Михаил Воробьев: "Однажды изобразил птицу и получил дисциплинарный штраф"

4 января. Монреаль. США - Россия - 4:3 Б. Михаил ВОРОБЬЕВ (в красном) реализует свой буллит. Фото AFP Михаил ВОРОБЬЕВ в борьбе с американцами. Фото AFP Михаил СИДОРОВ (слева) и Михаил ВОРОБЬЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Михаил ВОРОБЬЕВ (в красном) в игре со Швецией. Фото AFP Кирилл КАПРИЗОВ (слева) и Михаил ВОРОБЬЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
4 января. Монреаль. США - Россия - 4:3 Б. Михаил ВОРОБЬЕВ (в красном) реализует свой буллит. Фото AFP

Нападающий "Салавата Юлаева" пропускает матчи из-за травмы. Один из героев молодежного чемпионата мира, побивший рекорд турнира по голевым передачам, в интервью "СЭ" рассказывает о том, почему не читает о себе, в чем магия Валерия Брагина и признается в своем самом большом недостатке.

ПЕРВОЕ СОТРЯСЕНИЕ БЫЛО ПОСЛЕ ФУТБОЛА

– Вы сейчас не играете из-за сотрясения. Это же ужасная травма.

– Получил в матче с "Торпедо" и, когда падал, наткнулся на конек Максима Осипова. Мне разорвало губу, и я думал, что на этом все проблемы решены. Хотел пойти играть, но, когда встал, то немного поплыл. Вернулись в Уфу, пошли к доктору – сотрясение.

– Испугались?

– Нет, так как оно было не первым. В детстве было гораздо жестче. Играл в футбол, наступил на мяч и упал очень сильно – ударился затылком. Три месяца провел в больнице.

– Футбол вреден.

– К счастью, у меня нет никаких симптомов, которые бы действительно пугали. Типа тех, когда голова болит от яркого света или громкого шума. Я уже в Москве впервые на лед вышел, так что, думаю, когда вернемся из поездки, смогу играть.

Михаил ВОРОБЬЕВ (в красном) в игре со Швецией. Фото AFP
Михаил ВОРОБЬЕВ (в красном) в игре со Швецией. Фото AFP

ДО МЧМ В МЕНЯ НЕ ВЕРИЛИ

– Еще и месяца не прошло после завершения молодежного чемпионата мира. Эйфория ушла?

– Ее и не было.

– Вот как?

– Так мы третье место заняли – чего тут праздновать? Да, очень хорошо, что закончили турнир с медалями, но я настраивался на совершенно другой результат. Ехал туда с мыслью, чтобы в финале встретиться со сборной Канады и обыграть ее.

– Неплохо.

– Я с детства об этом мечтаю. Не исключено, что больше в жизни не будет такой возможности, а в этот раз очень хотелось.

– Вы сыграли с канадцами.

– Это был предварительный раунд, и мы встречались с ними в первом матче. Тяжело начинать сразу с них. У кого-то был мандраж, что вполне объяснимо. И я не считаю, что канадцы нас переиграли с преимуществом. Мы допустили грубые ошибки, а они ими воспользовались. Но такого не было, чтобы они нас запугали или перебегали.

– Да, сначала была равная игра.

– Я прекрасно помню первое вбрасывание. Показываю Капризову, чтобы он меня подстраховал, а сам еду на человека с шайбой и врезаюсь в него. Они должны были понять, что их никто не боится.

– Говорите, что у кого-то был мандраж. Вы тоже волновались?

– У меня точно ничего не было. Я ехал на турнир психологически расслабленным.

– Почему?

– А потому что в меня никто не верил. Нет, я не про тренеров сборной говорю, а про окружающих. Никто не думал, что у меня получится что-то показать на турнире.

– Вы сейчас про кого?

– До турнира я исключил общение в социальных сетях. Зашел туда после того как мы завершили турнир. И по датам вижу, когда и что мне присылали. Мы еще в Канаду не улетели, а мне писали: "Да как ты туда попал, да зачем ты в сборной".

– Может, подначивали?

– Не думаю. Помните, сколько мы с Кириллом Капризовым очков набрали? Кажется, только в игре против словаков забивали и отдавали другие. А мне как раз писали в это время что-то, типа, мы поставили деньги, что вы хотя бы одно очко наберете.

Михаил СИДОРОВ (слева) и Михаил ВОРОБЬЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Михаил СИДОРОВ (слева) и Михаил ВОРОБЬЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

НИКАКОГО ИНТЕРНЕТА

– Кошмар. Но я рад, что командные собрания проходят не зря. На первом вам сказали во время турнира исключить социальные сети.

– Для меня этот совет не имел значения, так как я вышел из них еще на сборе в Новогорске. Меня этому научил Егор Рыков. Дело было на одном из турниров. Я ему пишу всякие мелочи, а он молчит. Однажды я у него спросил, почему он не отвечает. Егор очень удивился: "Идет крупный турнир, все внимание на игре – никакого интернета".

– Все говорят о магии Валерия Брагина, но примеры не приводят. Может быть, вы расскажете, что это за тренер.

– Да потому что нет никаких конкретных примеров, а общая ситуация в команде такая, что все бьются за тренера. У Брагина огромный авторитет. Он еще так посмотреть может, что сразу все понимаешь.

– Когда я вижу игру сборной Брагина, то у меня складывается ощущение, что если на льду кого-то тронут, то на его защиту отправятся все 22 человека.

– Так и есть. Летом на турнире в Чехии хозяева нас очень сильно провоцировали. И когда в очередной раз врезались в Кирилла Капризова, то мы всей пятеркой полетели бить соперника. Там судьи даже сделать ничего не могли. Я, Кирилл, Александр Полунин, в защите Егор Рыков и Михаил Сидоров – мы одно целое. И если кого-то из нас несправедливо бьют, то мы сразу вступаемся.

– После турнира вас начали сильно хвалить. Я, например, боюсь этого, когда перехваливают игроков. Капризов, впрочем, держится, несмотря на комплименты.

– А я просто про себя не читаю. Взять тот же рекорд по голевым передачам, который я побил. У меня и мысли не было ни о каком рекорде, даже не знал про него. И мне этот рекорд до одного места, так как мы должны были выигрывать золотые медали.

– Никогда не поверю, что не читаете.

– Но это правда. Мама читает. Иногда не выдержит, позвонит и начинает что-то зачитывать. Я сразу останавливаю. Говорю, мама, тебе приятно, что о сыне такое пишут? Да, отвечает. Ну и отлично.

– Но, по крайней мере, вы знаете, что вас сильно хвалят.

– Знаете, я с удовольствием читаю то, что пишут о Кирилле Капризове и Александре Полунине. У первого катание, мощь. У второго – бросок. И когда я изучаю мнение какого-то эксперта, то думаю, вот парни имеют какие-то достоинства, но не останавливаются в развитии, продолжают совершенствоваться. Так что и мне нельзя ни в коем случае останавливаться, тем более, я еще ничего не выиграл.

Михаил ВОРОБЬЕВ в борьбе с американцами. Фото AFP
Михаил ВОРОБЬЕВ в борьбе с американцами. Фото AFP

НЕДОСТАТОК ЕСТЬ. ОЧЕНЬ ВСПЫЛЬЧИВЫЙ

– После чемпионата мира вы открыли соцсети и увидели массу сообщений от девушек. Это такой соблазн.

– Очень много сообщений. И девушки все отличные, есть даже известные. Но с этим у меня проблем нет. В конце концов, это они мне пишут, а не я им. Если мне кто-то действительно понравится, то я сделаю первый шаг.

– Так слава вас не погубит, девушки тоже. Есть у вас какие-то недостатки?

– Я очень вспыльчивый. Кстати, как-то мне за это досталось от Валерия Брагина. Дело было на одном из турниров. Меня бьют, а судьи не видят. Отвечаю и получаю две минуты. Ну ладно, отсидел на скамейке штрафников, выбегаю и сразу забиваю. У меня эмоции, и я, радуясь, изображаю птицу. У меня же птичья фамилия. Мне сразу 10 минут за недисциплинированное поведение. Ох, в каком гневе был Брагин.

– А что такое?

– Да я не мог помочь команде десять минут из-за своего поведения. Это же недопустимо. Но иногда просто не могу себя сдерживать.

– Правда, что американцы вас сильно провоцировали?

– Постоянно. Подъедут к Кириллу Капризову и по икрам ударят. Или еще как-нибудь ткнут, чтобы никто не видел. Я одному предлагал подраться, так он смеется, не реагирует. Непросто держаться. Останавливает мысль, что ты можешь подвести команду.

– Вы четвертый выбор на драфте "Филадельфии". Думаете уехать в Северную Америку летом, тем более, что ваш контракт заканчивается?

– Тут довольно простая ситуация. Я всем скаутам и агентам запретил подходить во время чемпионата мира. Сказал, что даже отвлекаться не буду – не беспокойте. И сейчас тоже решил взять паузу на обсуждение дальнейшей карьеры. До окончания сезона в КХЛ даже думать об этом не хочу.

– Но ведь думали?

– И никакого решения не принял. Да и потом, надо же пообщаться с руководством "Филадельфии". Я готов учиться, готов к тому, чтобы работать над собой, чтобы меня обучали. Но если мне скажут – приезжай, мы на тебя рассчитываем в следующем сезоне, то это будет странно.

– В смысле?

– Да я еще не готов! Ну какая еще НХЛ? Давайте поговорим об этом в конце апреля.

Кирилл КАПРИЗОВ (слева) и Михаил ВОРОБЬЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Кирилл КАПРИЗОВ (слева) и Михаил ВОРОБЬЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ПИСАЛИ ПРО ДЮБУА И СТРОУМА, А МЫ, МОЛ, НИКТО. НЕПРИЯТНО

– Когда мы пришли в раздевалку после победы над командой США, то вы были в папахе. Почему?

– Эту папаху вручали лучшим игрокам по итогам каждого матча. Мы в команде отмечали лучшего, а на стену прибивали табличку с названием сборной, которую обыграли.

– Первая папаха?

– Первая. У нас никто два раза не получал. Но я был против того, чтобы ее вручили именно мне. Вы помните, что творил Илья Самсонов? Он же должен был быть лучшим игроком, но дали мне.

– Вы были среди тех, кто радовался победе над американцами после третьего буллита?

– Полез обниматься к тренеру Юрию Бабенко, а он меня остановил, мол, успокойся еще не конец. Но я-то свой буллит забил.

– На турнире в Канаде все говорили о Дилане Строуме, о Пьере-Люке Дюбуа. Они действительно такие крутые?

– Я так и не понял, почему их нахваливали. Слышал много об этих ребятах. Мне их так разрекламировали, что я даже смотрел суперсерию между Россией и Канадой. Специально вставал посмотреть, что же в них великого. Но и там ничего не увидел, а потом на молодежном чемпионате мира разочаровался. А ведь такое писали про них.

– Что именно?

– Я прекрасно помню реакцию людей, когда обсуждали предстоящий молодежный чемпионат мира. Где-то написали, что у российской команды хорошее первое звено: Капризов – Воробьев – Полунин. И тут началось. Да кто это такие, вот в Канаде Дюбуа, Строум. И мы по сравнению с ними никто. Было очень неприятно.

1
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

censored

Противоречиво малость. Ничто про себя не читаю, на все плевать, но неприятно чужое негативное мнение. Плевать на рекорды, но пару раз напомнил о своих достижениях :)

18:49 27 января