Алан Габараев:
"Пока не знаю, как бороться с йокодзунами"

Российский сумоист Алан ГАБАРАЕВ. Фото AFP Фото "СЭ"
Российский сумоист Алан ГАБАРАЕВ. Фото AFP Фото "СЭ"

 

После эпического марихуанового скандала, жертвами которого стали ведущие российские борцы Сослан и Батраз Борадзовы, а также Сослан Гаглоев, 25-летний Алан Габараев представляет Россию в элите профессионального сумо в одиночку. И делает это успешно. Дебютировав в макуути в ноябре прошлого года, Габараев три турнира из четырех завершил "в плюсе". На майском Нацу басе он и вовсе продемонстрировал завидную волю, отыгравшись со счета 4-7. Напомним, борцы двух элитных дивизионов проводят на басе по 15 схваток.

- Как же произошло чудесное спасение? - спросил корреспондент "СЭ", дозвонившись до Алана.

- Подобный сценарий не задумывал. Все получилось само собой. Сначала выиграл две схватки, потом начал проигрывать. Снова последовала победа, но за ней - серия поражений. В итоге оказался на грани пропасти - 4-7. Терять уже было нечего, и боролся как мог.

- Испытали какие-то особые чувства после того, как по заказу выдали серию побед над весьма сильными оппонентами?

- Конечно. По окончании пятнадцатой схватки, помнится, очень радовался.

- Чем объясняются такие зигзаги в ваших выступлениях?

- В рейтинге к Нацу басе я занял пост четвертого маэгасиры Запада, а ведь чем выше рейтинг, тем сильнее соперники. Поэтому было тяжело как физически, так и морально. Отрадно, что в этих условиях удалось финишировать "в плюсе".

- Благодаря очередному результату катикоси июльский турнир вы начнете в ранге первого маэгасиры, что позволит бороться с обладателями высших званий в иерархии сумо. Готовы встретиться с йокодзунами?

- Я никогда еще с ними не боролся и даже не знаю, как готовиться к этим схваткам. Что ж, продемонстрирую все, что умею. А потом посмотрим…

- По каким критериям составляется рейтинг?

- Честно говоря, я не в курсе. Знаю только, что готовят его на тренерском собрании и публикуют за две недели до начала очередного турнира.

- А как вы узнаете своего следующего соперника?

- Жеребьевка проводится перед каждый соревновательным днем двухнедельного басе. По-моему, в пары сводятся соперники, ближе всего стоящие друг к другу в рейтинге. Так, июльский турнир, весьма вероятно, начну схваткой с первым маэгасирой Востока.

- Итоги майского басе, кстати говоря, стоит признать сенсационными: впервые за долгое время нашелся борец, который сумел прервать тотальную гегемонию йокодзун Асашорю и Хакухо.

- Озэки Харумафудзи не только классный борец, но и человек очень хороший. Если в дальнейшем монгол обойдется без травм, думаю, он станет йокодзуной.

- Среди борцов-легионеров чувствуется особая сплоченность или же и с японцами хорошо контактируете?

- С местными общаемся нормально. Разве что монголы держатся немного обособленно. Хотя проблем нет и с ними.

- В связи с недавними скандальными событиями были изменены правила набора в клубы. Отныне каждая школа может воспитывать только одного иностранца. По вашему, правильное решение?

- Наверное. В любом случае, это решать не нам. Сумо - спорт японцев, и правила здесь устанавливают они.

- Существуют некоторые разночтения в произношении вашего псевдонима-сиконы. Алан, Аран или Хокутора - как вернее всего?

- Дело в том, что мое имя легче произносится по-японски с "р", а не с "л". Вот почему тренер, когда я только приехал в Японию, стал именно так меня называть. Имя "Аран" выводится иероглифами, но что они обозначают, я до сих пор не знаю. "Хокутора" переводится то ли как "Белый тигр", то ли как "Европейский тигр". Это второй псевдоним. В общем, в Японии я - Аран, в России - Алан.

- После нескольких лет пребывания в Японии чувствуете себя в этой стране своим?

- Мне здесь нравится: хорошо, спокойно и красиво. Недавно я вернулся из России, где провел две недели. Так вот в последние дни начало сильно тянуть в Японию. Привык.

- А по завершении спортивной карьеры здесь остаться можете?

- В Японии хорошо, но дом есть дом.

- Чем занимались во Владикавказе?

- Три раза потренировался, провел мастер-класс. Показал молодым борцам кое-какие приемы. Но в основном, конечно, отдыхал.

- Что же в Японии особенного?

- Это словно другая планета. Когда первый раз сюда приехал, не уставал удивляться: здесь и люди, и традиции - все абсолютно другое. Иные законы, понятия, менталитет. Я ведь и в Европе успел пожить, но там различия с Россией не такие существенные.

- Как приспособились к местной пище?

- Поначалу она мне не нравилась. Пресный рис без соли есть не мог. Мешал с кетчупом и майонезом. Сейчас же все изменилось. Под конец отпуска, например, захотелось риса. В московском аэропорту, откуда вылетал в Японию, не сдержался и заказал себе суши. Все же следует признать: кухня у японцев отменная.

- Языком уже свободно владеете?

- Специально его не учил, постигал путем общения. Но изъясниться свободно на японском могу.

- Что делаете в свободное время?

- Ничего особенного. Недавно поставил антенну: смотрю телевизор. Захожу в интернет, гуляю с женой.

- С недавних пор вы женаты. Где теперь живете?

- Сняли квартиру в пяти минутах ходьбы от клуба.

- Интересно, а среди японских борцов встречаются самураи?

- Самураи или якудза? (Удивленно.) По-моему, сейчас самураев уже нет. Во всяком случае, ничего не слышал об этом.

- Многие борцы пугают рассказами о просто-таки ужасных травмах в профессиональном сумо. Внесете свою лепту?

- Это действительно очень травматичный спорт. Выступаем ведь на глине, а она как бетон. Поначалу не привыкшие ступни ног сильно обдираются. Ходишь весь в лейкопластыре. Кстати, каждое падение чревато ссадинами и синяками. Крови при этом не избежать. У меня, например, несколько раз трескалась грудная клетка. Я же, как вы знаете, в поединках иду грудью вперед. Ломают здесь и руки, и ноги. Та же вольная борьба, если с ней сравнивать, помягче в плане травм, чем сумо.

- В конце мая к шестилетнему тюремному сроку был приговорен ояката Ямамото, призвавший своих борцов к расправе над младшим учеником Такаси Сайто. В клубах процветает дедовщина?

- Тот случай произошел по вине тренера. Сайто был еще очень молодым, физически неокрепшим борцом. И старшие его загнали.

Отношения "старшие - младшие" в моем клубе, конечно, присутствуют. Но это не открытая дедовщина. До рукоприкладства не доходит. При этом надо помнить, что слово тренера - закон.

- Йокодзуна Асашорю, известный фанат футбола, однажды пострадал за пристрастие к этой игре. Сославшись на травму, он добился разрешения от Всеяпонской ассоциации сумо отбыть лечиться на родину. Однако повреждение не помешало Асашорю принять участие в футбольном матче, за что по возвращении в Японию на него была наложена дисквалификация. Вы ради футбола на такие жертвы способны?

- Я не большой любитель футбола, да и играть в него не умею. Могу только вратарем постоять. Но если наши будут проводить интересный международный матч, посмотрю обязательно. Японские борцы, кстати, без ума от бейсбола. Постоянно смотрят его по телевизору и играют при первой возможности.

- В таком случае, каковы ваши спортивные предпочтения?

- К-1, вольная борьба, дзюдо. Соревнования по этим видам смотрю с удовольствием.

- Недавно, просматривая фотографии с одного из любительских чемпионатов мира начала 2000-х годов, наткнулся на удивительный финал. Россиянин Юрий Голубовский, весивший 104 кг, не знаю уж каким образом одолел 340-килограммового (!) американца Эммануэля Ямброу, самого тяжелого атлета ХХI века. Доводилось ли вам встречаться с этим супергигантом?

- Помню такого. Сейчас он уже не борется и даже, по-моему, не ходит. Только лежит - вес-то под 400 кг.

- Давно подмечено, что вам, одному из самых легких борцов элитного дивизиона, более всего удаются схватки против тяжеловесов. У того же 250-килограммового японца Ямамотоямы выигрываете из турнира в турнир.

- В принципе в сумо деления на легких и тяжелых нет. Выигрывает тот, кто сильнее и техничнее. Оптимальный вес для успешного профессионала - 140 - 150 килограмм. С Ямамотоямой мне бороться легко: я быстрее и ловчее - могу где-то обмануть.

Материалы других СМИ