12:00 14 сентября | Хоккей — НХЛ

"Погромы в Ванкувере ранили меня". Письмо братьев Сединов

Хенрик СЕДИН (№33) и Даниэль СЕДИН. Фото AFP 1999 год. Братья СЕДИНЫ подписывают контракт с "Ванкувером". Фото REUTERS Даниэль СЕДИН (слева) и Хенрик СЕДИН. Фото AFP Даниэль СЕДИН (слева) и Хенрик СЕДИН. Фото REUTERS 2016 год. Хенрик СЕДИН (слева) и Даниэль СЕДИН в составе сборной Швеции на Кубке мира. Фото AFP
Хенрик СЕДИН (№33) и Даниэль СЕДИН. Фото AFP
1

Братья Даниэль и Хенрик Седины в письме на The Player's Tribune признаются в любви Ванкуверу, вспоминают свои молодые годы, а также объясняют, какой они видят свою роль в клубе.

Дорогой Ванкувер,

Перед стартом сезона мы хотели написать письмо любимому городу и всем тем, кто поддерживал нас последние 17 лет. Кроме того, что мы родные братья, мы всегда были друзьями и всегда играли в одной тройке с тех пор, как нам исполнилось 12 лет. Так что и написать это письмо мы хотели вместе.

Даниэль: Когда я думаю о Ванкувере, то думаю об одном слове: дом. Мы приехали сюда, когда нам было по 20 лет, и тогда мы старались находиться на тренировке просто как можно подальше от тренера. Понятия не имели, каков наш потенциал или как долго мы сможем здесь задержаться. Но в этом городе мы превратились из мальчишек во взрослых мужчин, здесь родились и выросли наши дети, и за эти годы нас связывают столько теплых воспоминаний с этим местом. Конечно, сами мы уже не так молоды.

Хенрик: Когда я просыпаюсь, то все еще иногда думаю, что мне 26.

Даниэль: Но, конечно, нам не 26. Нам – 36. И, учитывая, что наши контракты истекают через год, многие задают вопрос, каким мы видим свое будущее. Когда наступит подходящее время, то мы встретимся с руководством и обсудим это. Люди утверждают, что наше время прошло, но мы уже не раз говорили и готовы вновь это повторить. Мы не хотим играть в другом месте. Если мы выиграем Кубок Стэнли, если сбудется наша мечта, то мы хотим, чтобы это произошло только в Ванкувере. Если мы сделаем это где-то еще, то, думаю, это будет выглядеть как-то неправильно.

1999 год. Братья СЕДИНЫ подписывают контракт с "Ванкувером". Фото REUTERS
1999 год. Братья СЕДИНЫ подписывают контракт с "Ванкувером". Фото REUTERS

Хенрик: Да, мы родились в Швеции, но это место стало нашим домом. Впервые я осознал это, когда мы отправились на велопрогулку по горам. Летом мы любим вставать в пять или шесть утра в пятницу и ехать по дороге, которая ведет в аэропорт. Мы направляемся на север в сторону гор и едем через город. Затем взбираемся на мост "Львиные врата". Потом движемся по парку Капилано – все жители Ванкувера знают, что следует дальше.

Хребет Грауз.

Три километра гор.

Испытание не из легких. Но спускаться с горы в гондоле с кофе в руках – это невероятное ощущение. Ты видишь, как весь город предстает перед тобой в лучах солнца. Нет ничего лучшего. От этого невозможно устать. Честно говоря, даже не знаю, как описать эти чувства. Это – дом.

Даниэль: Нам невероятно повезло. Не только играть в Ванкувере, но и оказаться в одной команде. Никогда не думал, что это произойдет. Просто в НХЛ так не принято. В преддверии драфта-1999 я думал, что мы окажемся в разных клубах. И на этом все. До нас доходили кое-какие слухи, но мы все равно были уверены в таком исходе вплоть до последних минут. Томас Градин, скаут "Кэнакс", который работал в Швеции, и Брайан Бурк, генеральный менеджер, поднялись на сцену. Они объявили, что совершили несколько сделок, и мы будем выбраны под 2-м и 3-м номерами соответственно.

Хенрик: Маркус Нэслунд. Это была моя первая мысль. Маркус родился в том же городе, что и мы.

Даниэль: Мы уже кое-что знали о "Ванкувере", благодаря Маркусу и Томасу, но по шведскому телевидению практически никогда не показывали матчи команд Западной конференции из-за большой разницы во времени. В новостях говорили только о "Рейнджерс" и "Торонто". Да мы вообще не уделяли НХЛ большого внимания. Мы хотели выступать за "МоДо" – клуб из нашего родного города. Это была наша мечта.

Хенрик: Для шведских детей, во всяком случае, родившихся в 90-е, НХЛ все еще была чем-то незнакомым. Думаю, первый полноценный матч мы посмотрели только лет в 16. Так что мы не понимали, куда попали. Помню, что за год до этого наша агентская фирма пригласила нас в Британскую Колумбию в краткосрочный тренировочный лагерь. Многое уже стерлось из памяти, но я хорошо помню игру против одного парня.

Даниэль: Джо Торнтон.

Хенрик: Джо Торнтон. Он был всего на год старше нас, но на фоне других детей выглядел взрослым мужчиной. Он был просто огромен. Каждый раз, как я оказывался рядом с ним, он просто откидывал меня от шайбы.

Даниэль СЕДИН и Хенрик СЕДИН. Фото AFP
Даниэль СЕДИН (слева) и Хенрик СЕДИН. Фото AFP

Даниэль: Помню, как я смотрел на него со скамейки и думал: "Насколько хорош этот парень? И мы действительно будем выступать в одной лиге?" Это было ошеломляюще.

Хенрик: Мы встретились с Маркусом во время одной из наших первых поездок. Он рассказал о Ванкувере. Пообещал, что мы влюбимся в город и местных жителей. Думаю, он понимал, что мы находимся в некотором смятении. Он сам прошел через нечто подобное. И поддержка с его стороны очень многое для нас значила на заре нашей карьеры.

Даниэль: Все складывалось идеально. Никаких проблем.

Хенрик: Безусловно. Конечно, первые пару сезонов выдались непростыми. Мы еще не соответствовали физическим требованиям, подвергались критике и остро ее воспринимали. В Швеции у нас уже была определенная репутация. Нам твердили о том, как мы хороши, с 15 лет и до дня драфта НХЛ. И теперь мы узнаем, что наш стиль игры не подходит для этой лиги. Что все то, что мы делали с 12 лет, здесь не прокатит.

Бывали периоды, когда я несколько дней не включал телевизор и не слушал радио, потому что не хотел слышать, что о нас там говорят. Во время локаута мы вернулись в Швецию. Тогда я размышлял над тем, как нам вернуться в "Ванкувер" и как начать соответствовать необходимым требованиям. Мы очень серьезно поработали над физикой и стали больше похожи на Берта, Маркуса и Брендана.

Даниэль: Когда мы вернулись, то убедились, что эта работа дала свои плоды. Также мы обрели партнера по звену, который позволял нам играть в наш хоккей – Энсона Картера.

Хенрик: Он знал, как добиться успеха в этой лиге. Он помог нам развить свои лучшие качества. Он помог нам обрести уверенность и больше вступать в борьбу. Хотя по стилю игры он был, скорее, нашей противоположностью.

Даниэль СЕДИН (слева) и Хенрик СЕДИН. Фото REUTERS
Даниэль СЕДИН (слева) и Хенрик СЕДИН. Фото REUTERS

Даниэль: Когда мы начали играть вместе с Энсоном, для нас это стало откровением. Тогда я впервые поверил, что мы действительно можем выступать в этой лиге. Перед тем сезоном, каждый раз возвращаясь в Швецию, у меня закрадывалась мысль: "Способны ли мы на это? Может, нам лучше просто остаться?" Но с появлением Энсона все изменилось и преобразилось. Он стал одной из главных причин того, что даже в 36 лет мы все еще здесь.

Хенрик: Когда Маркус ушел в 2008-м, то мы поняли, что должны взять на себя роль лидеров. В следующие годы у нас собиралась талантливая команда, мы добивались личных успехов, но для меня главное воспоминания – поход за Кубком в 2011 году. Это было особое время для всего города. Помню, как ездил в это время в пригород и видел там 75-летних пожилых дам, облаченных в свитера "Косаток". А рядом с ними бегают 7-летние малыши в точно таких же джерси. Это особое чувство, когда за тебя болеет весь город.

Даниэль: До сих пор больно вспоминать о том, что произошло в финальной серии с "Бостоном". Ощущение, будто ты взбираешься на Эверест, но вынужден остановиться в четырех шагах от вершины.

Хенрик: После второго матча мы вели в серии со счетом 2-0. Но мы не расслабились и не начинали праздновать. Мы были очень сконцентрированы перед переездом в Бостон. Просто… Я не уверен… Это хоккей. Иногда такое происходит. Я пытаюсь вспомнить хорошее о тех двух неделях. Фанаты на улицах, атмосфера, празднования.

Даниэль: После седьмого матча мы отправились ужинать вместе с членами семьи. Видеть эти погромы, эти беспорядки по ТВ – это глубоко ранило меня. Я был опустошен.

Хенрик: Люди иногда совершают глупые поступки. Но не все это понимают, так что я хочу прояснить один момент. Я хочу поблагодарить всех за ту поддержку, что нам оказали после поражения в финале. Тот месяц выдался очень эмоциональным. Я был истощен. Физически, психологически. Я отдал всего себя без остатка. Это трофей невероятно тяжело завоевать, и остановиться, когда ты так близок… "больно" – это не то слово. Но все, кого мы встречали, поддерживали нас. Я не услышал в наш адрес ни одного грубого или обидного слова. Лишь поддержка. И мы никогда этого не забудем.

Даниэль: Мы всегда верили в нашу команду, но мы не дураки. Понимаем, как работает НХЛ и что необходимо для того, чтобы бороться за Кубок Стэнли. Любой клуб должен пройти через период, когда он не может демонтировать своей лучшей игры и требуются некоторые перемены. Никто не ждал, что мы попадем в плей-офф в 2015 году, но нам это удалось. Но мы должны были лучше проявить себя в серии с "Калгари".

Понимаем, что в хоккее может произойти все что угодно. И это ощущение возвращает нас на ледовую площадку каждый день. Сейчас у нас собралась молодая команда, сезон обещает быть веселым. Именно поэтому сейчас мы сосредоточены на простых вещах. Мы будем усердно трудиться и постараемся заложить хорошую основу вместе с молодыми партнерами. Когда же чемпионат завершится, посмотрим, чего мы добились, и решим, чего мы хотим.

2016 год. Хенрик СЕДИН (слева) и Даниэль СЕДИН в составе сборной Швеции на Кубке мира. Фото AFP
2016 год. Хенрик СЕДИН (слева) и Даниэль СЕДИН в составе сборной Швеции на Кубке мира. Фото AFP

Хенрик: Если мы выиграем Кубок Стэнли, то хотим сделать это только с "Ванкувером". Это никогда не изменится. И если этот шанс мы уже упустили, да будет так. Это мой дом. Это наш дом. Это дом нашей семьи. Ванкувер дал нам очень многое, и мы хотим дать ему что-то взамен. Так что сделаем все возможное, чтобы поделиться опытом и научить новое поколение игроков.

Даниэль: Бо Хорват схватывает на лету. Это несколько неожиданно, но, несмотря на то, что он молод, он уже превратился в лидера. И мы уже не должны сильно беспокоиться о том, что кто-то делает что-то неправильно, потому что знаем, что Бо отреагирует на это. На каждую тренировку он выходит первым, а уходит последним. В нем видно желание сделать всех вокруг себя лучше – этому невозможно научить.

Хенрик: Должен сказать… когда мы встретили Джонатана Далена после его обмена из "Оттавы" в прошлом сезоне… тогда я впервые почувствовал себя старым. В конце концов, мы играли еще с его отцом. Тогда я подумал: "Этот парень мог быть моим сыном".

Даниэль: Мы надеемся, что эти ребята также полюбят этот город, как и мы. Удивительно, как быстро летит время. Нам уже не 26 лет, что бы Хенрик ни говорил. Нам – 36. И ты начинаешь осознавать, что твое время подходит к концу. Мы хотим просто отыграть этот сезон и наслаждаться хоккеем, не заглядывая далеко вперед. Кто знает, может, мы еще способны на парочку достойных сезонов? Может, стоит переговорить с Ягром?

Но что бы ни произошло, мы – игроки "Ванкувера". И мы навсегда ими останемся. Этот город навсегда останется нашим домом.

С любовью,
Хенрик и Даниэль.

1
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

Konst053

кОсатки? Ну-ну...

17:19 14 сентября