Чемпионат мира

Сергей Зиновьев: одиночка

Сергей Зиновьев: одиночка Фото "СЭ"
Сергей Зиновьев: одиночка Фото "СЭ"

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

     Ярлыков на Зиновьеве - как на рождественской елке. Он - самый закрытый, самый скандальный, самый загадочный. Он почти не дает интервью - пускаясь для этого на любые ухищрения. Обходя репортеров стороной, изучил все тайные выходы из хоккейных дворцов.

     Нам 28-летний чемпион мира, однако, не отказал. Пригласил на базу "Динамо". От нее до коттеджа, который снимает Сергей, пять минут езды. Был чуть насторожен - впрочем, по собственным меркам, предельно любезен.

В СКА НЕ СОБИРАЮСЬ

     - Нам показалось, что про вас пишут много неправды.

     - Конечно, много. Это связано в первую очередь с моим нежеланием общаться с прессой. Когда информации не хватает - начинаются выдумки. Факты искажаются. Сплошная необъективность.

     - Почему неохотно идете на контакт?

     - Знаю много ребят, которые прочитали разок про себя какую-то ахинею - и сделали соответствующие выводы. По-моему, естественная реакция. Вы же сами знаете, насколько пресса негативно относится к моей персоне. При этом почти каждому корреспонденту интересно пообщаться именно со мной. Расспросить обо всем лично.

     - Какой вопрос за последнее время вам больше всего надоел?

     - Все расспрашивают, почему ушел из "Ак Барса". Эта тема для меня до сих пор острая. Спрашивают об этом и журналисты, и знакомые, и хоккеисты… Меня в чем-то этот конфликт даже порадовал - для себя понял, что знакомые уверены в моей правоте. Слова поддержки находили, когда было совсем тяжело. Спасибо КХЛ, что разобралась в ситуации. Но кто б меня ни поддерживал, все равно - лучше до такого не доводить. Не красит ни Лигу, ни хоккей.

     - На днях прошел слух, что вы подписали предварительный договор со СКА…

     - Знаете, что меня больше всего в этой истории удивило? Я читал комментарии в интернете. Люди проводят параллель: вот, мол, теперь ясно, почему КХЛ отпустила Зиновьева из Казани. Чтоб через год очутился в Питере - президент-то у СКА и лиги один, Александр Медведев! Отвечаю: никаких бумаг со СКА не подписывал. Контракт с "Динамо" до конца сезона - после чего буду свободен в принятии решения. Но меня здесь все устраивает, так что, не исключено, останусь в Москве.

     - Почему из нескольких вариантов выбрали именно "Динамо"?

     - Во-первых, прекрасно знаю тренера Вуйтека. В России он выиграл два золота подряд с Ярославлем, да и в Казани, уверен, все у него получилось бы. Но Вуйтеку там просто не дали работать, расчистив место для Билялетдинова.

     Во-вторых, у руководства "Динамо" среди хоккеистов отличная репутация. В этом клубе не обманывают. Раньше, при Харчуке, были проблемы - невыплаты, задержки. Об этом говорили все. Но про нынешнее динамовское начальство слышал только хорошее. Уже убедился, что этим людям можно верить.

     - Хотели бы в плей-офф попасть на "Ак Барс"?

     - Я изучал сетку - такой вариант возможен. Если встретимся - будет интересно. Последние наши игры внушают надежду, что к плей-офф команда подойдет в оптимальной форме. Постараемся доказать, что двадцать очков, которые сейчас разделяют "Ак Барс" и "Динамо", - ничего не значат. В первую очередь, это объясняется странностями календаря. Из первых 30 матчей 20 "Динамо" провело на выезде.

     - Вы второй раз вернулись в Москву. Уютно в этом городе?

     - Вполне. Семья рядом, живу в коттедже в пяти минутах езды от базы. Грех жаловаться.

     - Ваш сосед и по базе, и по коттеджному поселку Александр Кержаков в центр Москвы почти не выбирается.

     - Я выбираюсь, хоть и нечасто. Ничего отталкивающего в Москве не чувствую. Пробки раздражают - но не мне ж одному в них стоять… Да и мимо Новогорска пока не проскакивал - навигатор выручает. Я, кстати, очень хорошо помню, как первый раз в Москве оказался. Лет в девять.

     - С командой?

     - Родители привезли. Первое впечатление: какой же город огромный, какие проспекты! Какой же я маленький! Но не терялся, даже когда совсем юным попал в "Спартак". Легко освоился. Правда, такого количества машин на дорогах тогда не было.

     - Когда-то вы отказались брать квартиру в "Спартаке". Теперь будете покупать?

     - В моем контракте со "Спартаком" был пункт: в первый год клуб обязан предоставить жилье. Но этого не произошло, и я ушел в "Ак Барс". Устал от пустых обещаний. А квартиру в Москве позже все-таки купил. Слава богу, успел продать до кризиса.

     - Давно избавились?

     - Год назад.

     - Почему?

     - Предвидел, что возникнет такая беда с деньгами в стране. Мыльный пузырь лопнет. Я и покупал квартиру не для того, чтоб жить - обычное вложение в недвижимость.

     - Новую купить не хотите - пока цены упали?

     - Анализирую рынок. Отслеживаю финансовые новости. Сегодня рынок покупателей, а не продавцов.

     - Андрей Назаров не так давно поразил нас рассказом, как быстро разобрался в биржевых делах Америки. Вовсю играл.

     - Мне тоже интересна эта тема. Смотрю чуть дальше динамовской базы. Это большой вопрос - куда распределять нынешние доходы? Знаю многих, кто не туда вложил капитал - и остался у корыта.

     - Главное правило для вас на рынке?

     - Не ввязываться в аферы, где обещают 500 процентов прибыли. Времена "МММ" прошли. Но некоторые все равно лезут в пирамиды. В моей жизни этого не будет.

     - Не обжигались на таком?

     - Все обжигались.

     - Ваша семья "попала" на "МММ"?

     - Нет. У нас в то время никакого капитала не было.

     - Вы долго жили в Казани. Никогда не рассматривали вариант - поселиться там насовсем?

     - За семь лет город стал родным. Часто обсуждали на семейном совете: может, в самом деле купить квартиру в Казани? Остаться? Но видите, как получилось… Хорошо, что на покупку так и не решились.

     - Где будете жить, когда наиграетесь?

     - Есть время подумать. У меня двое детей - не исключено, буду ориентироваться на их образование. Пока мой дом в Новокузнецке - супруга оттуда родом. Родители тоже неподалеку, в Прокопьевске. Другой вопрос, что часто в Новокузнецк летать не получается. В собственной квартире нахожусь в году максимум месяц.

ЧЕРНЫЙ СНЕГ

     - Родились вы в Прокопьевске. Правда, что там черный снег?

     - Черным он не с неба падает. Но действительно черный - из-за котельных, которые по всему городу. Выбрасывают угольную пыль, все оседает на сугробах. Приезжие поражаются.

     - Но вы к такому привыкли?

     - В детстве мне казалось, что он был как-то чище. А деревья - выше. Вообще не обращал на черноту внимания, а сейчас приезжаешь - бросается в глаза.

     - В Череповце из гостиничного окна видно семьдесят труб…

     - В Прокопьевске по большей части шахты. А в Новокузнецке - сталелитейные предприятия. Вот там труб хватает. Долго при такой экологии люди не живут, средняя продолжительность жизни мужчин - 56 лет.

     - Отец у вас тоже шахтер?

     - Прежде был. Как почти все мужчины этого города. Пару раз попадал в аварии, которые происходили в шахте, - но Бог миловал, выжил.

     - Его откапывали из шахты?

     - Я тогда был маленький, не в курсе подробностей. Но профессиональные травмы у него остались, как и у любого шахтера. Это как мотоцикл: только купи - и обязательно угодишь в аварию. Вопрос - в какую.

     - У вас был мотоцикл?

     - Никогда желания не возникало его приобретать. Я лишний раз не готов встать даже на горные лыжи.

     - Ни разу не пробовали?

     - Вот на лыжах катался. Мне нравится этот вид спорта. Но последнее время завязал. Боюсь получить травму.

     - В шахту когда-нибудь спускались?

     - Нет. Но знаю, как она устроена. Ходил со школьниками на экскурсию в горный техникум. На спуск в сам забой не отважился.

     - В этот техникум после экскурсии поступать не решились?

     - Нет. Получил педагогическое образование.

     - Вы были хулиганистым подростком?

     - Не особо. В милицию, во всяком случае, ни одного привода не было. Хотя петарды в классе бросал. У меня до поры ни единой "тройки" не было. Но класса с седьмого уже категорически не хватало времени на учебу - начался настоящий хоккей. Вот здесь "тройки" стали проскакивать.

     - Ваша мама как-то рассказывала, что вы много читаете, ходите в театры… С этой стороны вас никто не знает.

     - А что этим бравировать? Не знают - и пусть не знают. Да, я стараюсь расширять кругозор. Много читаю. А в театр выбираться стало тяжеловато - с нашим-то календарем.

     - Что читаете?

     - Детективы не переношу.

     - Почему?

     - Потому что детективов в нашей жизни хватает. Мне нравятся книги про политику, историю.

     - Сколько у вас друзей - которым можно позвонить днем и ночью?

     - Я любому человеку из своей записной книжки могу позвонить среди ночи. Никто меня не пошлет и не бросит трубку. У меня в жизни не было моментов, когда мог бы усомниться - друг человек или нет. Хоть случалось терять друзей, это правда. Компания менялась с возрастом. Из детства со мной до нынешних дней прошли человека два.

     - Среди ваших друзей есть известные хоккеисты?

     - Не люблю общаться в нехоккейное время с хоккеистами. Мне это неинтересно. Среди них есть приятели, добрые знакомые. Но не друзья.

     - Правы, выходит, люди, которые про вас писали: "Есть команда и есть Зиновьев. Который совершенно отдельно"?

     - Я даже не знаю, как реагировать... Но что-то в этой мысли есть. Хотя то, что многие считают высокомерием Зиновьева, - всего лишь скромность.

     - Вы меняете номер телефона в полгода раз?

     - Меняю. Обстоятельства заставляют. Когда в последнее время звонили с незнакомого номера - трубку не брал.

     - Боялись расспросов из газет?

     - Прессы я точно не боялся.

     - Когда читаете про самого себя: "Зиновьев - самый закрытый хоккеист сборной России", - что думаете?

     - Просто мне неохота комментировать хоккейные баталии, это правда. Скучно. Вопросы-то обычно задают какие?

     - Какие?

     - "Почему бросили туда? Как сыграли в этом эпизоде?" Я думаю так: раз вам нужны комментарии - обращайтесь к капитану. Еще к кому-то. Только не ко мне. Капитану даже интересно будет поговорить на такие темы.

     - Вы никогда не будете капитаном?

     - Едва ли. Не в каждой команде стоит быть капитаном.

     - От хоккея устаете?

     - Я вам скажу так: пауз во время сезона слишком мало. Очень сложно по десять месяцев находиться в одном и том же коллективе. Каждый день - одни и те же лица. Хочется хотя бы ненадолго сменить обстановку.

КАЗАНСКИЕ "УТКИ"

     - О вас ходит столько слухов, что уже не поймешь - где правда, где вымысел. Давайте расставим точки над "i".

     - Давайте.

     - Что за история, будто в автобусе вы закидали шелухой от семечек молодого игрока "Ак Барса" Петрова?

     - Мне не в чем оправдываться. Полная ерунда. В автобусе любой хоккейной команды полно эпизодов, на которые никто не заостряет внимания. Кто-то играет в карты, кто-то болтает по телефону… Можно что угодно выдумать!

     - Разговоры о вашей драке с Билялетдиновым на тренировке - из той же оперы?

     - Драки не было. Да и быть не могло. Были инициированные с его стороны конфликты. Есть люди, которые пытаются провоцировать через игроков. А сам Билялетдинов в жизни не пойдет на конфликт напрямую.

     - Глава "Татнефти" Тахаутдинов действительно пытался вас удержать от ухода?

     - Это "утка", которую зачем-то запустили в Казани. Кроме Билялетдинова, Шавалеева и меня в переговорах больше никто не участвовал. А с Тахаутдиновым прежде я, конечно, неоднократно встречался. Но… Не готовы еще в России руководители менять тренеров из-за игроков. Так что позиция "Ак Барса" в этой ситуации, наверное, оправданна. По ходу сезона проще и правильнее для команды сохранить тренера.

     - Тахаутдинов в курсе, что творится в команде? Или ему преподносят все исключительно в радужном свете?

     - Думаю, второе. К сожалению.

     - Во время конфликта вас пытался кто-то из игроков переубедить?

     - Нет, все смотрели со стороны. А что они могли? Да и кому надо влезать в конфликт - чтобы становиться еще одним виноватым?

     - Большое мужество потребовалось, чтоб не сломаться под давлением "Ак Барса"?

     - Полагаю, немногие игроки прошли бы этот путь до конца, если б оказались в моем положении. Вот, кстати, еще одна причина, почему среди моих друзей нет хоккеистов. Сегодня часто думаю: повторись все это - повел бы себя так же? Прошел бы через все испытания?

     - Что отвечаете?

     - Сто процентов!

     - Вам хоть раз стало по-настоящему страшно?

     - Дискомфорт ощущался. Выходя на улицу, был готов к любым провокациям. Долго так продолжаться не могло. Руководство "Ак Барса" советовало не пороть горячку, но я понимал, что дальше тянуть нельзя. Поэтому схватил в охапку жену с детьми и постарался как можно быстрее покинуть город.

     - Телохранителем обзавелись?

     - Уже всерьез подумывал об этом. Но мы вовремя уехали из Казани. Можно сказать, сыграли на опережение.

     - Прежде вы говорили, что в "Ак Барсе" сталкивались с враньем. К нему можно привыкнуть?

     - Я отчасти согласен со словами Билялетдинова, что у меня бывали травмы. Но не так же часто! Каждый конфликт списывался на очередное несуществующее повреждение. Это факт. А журналисты подхватывали: "Опять у Зиновьева травма, опять он что-то придумал…" Виноватым снова оказывался я один.

     - В этой истории все понятно, кроме одного: зачем "Ак Барсу" нужно было нервировать собственного классного хоккеиста? Зачем подталкивать его к резким шагам?

     - Конфликт был придуман на случай дальнейших неудач. "Вот, в команде скандальная ситуация, присутствует конфликтный человек…" Люди перестраховывались. Выбирали игрока, на которого можно все списать. Я читаю после одного матча интервью Ржиги, например, - так тот всю вину за поражение берет на себя. В Казани такого не было ни разу - всегда  находился виноватый. Только не главный тренер.

     - В предыдущих командах на вашей памяти подобное случалось?

     - Со мной? Нет. С другими игроками бывало. Но никогда не доходило до того, чтоб хоккеиста отрезали от команды. Чтоб месяц он тренировался отдельно. Чтоб вокруг него тренерский штаб создавал вакуум. Именно так произошло в конце моей казанской эпопеи. Я не виню помощников Билялетдинова. Знаю этих людей и с хорошей стороны. Возможно, они и рады были бы мне помочь, - но как идти против главного тренера?

     Конечно, конфликт "тренер" - "игрок" - для спорта не новость. Это было, есть и будет. Нарушение режима, невыполнение игровых заданий, функциональная неготовность, может, даже личная неприязнь… Однако игрок должен знать, чем тренер недоволен.

     - Вы - так и не узнали?

     - В том-то и дело. Сколько раз задавал этот вопрос Билялетдинову, но в ответ звучало одно и то же: мол, я - главный тренер, как хочу, так и решаю. Эти же слова услышал и во время нашего последнего разговора, при котором присутствовал Шавалеев. Но мне не 18 лет, чтобы мириться с такой несправедливостью! После этого оставаться в Казани я просто не видел смысла!

     А в "Динамо" сейчас отдыхаю душой. Здесь никакой диктатуры. Все прозрачно и понятно. Работай, забивай побольше, - и все будет. С "Ак Барсом" не сравнить.

ТЕПЛЫЙ КАПОТ

     - Как же "Ак Барс" стал чемпионом в такой обстановке?!

     - После локаутного сезона в команде появились хорошие ребята из "Динамо". Они сплотили коллектив. Но после их ухода в "Салават" сразу все изменилось. Мне непонятно одно. Бюджеты клубов из года в год растут. Почему не смогли сохранить чемпионский состав?

     - Когда Билялетдинова спрашивают о мотивах ухода какого-нибудь хоккеиста, он отвечает: "Это бизнес".

     - Вот и я думаю - чей бизнес? В "Динамо" или "Магнитке" костяк сохранятся из года в год.

     - А вы в Уфу перебраться могли?

     - Мог. Но был связан контрактом с "Ак Барсом". Да и уходить хотел не столько в "Салават", сколько от Билялетдинова. Проблемы начались при первой же встрече, еще на предсезонке. Сразу понял, что с этим человеком конфликтов избежать не получится. И не факт, что я выиграю в этом противостоянии. До поры до времени начальству удавалось страсти гасить. Но потом люди устали этим заниматься.

     - Что же вас возмутило тогда, на предсезонке?

     - Я задержался из отпуска по уважительной причине. Привез документы из больницы, где проходил курс лечения. И услышал от главного тренера: "Да такие справки можно нарисовать, подделать и купить…" Мы еще ни минуты не проработали вместе, а уже недоверие. Было обидно.

     - У вас был когда-нибудь страх перед Билялетдиновым?

     - Вообще ничего похожего.

     - А перед кем был?

     - Страх есть у каждого игрока, когда он переходит из юношеского хоккея во взрослый. Тренер для тебя - заоблачный авторитет. Вот Николаева я побаивался - в конце 90-х человек с таким именем приехал в Новокузнецк! Не понравиться ему для меня было смерти подобно. Карьера могла закончиться, не начавшись.

     - Нам казалось, если команда тренера боится - со временем его начинает ненавидеть.

     - Не всегда. А теперь, думаю, хоккеисты вовсе перестали бояться тренеров. Не те времена.

     - В московском "Динамо" Билялетдинов, приезжая на базу, трогал капоты автомобилей. У кого теплый - тот игрок со сбора отлучался.

     - Может, в этом его творчество и заключалось - трогать капоты… Такие методы ничего, кроме смеха, не вызывают. Нынешний Билялетдинов - это отголоски 80-х, когда люди и впрямь боялись тренеров.

     - По чисто тренерским качествам - Билялетдинов силен?

     - В Казани сложно не быть тренером. Селекционная работа налажена, а бюджет позволяет по ходу чемпионата поменять едва ли не всю команду. Хоть третью тройку, хоть первую. Пожелал - завтра у тебя будет новое нападение.

     Для меня настоящий тренер тот, кто раскрывает молодых. А не просто бьется за результат. В "Динамо", "Магнитке" или ярославском "Локомотиве", например, всякий год "выстреливает" кто-то из юниоров. Это говорит о многом. И о главном тренере - в том числе.

     - Есть в нашем хоккее люди, которым не подадите руки?

     - Нет. Даже Билялетдинову подам. Что поделаешь - вот такая у него методика. По-другому он тренировать не умеет.

     - Вы видели много разных тренеров…

     - Верно. Один Моисеев чего стоил. Вот это специалист потрясающий. За год работы многое от него почерпнул. Творческая личность. Постоянно выписывал какие-то афоризмы, высказывания  великих людей - потом перед нами зачитывал.

     - Вот скука-то.

     - Да вы что?! Скучно совершенно не было! И тренировочный процесс был поставлен весело. Сплошное творчество, не затоскуешь. Занятия одно на другое не походили.

     - Нам Моисеев рассказывал про собственное изобретение - бадминтон на льду.

     - Не помню, чтоб мы с ракетками выходили на лед, - но через ворота прыгали. Много чего было. Николаев тоже все время фантазировал. Может, даже излишне творчески подходил. Зато без шаблонов. Таких среди тренеров почти не осталось.

     - Крикунов как-то определил: "Когда Зиновьев не дурит - это лучший центрфорвард в стране". Правильно сказал?

     - Он тренер, ему виднее. Не нахваливать же самого себя.

     - Но если объективно, - в чем ваша сила как нападающего? Что умеете как никто?

     - Общаться с прессой.

ПОСИДЕЛКИ У КОСТРА

     - Сколько раз пересматривали победный финал чемпионата мира?

     - Верите - ни разу! У меня даже на диске его почему-то нет. Надо, кстати, записать. Говорили, что в новогоднюю ночь финал крутили по телевидению, но мы с "Динамо" в это время были в Швейцарии на Кубке Шпенглера. Жаль, я бы посмотрел.

     - У Овечкина на память о чемпионате мира остался серебряный доллар, который канадцы залили на счастье, а он вытащил, пробив коньком лед. Вы какой-нибудь сувенир из Канады привезли?

     - Золотую медаль. Разве мало?

     - Кто первым до вас дозвонился в Квебек после победы?

     - Родители. Они, бедные, всю ночь не спали, ведь разница с Новокузнецком двенадцать часов. Знаю, что после второго периода, когда "горели" канадцам две шайбы, многие болельщики, сидевшие у телевизора, отправились спать. Не верили в нас. Но мы вырвали золото!

     - Обмывали долго?

     - В Квебеке - нет. Посидели немножко с ребятами, утром загрузились в самолет - и домой. Вот здесь уже погуляли более масштабно.

     - Сергей Шнуров как-то сказал про собственный день рождения: "Финала я не помню - значит, праздник удался". Вы когда-нибудь так отмечали победы - чтоб не помнить финала?

     - Чтоб не помнить финала? И играл ли накануне вообще? Ха-ха. Нет, до такого состояния никогда не напивался. За столом всегда стараюсь держать удар. Чтоб наутро не было мучительно больно - во всех смыслах…

     - Мечта об НХЛ умерла?

     - Не загадываю. Предложения были и в прошлом сезоне, и в этом. Но с действующим контрактом в Америку не поеду - неохота нового скандала. Их и так было достаточно.

     - Почему в 2003 году не задержались в "Бостоне"?

     - С самого начала все пошло наперекосяк. Из-за травмы не было времени толком подготовиться к тренировочному лагерю. Когда наконец попал в "Бостон", за полторы недели набрать форму не успел. Отправили в фарм-клуб. Сыграл четыре матча, вернулся в основу. Игр десять там набралось. Но если ты не Овечкин или Ковальчук, с ходу заиграть в Америке безумно сложно. Надо проходить через фарм-клуб, привыкать к другому хоккею, учить язык... Не каждый это вытерпит. Да и нужно ли? На мой взгляд, играя в России, быстрее прибавишь в мастерстве. К тому же ближе к сборной.

     - Понимаете юных Филатова и Варламова, которые в России могли бы зарабатывать на порядок больше, но продираются в НХЛ через фарм-клубы?

     - Сколько лет Филатову? 18? Варламов чуть постарше. Молодые парни, у них вся карьера впереди. Тут можно рискнуть. А мне, когда приехал в Штаты, было уже 23. Плюс знал, что в следующем сезоне в НХЛ наступит локаут, и все равно придется возвращаться. Смущала еще специфика "Бостона" - к русским там относятся без нежности, никто из наших хоккеистов в клубе не задерживался. Словом, о расставании с "Бостоном" абсолютно не жалею.

     - Когда в последний раз ночь мучались, не спали из-за хоккея?

     - Периодически такое случается. На фоне эмоциональных нагрузок начинается бессонница. Тогда берешь у врача снотворное - после чего прекрасно засыпаешь.

     - Газеты писали, что для вас не проблема заказать личный чартер. Правда?

     - Случается.

     - Не считаете пустой тратой денег?

     - На комфортные условия для семьи мне ничего не жалко. Я же не один там летаю. Вот и в последний раз, когда спешно перевозил жену с детьми из Казани в Новокузнецк, воспользовался чартером. Так мне было спокойнее.

     - С какого момента перестали давать взаймы?

     - Часто говорят: "Хочешь потерять друга - одолжи ему денег". С другой стороны, если не дашь в долг - человек тоже обижается. Получается, при любом раскладе ты становишься плохим. Но значительные суммы давать взаймы точно нельзя. По крайней мере, я поступаю именно так. И сам никогда ни у кого не занимал. Даже в молодости, когда денег было в обрез. Для меня это дело принципа.

     - Как вы отдыхаете от хоккея?

     - Люблю охоту, рыбалку, вечерние посиделки у костра. Каждое лето с друзьями отправляемся в горный Алтай.

     - На вертолете?

     - В отдаленные уголки другим способом иногда просто не добраться.

     - Недавно в горном Алтае разбился вертолет с чиновниками, которые собирались на охоту…

     - Я летать не боюсь. Конечно, вертолеты как падали, так и будут падать. К таким вещам отношусь философски. Я вообще не суеверен. У меня никогда не было примет. Не хочу, чтобы это, как у некоторых, настолько въелось в мозг, что превратилось бы в болезнь.

     - Охотитесь-то на кого?

     - По-разному. Ходили на медведя. Но это не так интересно, как охота на пернатую дичь.

     - Почему?

     - Сидишь в засаде, медведь вышел, кто-то выстрелил - и все. Зверя нет, конец охоте. А пернатых можно пострелять подольше, сплавать за ними. Возьмем, к примеру, фазанов. Бродишь по лесу несколько часов, потом спускаешь собаку, фазан взлетает, ты вскидываешь ружье… Впрочем, у каждой охоты свои прелести.

     - В вашей охотничьей компании хоккеисты есть?

     - Ни одного.

     - А путешествовать любите?

     - За последние лет шесть с женой только раз вырвались на море. В отпуске выкраиваем неделю, чтобы съездить на Алтай. Остальное время куем счастье в Новокузнецке. Там есть работа, не связанная с хоккеем, за которой нужно присматривать. Да и с маленькими детьми по курортам не налетаешься.

     - У вас, кажется, два сына?

     - Да. Старшему  два года, младшему - три месяца.

     - Лев Толстой сказал: "Счастье - это удовольствие без раскаяния". Что для вас счастье?

     - Улыбка детей, когда возвращаюсь домой.

ШТУЧНЫЙ ТОВАР

     Наговорившись с Зиновьевым, мы позвонили трем известным людям. Мы не искали литературных ходов - их подсказала жизнь. Каждый из знавших Зиновьева говорил на свой манер, не повторяясь. Борис Майоров был президентом того "Спартака", в котором Сергей играл давным-давно. Но достаточно было назвать фамилию "Зиновьев", чтоб у Бориса Александровича на остаток вечера испортилось настроение. Долго говорить ему не хотелось:

     - Я не желаю рассуждать о Зиновьеве. Это парень, который живет для себя. Мне не хочется на страницах газеты его чернить - в конце концов, он имеет право на свои поступки. Конечно, очень непростой человек. Неслучайно со скандалом уходил из "Спартака" и "Ак Барса".

     Пан Вуйтек, когда-то тренировавший Зиновьева в "Ак Барсе" и нынче встретившийся с ним в московском "Динамо", был в определениях куда деликатнее. Оторвался ненадолго от ужина, чтоб рассказать:

     - Хорошо помню, как увидел Зиновьева первый раз. Я работал в Ярославле, а тот играл за "Спартак". Сережа был совсем молод, но ясно было - игрок фантастически одаренный. У него нет слабых мест! Отличный бросок, площадку видит, даже вбрасывания выигрывает. Я наблюдаю за его пасами, и понимаю: для него хоккей - во многом шахматы. Видит на два хода вперед.

     Кругом говорят о его сложном характере, - но у меня с Сергеем не было ни одной проблемы. Когда слышу о его конфликтах с другими тренерами, не перестаю изумляться. К этому игроку надо найти подход. Возможно, в Казани он просто засиделся на одном месте. Семь лет - многовато. Хоккеистам полезно менять обстановку.

     - Он закрытый парень?

     - Закрытый. Держится в команде немного обособленно. Но кто сказал, что это плохо? Разве это мешает ему играть в хоккей?

     Знаменитый тренер и мастер художественного слова Сергей Николаев открыл когда-то Зиновьева в Новокузнецке. Услышав от нас вопросы о Сергее, отложил прогулку с собакой. Вспоминал с умилением:

     - Да, это я открыл Сергея. Вы правы.

     - Не было бы без вас никакого Зиновьева?

     - Может, и был бы. Но не такой игрок, каким видим его сегодня.

     - Чему вы его научили?

     - Кататься на коньках. Он не то, чтобы слабенький был в этом плане - но и не силен. Когда я пришел в Новокузнецк, бросилось в глаза: мальчишка хочет играть. Что-то, думаю, в нем есть. Особенно много работали с ним в углах. Учил его держать шайбу, не делать скоропалительных пасов. Пас нужно отдавать только на крюк. "На советскую клюшку", как говорил Тарасов. Работали столько, что я отбил Зиновьеву все коленки.

     - ???

     - Старался корпусом закрыть шайбу, чтоб у него соперник не вырвал клюшку. Чтоб он чувствовал, как клюшка может вылететь, мне приходилось и по ней бить, и по коленке. Надо было научиться закрывать корпусом, выставлять бедро. А потом Зиновьев меня очень удивил - вдруг первым стал одолевать все беговые отрезки. Как короткие, так и длинные. Все время хотел закончить кросс первым. Желания было столько, что пришлось отгонять его от железа. Полез делать большие объемы со штангой. Говорил ему: "Не торопись, рано этим заниматься. Не в этом твоя сила будет..." Я работал с ним по принципу "резинки".

     - Это как?

     - Пацан молоденький, я его выпущу ненадолго - потом как на резиночке обратно подтяну. Пусть передохнет. Не заставлял играть до рвоты, как нынче со многими молодыми происходит. Относился не как сегодня: большие деньги, гонка, скорей-быстрей... С Черепановым, заметьте, беда произошла при иностранном тренере - тому наплевать на русских мальчишек. А мне - не все равно! Поэтому даже в последнее время, когда приезжал в Казань, Сережка мне говорил: "Сеич, бери мою машину, езди по магазинам". Такое отношение. Я в Новокузнецке не давал ему впитывать всю заразу, которая была у "стариков" той команды.

     - Уводили из дурной компании?

     - Сергей знал, что с сигаретой попадаться мне на глаза не стоит - прятался с ней за три квартала. Я в Ярославль его лично сосватал, между прочим. Оттуда он после со слезами на глазах уезжал. Хотел остаться, но не совсем правильно сработали так называемые менеджеры.

     - Череда скандалов вокруг Зиновьева вас удивляет? То марихуана, то еще что-то...

     - Он из непростого региона. Новокузнецк недалеко от Казахстана. Там всякой гадости, травы и прочего - пруд пруди. Кстати говоря, капитан того "Металлурга" Вадим Морозов погиб именно из-за того, что употреблял. Незадолго до смерти я его в Уфу приглашал - под обещание, что завяжет. Он согласился, сам взялся перегонять машину из Новосибирска и разбился. Сильно повредил руки. Играть закончил и прожил после этого недолго.

     - При чем здесь Зиновьев?

     - Зиновьев к этой звездной компании тянулся. Прилипал. А я, наоборот, оттаскивал его в сторонку. Хоть что-то он из нее, наверное, и зацепил. Но все выдержал - может, потому, что не остался в Новокузнецке. Я заставил его понять: научись играть в хоккей, и все придет.

     - По человеческим качествам у вас были вопросы к Зиновьеву?

     - Никаких. Он очень упрямый. Если чего-то хочет добиться - не сворачивает. Умеет самого себя настолько закрутить для дела - вам не представить...

     - Говорят, он сложный, капризный.

     - А зачем вообще лезть в его капризность и сложность? Зиновьев - неординарный человек. Штучный товар. Я никогда ему глубоко в душу не лез - всякое напряжение разбавлял шуткой.

     - Чем он как игрок не похож на остальных?

     - У него мощная смена ритма. Очень маневренный. По умению держать шайбу он и в советском хоккее высоко стоял бы. Не играет на "авось": "Я думал, я хотел..." Когда от игрока такое слышу, сразу осекаю: "Я все думал да хотел с королевой переспать, а живу с Нюшкой. И ничего, уже тридцать лет вместе".

     Оказавшись в тройке с такими одаренными ребятами, как Морозов и Зарипов, Зина и сам поднялся. Морозов в этой тройке, играл, как Гретцки. Передачи делал из-за ворот, великолепно подкидывал шайбу. А двое маневренных нападающих летели на ворота.

     - Московское "Динамо" - та команда, которая нужна Зиновьеву?

     - Вуйтек перестраивает ее в лучшую сторону от "забрасывай, дави, бей". Игра становится интереснее. "Динамо" десятилетиями было лидером по умению толкаться. В наше время это называлось "динамовский забор": рослые игроки вставали на синей линии - и через эту изгородь перелезть было невозможно. Сегодня команда другая - с размашистой атакой, маневром.

     - Зиновьев вам звонит?

     - Очень часто! Как только в компании разговор обо мне зайдет - сразу набирает. А недавно, когда я снова Новокузнецк тренировал, Сергей в Казани подошел: "Можно с вами улететь?" Садись, говорю, Сережа...

Юрий ГОЛЫШАК,
Александр КРУЖКОВ

 

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...