13:45 1 апреля | Хоккей — НХЛ

"Теперь этот пожиратель пончиков ждет включения в Зал славы". Истории от чемпиона НХЛ

Хэл ГИЛЛ. Фото AFP Хэл ГИЛЛ. Фото REUTERS Капитан "Бостона" Рэй БУРК (справа) и Сергей САМСОНОВ. Фото REUTERS Хэл ГИЛЛ (справа) и Сидни КРОСБИ. Фото REUTERS Хэл ГИЛЛ. Фото REUTERS Болельщики "Монреаля" известны своей требовательностью. Фото AFP Пи Кей СУББАН. Фото AFP Пи Кей СУББАН. Фото AFP
Хэл ГИЛЛ. Фото AFP

Бывший защитник команд НХЛ, а ныне радиокомментатор Хэл Гилл в рассказе The Players' Tribune делится яркими воспоминаниями из своей карьеры.
Хэл ГИЛЛ. Фото REUTERS
Хэл ГИЛЛ. Фото REUTERS

Я должен был стоять и стучать по телевизору.

И вот, как в сказке, на экране появлялся Рэй Бурк в форме "Бостона".

Боже, как же он был хорош. Мог бы наблюдать за его игрой ночи напролет. Но я был еще слишком мал, так что родители отправляли меня в постель. Мне не разрешали смотреть больше двух периодов.

Но прежде, чем наступало время отходить ко сну, в мои обязанности входило стоять рядом с телевизором и стучать по нему что было сил. Я был младшим ребенком в семье, так что должен был бить по этому ящику, когда изображение начинало ухудшаться. В 80-е не было принято звонить провайдеру и жаловаться на проблемы с кабелем. Ты просто лупил свой телевизор и каким-то образом картинка возвращалась. Так что я стоял рядом с нашим Zenith/Magnavox в гостиной дома в Бостоне, смотрел игру "Брюинз" и колотил по аппарату. Так зарождалась моя любовь к хоккею.

Сейчас, 30 лет спустя, я комментирую матчи "Нэшвилла" на радио. Не знаю, нужно ли сейчас кому-то колотить по радиоприемнику, чтобы поймать сигнал, но, если вы из их числа, то я разделяю ваши страдания.

Однако я хочу поведать о тех событиях, которые происходили между этими двумя периодами моей жизни. И очень постараюсь не вогнать вас в сон своими рассказами. Просто поделюсь самыми яркими воспоминаниями – некоторые отрывки из моей карьеры в НХЛ, которая растянулась на 17 лет.

Тут будет и пожирающий пончики Джо Торнтон. И рассказ о "Питтсбурге" образца 2009 года. И даже вспомним первый гол Пи Кея Суббана.

Вот мои правдивые (и немного отредактированные) истории.

Капитан "Бостона" Рэй БУРК (справа) и Сергей САМСОНОВ. Фото REUTERS
Капитан "Бостона" Рэй БУРК (справа) и Сергей САМСОНОВ. Фото REUTERS

РЭЙ БУРК УМЕЕТ ПЕТЬ

Конечно, начать нужно с "Бостона". Когда меня выбрали на драфте-1993… даже не подозревал, что проходит процедура отбора новичков. В это время я помогал маме по дому. Раздался звонок, и я помчался в другую комнату, чтобы снять трубку.

"Привет, Хэл. Это Джо Лионз из "Брюинз". Мы… только что выбрали тебя в восьмом раунде драфта".

Никак не мог понять, что же происходит. Я только что закончил школу. По-моему, попросил маму подойти к телефону и поговорить с незнакомым дядей. Нынешней молодежи, которая видит, какая шумиха сопровождает драфт, наверное, это сложно объяснить, но в то время для меня это стало полной неожиданностью. Ладно, получается, теперь я в НХЛ?

Ну… не совсем.

Прежде я провел четыре года в колледже Провиденса и только потом получил шанс в "Бостоне".

Да, дебютный сезон выдался непростым. Во мне было два метра роста, и каждый хотел проверить на мне свою силу. Казалось, что я дерусь каждый день. Как-то в свободное время от тренировок я отвел маму поужинать. Там она рассмотрела мой синяк под глазом и разбитые костяшки кулаков. Для нас обоих… это было новым испытанием. Но она знала, что я стремлюсь к своей мечте, так что во всем меня поддерживала.

Даже тренинг-кэмпы с тех пор сильно изменились, но уже тогда у нас был тест на выносливость. VO2max. Для тех счастливчиков, которые не знают, что это такое, я объясню: это упражнение, которое должно показать, сколько ты можешь выдержать, работая на максимуме своих физических возможностей.

Полное дер**о. В "Бостоне" это упражнение выполнялось на велотренажере. Да, здесь нужно вставить небольшую историю об этом байке. В 2000-м, когда нашим тренером был Майк Кинэн, мы проходили все тесты в тренировочном лагере. Я провел на велосипеде 13 минут и показал результат в районе 50 единиц, что считалось ниже среднего. Следующим на велосипед влез долговязый блондин. Это был 21-летний Джо Торнтон. Он сел на велосипед… с пончиками во рту… и ухмыльнулся мне. При этом не переставая жевать. Затем он крутил педали где-то минут 8 и показал результат 65. Что считается очень хорошим показателем.

И теперь этот пожиратель пончиков ждет включения в Зал хоккейной славы.

Мое самое яркое воспоминание о тренировочном лагере "Бостона"? Безусловно, тот момент, когда я попал в основу. Потому что тогда, когда мне сообщили, что я реально стану "Мишкой", настало время готовиться к командному фото. Когда я смотрелся в зеркало, ко мне подошел Рэй Бурк. Он затянул: "Loooooks like you made iiiiiit! Loooooks like you made iiiiiit!" – на манер песни Бэрри Манилоу.

Так что, да, для меня пел сам Рэй Бурк.

СПАСИБО, СИД. МОЖЕТ, ЕЩЕ РАЗОК?

Первое, что меня поразило в Сидни Кросби, это его габариты.

Он был… таким маленьким. Хотелось просто растоптать его. Когда мы играли друг против друга, я хотел, чтобы он прочувствовал всю мою мощь. Я все еще выступал за "Бостон", когда мы впервые встретились. К тому моменту он уже успел стать звездой лиги, но я был уверен: "Ладно, пацан, посмотрим, на что ты способен. Против меня ты еще не играл".

Первая смена. Я зажимаю его в углу и наваливаюсь всем телом. Но он не поддается. Кажется, что я уперся в кирпичную стену. А в следующую секунду он ускользает и оставляет меня далеко позади. Я пробовал снова, снова и снова. Наконец, ближе к завершению второго периода я понял: делаю именно то, чего он и ждет от меня. Он хочет, чтобы я наваливался на него, чтобы потом сбросить меня с плеч. Он хочет, чтобы я попытался перебороть его. Потому что это невозможно. Он слишком силен.

Хэл ГИЛЛ (справа) и Сидни КРОСБИ. Фото REUTERS
Хэл ГИЛЛ (справа) и Сидни КРОСБИ. Фото REUTERS

Так что в следующей смене я решил: "Ладно, буду загонять его под неудобную руку каждый раз". Именно такую тактику я избирал против соперников, с которыми не мог сладить физически. В конце концов, все хуже играют с бэкхенда. Сложнее играть в пас, бросать. Но Сида не смутило и это. Даже с неудобной руки он раздавал точнейшие передачи на пол площадки. Казалось, что он играет в какой-то другой вид спорта.

Как? Ему всего 19 лет! Не понимаю.

А в 2007 году мы уже стали одноклубниками. Тогда я все и осознал. Ответ кроется в его трудолюбии, лидерских качествах и страсти к игре – никто не любит хоккей больше, чем Сидни Кросби. И я смог подробно рассмотреть все грани его таланта. Видение площадки, скорость – да, его бедра напоминают стволы деревьев. Так вот почему я не мог сдвинуть его с места?!

Поражение в финале Кубка Стэнли-2008 было непросто пережить. Думаю, для клуба это стало поворотным моментом. В межсезонье по телевизору крутили эту рекламу, в которой демонстрировали фотографию, запечатлевшую наши эмоции сразу после проигрыша. В этот момент Сид берет снова: "Я никогда больше не хочу оказаться на этой фотографии".

И с этим настроем мы выходили на каждый матч в следующем сезоне. Я видел это... перемены в наших молодых звездах: Сид, Джино (Евгений Малкин), Цветок (Марк-Андре Флери) – все они ринулись в бой с новыми силами. Потрясающе ощущение – осознание того, что команда сплотилась вокруг общей цели. Это больше не повторится. Мы не позволим.

Но вскоре я узнал, что ты можешь верить во все что угодно, но неприятности все равно случаются. В начале регулярного чемпионата мы забуксовали. Называйте этот как хотите, но в сезоне-2008/09 включились мы далеко не сразу. И лично для меня это был очень непростой момент. Оказался в запасе игр на 10. Мой контракт также подходил к концу. Задумывался о том, что, возможно, близится закат карьеры. Кому нужен старый, здоровенный защитник, который будет сидеть в запасе?

Практически каждый день я ходил к Рэю Шеро, тогдашнему генеральному менеджеру команды, и просил обмена. Это был тяжелый период в моей жизни. Но мог ли я знать, как быстро все изменится?

В феврале произошла смена главного тренера и на должность наставника заступил Дэн Байлсма. Через несколько часов после объявления новости Байлсма созвал командное собрание.

После окончания собрание он отвел меня в сторонку: "Хэл, ты готов играть?" – "Конечно". – "Отлично".

Хэл ГИЛЛ. Фото REUTERS
Хэл ГИЛЛ. Фото REUTERS

Вот и все. Мы сразу нащупали свой ритм. А тот настрой, который никогда и не пропадал, с каждой неделей только усиливался. Когда мы вновь добрались до финала, то чувствовали, что в этот раз все будет иначе. Понимаете, давление не всегда должно быть положительным или отрицательным фактором. Иногда его нужно принимать просто как данность. И если твои партнеры умеют с ним справляться – использовать его, – то вы становитесь грозной силой.

Сид и Джино подпитывались силами от этого давления ожиданий, а мы полагались на них. В каждом матче они казались пришельцами с другой планеты. Но даже таким выдающимся игрокам нужна поддержка команды… поддержка всего города. И болельщики "Питтсбурга" никогда нас не бросали. А кто оставил самый запоминающийся след в седьмом матче? Конечно, Макс Тальбо. Глубокий состав – залог успеха, и тренер Байлсма прекрасно использовал это преимущество.

Я смотрел, как Сид поднимает Кубок над головой. А пару минут спустя, уже я кружил с трофеем по арене. Когда я передавал Кубок следующему партнеру, то подумал о миллионах вещей. Но, в первую очередь, о том, какие разные пути прошел каждый из нас. Сложно представить более разных хоккеистов, чем я и Сид, но, как и вся команда, мы объединились и сделали нечто великое.

И я буду по гроб жизни благодарен всем людям, которые помогли сбыться моей мечте. Мечте всего Питтсбурга.

Болельщики "Монреаля" известны своей требовательностью. Фото AFP
Болельщики "Монреаля" известны своей требовательностью. Фото AFP

ХОККЕЙНЫЙ ГОРОД

Сейчас часто говорят о том, как пресса относится к игрокам из больших хоккейных городов. Я поиграл в Бостоне, Торонто, Питтсбурге, Монреале, Нэшвилле и Филадельфии, так что я знаю, о чем говорю.

В сезоне-2006/07 я выступал за "Торонто". У нас собралась симпатичная команда. И нам не хватило до попадания в плей-офф всего одного очка. Вторым в списке лучших бомбардиров "Кленовых листьев" значился Брайан Маккейб. Это был отличный игрок и один из лидеров коллектива. Но со страниц СМИ в его адрес доносилось много негатива. Казалось, каждый день его за что-то ругают. Вроде, Брайана это не очень задевало. Я же, каждый раз слыша новую порцию критики, удивлялся: "Брайан? Брайан Маккейб?"

Брайан же просто приходил и выполнял свою работу. Один из лучших партнеров по команде за всю мою карьеру. Но СМИ не видели в нем этого, поэтому они не понимали, как много он значит для команды. Я привожу эту историю в качестве примера, потому что тогда никак не мог понять причины происходящего. И до сих пор не могу.

Так что, когда игроки вроде Тэйлора Холла или Джордана Эберле открыто рассуждают о негативном влиянии прессы, считаю, к этому нужно прислушаться.

Речь не только о СМИ, но и о больших хоккейных рынках.

На второй год моего пребывания в составе "Монреаля", сезон-2010/11, все заговорили о Кэри Прайсе. Ему было только 23 года в то время. Все лето он трудился очень усердно, чтобы проявить себя в тренировочном лагере. Первый выставочный матч мы проводили против "Бостона".

Вечер для Кэри выдался непростым – такое бывает. Даже он – все же человек. Но фанаты "Хабс" набросились на него. Освистывали, издевались, аплодировали выходу запасного вратаря – вели себя очень некрасиво. Это была лишь первая игра межсезонья. Кэри был страшно расстроен. Я же был просто в ярости. И не на него… на болельщиков.

Так что вышел к прессе и высказал все, что думал об их поведении. Они показали себя грубыми и невоспитанными. Отметил, что таким образом они никаким образом не помогают команде. Не имеют права так себя вести. Тогда я был уверен, что после этих слов мне вручат билет в один конец.

Но, знаете что? Фанаты откликнулись и отреагировали. Им понравилась моя честность.

А в прессе меня отметили за то, что я заступился за Кэри.

В итоге, у меня сложились отличные отношения со СМИ и болельщиками "Монреаля". Да, иногда они могут не сдержать эмоции. Но они переживают за команду – и в этом главная прелесть выступления в таком большом хоккейном городе.

Пи Кей СУББАН. Фото AFP
Пи Кей СУББАН. Фото AFP

ПИ КЕЙ

Было интересно сыграть против "Питтсбурга" в плей-офф-2010. Я выступал за "Монреаль", а ведь в прошлом году выиграл Кубок Стэнли в составе "Пингвинз". Последние пару лет играл в одной команде с Сидом. И считал, что знаю, как в этот раз ему противостоять.

Но перед первой игрой наш тренер, Жак Мартен, поставил в состав Пи Кея Суббана – нашего защитника-новичка, у которого за плечами было всего четыре матча в НХЛ.

Одна из первых смен. Все идет нормально. Я вижу, как партнеры меняются, и в этот момент осознаю, что Пи Кей выходит против Сида. Он перескакивает через борт, и я слышу его голос: "Эй! Сид! Я буду рядом весь вечер! Только ты и я! Весь вечер! Всегда буду рядом, детка! Погнали!"

В первой же смене он пытался достать Кросби.

Я же думал про себя: "Парнишка, завались нафиг. Не приставай к нему. Не пытайся вывести его из себя. У тебя это не получится".

Первое время не проходило и секунды, чтобы Пи Кей не сказал что-нибудь кому-нибудь из соперников. Он приставал к звездам. Через пару минут один из игроков "Питтсбурга" подъехал ко мне: "Если ты его не успокоишь, то мы уроем этого сосунка".

Но прежде, чем я успел что-то ему сказать, Суббан забил гол. В первом же матче плей-офф против действующего чемпиона он отличился на четвертой минуте. Это был его дебютный гол в НХЛ.

И тогда до меня начало доходить.

Пи Кей останется Пи Кеем. Что бы ни происходило.

Мне не понравилось столь яркое празднование забитого гола. Но здесь неважно, что нравится мне. Или что я думаю обо всем этом. Пи Кей Суббан – великолепный хоккеист и он дает очень многое игре. За это мы должны быть ему благодарны. Наверное, он кое-что усвоил – иногда набивал шишки – из того, что я ему говорил. В свою очередь, я тоже многому научился у него.

Пи Кей СУББАН. Фото AFP
Пи Кей СУББАН. Фото AFP

Теперь я могу наблюдать за каждой его игрой в составе "Нэшвилла". И это здорово. Здесь ему позволяют оставаться самим собой. А именно в этих условиях Пи Кей наиболее эффективен. Оставьте его в покое и наслаждайтесь тем, как ваша команду поднимается вверх по турнирной таблице.

Было очень интересно наблюдать за становлением "Предаторз". И за тем, как город полюбил хоккей.

Меня часто спрашивают: "В чем больше всего изменился хоккей за последние 20 лет?"

На этот вопрос сложно дать однозначный ответ. Но одно я заметил точно: теперь игрокам готовы прощать ошибки, позволяют их допускать. Некоторые финты, которые закладывают защитники в своей зоне… за это меня бы Пэт Бернс усадил в запас до конца встречи. Но теперь креативность и смелость приветствуются.

В конце концов, когда-то я сам именно ради этих моментов лупил по телевизору рукой. Чтобы не пропустить ни секунды этого волшебства. Эти парни – лучшие в мире.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...