сандаммэ, больше устаю, чем на дэгэйко.

- Вам не мешают какие-то травмы?

- Всё более или менее в порядке.

- Вы признавались, что вас беспокоит правая рука.

- У меня на запястье кость начала расти. Врачи сказали, что нужна операция, чтобы дальше не росла. Почему так случилось? Я, когда иду на соперников толчками-цуппари, попадаю куда придется. А цуппари надо грамотно делать, технично, как Тиётайкай. Тогда ничего не повредишь. Во второй схватке я сильно ударил правую руку - и страх начал появляться. Вообще с возрастом болячки накапливаются.

- Озэки Кайо до 39 лет боролся…

- Кайо - железный японский медведь! Я бы не хотел так долго оставаться в сумо. Мой тренер-наставник ояката Михогасэки выйдет в отставку после Осеннего турнира в 2013 году, когда ему исполнится 65 лет. Я обещал учителю, что не уйду из сумо до этого времени. То есть как минимум еще 11 басё у меня остается. А дальше посмотрим, что станет с нашей школой и как я буду себя чувствовать. Главное, чтобы желание было.

- А что для этого нужно?

- Всё должно быть хорошо: и финансово, и морально. Лично я в Японии устаю от однообразной жизни. Я никогда на одном месте долго не задерживался. Конечно, тренера не подведу, останусь в сумо до конца 2013-го. Но что будет после - загадывать не берусь.

- К тому времени в вашей школе могут вырасти сильные борцы, которые станут для вас подмогой на тренировках?

- К сожалению, я не вижу рвения у моих японских товарищей по клубу. Многие говорят, что им и в четвертом дивизионе хорошо. Я пытаюсь объяснять, что спортивная карьера недолгая, что, став сэкитори, можно финансово обеспечить себе будущее. Но они вяло на мои слова реагируют.

- Может быть, ваш тренер-наставник слишком мягкий?

- Рассказывают, что лет 15 назад ояката Михогасэки был очень строгим. Но с годами он подобрел.

- Некоторые тренеры-наставники иногда прибегают в воспитательных целях к рукоприкладству.

- Можно во время тренировки бамбуковой палкой по ногам постучать, чтобы лучше объяснить, что делать. Но рукоприкладство лично я не одобряю. Если бы на меня мой тренер руку поднял, я бы, наверное, был сейчас дома. Надо не кричать и не бить, надо объяснять ученикам.

- Восемь самых высокопоставленных рикиси завершили Кюсю басё с преобладанием побед, а восемь следующих за ними в рейтинге борцов, которые, естественно, встречались с великим чемпионом Хакухо, четырьмя озэки, двумя сэкивакэ и комусуби Тойоносима, показали макэкоси (результат, фиксирующий преобладание поражений по итогам турнира. - Прим. Д. И.). Вы согласны, что в этом году образовался значительный разрыв между Хакухо, Балтом, Харумафудзи, Котоосю, Котосёгику, Кисэносато, Какурю и остальными?

- Да, согласен.

- Не пробовали для подготовки к басё использовать в качестве спарринг-партнера Хакухо?

- Это не так просто. Во-первых, нужно знать, куда йокодзуна пойдет на дэгэйко, и под него быстро подстраиваться. Во-вторых, даже если мы окажемся на одной тренировке, не факт, что он выберет меня для спарринга. А толкаться и лезть вперед для того, чтобы получить вызов, я не люблю.

- На январском басё у вас в соперниках не самые сильнейшие...

- Да, все рядовые борцы макуути мне по плечу. Будет полегче и поинтереснее. Пожалуй, немного преувеличил, когда сказал, что у меня совсем нет техники. Я все-таки многое умею. Перед Хацу басё я чаще ходил в тренажерный зал. У меня вес идет, когда я много качаюсь, сильно нагружаю ноги и спину. На тренажерах я всегда устанавливаю себе максимальные нагрузки. Иначе сила не растет.

- Сколько выжимаете лежа?

- 180 - 190 килограммов. А когда долго не качался, не мог поднять и 130 килограммов. Но я быстро форму набираю.

- Кайо для поддержания формы очень помогал массаж. Вы тоже пользуетесь услугами массажиста?

- Практически все борцы делают массаж. Но мне не идет эта процедура. Я два раза попробовал - и отказался. Потому что тело слишком сильно расслабляется.

- Вам помогает то, что семья рядом с вами?

- В этом есть и плюс, и минус. Я очень переживал за жену и сына из-за утечки радиации после землетрясения. И продолжаю переживать, так как не знаю, что на самом деле происходит на АЭС.

- Как вы оцениваете перспективы поднявшегося во второй элитный дивизион дзюрё Амура?

- Николай приехал в Японию в 18 лет - и попал в очень строгую школу, ему было тяжело. Я очень рад, что Амур наконец стал сэкитори. Десять лет он шел к этой цели. Я всегда говорил ему, что самое главное - верхушку макусита пройти, там высочайшая конкуренция. Думаю, что в дзюрё Николаю будет полегче. Освоится там - и должен в высшую лигу макуути подняться. Я советую Амуру чаще в тренажерный зал ходить, потому что нехватку веса можно компенсировать силой. Мне так кажется. И я заметил, что у него живот наконец округлился. А это очень важно, ведь не зря говорят, что живот - третья рука сумотори. Полагаю, что если травм не будет, Амур максимум за четыре турнира поднимется в макуути.

- Что доставляет вам радость в Японии?

- Я очень полюбил японскую кухню. Когда возвращаюсь домой, сразу начинаю по ней скучать. А ведь на первых порах не мог есть рис без кетчупа или майонеза. Японцы потому так долго живут, что у них продукты хорошие. Рис, кстати, полезнее, чем хлеб.

- Вы не рассматриваете возможность остаться после завершения богатырской карьеры в Японии, чтобы стать первым в истории европейским тренером-наставником?

- По правилам, чтобы получить лицензию ояката, нужно стать подданным японского Императора. Для этого необходимо отказаться от российского гражданства. Если я так поступлю, меня дома не поймут. Но я сделаю все возможное, чтобы привести в профессиональное сумо и оставить после себя нового борца из России. Да и о завершении карьеры пока рано думать. Я хочу еще много побед одержать и снова высоко подняться.

Денис ИСАЕВ
Фукуока - Москва

P.S. Вчера в Токио в третий день Нацу басё Габараев уступил Сёходзану. После обмена толчками японец прихватил россиянина за левую руку и вытянул к краю дохё. Удерживаясь в круге, Габараев двинулся вправо и подтолкнул соперника в левый бок. Сёходзан потерял равновесие, однако до падения успел зацепиться за левое бедро оппонента, и Алан не удержался на помосте. Таким образом, Габараев потерпел второе поражение на первом классическом супертурнире года. Без осечек выступают йокодзуна Хакухо, озэки Балт, Харумафудзи, Котоосю и Кисэносато. Дебютирующий во втором элитном дивизионе россиянин Николай Иванов одолел Китахириму.

Материалы других СМИ
Загрузка...