00:07 5 апреля 2013 | САНИ

Татьяна Иванова:
"В санный спорт уходила со слезами"

Татьяна ИВАНОВА. Фото REUTERS
Татьяна ИВАНОВА. Фото REUTERS

Татьяна Иванова в свои 22 – двукратный серебряный призер чемпионатов мира и трехкратная чемпионка Европы. И пусть минувший сезон сложился для нее не слишком удачно и запомнится, наверное, прежде всего выигранным этапом Кубка мира в Сигулде, Иванова по праву считается одной из главных претенденток на олимпийские медали Игр-2014. Тем более что биться за высшие места наша звездочка будет и в личном турнире, и в эстафете.

– Чемпионат России в Красной Поляне прошел по олимпийской системе – в четыре заезда. Вам было важно опробовать трассу Игр именно в обстановке, приближенной к боевой?

– Четыре заезда сложны и психологически, и физически. Мы готовимся к Олимпиаде, а потому нужно создавать похожие условия. Уже представляю, насколько серьезное психологическое испытание нас ждет в будущем феврале. Важно только не перетренироваться.

– Приближение Олимпиады вас не страшит?

– Тренеры всячески стараются избавить нас от давления и посторонних забот. Стараемся концентрировать внимание исключительно на спорте.

– Какой из четырех заездов в итоговом счете становится решающим?

– Мне кажется, каждый. На олимпийской трассе хотелось провести четыре хороших и быстрых заезда. Увы, в двух я прилично наошибалась. Проехать так, как хотела, не удалось.

– Этот трек все еще таит для вас какие-то загадки?

– Существует много вариантов его прохождения. Быстрые и медленные траектории, особенности входа и выхода из виражей – все это необходимо уметь вычислять. Без экспериментов в нашем деле никуда.

– Российские саночники на домашней трассе будут иметь преимущество перед иностранцами?

– Пока об этом говорить сложно. Пусть мы и сделали здесь больше заездов, нежели зарубежные спортсмены, пока не чувствую, что для меня эта трасса домашняя. В той же Сигулде я выхожу на старт и не волнуюсь, потому что знаю трек как никто другой. Здесь же подобным похвастать еще не могу.

– Сколько заездов необходимо выполнить, чтобы хорошо подготовиться к Играм?

– Конкретной цифры не существует. Понятно, что чем больше опыта мы сейчас получим, тем легче будет в феврале 2014 года. У каждой трассы свои изюминки. Нам, скажем, приходится изучать четыре немецких трека, каждая выбоина на которых местным спортсменкам знакома с детства.

– Понимаете, в каких компонентах способны прибавить за оставшиеся 10 месяцев?

– Над санями можно колдовать вечность. Лично я – за честную и здоровую технологическую борьбу. Правда, в санях я не самый авторитетный эксперт. Могу собрать их или разобрать, а более сложные "операции" – прерогатива механика.

– Допустим, завтра вам стартовать. Что делаете вечером?

– После ужина начинаю шлифовать сани наждачной бумагой. Затем настает черед особых секретных действий, которые не принято предавать огласке. Прохожу восстановительные процедуры, массаж и ложусь спать. Вот, собственно, и все.

– Как отнесетесь, если кто-то посторонний захочет потрогать ваш инвентарь?

– Если спросил и получил разрешение, тогда можно. А без спросу лучше этого не делать. Таким наглым сразу показываю кулак.

– Новый сезон – новые сани?

– Технологии с каждым годом уходят вперед, а потому стараемся постоянно менять свой инвентарь. С октября нам предстоит много экспериментировать. Очень нравится, когда над трассой играет гимн России, а перед тобой все снимают шапки. Это потрясающе! В такие моменты понимаю истинную цену каждой победы.

– Длинный сезон наконец-то завершился. Вы счастливы?

– О-о-чень! Зима действительно выдалась крайне тяжелой. Были маленькие ценные победы. Однако случались и неудачи – в будущем хотелось бы их избежать. Каждое поражение воспринимаю как урок для себя.

– Какую оценку поставите саночнице Ивановой за эту зиму?

– На двух главных стартах мы взяли всего одну медаль – бронзу чемпионата Европы в эстафете. А на мировом первенстве и вовсе выступили откровенно плохо. Нынешние результаты не идут ни в какое сравнение с показателями прошлого сезона. Обидно, но расстраиваться, уверена, нельзя.

– Сами-то поняли, почему два этих сезона оказались так не похожи друг на друга?

– Наверное, так и должно было случиться. Хотя бы для того, чтобы мы получили щелчок по носу и правильно настроились на самый главный для нас сезон. Ну а в своих собственных неудачах виню только себя.

– Говорят, последние месяцы у вас были не самыми простыми. Вы даже попросились на индивидуальную подготовку.

– Одна методика не может подходить всем спортсменам. Очень не хочу, чтобы олимпийский сезон получился таким же, как этот. На некоторых сборах намерена тренироваться отдельно – считаю, для меня так будет лучше. Но разрешат или нет, зависит от тренерского штаба.

– Уже поставили тренеров в известность?

– Разговаривала с Мартином Хилебрандом, специализирующимся на ОФП и стартовой подготовке. Обменялись с ним мнениями, но к консенсусу пока не пришли.

– Вы, если не ошибаюсь, уже вовсю раздаете интервью на немецком?

– Пока такое было только один раз. Мне очень интересно общаться с немцами, австрийцами и итальянцами. Хочу постоянно совершенствовать свои навыки. Правда, времени на это особо не хватает. Хотя и сейчас наши немецкие тренеры меня понимают.

– Часто вспоминаете Олимпиаду в Ванкувере?

– Меня, 18-летнюю чемпионку Европы, никто не рассматривал в качестве претендентки на медаль. Однако в связи с трагическими событиями наш старт немножко опустили, и это сыграло мне на руку. Останься все по-прежнему – оказалась бы рада и десятой позиции. В итоге же все трое наших финишировали в десятке (сама Иванова заняла четвертое место. – Прим. Д.О.).

– Учитывая, что ваши родители тоже саночники, никем иным, видимо, вы стать и не могли?

– Начинала-то я как горнолыжница. И в санный спорт уходила со слезами.

– Почему?

– К сожалению, рядом не было горнолыжных тренеров, способных довести меня до уровня сборной. Да и гор, сравнимых с Альпами, у нас в Чусовом попросту нет. В общем, однажды папа стукнул кулаком по столу: "Решено: отправляешься в санный спорт!" Привели в секцию – и кататься на саночках оказалось интересно!

– Альберт Демченко тоже уважает горные лыжи.

– Это уж кому что нравится. Просто больше в Пермском крае особо и нечем было заниматься. Сейчас еще пытаюсь освоить сноуборд. Экстремальные виды спорта – моя стихия.

– Саночники – особенный народ?

– Ха, я, конечно, понимаю, что нормальные люди в наш вид спорта не пойдут (смеется). Вначале, чего скрывать, было страшно. Но со временем привыкаешь. А когда едешь по трассе, испытываешь непередаваемые ощущения! Чувствуешь: все зависит исключительно от тебя. Знаете, про такое говорят: словно наркотик. Проезжаешь – и хочешь еще и еще.

– На трассе вы частенько соперничаете с олимпийской чемпионкой Ванкувера Татьяной Хюфнер. Знаю, что вы общаетесь и за пределами трека…

– Ее родители даже звали меня в гости. Таня и ее семья говорят по-русски – они учились в Москве. Я же, в свою очередь, стараюсь что-то вставить по-немецки. Постоянно поздравляем друг друга с победами. Хюфнер нравится мне как спортсменка. А из мужчин восхищаюсь Армином Цоггелером. Частенько спрашиваю у него, как лучше всего проходить те или иные участки трассы. Пока Армин мне в помощи не отказывал.

– Чего теперь вам хочется больше всего?

– Отдыхать. Просто лежать на диване перед телевизором и ничего не делать. Это так здорово!

1
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (1)

gippo

Приятная девушка.

12:12 5 апреля 2013

СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!
СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!