Газета № 7358, 03.06.2017

Александр Шлеменко: "Три года жил с камнем на душе..."

Четверг. Санкт-Петербург. Брэндон ХЭЛСИ и Александр ШЛЕМЕНКО. Фото M-1
Четверг. Санкт-Петербург. Брэндон ХЭЛСИ и Александр ШЛЕМЕНКО. Фото M-1

Российский боец Александр Шлеменко одержал победу в реванше с Брэндоном Хэлси за 25 секунд на турнире M-1 Challenge в Санкт-Петербурге. После боя спортсмен в интервью "СЭ" назвал успех подарком сыну ко дню рождения, рассказал о подготовке к поединку и ощущениях после его окончания.

– Известно, что была тактика как можно быстрее закончить бой, но думали ли, что фактически все решит первый же удар?

– Не ожидал! Я хотел, конечно – чтобы реванш получился, он должен быть достойным, как мне кажется. В первом бою я проиграл за 35 секунд. Думал, что было бы здорово в реванше победить быстрее, но понимал, что выиграть за полминуты не так-то просто! Но, видите, как получилось. Меня просто переполняет счастье от всего, что произошло вчера.

– Когда-нибудь раньше случалось, что бой заканчивался с первого удара?

– Да, но не первым, не в самом начале. Но здесь хочу отметить, что к этому бою я очень хорошо подошел, настрой был лучшим. Я понимал, что могу потерять в случае поражения, понимал всю ответственность. И экономический форум, и день рождения своего сына – 2 июня, и то, что это реванш, и присутствие почетных гостей. Думаю, что все сложилось. Хорошо, что все так получилось.

– Победа стала подарком сыну?

– Мне приятно сделать ему такой подарок. К тому же, я сегодня еще в Петербурге, не с ним. Он, конечно, еще не понимает – ему всего два года, маленький еще, не сильно расстроится, что папы нет дома в его день рождения. Но все равно.

ПЕЧЕНЬ КАК СЛАБОЕ МЕСТО

– Удар ногой по печени – это ведь домашняя заготовка? Знали, что у соперника стойка с поднятыми локтями?

– Да. Я очень хорошо знаю этого бойца, хорошо его разобрал. Мы с ним тренировались когда-то давно, года четыре назад, до первого боя. И я знал его слабое место – печень. Он проиграл свой предпоследний бой именно ударом с ноги в печень. Он очень здоровый, атлетичный, и за счет этого в стойке у него приподняты локти – мышцы не дают ему защищать корпус. Голову же он защищает очень хорошо, пропущенных ударов в голову у него за карьеру не так много было, а вот печень у него открыта. Это и получилось сделать.

– То есть вы просто увидели удачный момент уже через десять секунд после начала боя?

– Я сразу знал, что буду туда бить – либо ногой, либо коленом, это была часть плана. Думал ударить коленом навстречу, но поскольку он не спешил пройти в ноги, я решил попробовать пробить. И все...

– Поражения трехлетней давности часто вспоминали?

– Конечно. Обидное поражение! В тот раз проиграл сам себе. Не получилось правильно подготовиться, прекрасно понимаю, что это мои проблемы, что это я выбрал вегетарианскую диету. И тогда понимал. Но, к сожалению, я допустил эти ошибки, а ошибки в жизни нужно исправлять. И я очень рад, что у меня получилось. Это очень круто! И, самое главное, сделать это быстрее, чем я тогда проиграл.

21 КИЛОГРАММ ДЛЯ СГОНКИ

– Это тоже было важно?

– Для меня лично – очень важно! Просто я знаю, что за меня очень много народу болеет, и когда я тогда проиграл, мне писали, что дети маленькие сидели, не спали, ждали моего боя. И плакали, когда я проиграл удушающим. Понимаете, для меня это был очень большой удар. Но я думаю, что их сейчас порадовал по прошествии двух с половиной лет.

– Чувствуете, что отомстили Хэлси за тот проигранный бой?

– Не было желания ему отомстить, просто хотел его слегка проучить, потому что он после этого очень много стал говорить некрасивого и нелицеприятного в мой адрес. Да и сейчас он говорил, что приедет и сделает то же самое, что у него не будет проблем и так далее. Но вот, создал ему проблемы. Всегда приятно отвечать на подобные высказывания делом, то есть – в рейдже?

– Писали, что ваш соперник после взвешивания за сутки набрал порядка 9 килограммов.

– Это одна из его сильных сторон, думаю, даже больше набрал. Он был очень тяжелый, сильный, это было видно. Это и есть его "коронка", он на это делает ставку. Он гоняет по 21 килограмм к бою, потом пытается восполнить их – чтобы больше весить, давить массой во время боя.

– Вы ведь, наоборот, совсем немного набираете после взвешивания?

– Да, я и не гоняю много. Мне очень важна тактика, она должна быть специфическая. Если соперник больше и крупнее, вряд ли получится вот так вот его снести. Либо нужно подбирать такие удары, которые будут действовать наверняка. В первом бою, к сожалению, я действовал не наверняка. Если такой тяжелый человек, как Хэлси, берет в захват, то защититься будет тяжело. Он тяжелее, сильнее и, пока еще не устал, по сути, можно сказать, непобедим.

– И поэтому в этот раз нужно было во что бы то ни стало не дать ему перевести бой в партер.

– Конечно. Это его работа, это ему и нужно было – не будем забывать, что он выходец из вольной борьбы. А я все-таки не борец, а ударник.

– До сих пор есть ощущение счастья, которое было в тот момент, когда судья поднял вам руку?

– Конечно, настроение остается. И, думаю, будет еще длительное время. Вы представьте: все эти годы я жил в напряжении, с большим камнем на душе – в первую очередь за то, что подвел своих соотечественников, тех, кто за меня болеет, расстроил детей, которые плакали. И это мне не давало покоя. А сейчас я счастлив, что всех порадовал, и сделал это именно так – за 25 секунд, быстрее, чем это он сделал в прошлый раз. И самое главное, что он сдался. Понимаете? Я в нашем бою не сдавался, когда он меня душил. А он – сдался.

ПОРАЖЕНИЕ КАК КАТАСТРОФА

– Какие теперь планы?

– Если честно, не планирую отдыхать. Буду дальше тренироваться, но по планам пока сложно сказать точно. Все-таки хочу сейчас вернуться в Америку, хотелось бы там забрать пояс, который тогда, к сожалению, потерял – именно в бою с Хэлси. И тогда это все бы расставило на свои места.

– Но пока конкретных договоренностей нет?

– Это так. Потому что мы получили разрешение на этот бой, и организация Bellator должна была дождаться исхода. Скажу как есть: если бы я этот бой проиграл... Любой мой бой вне Bellator – это большой риск. Если я проигрываю, то дальнейшее мое пребывание в этой организации может быть под вопросом. Поэтому, конечно, они ждали, к тому же, они помнили, что в прошлый раз я проиграл за 35 секунд... Им нужно было убедиться, что я дальше с ними и что дальше мне можно давать бои. То есть теперь велики шансы получить интересное предложение.

– В этом году сколько еще боев планируете?

– Я бы хотел хотя бы еще боя четыре провести. Считаю, что у меня все для этого есть. Не знаю, получится или нет, все-таки уровень растет – у меня он сейчас довольно высокий. И организовывать бои сейчас на таком уровне сложно, сложно находить соперников. Это и большие финансовые затраты в том числе. Но я надеюсь, что получится провести четыре поединка, был бы рад, если получилось.

– И желательно, хотя бы один из них – титульный?

– Да можно и несколько. Понимаете, когда ты дерешься, и после боя у тебя остается какая-то награда – кубок или пояс, это вдвойне приятно.

Газета № 7358, 03.06.2017
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ